Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 апреля 2009 г. N 22-455

 

 

30 апреля 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе адвоката Р. в защиту интересов Н. на постановление Московского районного суда г. Рязани от 23 марта 2009 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства адвоката Р. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного Н.

Заслушав доклад судьи, выслушав выступление адвоката Р., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора, полагавшей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. осужден 31 марта 2003 года по ч. 2 ст. 209, п. "б" ч. 3 ст. 162 и ч. 3 ст. 127 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Постановлением Московского районного суда г. Рязани от 9 ноября 2004 года указанный приговор приведен в соответствие с новым законодательством от 8 декабря 2003 года, из обвинения Н. исключен признак "неоднократно", срок наказания снижен до 8 лет 4 месяцев лишения свободы без конфискации имущества.

Срок наказания осужденному исчисляется с 1 октября 2001 года, конец срока 31 января 2010 года.

Адвокат Р. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания Н.

Суд своим постановлением от 23 марта 2009 года отказал в удовлетворении ходатайства, мотивируя тем, что в период отбывания наказания осужденный имел не только поощрения, но и дисциплинарные взыскания, а тяжесть совершенного им преступления свидетельствует о повышенной социальной опасности личности Н. Суд пришел к выводу, что отбытый срок наказания не является достаточным для его полного исправления и перевоспитания.

Не согласившись с данным постановлением, адвокат Р. обратился с кассационной жалобой, в которой просит его отменить в связи с тем, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, отказ в удовлетворении ходатайства не основан на законе. Суд фактически лишил Н. права на УДО, поскольку право на следующее обращение с данным ходатайством у него возникнет при окончании срока отбывания наказания. Вопреки выводам суда, цели наказания в отношении Н. достигнуты в полном объеме, за период отбывания наказания он характеризуется крайне положительно. После освобождения у него имеется постоянное место работы и жительства. Доводы суда о тяжести преступления, за которое он осужден, нельзя признать правомерными, поскольку они учитываются при назначении наказания. Имеющиеся у Н. взыскания не являются злостными.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 79 УК РФ лицо подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбытии назначенного судом наказания.

Как видно из материалов дела, у суда не имелось оснований для условно-досрочного освобождения Н.

Н. характеризуется с положительной стороны, имеет ряд поощрений. Однако, примерное поведение и добросовестное отношение к исполнению обязанностей не может свидетельствовать о высокой степени исправления осужденного.

Суд совершенно справедливо отметил в постановлении, что Н. за время отбывания наказания имел также и взыскания, которые вопреки утверждениям автора кассационной жалобы являются злостными, а именно за нарушения режима отбывания наказания с помещением в карцер и ШИЗО. На основании этих данных суд правильно сделал вывод, что поведение осужденного не отличается стабильностью и устойчивостью.

Нельзя признать правомерными доводы, изложенные в кассационной жалобе, о незаконности ссылки суда на тяжесть совершенного Н. преступления, поскольку при решении вопроса об условно-досрочном освобождении лица учитываются все обстоятельства в своей совокупности, в том числе и социальную опасность личности для общества. Н. осужден за особо тяжкое преступление, что действительно говорит о его социальной опасности. При этом необходимо учесть и принцип социальной справедливости, направленный на удовлетворение интересов потерпевших.

Возможность бытового и трудового устройства осужденного после освобождения не может являться основанием для применения условно-досрочного освобождения.

При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и отказ в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении не основан на законе.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление Московского районного суда г. Рязани от 23 марта 2009 года об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката Р. об условно-досрочном освобождении от отбывания назначенного наказания Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь