Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2009 г. по делу N 22-2047/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

председательствующего Козеевой Е.В.

судей Пащенко Е.В., Свинтицкой Г.Я.

рассмотрела в судебном заседании 4 мая 2009 года кассационные жалобы адвоката С.Р.Н., потерпевшего Б. и осужденного Д. на приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 26 января 2009 года, которым Д. осужден по ст. 161 ч. 2 п. "а, г" УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии со ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ ему отменено условное осуждение по приговору от 16.05.2008 г., частично присоединено не отбытое по этому приговору наказание и окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 13 июня 2008 года.

Д. признан виновным и осужден за открытое хищение чужого имущества на общую сумму 9.050 рублей, принадлежащего потерпевшему Б., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Преступление совершено им 12 июня 2008 года около 23 часов 30 минут в Дзержинском районе г. Новосибирска.

Вину в совершении данного преступления Д. не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Пащенко Е.В., объяснения осужденного Д. и его защитника - адвоката С.Р.Н., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Валовой Е.А., полагавшей приговор суда отменить за нарушением требований ст. 307 УПК РФ, судебная коллегия,

 

установила:

 

в кассационной жалобе адвокат С.Р.Н. просит приговор суда в отношении Д. отменить, уголовное дело прекратить, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Так, автор кассационной жалобы ссылается на то, что на протяжении предварительного следствия и в суде Д., отрицая свою виновность в совершении преступления, давал последовательные пояснения о том, что задерживая его, потерпевший заблуждался, поскольку мог спутать с другими парнями, одетыми в похожую одежду. Позиция Д. полностью подтверждается представленными суду доказательствами, показаниями свидетелей, в том числе и показаниями самого потерпевшего.

По мнению адвоката, доказательств вины Д. представлено не было, а имеющиеся доказательства свидетельствуют лишь о его невиновности.

В кассационной жалобе потерпевший Б. просит приговор в отношении Д. отменить, а уголовное дело прекратить, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Потерпевший обращает внимание на то, что он задержал Д., заблуждаясь относительно его вины в хищении телефона; при задержании, а в дальнейшем в РУВД, лица Д. он не видел и не мог сразу пояснить, что Д. не является лицом, похитившим у него телефон, опознание не проводилось. Однако, увидев лицо Д. на очной ставке, он сразу понял, что похититель телефона и Д. - разные люди, о чем сразу дал соответствующие показания.

В кассационной жалобе осужденный Д. просит приговор отменить, уголовное дело прекратить, ссылаясь на то, что данное преступление он не совершал. По доводам жалобы осужденного, суд не принял доказательства его невиновности, а именно показания потерпевшего Б. в ходе очной ставки, где потерпевший утверждал, что это не он похитил сотовый телефон.

Также осужденный ссылается на то, что похищенный сотовый телефон у него при задержании изъят не был, сам потерпевший пояснял, что ему нужны лишь деньги и сомневался, писать ли ему заявление.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бажайкина О.В. просит приговор суда в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката, потерпевшего и осужденного без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным в ст. 380 УПК РФ.

Так, по смыслу данного закона и требований постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора должна быть дана оценка доводам, приведенным подсудимым в свою защиту. При этом согласно ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а их оценка - в признании либо непризнании этих доказательств относимыми, допустимыми, достоверными, а все собранные доказательства в совокупности - достаточными для разрешения уголовного дела.

Однако данные требования процессуального закона судом нарушены.

Так, в приговоре суд подробно привел все доказательства, исследованные в судебном заседании, однако оценку в приговоре получили не все приведенные доказательства.

Та оценка доказательств, которую суд привел в приговоре, не соответствует выводам суда.

Кроме того, суд в приговоре не привел убедительные аргументы, опровергающие доводы Д. о его непричастности к преступлению.

Признавая достоверными показания потерпевшего Б., которые он давал при первоначальном и дополнительном допросе 13 июня 2008 года (уличающие Д. в совершении преступления), суд указал, что в этих показаниях он логично и последовательно излагал обстоятельства совершения преступления, четко указывал роль неустановленных лиц, давал логичную оценку своему поведению и восприятию им событий. Состояние опьянения потерпевшего, по мнению суда, существенно не повлияло на восприятие им событий, поскольку к моменту его допроса прошло определенное время, по прошествии которого он протрезвел.

Последующее изменение потерпевшим своих показаний (на очной ставке, в судебном заседании), в которых он утверждал, что первоначально из-за опьянения, плохой освещенности и похожести одежды, ошибся относительно Д., суд расценил его желанием смягчить ответственность подсудимого и загладить свою вину за первоначальные показания, на основании которых Д. привлекается к уголовной ответственности. Кроме того, как указал суд, именно с первоначальными показаниями потерпевшего согласуются и показания свидетелей Р., У.

Однако такой вывод суда не подтверждается доказательствами, в частности показаниями свидетелей Р., У.

Так, из показаний свидетеля У. следует, что он принимал участие в задержании и доставлении в РОВД потерпевшего с женой и двух молодых людей. При этом потерпевший находился в сильном алкогольном опьянении, говорил неразборчиво, заявил, что молодой человек похитил у него сотовый телефон. Задержанный Д. отрицал свою причастность. У Д., и у потерпевшего были телесные повреждения. В автомобиле Д. с другом, и потерпевший с женой находились в разных отсеках.

Согласно показаниям свидетеля Р. он вместе с У. на служебной патрульной машине проезжал по улице, где на пересечении улиц 000 и xxx увидел толпу людей примерно из 8 человек. Часть этой толпы находилась на обочине, а другая часть - на трамвайных путях. Мужчина (потерпевший Б.) держал за грудки парня (Д.), и кричал, что он забрал у него сотовый телефон. За Д. вступался какой-то парень, а затем подошла жена потерпевшего. Всех их задержали и доставили в отдел милиции. Потерпевший находился в сильном алкогольном опьянении, а Д. был трезв. Потерпевший пояснял, что у него украли сотовый телефон, указав на Д. При этом потерпевший, судя по его пояснениям, сомневался в том, что сотовый телефон у него похитил Д., и не знал, нужно ли ему писать заявление, но на других лиц не указывал.

Однако показаниям указанных свидетелей суд в приговоре никакой оценки не дал и не сопоставил их с другими доказательствами по делу, несмотря на то, что показания свидетелей У. и Р. имеют существенное значение для выводов суда.

Остались без оценки и приведенные в приговоре показания свидетеля К. в той части, что она видела потерпевшего в толпе незнакомых ей ребят, когда искала своего сына.

Никак не оценены подробно приведенные в приговоре показания свидетелей А., Н. о том, что на перекрестке улиц 000 и xxx они видели толпу незнакомых им ребят около 15 человек, после чего их позвала мама К., и они ушли.

В этой связи не оценены также показания свидетеля Т. (жены потерпевшего) в судебном заседании в той части, что муж схватил молодого человека, который не находился в толпе ребят, и стал у него требовать вернуть ему сотовый телефон, но этот парень говорил, что ничего не брал.

Тем самым суд не проверил версию о совершении преступления группой неустановленных лиц, и в приговоре привел доказательства, которые противоречат выводам суда, в том числе и о наличии предварительного сговора между Д. и неустановленными лицами, и оставил их без оценки.

Сам Д. отрицал не только свою причастность к совершению преступления, но и тот факт, что он присутствовал в момент события преступления в отношении потерпевшего Б.

Однако веских аргументов, опровергающих утверждения Д. в этой части, суд в приговоре не привел, ограничившись лишь указанием на то, что его доводы о непричастности опровергаются показаниями допрошенных лиц - потерпевшего Б. в стадии предварительного следствия, свидетеля Т., Р., У., А., Н. и К. на следствии, М.

Кроме того, выводы суда, изложенные в приговоре, имеют существенные противоречия.

Так, давая оценку всем показаниям потерпевшего Б., суд отдал предпочтение его первоначальным показаниям, указав на то, что состояние опьянения потерпевшего существенно не повлияло на восприятие им событий.

Однако аналогичное состояние свидетеля М. (алкогольное опьянение, нанесение телесных повреждений) суд расценил как "субъективное восприятие действительности, объективность которой ставит под сомнение", в связи с чем суд не принял во внимание показания этого свидетеля, данные им на предварительном следствии. При этом суд не учел, что данные показания М. давал следователю 9 сентября 2008 года, т.е. через 2 месяца после совершения преступления.

Между тем, при допросе на предварительном следствии свидетель М. пояснял, что на остановке видел компанию молодых людей около 15 человек. Несколько парней из этой компании предложили ему отойти за киоск, где избили, похитили телефон и деньги. После этого он видел, как другие парни из этой же компании избивают Б.Б. дрался с первым парнем, телефон у него похитил второй парень, после чего Б. схватил третьего парня и стал его удерживать. Куда делся парень, похитивший телефон, он не видел, но милиция задержала первого и третьего парня.

Не дано никакой оценки показаниям свидетеля М. в судебном заседании. Хотя, как видно из приговора, данный свидетель своими показаниями не уличал Д. в открытом хищении денег либо телефона у потерпевшего Б. Между тем, свои выводы о доказанности вины Д. суд обосновал в том числе показаниями свидетеля М.

Суд не дал никакой оценки тому обстоятельству, что похищенный у потерпевшего телефон в 2 часа 40 минут 13 июня 2008 г. выходил в эфир. При этом использовался абонентский номер, принадлежащий З., который вместе со своими детьми (два сына и две дочери) проживает в том же общежитии, в котором проживают свидетели А., И., К.

Суд лишь указал, что показания свидетелей З., Ю., Л. не влияют на доказанность причастности Д. к открытому хищению имущества Б., а свидетельствуют лишь о факте использования утерянной З. сим-карты.

При таких данных заслуживают внимания доводы кассационных жалоб о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. А потому постановленный приговор нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, в соответствии со ст. 15 УПК РФ создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, в соответствии с требованиями закона проверить все представленные сторонами доказательства, дать им оценку, и, в зависимости от установленного, постановить новый приговор.

Доводы кассационных жалоб о прекращении уголовного дела в отношении Д. не могут быть удовлетворены судебной коллегией в связи с их преждевременностью, поскольку для принятия такого решения требуется проверка и оценка вышеуказанных обстоятельств.

Несмотря на отмену приговора, судебная коллегия не усматривает оснований для изменения Д. меры пресечения в виде заключения под стражу, которая была избрана ему на основании постановления суда на стадии досудебного производства по делу. Обстоятельства, послужившие основанием для избрания ему именно такой меры пресечения, не изменились, и не отпали.

Срок содержания Д. под стражей до 14 мая 2009 года, установленный постановлением суда от 17.11.2008 г., не является достаточным для рассмотрения дела после отмены приговора. С учетом этого судебная коллегия считает необходимым, исходя из положений ст. 255 ч. 3 УПК РФ, продлить Д. срок содержания под стражей на 3 месяца, т.е. до 14 августа 2009 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 26 января 2009 года в отношении Д. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

Меру пресечения Д. оставить прежней - в виде заключения под стражей с содержанием в СИЗО-1 г. Новосибирска, продлив ему срок содержания под стражей до 14 августа 2009 года.

Кассационные жалобы адвоката С.Р.Н., потерпевшего Б., осужденного Д. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь