Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2009 г. по делу N 22-2006/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

председательствующего Козеевой Е.В.

судей Пащенко Е.В., Свинтицкой Г.Я.

рассмотрела в судебном заседании от "04" мая 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Косенко А.И. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 03 марта 2009 года, которым С. осужден за три преступления, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое из преступлений. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 28 августа 2008 года.

Приговором суда С. признан виновным и осужден за тайные хищения принадлежащего Р. имущества, совершенные с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину:

- в период с 23.07.2008 года до 03.08.2008 года - на общую сумму 76000 рублей (эпизод 1);

- в неустановленное время, после совершения первого преступления, - на общую сумму 3500 рублей (эпизод 2);

- 27.08.2008 года в дневное время - на общую сумму 33500 рублей (эпизод 3).

Преступления совершены им с незаконным проникновением в жилище - дом 000 по ул. XXX реки Плющиха в Октябрьском районе г, Новосибирска при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимый С. вину в совершении преступлений признал частично.

Заслушав доклад судьи областного суда Козеевой Е.В., мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Валовой Е.А., полагавшей приговор суда отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель Косенко А.И. просит приговор суда отменить ввиду нарушения судом требований уголовно-процессуального закона (ст. 307 УПК РФ). В обоснование представления ссылается на то, что судом необоснованно не установлено время совершения С. второго преступления. Между тем, автор кассационного представления полагает, что данное обстоятельство фактически было достоверно установлено из показаний потерпевшей Р., согласно которым вторая часть ее золотых изделий была похищена из ее шкатулки днем 03 августа 2008 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения; приговор суда в части осуждения С. по эпизодам 1 и 2 подлежит оставлению без изменения.

Виновность С. в совершении тайных хищений принадлежащих потерпевшей Р. золотых изделий (по эпизодам 1 и 2) установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре суда, и не оспаривается государственным обвинителем в кассационном представлении.

Все обстоятельства, при которых С. совершил указанные преступления, и подлежащие доказыванию, по настоящему делу установлены.

Выводы суда о виновности С. основаны на всесторонне и полно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дан в приговоре необходимый анализ и надлежащая оценка.

Действиям осужденного С. по эпизодам 1 и 2 дана правильная юридическая оценка по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Доводы государственного обвинителя о том, что судом не установлена дата совершения С. хищения принадлежащих Р. золотых изделий на общую сумму 3500 рублей (по эпизоду 2), являются несостоятельными, поскольку противоречат содержанию приговора суда, из которого такая дата усматривается. Так, согласно приговору, данное преступление совершено в период времени между первым и третьим эпизодами преступлений, которые имели место соответственно: в период с 23 июля до 03 августа 2008 года, и 27 августа 2008 года.

Это обстоятельство подтверждается показаниями потерпевшей Р. о том, что утром 03.08.2008 года она обнаружила пропажу из шкатулки части принадлежащих ей золотых изделий на общую сумму 76000 рублей. Поскольку она не исключала возможности того, что эти изделия могла взять в пользование ее сноха Р., то не стала обращаться с заявлением в милицию. Вечером того же дня, вернувшись с работы, и узнав о том, что последняя украшения не брала, она вновь осмотрела шкатулку, и обнаружила пропажу оставшихся золотых изделий на общую сумму 3500 рублей.

Аналогично об обстоятельствах и времени совершения (03.08.2008 года) повторной кражи золотых изделий, находившихся в шкатулке, и принадлежащих Р., показал и свидетель Г.

Кроме того, об этой же дате совершения преступления (после совершения тайного хищения имущества Р., имевшего место в период с 23.07.2008 года до 03.08.2008 года) указали и органы предварительного следствия, что следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения в отношении С. Согласно протоколу судебного заседания, государственный обвинитель Косенко А.И., участвовавший в судебном разбирательстве, не просил уточнить дату совершения преступления по эпизоду 2.

Вопреки доводам кассационного представления, по эпизодам 1 и 2 суд установил и привел в приговоре все обстоятельства, подлежащие доказыванию, и перечисленные в статье 73 УПК РФ, и эти обстоятельства (в том числе время совершения преступления) никак не повлияли на законность обвинительного приговора, поскольку сроки давности привлечения С. к уголовной ответственности по этим эпизодам преступлений не истекли, а о наличии алиби на время совершения данных краж С. не заявлял.

Таким образом, поскольку кассационное представление государственного обвинителя Косенко А.И. не содержит обоснованных доводов, свидетельствующих о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, влекущих, согласно ст. 381 УПК РФ, отмену приговора, оно подлежит оставлению без удовлетворения.

Вместе с тем, приговор суда в отношении С. в части его осуждения по третьему эпизоду хищения от 27.08.2008 года подлежит отмене по основаниям, предусмотренным в ст. 380 УПК РФ.

Так, по смыслу данного закона и требований постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам. разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Кроме того, в описательно - мотивировочной части приговора должно быть отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

Однако судом при постановлении приговора указанные требования закона должным образом не соблюдены, что, по мнению судебной коллегии, повлияло на законность и обоснованность приговора.

Так, суд признал установленным, что 27.08.2008 года в дневное время С., имея умысел на тайное хищение чужого имущества, незаконно проник в дом 000 по ул. XXX реки Плющиха, откуда тайно, умышленно, с корыстной целью, похитил принадлежащее Р. имущество общей стоимостью 33500 рублей. Действия С. квалифицированы по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, С. показал, что с мая 2008 года и до конца июля 2008 года он проживал на чердаке дома семьи Р. по адресу: ул. XXX реки Плющиха, 000, в связи с наймом его на работу сыном потерпевшей Р. - О.. В течение трех месяцев он работал, помогал строить баню, однако деньги ему не заплатили. Поскольку у него (С.) заболел отец, ему необходимо было ехать домой в Узбекистан, а заработанные деньги ему не заплатили, то 27.08.2008 года он через окно проник в вышеуказанный дом 000 по ул. XXX реки Плющиха, откуда изъял компьютер в сборе, который впоследствии продал, выручив деньги в сумме 3500 рублей.

Потерпевшая Р. подтвердила, что проживает в доме совместно с сыном О. и его семьей. В период с мая по 03 августа 2008 года С., проживая на чердаке их дома, действительно выполнял работы по дому и помогал строить баню. С. закончил ремонтные работы, однако у сына не было денег заплатить ему за работу.

Свидетель Г. - муж потерпевшей Р. дал аналогичные показания в этой части, пояснив, что О. пригласил С. для производства ремонтных работ по дому; последний помогал строить баню. 27.08.2008 года, обнаружив хищение компьютера, он и О. нашли С. Последний признался в том, что забрал компьютер, однако пояснил, что О. не заплатил ему деньги за работу.

Допрошенный в качестве свидетеля оперуполномоченный УВД г. Новосибирска В. показал, что, С., будучи задержанным по подозрению в совершении тайных хищений имущества Р., показал, что он работал в доме потерпевшей, расположенном по ул. XXX реки Плющиха, помогал по строительству, однако "хозяин" не рассчитался с ним, не заплатил деньги за работу. Поскольку ему нужны были деньги, чтобы поехать к себе на родину (в Узбекистан), к больным родителям, он "похитил у хозяина" компьютер и продал его, выручив деньги.

В нарушение требований уголовно-процессуального закона, вышеуказанные показания подсудимого, потерпевшей и свидетелей судом оставлены без внимания и не получили никакой оценки. Между тем, приведенные указанными лицами обстоятельства могли существенно повлиять на выводы суда о виновности С. и квалификации его действий.

Суд не учел и другие требования уголовно-процессуального закона. Так, согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию не только событие преступления, но и виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Эти же обстоятельства суд согласно ст. 299 УПК РФ должен разрешить при постановлении приговора.

Однако судом данные требования закона также не выполнены.

Состав преступления, предусмотренный ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ характеризуется корыстной целью. Между тем в приговоре отсутствуют выводы суда, подкрепленные доказательствами, о том, что С. при изъятии имущества Р. 27.08.2008 года, действовал с корыстной целью.

Допущенные судом нарушения уголовно - процессуального закона являются существенными, влекущими отмену приговора, поскольку повлияли на постановление законного и обоснованного приговора.

При таких данных приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, с направлением дела на новое судебное рассмотрение, при котором суду следует учесть изложенное, принять меры к полному, объективному, всестороннему исследованию обстоятельств дела, более тщательно проверить доводы С. о мотивах совершения им изъятия имущества Р. 27 августа 2008 года, и дать им надлежащую оценку.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

отменить приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 03 марта 2009 года в отношении С. в части его осуждения по третьему эпизоду от 27 августа 2008 года. Дело в этой части направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Считать С. осужденным за два преступления (по эпизодам 1 и 2), предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить С. наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы без штрафа.

В остальной части приговор суда в отношении С. оставить без изменения.

Кассационное представление государственного обвинителя Косенко А.И. оставить без удовлетворений

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь