Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2009 г. по делу N 22-1764/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего: Козеевой Е.В.,

    Судей:                 Пащенко Е.В., Свинтицкой Г.Я.

Рассмотрела в судебном заседании 4 мая 2009 года кассационные жалобы адвокатов Озорнова А.А., Ширяева Д.С., потерпевшей Ф., осужденного Л., кассационное представление государственного обвинителя Демченко А.А. на приговор Маслянинского районного суда Новосибирской области от 06 февраля 2009 года, которым Л. осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ (эпизод 1) к 5 годам лишения свободы, по ст. 177 УК РФ (эпизод 2) к 6 месяцам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ (эпизод 3) к 6 месяцам лишения свободы.

По ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ (эпизод 3) освобожден от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно постановлено к 5 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 06 февраля 2009 года.

Приговором суда Л. признан виновным и осужден за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное с причинением значительного ущерба, в особо крупном размере в сумме 1 763 640 рублей и 330 000 рублей, за злостное уклонение гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере после вступления в законную силу судебного акта, за покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, не доведенное до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления совершены им в апреле 2005 года, с 05 июля 2006 года по 14 мая 2007 года, в ноябре 2006 года в Маслянинском районе Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимый Л. вину в совершении преступлений не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Свинтицкой Г.Я., объяснения адвокатов Озорнова А.А., Болгарина А.В., Коноплевой Н.А., Мурановой О.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Бабенко К.В., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе адвокат Озорнов А.А. просит приговор суда в отношении Л. отменить, производство по уголовному делу прекратить.

По доводам жалобы адвоката суд вышел за рамки предъявленного обвинения и квалифицировал действия Л. по ст. 159 ч. 4 УК РФ по 1 и 2 эпизодам преступлений.

Адвокат полагает, что в материалах дела отсутствуют доказательства составления Л. подложного договора уступки доли М., Ф. и подделки им подписей потерпевших, а также причинения им какого-либо ущерба. Потерпевшая М. пояснила в судебном заседании, что не участвовала 07 августа 2000 г. на общем собрании участников, где было принято решение о создании ООО и протокол N 1 не подписывала, что подтверждается выводами почерковедческой экспертизы. Кроме того, не имеется доказательств того, что потерпевшая М. внесла вклад в размере 2 772 рубля в уставной капитал общества. Об этом пояснила свидетель Т., указав, что в бухгалтерских документах отсутствуют платежные документы, подтверждающие внесение учредителями вклада в уставной капитал. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что у М. отсутствовало имущество в виде доли участия в ООО. Отсутствовало имущество в виде доли участия в ООО и у Ф. При этом ссылки суда на судебные решения Арбитражного суда по делу N 000 необоснованны, поскольку при разрешении указанного дела судом не проверялся вопрос о том, являлась ли М. участником ООО.

Кроме того, потерпевшая Ф. в судебном заседании не смогла пояснить, каким образом увеличилась ее доля участия до 69% и оплачивала ли она долю участия в ООО по договору продажи от 26 октября 2002 г. Кроме того, она указала, что ей был причинен только моральный ущерб.

В связи с тем, что выемка бухгалтерского баланса ООО не производилась в установленном законом порядке, адвокат полагает, что копия бухгалтерского баланса ООО и копии расчетов стоимости чистых активов являются недопустимыми доказательствами, но суд необоснованно отказал осужденному и его защите в удовлетворении ходатайства о признании этих документов недопустимыми доказательствами. Кроме того, свидетель А., представивший следствию копию бухгалтерского баланса, на основании которого делал расчет оценки чистых активов общества, не смог пояснить от кого он получил копию баланса. Как пояснила свидетель Т., бухгалтерские балансы не соответствовали реальному финансовому состоянию организации на момент их составления, поскольку финансовые показатели завышались для получения кредитов. Об этом же свидетельствуют и показания свидетеля Б. пояснившей, что расчет чистых активов, представленных управлением сельского хозяйства администрации Маслянинского района, произведен на основании бухгалтерского баланса ООО, который не подписан ни руководителем, ни главным бухгалтером общества.

Адвокат так же полагает, что при определении стоимости имущества суду следовало исходить из фактической стоимости на момент продажи долей, а не из действительной стоимости этих долей. В материалах дела отсутствуют доказательства установления фактической стоимости доли М., в связи с чем необходимо было провести экспертизу документов на предмет определения долей, но суд отказал осужденному и защите в удовлетворении такого ходатайства, чем нарушил принцип состязательности.

По доводам жалобы адвоката, суд, в нарушении требований ст. 281 УПК РФ суд огласил показания свидетеля Г., данные им в ходе предварительного следствия, поскольку место его нахождения известно.

Кроме того, по мнению адвоката, доказательств вины Л. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 177, по ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ, в материалах уголовного дела не имеется.

Так, не имеется доказательств того, что в период с 07 сентября 2006 года по 23 мая 2007 года Л. имел имущество либо денежные средства, достаточные для погашения задолженности:

- кредитный договор от 19 сентября 2006 года на сумму 300000 рублей носил целевой характер и эти денежные средства не могли быть использованы на погашение задолженности;

- сумма стоимости земельного участка <...> менее суммы задолженности и ее недостаточно для погашения;

- в деле не имеется доказательств, подтверждающих право собственности осужденного на снегоход и дачу, а также не имеется оценки стоимости этого имущества. Кроме того, и следствие не указывало на это имущество в обвинении.

Доказательств подделки Л. подписи Ч. также не имеется в материалах дела. Из показаний Ч. следует, что между ним и Л. была достигнута договоренность о продаже животных в количестве 32 голов на общую сумму 300 000 рублей. Ч. подтвердил действительность данного договора и свою готовность исполнить свои обязанности. Но Л. не смог произвести оплату, поскольку находился в затруднительном финансовом положении. Документы на предоставление субсидии в департамент АПК администрации Новосибирской области Л. не представлялись.

В кассационной жалобе адвокат Ширяев Д.С. так же ставит вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела, поддержав доводы адвоката Озорнова А.А.

Кроме того, по доводам жалобы адвоката, суд, в нарушение требований ст. 252 УПК РФ вышел за рамки предъявленного Л. обвинения переквалифицировав его действия с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 4 ст. этого же уголовного закона, поскольку обвинение Л. в совершении им преступления в отношении имущества М. в особо крупном размере не предъявлялось.

Адвокат так же указывает, что суд, установив доказанным факт наличия у Л. имущества, достаточного для расчета с кредитором, необоснованно указал в приговоре на наличие снегохода и дачи, поскольку об этом имуществе не указано в обвинении. Никто из допрошенных свидетелей пояснений в этой части обвинения не давал.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Л., считая приговор суда незаконным, необоснованным и несправедливым, просит его отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на доводы, изложенные в жалобе адвокатами.

Кроме того, осужденный указывает, что суд не учел его заболеваний сердца, того, что он перенес две операции сердца в марте и ноябре 2008 года, готовится к следующей операции и к оформлению в связи с этим инвалидности. Кроме того, на его иждивении находятся мать, 1920 года рождения, и родная сестра - инвалид с детства, 1944 года рождения, которым требуется постоянный уход.

В кассационной жалобе потерпевшая Ф., считая приговор суда несправедливым, просит его изменить, смягчить назначенное Л. наказание, и назначить не связанное с реальным лишением свободы.

В обоснование своих доводов потерпевшая указывает, что судом не были учтены обстоятельства, свидетельствующие о том, что осужденный ранее не судим, имеет заболевание сердца, перенес инфаркт, на иждивении имеет престарелую мать, не учел суд и мнения потерпевших о не строгом наказании, которое не было бы связано с лишением свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель Демченко А.А., не оспаривая доказанность вины и правильность квалификации действий Л., считая назначенное осужденному наказание чрезмерно мягким и несправедливым, ставит вопрос об отмене приговора и направлении материалов уголовного дела на новое судебного рассмотрение.

По доводам представления при назначении наказания суд не учел характер и степень общественной опасности совершенных осужденным преступлений, одно из которых относится к категории тяжких, не дал надлежащей оценки всем данным о личности Л.

Кроме того, государственный обвинитель полагает, что судом нарушен и уголовно-процессуальный закон, поскольку, признавая осужденного виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ, суд сослался на не проверенные расчеты ущерба, причиненного потерпевшим.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб адвокатов и осужденного, кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения Л. по ст. 177 УК РФ законным, обоснованным и справедливым, по ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ - подлежащим изменению, а в части его осуждения по ст. 159 ч. 4 УК РФ - отмене.

Виновность Л. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 177 и 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ установлена совокупностью доказательств, полученных в установленном законом порядке, всесторонне и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Все обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлены судом правильно, а выводы суда о доказанности вины осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и мотивированы. Оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется.

Доводы жалоб адвокатов и осужденного об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наличии у осужденного имущества для погашения кредиторской задолженности, являются необоснованными.

Как следует из материалов дела и установлено судом, решением суда от 5 июля 2006 года, вступившего в законную силу 7 сентября 2006 года, осужденный обязан был возвратить кредитору задолженность в сумме 456100 рублей. О существовании исковых требований, заявленных истцом в федеральном суде, осужденный знал с конца 2005 года. В этот период времени он располагал имуществом, которое состояло из предметов домашнего обихода, доли в уставном капитале ООО, земельного участка, и денежными средствами. Между тем, во время судебных заседаний, 16 и 21 июня 2006 года, Л. принял меры к отчуждению предметов домашнего обихода на сумму 141000 рублей, что свидетельствует о наличии у него умысла изначально не погашать кредиторскую задолженность. Кроме того, 17 апреля 2007 года осужденный приобрел земельный участок в селе Мамоново Маслянинского района для строительства гаража. В судебном заседании осужденный не отрицал фактов наличия у него в это время и иного имущества, в частности дачи, снегохода, картофеля. Так же судом установлено, что, получив кредит в сумме 300000 рублей, Л. не использовал его по целевому назначению. Учитывая эти обстоятельства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденный владел этими денежными средствами в момент вступления судебного решения в законную силу и распоряжался ими, но не принял мер не только для использования их по назначению, но и не направил для погашения задолженности перед кредитором.

При таких обстоятельствах выводы суда о наличии у осужденного имущества и денежных средств, которые могли быть использованы им для погашения кредиторской задолженности, являются обоснованными. При этом, стоимость имущества, на которую ссылаются в жалобах адвокаты, не влияет на правильность этих выводов, поскольку Л. не был обязан судом погасить задолженность единой суммой.

Необоснованными являются доводы жалоб адвокатов и осужденного и о недоказанности вины Л. в покушении на мошенничество.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 4 февраля 2006 года "О предоставлении из федерального бюджета субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным гражданами, ведущими личное подсобное хозяйство, в российских кредитных организациях в 2006 году на сорок до 5 лет" граждане вправе получать субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, выданным на развитие личного подсобного хозяйства. Приказом Министерства сельского хозяйства РФ от 1 марта 2006 года утвержден перечень документов, которые необходимо представить для получения субсидии. По смыслу нормативных актов, на получение такой субсидии имеют право граждане, использовавшие кредитную сумму на развитие личного подсобного хозяйства, в том числе на приобретение скота.

Как установлено судом, осужденный обращался к Ч. с вопросами купли-продажи скота, однако, не приобрел его, и денег Ч. не передавал. Между тем, изготовив договор купли-продажи, акты приема-передачи скота и денег, и получив выписку из похозяйственной книги о наличии у него скота, Л. направил в АПК администрации Новосибирской области заявление о предоставлении ему субсидии из федерального бюджета в возмещение части затрат на уплату процентов по кредитному договору, приложив расчет сумм субсидии за периоды с 21 сентября 2006 года по 10 октября 2006 года и с 11 октября по 10 ноября 2006 года. Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетеля Ч. о том, что денег осужденный ему не передавал и скот не забирал, свидетелей Б. и С. о том, что осужденный обратился с заявлением о предоставлении ему субсидии, предоставив договор купли - продажи скота, акты приема-передачи скота и денег, и указанными документами.

Принимая во внимание приведенные обстоятельства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что, получив целевой кредит, осужденный не использовал его по назначению, не приобрел крупнорогатый скот, но совершил действия, направленные на получение субсидии, которые не смог довести до конца по независящим от него обстоятельствам.

При таких обстоятельствах выводы суда о доказанности вины осужденного в покушении на совершение мошенничества являются правильными.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела, объективно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Л. в злостном уклонении гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере после вступления в законную силу судебного акта, верно квалифицировал его действия и осудил по ст. 177 УК РФ.

Вместе с тем, приговор суда в части осуждения Л. по ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ подлежит изменению.

По смыслу уголовного закона, объектом преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ является право собственности владельца имущества. Совершается данное преступление путем обмана или путем злоупотребления доверием. Обман как способ хищения предполагает умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение собственника имущества в целях получения от него имущества, или сообщение заведомо ложных сведений в тех же целях.

Как установлено судом, осужденный представил в АПК администрации Новосибирской области подложные документы с целью получить субсидии из федерального бюджета, то есть похитить денежные средства путем обмана.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела в этой части, суд дал надлежащую оценку доказательствам, обоснованно признал Л. виновным в совершении покушения на хищение чужого имущества, назначил справедливое наказание, и, руководствуясь ст. 78 УК РФ и 302 УПК РФ, законно освободил его от наказания за истечением сроков давности. Однако, при описании преступного деяния и квалификации действий осужденного суд излишне указал и на альтернативный признак объективной стороны мошенничества - злоупотребление доверием. Поэтому, в этой части приговор суда следует изменить, исключив из описательной части приговора и квалификации действий осужденного указание суда на злоупотребление доверием как на излишний признак мошенничества.

Кроме того, в части осуждения Л. по ст. 159 ч. 4 УК РФ приговор суда подлежит отмене.

Признавая Л. виновным в совершении мошенничества в особо крупном размере, суд исходил из того, что потерпевшей М. был причинен ущерб на сумму 330 000 рублей, а Ф. на сумму 1 763 640 рублей. При этом суд нашел законным и обоснованным расчет оценки стоимости чистых активов ООО, составленный потерпевшими.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с такими выводами, поскольку суд не учел требований закона о том, что достоверность доказательства - это соответствие доказательства объективным фактам исследуемого события, а также его соответствие требованиям уголовно-процессуального законодательства относительно источника, субъекта доказывания и способа собирания. И лишь в том случае, когда достоверность представленного доказательства не вызывает сомнений, оно признается допустимым доказательством.

По смыслу уголовного закона, определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления, и при отсутствии достоверных сведений о такой цене, его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов.

Однако, суд не в полной мере выполнил указанных требований закона.

Признавая осужденного виновным в совершении мошенничества в особо крупном размере, суд привел в качестве доказательства расчеты оценки стоимости чистых активов, с учетом которых была установлена стоимость долей в ООО каждой потерпевшей, а также копию бухгалтерского баланса общества на 1 апреля 2004 года, тогда как Л. обвиняется в совершении преступления, которое имело место в апреле 2005 года.

Как следует из материалов дела, расчеты оценки стоимости чистых активов составлены потерпевшими. Осужденный не согласился с этими расчетами, пояснив, что они не соответствуют фактическим данным, ссылаясь при этом на показания свидетеля Т. о том, что все балансы содержали искаженные сведения, и делалось это с целью экономической выгоды - для получения кредитов.

Давая оценку показаниям осужденного и свидетеля, суд нашел их надуманными, указав, что они опровергаются данными балансов по состоянию имущества на 01.01.2005 года, на 01.042005 года, на 01.07.2005 года, на 01.10.2005 года, из которых следует, что расчет стоимости долей потерпевших не завышен, а на период 01.04.2005 года составлял большую стоимость, чем указали потерпевшие, используя баланс на 01.04.2004 года. Указав на то, что расчет составлен в соответствии приказом Министерства финансов РФ и Федеральной комиссии от 29.01.2003 года и письма Министерства от 12.01.2006 года, суд нашел его правильным и положил в основу приговора.

Однако, принимая во внимание представленные расчеты, суд не учел того, что ни один из них не подписан составителем, и ни один из них не имеет ссылки на исходные данные. Не учел суд и того, что в материалах дела имеется несколько балансов ООО за различные периоды времени, но сведений о том, данные какого из них являются источником составления расчетов, в деле не имеется и суд этого не выяснил.

Не проверены судом показания осужденного и свидетелей о том, что при составлении балансов, данные активов предприятии завышались с целью экономической выгоды - для получения кредитов, тогда как эти показания подтверждаются сведениями балансов о том, что общество получало такие кредиты при наличии нераспределенной прибыли.

В соответствии со ст. 29 Федерального закона от 8.02.1998 года "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество не вправе принимать решение о распределении прибыли между участниками общества, если на момент принятия такого решения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда. Между тем, суд не проверил соответствие стоимости чистых активов общества его уставному капиталу, а также факты наличия или распределения прибыли между участниками общества, тогда как указанные обстоятельства имеют существенное значение для определения стоимости чистых активов, а следовательно и для определения стоимости долей потерпевший, и квалификации действий осужденного.

При таких обстоятельствах, достоверность расчетов стоимости чистых активов и стоимости долей потерпевших не только не подтвердилась, но и вызывает сомнения.

По смыслу закона, возникшие при исследовании доказательств сомнения должны быть устранены судом при наличии такой возможности. Для составления экономических, либо бухгалтерских расчетов, как правило, требуются специальные познания, которые необходимо применять и при проверке таких расчетов. Достоверность таких расчетов проверяется экспертным путем, либо путем назначения аудиторской проверки в соответствии со ст. 48 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Однако, судом возникшие сомнения не были устранены, и непроверенные расчеты положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах приговор суда в этой части нельзя признать законным и обоснованным, поэтому он подлежит отмене и направлению на новое рассмотрение, при котором суду необходимо учесть изложенное в определении, устранить все возникшие сомнения, дать оценку всем имеющимся доказательствам и принять законное и справедливое судебное решение.

Доводы жалоб адвокатов и осужденного о недоказанности вины Л. в совершении преступления и правильности квалификации его действий, а также доводы кассационного представления государственного обвинителя о необоснованно мягком наказании, и доводы жалобы потерпевшей Ф. о чрезмерно суровом наказании являются преждевременными и подлежат рассмотрению судом при новом судебном разбирательстве.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Маслянинского районного суда Новосибирской области от 6 февраля 2009 года в отношении Л. в части его осуждения по ст. 159 ч. 4 УК РФ отменить. Уголовное дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Считать Л. осужденным по ст. 177 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии - поселения, исключив из резолютивной части приговора указание суда на назначение наказания с учетом правил, предусмотренных ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Исключить из приговора при описании преступного деяния и квалификации действий Л. по ст. ст. 30 ч. 3 - 159 ч. 1 УК РФ указание суда на злоупотребление доверием как на излишний признак мошенничества.

В остальной части этот же приговор суда оставить без изменения, удовлетворив частично кассационное представление государственного обвинителя Демченко А.А., и кассационные жалобы адвокатов Озорнова А.А., Ширяева Д.С., и оставив без удовлетворения кассационную жалобу потерпевшей Ф.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь