Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА МАЙ 2009 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

При рассмотрении требований об эвакуации гаражей, принадлежащих инвалидам, следует выяснять условия, при которых может быть реализована обязанность органов местного самоуправления предоставить инвалиду место для строительства гаража или стоянки, предусмотренная ст. 15 ФЗ от 24.11.1995 "О социальной защите инвалидов в РФ"

 

Н. имеет статус инвалида второй группы бессрочно ввиду отсутствия нижней конечности ноги.

Постановлением главы администрации г. Белгорода от 15.12.1996 ему предоставлен земельный участок площадью 21 кв. м для установки металлического гаража на условиях договора аренды.

По истечении срока аренды администрация г. Белгорода обратилась к Н. с требованиями об эвакуации гаража, ссылаясь на постановление главы администрации г. Белгорода о запрете эксплуатации таких гаражей вне специализированной территории.

Решением мирового суда Н. обязан переместить упомянутый гараж на специализированную площадку.

Апелляционным решением расходы по переносу гаража возложены на администрацию г. Белгорода.

Президиум областного суда, отменив судебные постановления, вынес новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Вопреки ст. 148 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству не уточнены фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора.

Возражая против переноса гаража на специализированную стоянку, значительно удаленную от места его проживания, Н. сослался на вызванную инвалидностью физическую невозможность самостоятельно добираться до нового места расположения, отсутствие общественного транспорта.

Между тем эти обстоятельства, включая расстояние от места проживания до места переноса гаража, возможность пользования им при ограничении самостоятельного передвижения, а также условия, при которых может быть выполнена обязанность органов местного самоуправления предоставить инвалиду место для строительства гаража или стоянки, предусмотренная ст. 15 ФЗ от 24.11.1995 "О социальной защите инвалидов в РФ", на обсуждение сторон не ставились.

 

Выплата страховой суммы за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, производится независимо от сумм, причитающихся ему по социальному обеспечению и договорам обязательного и добровольного личного страхования

 

В результате дорожно-транспортного происшествия по вине водителя К. причинен тяжкий вред здоровью М.

Гражданско-правовая ответственность К. застрахована в страховой компании на основании Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода со страховщика в пользу М. взыскана страховая выплата в размере 133731,39 рублей в возмещение вреда, причиненного здоровью, в виде утраченного заработка за период с 15 мая по 31 октября 2007 года. Решением суда кассационной инстанции размер выплаты был снижен до 44263,71 рублей.

Судебные постановления отменены в надзорном порядке по следующим основаниям.

Кассационная коллегия, признав правильным указанный в решении расчет страховой выплаты, вычла из нее денежные средства в размере 89467,68 руб., полученные М. по листкам нетрудоспособности, сославшись на ч. 2 ст. 1086 ГК РФ.

Между тем упомянутая норма закона указывает на необходимость учета выплаченного пособия за период временной нетрудоспособности в составе утраченного заработка.

В силу ст. 7, 8 Федерального закона от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" временная нетрудоспособность является страховым риском, а пособие по временной нетрудоспособности - видом страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию.

При этом в соответствии с п. 58 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263, выплата страховой суммы за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, производится независимо от сумм, причитающихся ему по социальному обеспечению и договорам обязательного и добровольного личного страхования.

Таким образом, судом оставлено без внимания то обстоятельство, что не полученная потерпевшим М. за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению страховщиком вне зависимости от размера выплаченного пособия по нетрудоспособности.

 

Суд, решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей, должен принимать во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития, а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей

 

Отец ребенка обратился в суд с иском об определении места жительства ребенка с ним, ссылаясь на то, что мать не осуществляет надлежащий уход за несовершеннолетним ребенком и не обеспечивает его полноценное воспитание. Она употребляет спиртные напитки, оставляет длительное время сына без присмотра, вовремя не забирает из школы, не следит за его внешним видом, мальчик ходит в школу неопрятно и неряшливо одетым, с невыполненными домашними заданиями, постоянно опаздывая на первый урок. Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Кассационная инстанция решение по делу отменила.

Суд исходил из интересов ребенка, ссылаясь, что изменение образовательного учреждения, его малолетний возраст, разлука с матерью направлены на ущемление его нравственных и личных качеств, а также того обстоятельства, что единичные случаи негативного поведения матери не могут быть определяющими в определении места жительства ребенка с отцом.

Такой вывод противоречит ст. 65 СК РФ, указывающей, что при разрешении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

При рассмотрении дела нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, судом исследовались недостаточно.

Кроме того, обследование условий жизни ребенка, что является обязательным в соответствии с требованиями ст. 78 СК РФ, не проводилось, в связи с чем как органами опеки и попечительства, так и судом не анализировались отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, создание ребенку условий для надлежащего воспитания и развития каждым из родителей, особенности развития несовершеннолетнего.

При рассмотрении дела следовало выявить психологическую предпочтительность родителей для ребенка и его привязанность к каждому из них с учетом применяемых способов воспитания, сходства (или различия) их темперамента, наличия или отсутствия у каждого из родителей другой семьи, причин распада брака и т.п.

В целях выяснения психологических особенностей в необходимых случаях к участию в судебном заседании в установленном законом порядке мог быть привлечен эксперт-психолог. На обсуждение сторон вопрос о необходимости привлечения психолога не выносился.

 

Обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью родителя, отказ от которой с его стороны недопустим

 

С 2002 года П. уплачивает алименты на содержание сына, задолженности по алиментам не имеет. Приказом Управления образования администрации Старооскольского городского округа от 2 декабря 2008 года опекуном несовершеннолетнего ребенка назначена его бабушка - истица - Ф., с которой он постоянно проживает одной семьей.

Ф. обратилась в суд с иском, в котором просила лишить П. родительских прав в отношении И., ссылаясь на то, что ответчик не занимается воспитанием сына, не проявляет заботы о нем, не оказывает должного внимания, безразлично относится к ребенку. Навещает его на праздники либо по ее просьбе, не проявляя при этом желания встречаться и общаться с ребенком.

Ответчик не возражал против удовлетворения иска, указав, что не чувствует привязанности к ребенку.

Орган опеки и попечительства в лице управления социальной защиты населения администрации Старооскольского городского округа возражал против удовлетворения иска. Решением суда П. ограничен в родительских правах в отношении несовершеннолетнего сына.

Решение отменено в кассационном порядке.

Истица не представила достоверные и достаточные доказательства, свидетельствующие о систематическом и злостном уклонении ответчика от выполнения родительских обязанностей, влекущем лишение родительских прав. Ответчик, хотя и изредка, но навещает ребенка, дарит ему подарки к праздникам, ежемесячно уплачивает алименты на его содержание. Ребенок радуется приходу отца, ожидает его визитов и поздравлений.

Судебная коллегия признала правильным вывод суда о том, ребенок нуждается в общении с отцом, в поддержке с его стороны, в связи с чем лишение родительских прав в данной ситуации с учетом данных о личности ответчика и возраста ребенка является нецелесообразным.

Однако при вынесении решения об ограничении П. в родительских правах на основании установленных обстоятельств суд неправильно применил нормы материального закона.

Исходя из ст. ст. 69, 73 СК РФ ограничение родительских прав допускается в отношении граждан, не выполняющих свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией).

По делу не установлено обстоятельств, являющихся основанием для ограничения ответчика в родительских правах, в связи с чем решение суда является незаконным и необоснованным.

Признание ответчиком исковых требований в данном случае в соответствии со ст. ст. 39, 173 ГПК РФ не может быть принято судом и служить основанием для удовлетворения иска о лишении родительских прав, поскольку это влечет нарушение прав несовершеннолетнего ребенка.

Согласно п. 1 ст. 18 Конвенции ООН о правах ребенка ответственность за воспитание и развитие детей должна быть общей и обязательной для родителей, где бы они ни находились. Право ребенка на заботу со стороны родителей гарантировано законом (ст. 54 Семейного кодекса РФ).

Забота о благосостоянии и развитии детей - это обязанность, а не только право родителей способствовать всестороннему духовному, нравственному и физическому развитию несовершеннолетних детей (ст. 38 Конституции РФ).

В связи с изложенным, обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью ответчика, отказ от которой с его стороны недопустим.

 

Приватизация жилого помещения предполагает его передачу в совместную долевую собственность жильцов - участников этой сделки

 

16 апреля 1993 года жильцам передана квартира - безвозмездно в общую совместную собственность в равных частях.

УФРС по Белгородской области им было отказано в государственной регистрации права общей совместной собственности.

Предложено предоставить заявление о регистрации права в долевой собственности, как и указано в договоре, в равных частях.

В. просил признать данное решение незаконным, т.к. оно нарушает его права, и признать за ним право на регистрацию общей совместной собственности.

Решением суда требования истца были удовлетворены в полном объеме.

Кассационная коллегия по гражданским делам областного суда постановление отменила.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации" в редакции от 23.12.1992 N 4199-1 граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

Согласно закону, действовавшему на момент заключения договора, на праве совместной собственности могут принадлежать: имущество колхозного двора его членам (ст. 126 ГК РСФСР) и распространяется на имущество супругов, нажитое во время брака (ст. 20 Кодекса о браке и семье РСФСР).

В настоящее время в силу п. 3 ст. 244 ГК РФ общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

Таким образом, выводы суда о возможности регистрации за В. права общей совместной собственности на сегодняшний момент являются необоснованными и незаконными.

Право долевой собственности установлено регистрационным удостоверением с учетом договора от 16.04.1993. Иное толкование договора и закона недопустимо.

 

За собственником земельного участка, обремененного сервитутом, сохраняется право владения, пользования и распоряжения этим земельным участком, а также наименее обременительное осуществление сервитута для земельного участка, в отношении которого он установлен

 

Истице В. на праве собственности принадлежит земельный участок площадью 2236 кв. м. Ответчики У. и С. являются собственниками соседних земельных участков. Целевое назначение земельных участков - индивидуальное жилищное строительство. На местности земельные участки ответчиков располагаются таким образом, что пересекают улицу, чем создают для истицы препятствия к проходу и проезду к ее земельному участку, а также делают невозможным сооружение коммуникаций.

В. просила суд об установлении права ограниченного пользования земельными участками ответчиков: прокладка дороги и проведение коммуникаций к ее жилому дому.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен.

Кассационная инстанция решение отменила.

Из смысла ст. 274 ГК РФ и ст. 23 ЗК РФ следует, что сервитут - ограниченное право лица на пользование чужим земельным участком, причем пользование ограничено не только в пространстве, но и во времени.

Часть земельных участков ответчиков переданы в постоянное пользование истице (прокладка дороги), что фактически лишает ответчиков права владения, пользования и распоряжения принадлежащими им земельными участками. Выводы решения в этой части противоречат требованиям п. 2. ст. 274 ГК РФ и п. 5 ст. 23 ЗК РФ, предусматривающих сохранение для собственника земельного участка, обремененного сервитутом, право владения, пользования и распоряжения этим земельным участком, а также наименее обременительное осуществление сервитута для земельного участка, в отношении которого он установлен.

Платность ограниченного пользования чужим земельным участком, на которое приводится ссылка в решении, является обстоятельством, имеющим значение для дела. Однако этот вопрос на обсуждение сторон не выносился, размер платы за пользование чужими земельными участками при разрешении спора не рассматривался, что указывает на ненадлежащую подготовку дела к судебному разбирательству.

 

Процессуальные вопросы

 

На иски о защите прав потребителей распространяются правила альтернативной подсудности

 

Г. заключил с организацией инвестиционный договор на строительство однокомнатной квартиры в г. Анапе Краснодарского края.

Сославшись на исполнение своих обязательств по договору и истечение срока окончания строительства жилого дома, Г. обратился в Шебекинский районный суд с заявлением о признании права на долю в инвестиционном контракте в виде однокомнатной квартиры в г. Анапе и права на ее получение в собственность после завершения строительства.

Определением суда, оставленным без изменения в кассационном порядке, исковое заявление возвращено в связи с неподсудностью дела Шебекинскому районному суду.

Президиум областного суда определение отменил.

Возвращение искового заявления мотивировано положениями статьи 30 ГПК РФ, определяющей исключительную подсудность требований о правах на объекты недвижимости суду по месту нахождения этих объектов.

При этом не учтено, что отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг, регулируются Законом РФ "О защите прав потребителей". В соответствии с данным Законом граждане, заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, являются потребителями.

Из этого следует, что к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником долевого строительства для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применимо законодательство РФ о защите прав потребителей.

Согласно п. 2 ст. 17 Закона РФ "О защите прав потребителей" и ч. 7 ст. 29 ГПК РФ правила альтернативной подсудности дел распространяются на иски о защите прав потребителей.

Поскольку при определении подсудности дела подлежат применению приведенные специальные нормы, устанавливающие подсудность дел по искам о защите прав потребителей, положения статьи 30 ГПК РФ не препятствуют предъявлению гражданином иска о защите прав потребителей в суд по месту своего жительства, если спор заключается в признании за истцом права на жилое помещение.

Соответствующее разъяснение содержится в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 29.09.1994 (в редакции от 11.05.2007) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" и в утвержденных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24 марта 2004 года ответах Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм ГПК РФ.

 

Рассмотрение дела при неизвестности места пребывания ответчиков без наличия об этом сведений с последнего известного их места жительства недопустимо

 

И. просил признать ответчиков утратившими право пользования жилым помещением на основании ч. 2 ст. 292 ГК РФ в связи с переходом права собственности на жилой дом.

Решением суда иск удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила.

В нарушение ст. 119 ГПК РФ суд приступил к рассмотрению дела при неизвестности места пребывания ответчиков без наличия об этом сведений с последнего известного их места жительства.

Возвращение повесток с отметкой о непроживании адресатов не является достаточным для рассмотрения дела в отсутствие ответчиков. Данный факт должен быть подтвержден жилищно-эксплуатационными органами или представителями местной администрации. Только при наличии этих условий суд может рассматривать дело по существу без участия ответчиков.

Однако из справок администрации сельского поселения следует, что ответчики зарегистрированы и проживают в указанном жилом доме.

Объяснениями истца в судебном заседании подтверждается, что он звонил ответчикам, и они обещали приехать и сняться с регистрационного учета. При таких обстоятельствах следовало предложить истцу уточнить необходимые сведения о месте их проживания.

Необеспечение возможности ответчикам участия в деле и неполучение сведений с последнего известного их места жительства расценивается как рассмотрение дела в отсутствие ответчиков, не извещенных о месте и времени судебного заседания, и является основанием для отмены решения в кассационном порядке.

 

Основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, вступивших в законную силу, являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю

 

Определением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 5 декабря 2006 года было утверждено мировое соглашение, по которому организация как собственник общежития дает согласие на проживание семье Б. в жилых комнатах. По истечении срока они обязуются в добровольном порядке в течение недельного срока сняться с регистрационного учета и выселиться из комнат общежития.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 04.09.2008, вступившим в законную силу 28.10.2008, прекращено право собственности ОАО на жилое здание и признана недействительной запись о государственной регистрации права собственности.

Решением того же суда, вступившим в законную силу, за Б. признано право собственности на занимаемое его семьей жилое помещение в порядке приватизации.

Данные обстоятельства, по мнению заявителей, являются вновь открывшимися, просили суд пересмотреть ранее постановленное определение от 5 декабря 2006 года и возобновить производство по делу.

Определением суда в удовлетворении заявления отказано.

Судебной коллегией по гражданским делам решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, вступивших в законную силу, являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Существенные обстоятельства для дела должны существовать на момент рассмотрения дела, отсутствие сведений о которых могло повлиять на законность вынесенного решения.

Суд, отказывая в удовлетворении заявления Б. о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, исходил из того, что приведенные доводы не относятся к основаниям для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Данные выводы необоснованны, т.к. на момент утверждения мирового соглашения суд не знал и не мог знать о том, что ОАО не является надлежащим собственником.

Решением суда от 04.09.2008 государственная регистрация права собственности признана незаконной, т.е. отменены правоустанавливающие и правоподтверждающие документы органа власти, служившие основанием для принятия решения.

Фактически в случае отказа в удовлетворении заявления спор по существу не будет разрешен, что недопустимо.

 

Поворот исполнения судебного решения допустим, если при этом отсутствуют ограничения, предусмотренные законом

 

Постановлением президиума Белгородского областного суда от 11.09.2008 отменено решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 09.04.2008 об удовлетворении требований М. о выселении Е. и несовершеннолетней А. 2004 года рождения из жилого дома и снятии их с регистрационного учета. Дело было направлено на новое рассмотрение в тот же суд, который своим определением от 14 октября 2008 года прекратил производство по делу в связи с отказом истца от иска.

Поскольку 19 августа 2008 г. в порядке исполнения судебного решения Е. и А. были выселены из жилого дома и сняты с регистрационного учета, Е. в своих интересах и интересах несовершеннолетней дочери обратилась в суд с заявлением о повороте исполнения решения.

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода от 08.12.2008 произведен поворот исполнения решения суда: Е. и А. вселены в жилой дом с последующей регистрацией.

Судом признана необходимость восстановления нарушенных прав Е. и А. независимо от перехода права собственности на жилой дом к третьему лицу Г., который не лишен права на судебную защиту своих прав собственника в предусмотренном законом порядке.

При кассационном рассмотрении дела 27.01.2009 определение суда отменено и в удовлетворении заявления о повороте исполнения решения суда отказано.

Президиум областного суда отменил кассационное определение по следующим основаниям.

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Это предполагает не только возможность для заинтересованного лица обратиться в суд за защитой нарушенного права, но и возможность исправления судебных ошибок после вынесения судебного решения.

Институт поворота исполнения решения суда (статьи 443 и 444 ГПК РФ) направлен на защиту и восстановление прав ответчика, нарушенных исполнением отмененного в дальнейшем решения суда.

В силу приведенных норм права поворот исполнения судебного решения является обязанностью суда, если при этом возможность поворота исполнения не ограничена положениями статьи 445 ГПК РФ. Посредством этого при соблюдении справедливого баланса публичных и частных интересов реализуется обязанность государства по защите нарушенного права гражданина вследствие исполнения ошибочного судебного постановления.

Без учета этих положений суд кассационной инстанции пришел к выводу о невозможности поворота исполнения решения в связи с переходом права собственности на жилой дом к новому собственнику Г., права которого затрагиваются поворотом исполнения.

При этом в определении не указано, каким образом поворот исполнения решения нарушает права нового собственника жилого дома, ведет ли он к наложению на последнего чрезмерного бремени и к невозможности в дальнейшем защиты им своего права в предусмотренном законом порядке. Не дано оценки факту принудительного исполнения решения о выселении ответчиков уже после прекращения права собственности В. на жилой дом при отсутствии у нового собственника Г. требования о выселении.

Между тем эти обстоятельства имеют значение для определения баланса публичных и частных интересов, учета приоритета интересов частных лиц и правильного разрешения спора.

Вызывает сомнение в правильности и вывод суда о возможности защиты Е. нарушенного права только посредством обращения в суд с самостоятельным иском о признании недействительной сделки по отчуждению недвижимого имущества, поскольку в деле нет данных о наличии между сторонами спора о праве собственности на жилой дом.

Кроме того, судебным постановлением нарушен принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты, закрепленный в статье 46 Конституции РФ, части 3 ст. 11 Жилищного кодекса РФ, статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

При исполнении постановления судебного пристава-исполнителя о даче поручения исполнительский сбор не взимается

 

Решением Белгородского районного суда обращено взыскание на заложенное имущество, принадлежащее М. Постановлениями судебного пристава-исполнителя Грайворонского районного отдела судебных приставов от 16 и 17 января 2009 года дано поручение судебному приставу-исполнителю Белгородского районного отдела судебных приставов о совершении исполнительных действий и мер принудительного исполнения в виде установления места фактического проживания должника в Белгородском районе, проверки его имущественного положения, проверки наличия заложенного имущества и наложения ареста в случае его обнаружения. Постановлениями судебного пристава-исполнителя Белгородского районного отдела судебных приставов от 26 января 2009 года возбуждены исполнительные производства по выполнению указанных поручений судебного пристава-исполнителя Грайворонского районного отдела судебных приставов, в которых должник предупреждается о взыскании исполнительского сбора в случае неисполнения им исполнительного документа в установленный срок. Решением суда в удовлетворении жалобы на эти действия отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила в части по следующим основаниям.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемые постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства приняты в соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и об отсутствии оснований, предусмотренных этим законом, для отказа в возбуждении исполнительного производства.

При этом судебная коллегия считает незаконными пункты 3 резолютивной части оспариваемых постановлений судебного пристава, в которых должник предупреждается о взыскании исполнительского сбора в случае неисполнения им исполнительного документа в установленный срок. Незаконность подобного предупреждения вытекает из того, что в силу части 5 статьи 112 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при исполнении постановления судебного пристава-исполнителя о даче поручения исполнительский сбор не взимается. Поскольку указанное предупреждение впоследствии может явиться основанием для взыскания исполнительского сбора с должника, оно должно быть признано незаконным.

 

Административное производство

 

Лицо, в отношении которого не возбуждалось дело об административном правонарушении, незаконно привлечено к административной ответственности

 

Постановлением судьи Валуйского районного суда директор МДОУ "Детский сад" Б. признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде предупреждения - за нарушение требований пожарной безопасности, установленных стандартами, нормами и правилами.

Постановление отменено областным судом по следующим основаниям.

В силу п. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении, в частности, указывается не только статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, но и сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.

Выполнение указанных выше положений закона, определяющего порядок производства по делу об административном правонарушении, в том числе и его возбуждения, делает возможным определить по какой статье и части возбуждается административное дело в отношении конкретного физического либо юридического лица и производится его привлечение к административной ответственности, поскольку иное не позволяет говорить о законности и обоснованности судебных постановлений.

По протоколу об административном правонарушении должностным лицом государственного пожарного надзора данное административное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ (нарушение требований пожарной безопасности) в отношении муниципального дошкольного общеобразовательного учреждения "Детсад N 11 комбинированного типа г. Валуйки", защиту прав и законных интересов которого на основании п. 2 ст. 25.4 КоАП РФ осуществлял его руководитель Б.

Данных о возбуждении административного дела по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ в отношении руководителя юридического лица (МДОУ "Детский сад N 11") Б. в материалах дела не имеется, как и протокола об административном правонарушении.

Указанные обстоятельства в нарушение требований закона не обсуждались, что привело к вынесению постановления в отношении Б. о привлечении к административной ответственности с существенным нарушением требований норм КоАП РФ, и служащими безусловным основанием к отмене опротестованного прокурором постановления с прекращением производства по делу за истечением двухмесячного срока давности со дня совершения правонарушения без обсуждения вопросов виновности либо невиновности юридического лица, в отношении которого было возбуждено данное административное производство.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь