Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 4 мая 2009 г. по делу N 3-37/09

 

Именем Российской Федерации Кемеровский областной суд в составе:

судьи Кемеровского областного суда Краевой Л.В.

при секретаре Г.О.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Кемерово 04 мая 2009 г. гражданское дело по заявлению прокурора Кемеровской области о признании недействующим Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 3 апреля 2009 N 27-ОЗ) "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей",

 

установил:

 

в целях развития семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, реализации права ребенка жить и воспитываться в семье постановлением Совета народных депутатов Кемеровской области был принят Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ "О патронатном и гостевом воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". Закон был обнародован Губернатором Кемеровской области и опубликован в газете "Кузбасс" N 64 11.04.2008 и в "Законодательном вестнике Совета народных депутатов Кемеровской области" N 74, 2008 г.

Законом КО N 27-ОЗ от 3 апреля 2009 года в указанный Закон внесены изменения, он был опубликован в газете "Кузбасс" N 59 04.04.2009, вступил в силу на следующий день со дня его официального опубликования.

Первоначально прокурор Кемеровской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ "О патронатном и гостевом воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", ссылаясь на то, что Закон противоречит федеральному законодательству.

После внесения изменений в оспариваемый Закон прокурор Кемеровской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим полностью Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25.03.2009) "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" с момента вступления в силу федеральных законов от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" и от 24.04.2008 N 49-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об опеке и попечительстве", мотивируя тем, что базисные статьи Закона Кемеровской области: 1, 2, 4, 8 и 9 противоречат требованиям ст. 121, 123, 145, 155 Семейного кодекса Российской Федерации, а также требованиям ст. 14, 15, 16 Федерального закона "Об опеке и попечительстве", вступившего в силу с 01.09.2008.

В судебном заседании прокурор Кемеровской областной прокуратуры Вызова А.В. заявление поддержала.

Представитель Совета народных депутатов Кемеровской области П.О.С., представители Губернатора Кемеровской области Ф.В.И. и М.Т.Н., требования прокурора не признали, ссылаясь на то, что Закон принят полномочным органом - Советом народных депутатов Кемеровской области. Семейное законодательство находится в совместном ведении РФ и субъектов Российской Федерации. Федеральное законодательство не регулирует патронатное воспитание. Доводы прокурора о несоответствии ст. 1, 2, 4, 8 и 9 оспариваемого Закона, ст. 121, 123, 145 СК РФ и ст. 14, 15, 16 ФЗ "Об опеке и попечительстве" считают несостоятельными. Не считают патронат одной из форм опеки и попечительства.

Заслушав объяснения прокурора, заинтересованных лиц, изучив материалы дела, суд находит заявление подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 245 ГПК РФ суду предоставлено право рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений по заявлениям прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части.

В соответствии с полномочиями, предоставленными прокурору Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", он вправе оспорить в суде нормативные правовые акты в порядке, предусмотренном главой 24 ГПК РФ.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 26 ГПК РФ областной суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

В соответствии с п. 1 ст. 251 ГПК РФ гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим Закону полностью или в части.

В соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации и ч. 1 ст. 3 Семейного кодекса РФ семейное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации принимаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. В связи с этим субъект Российской Федерации вправе принимать законы, регулирующие правоотношения в сфере семейного законодательства.

Согласно ч. 2 ст. 3 СК РФ законы субъектов Российской Федерации регулируют семейные отношения, указанные в статье 2 настоящего Кодекса: в частности, по вопросам определения формы и порядка устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей, по вопросам, отнесенным к ведению субъектов Российской Федерации настоящим Кодексом, и по вопросам, непосредственно настоящим Кодексом не урегулированным.

Нормы семейного права, содержащиеся в законах субъектов Российской Федерации, должны соответствовать настоящему Кодексу.

Нормы Семейного кодекса РФ и Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" предусматривают патронатное воспитание как одну из форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Согласно части 1 статьи 123 Семейного кодекса РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство, в приемную семью либо в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, в патронатную семью), а при отсутствии такой возможности в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов (статья 155.1 настоящего Кодекса в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ).

2. До устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью или в организации, указанные в пункте 1 настоящей статьи, исполнение обязанностей опекуна (попечителя) детей временно возлагается на органы опеки и попечительства (в редакции Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ).

Пункт 6 ст. 145 СК РФ предусматривает устройство ребенка под опеку или попечительство в соответствии с Федеральным законом "Об опеке и попечительстве" по договору об осуществлении опеки или попечительства, в том числе по договору о приемной семье, либо в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации по договору о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании).

Патронатное воспитание федеральным законодательством не урегулировано.

Суд приходит к выводу, что субъектам РФ предоставлено право принимать законодательство о патронатной семье и патронатном воспитании.

Оспариваемый Закон был принят до принятия Федерального закона "Об опеке и попечительстве".

Анализируя ФЗ "Об опеке и попечительстве", нормы Семейного кодекса РФ о формах устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, суд приходит к выводу, что опека и попечительство являются родовым понятием, самостоятельной формой устройства детей, возникающей на основании административного акта и договора, а патронатное воспитание является одним из видов опеки и попечительства, патронатное воспитание предусматривается законами субъекта и возникает на основании договора о патронатном воспитании, и, как правило, носит возмездный характер.

Патронатному воспитанию законодатель посвятил ст. 14 и 16 ФЗ "Об опеке и попечительстве", на основании этого суд приходит к выводу, что оспариваемый нормативный акт не должен противоречить положениям ФЗ "Об опеке и попечительстве", поэтому суд не согласен с доводами заявителей о том, что нормы ФЗ "Об опеке и попечительстве" не подлежат применению при регулировании патроната.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 246 ГПК РФ суд считает необходимым выйти за пределы заявленных требований и проверить все положения оспариваемого Закона на соответствие его нормам федерального законодательства.

Из преамбулы оспариваемого Закона усматривается, что в соответствии с положениями ст. 123 Семейного кодекса Российской Федерации он принят в целях развития форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, реализации права ребенка жить и воспитываться в семье.

Как следует из текста Закона Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25 марта 2009 года) "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", он регулирует правоотношения по устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на патронатное воспитание к патронатному воспитателю.

Согласно ст. 1 Закона Кемеровской области патронатное воспитание - это устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, содержащихся в учреждении всех типов, на воспитание к патронатному воспитателю на основании и в соответствии с договором о патронатном воспитании при сохранении за учреждением прав и обязанностей опекуна (попечителя).

Согласно пп. 6 п. 1 ст. 2 Закона дети, переданные на патронатное воспитание, продолжают входить в контингент воспитанников учреждения посредством того, что продолжают числиться в данном учреждении.

Согласно п. 1 и 2, 5, 6 ст. 4 Закона договор о патронатном воспитании заключается между органом опеки и попечительства, учреждением и патронатным воспитателем, договор о патронатном воспитании должен содержать все права и обязанности учреждения, предусматривает досрочное расторжение договора по инициативе учреждения, и в случае прекращения договора предусмотрена передача ребенка в учреждение.

Статья 7 оспариваемого Закона регулирует права и обязанности патронатного воспитателя, в том числе и в части:

пп. 3 п. 1 ст. 7 в части "обращения за методической помощью к сотрудникам учреждения", пп. 4 п. 1 ст. 7 в части "участвовать в семинарах и других мероприятиях, организуемых учреждением для патронатных воспитателей", пп. 3 п. 2 ст. 7 в части

"незамедлительно уведомлять руководителя учреждения об экстренной госпитализации ребенка.", пп. 7 п. 2 ст. 7 в части "извещать учреждение", пп. 9 п. 2 ст. 7 в части "оказания содействия учреждению", пп. 10 п. 2 ст. 7 "осуществлять в письменной форме учет поступления и расходования денежных и (или) материальных средств, полученных на содержание ребенка (детей), представлять ежемесячные отчеты об израсходованных средствах в учреждение".

Статья 8 оспариваемого Закона регламентирует полномочия учреждения в сфере патронатного воспитания, к ним отнесены:

1) проведение комплекса мероприятий по диагностике и реабилитации ребенка с целью подготовки его к передаче на патронатное воспитание;

2) предварительный отбор кандидатов в патронатные воспитатели;

3) участие в качестве одной из сторон в договоре о патронатном воспитании;

4) материальное обеспечение ребенка;

5) законное представительство ребенка;

6) осуществление мер по защите прав и законных интересов ребенка (права на жилье, имущественные права, права на алименты, пенсионное государственное обеспечение, льготы, счета в банках);

7) дача согласия на медицинское вмешательство в отношении ребенка в случаях, предусмотренных действующим законодательством;

8) обеспечение психолого-медико-педагогического сопровождения ребенка;

9) контроль за исполнением патронатным воспитателем своих обязанностей по патронатному воспитанию;

10) инициирование досрочного расторжения договора о патронатном воспитании в случаях, установленных настоящим Законом;

11) иные полномочия в соответствии с настоящим Законом, законодательством и договором о патронатном воспитании.

Статья 9 оспариваемого Закона предоставляет право органам опеки и попечительства осуществлять контроль за деятельностью учреждения в сфере патронатного воспитания.

Пункт 1 статьи 12 оспариваемого Закона предусматривает право и виды контроля за патронатным воспитанием за учреждением.

Указанные нормы Закона предусматривают устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, содержащихся в учреждении всех типов, на воспитание к патронатному воспитателю на основании трехстороннего договора между органом опеки и попечительства, администрацией учреждения, где воспитывается ребенок, и патронатным воспитателем. При этом законным представителем ребенка остается учреждение, где воспитывался ребенок. Ребенок продолжает числиться в детском учреждении, функции по защите и осуществлению его прав сохраняются за учреждением, а на патронатного воспитателя указанные обязанности не возлагаются. Учреждению предоставлены права, обязанности и полномочия в сфере контроля за осуществлением патронатного воспитания.

Положения статьи 1 оспариваемого Закона "Основные понятия" в части устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, только "содержащихся в учреждении всех типов, на воспитание к патронатному воспитателю", "при сохранении за учреждением прав и обязанностей опекуна (попечителя)" и положения пп. 6 п. 1 ст. 2 оспариваемого Закона о том, что дети, переданные на патронатное воспитание, продолжают входить в контингент воспитанников учреждения посредством того, что продолжают числиться в данном учреждении, противоречат положениям ч. 1 ст. 123 Семейного кодекса РФ.

Дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство, в приемную семью либо в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, в патронатную семью), а при отсутствии такой возможности в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов (статья 155.1 настоящего Кодекса в ред. Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ).

До устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью или в организации, указанные в пункте 1 настоящей статьи, исполнение обязанностей опекуна (попечителя) детей временно возлагается на органы опеки и попечительства (в редакции Федерального закона от 24.04.2008 N 49-ФЗ).

Из анализа указанной нормы суд делает вывод, что федеральным законодательством предоставлено право на воспитание патронатной семье всем детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения, а не только детям, содержащимся в учреждениях всех типов.

Положения оспариваемого нормативного правового акта не предусматривают передачу ребенка патронатному воспитателю до устройства его в организацию.

В соответствии с требованиями ст. 155.2 СК РФ организации для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вправе осуществлять только временную передачу детей в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Право передавать детей на постоянное проживание в семью не предусмотрено и запрещено в силу указанных выше норм Закона.

Оспариваемые нормы Закона противоречат положениям ст. 121 СК РФ о том, что только органы опеки и попечительства избирают формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Указанной нормой запрещена деятельность других, кроме органов опеки и попечительства, юридических и физических лиц по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей.

Согласно положениям ст. 121 Семейного кодекса РФ, ст. 8 ФЗ "Об опеке и попечительстве" обязанность по осуществлению последующего контроля за условиями содержания детей, их воспитания и образования возложена на орган опеки и попечительства, каковыми являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации согласно ч. 2 ст. 121 СК РФ, ч. 1 ст. 34 ГК РФ и ч. 1 ст. 6 ФЗ "Об опеке и попечительстве".

В соответствии с требованиями ст. 155.2 СК РФ организации для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вправе осуществлять только временную передачу детей в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Право организации для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, передавать детей на постоянное проживание в семью не предусмотрено и запрещено в силу указанных выше норм Закона.

Право подбора, учета и подготовка граждан, выразивших желание стать опекунами и попечителями, возложено на органы опеки и попечительства согласно п. 10 ч. 1 ст. 8 ФЗ "Об опеке и попечительстве".

Согласно положениям ч. 7 ФЗ "Об опеке и попечительстве" обязанность по надзору за деятельностью опекунов и попечителей, по контролю за сохранностью имущества и управлением имущества граждан, находящихся под опекой и попечительством, возложена на орган опеки и попечительства, а не на учреждения.

Законным представителем ребенка являются опекуны согласно положениям ч. 2 ст. 31 ГК РФ и ч. 2 ст. 15 ФЗ "Об опеке и попечительстве".

Согласно положениям части 6 ст. 145 СК РФ устройство ребенка на патронатное воспитание допускается по договору о патронате, патронатном воспитании, в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.

Согласно части 3 ст. 145 СК РФ отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом "Об опеке и попечительстве" и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как указано было выше, патронат является одним из видов опеки и попечительства, то на него распространяются положения ст. 14 - 16 Закона "Об опеке и попечительстве".

Согласно требованиям ст. 14 ФЗ "Об опеке и попечительстве" установление опеки и попечительства допускается по договору об осуществлении опеки и попечительства, к которым законодатель относит и предусмотренные законами субъектов Российской Федерации договоры о патронатном воспитании. Договор об опеке и попечительстве заключается с опекуном или попечителем (патронатным воспитателем) в соответствии с положениями ст. 16 указанного Закона.

Из анализа части ст. 16 Закона "Об опеке и попечительстве" усматривается, что этот договор является двухсторонним, заключается между органом опеки и попечительства и опекуном или попечителем.

Поэтому нормы оспариваемого закона в части участия в договоре третей стороны - учреждения, а отсюда право на досрочное расторжение договора учреждением противоречат указанным нормам федерального законодательства.

Данная статья прямо предусматривает, что опека и попечительство осуществляются по договору об осуществлении опеки и попечительства на возмездной основе. При этом у опекуна и попечителя (патронатного воспитателя соответственно) возникают права и обязанности относительно представительства и защиты прав и законных интересов подопечного именно с момента принятия органом опеки и попечительства акта о назначении опекуна или попечителя, исполняющих свои обязанности возмездно, то есть на основании договора об осуществлении опеки и попечительства.

Статьи 15 и 16 данного Закона закрепляют положение о том, что обязанности по осуществлению опеки и попечительства как безвозмездно, так и возмездно, исполняются только опекуном или попечителем. При этом опекун, попечитель (патронатный воспитатель соответственно) в обязательном порядке является законным представителем подопечного.

Положения оспариваемого Закона в статье 7 "Права, обязанности и ответственность патронатного воспитателя", пп. 3 п. 1 ст. 7 в части "обращения за методической помощью к сотрудникам учреждения", пп. 4 п. 1 ст. 7 в части "участвовать в семинарах и других мероприятиях, организуемых учреждением для патронатных воспитателей", пп. 3 п. 2 ст. 7 в части "незамедлительно уведомлять руководителя учреждения об экстренной госпитализации ребенка.", пп. 7 п. 2 ст. 7 в части "извещать учреждение", пп. 9 п. 2 ст. 7 в части "оказания содействия учреждению", пп. 10 п. 2 ст. 7 в части "осуществлять в письменной форме учет поступления и расходования денежных и (или) материальных средств, полученных на содержание ребенка (детей), представлять ежемесячные отчеты об израсходованных средствах в учреждение", п. 1 ст. 12 "Контроль за осуществлением патронатного воспитания", п. 2 в части "контроля за исполнением учреждением требований", предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, содержат полномочия учреждений, вытекающие из положений о патронатном воспитании.

Поскольку участие учреждения в патронатном воспитании противоречит федеральному законодательству, то и содержание указанных норм оспариваемого Закона противоречит указанным выше нормам СК РФ и ФЗ "Об опеке и попечительства", их следует также признать недействующими.

Оспариваемый Закон принят полномочным органом Советом народных депутатов Кемеровской области, с соблюдением процедуры принятия и опубликования.

Согласно ст. 9 Устава Кемеровской области, принятого Законодательным Собранием Кемеровской области 09 апреля 1997 года в редакции от 25.04.2008 N 25-ОЗ и от 06.02.2009 N 13-ОЗ, в систему органов государственной власти Кемеровской области входит законодательный (представительный) орган государственной власти - Совет народных депутатов Кемеровской области.

Согласно ст. 38 и 39 Устава Кемеровской области Совет народных депутатов Кемеровской области является постоянно действующим высшим и единственным органом законодательной власти Кемеровской области и осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения Кемеровской области и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации.

На основании п. 3 ст. 42 Устава Кемеровской области полномочия Совета народных депутатов Кемеровской области реализуются путем принятия законов и постановлений.

Согласно положениям п. 1, 2 и 5 ст. 43 Устава Кемеровской области законы Кемеровской области, принятые Советом народных депутатов Кемеровской области, в течение 14 календарных дней направляются для обнародования Губернатору Кемеровской области.

Губернатор Кемеровской области в течение 14 календарных дней с момента поступления закона обязан его обнародовать, удостоверив обнародование путем его подписания либо отклонения Закона.

Согласно ч. 6 ст. 58 постановления СНД КО от 17.09.1999 (ред. от 26.11.2008) "О проекте регламента Совета народных депутатов Кемеровской области" постановления, принятые СНД КО в порядке, установленном законами Кемеровской области и настоящим Регламентом, вступают в силу со дня их принятия, если иной срок не устанавливается в самом постановлении.

В соответствии со ст. 41 Закона Кемеровской области от 19 января 2004 года N 1-ОЗ "О Совете народных депутатов Кемеровской области" официальным печатным изданием Совета народных депутатов Кемеровской области является "Законодательный вестник Совета народных депутатов Кемеровской области", кроме того, акты, принятые Советом народных депутатов Кемеровской области, могут быть официально опубликованы в иных изданиях (средствах массовой информации) в случаях, предусмотренных законами Кемеровской области.

Доводы прокурора о признании недействующим полностью Закон Кемеровской области "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" в связи с несоответствием базисных статей указанного Закона нормам федерального законодательства не могут быть приняты во внимание.

Суд считает нецелесообразным признание недействующим оспариваемого Закона в полном объеме, поскольку федеральное законодательство предоставляет субъектам право принимать законодательство о патронатной семье и патронатном воспитании. Базисные положения оспариваемого Закона противоречат федеральному законодательству только в части. Остальные положения закона не противоречат федеральному законодательству и подлежат применению и реализации.

Доводы заявителей о законности оспариваемого нормативного правового акта в части несостоятельны, т.к. по общим правилам, в связи с принятием ФЗ "Об опеке и попечительстве" и указанных выше нормативных актов, законы субъектов должны быть приведены в соответствие с вновь принятым федеральным законом.

В первой редакции оспариваемый Закон принимался до принятия Закона ФЗ "Об опеке и попечительстве", после внесения изменений в оспариваемый Закон, он не был приведен в соответствие с действующим федеральным законодательством.

Согласно ч. 2  ст. 253 ГПК РФ суд, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит Федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Суд приходит к выводу, что оспариваемый Закон следует признать недействующим со дня вступления решения в силу.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2007 N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд в соответствии с частью 2 статьи 253 ГПК РФ признает этот нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени ...

Если нормативный правовой акт до вынесения решения суда применялся и на основании этого акта были реализованы права граждан и организаций, суд может признать его недействующим полностью или в части со дня вступления решения в законную силу.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что оспариваемый Закон применялся в Кемеровской области, были реализованы права граждан о патронатном воспитании детей, заключались договоры о патронатном воспитании, поэтому оспариваемый Закон следует признать недействующим в части со дня вступления решения в силу.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, п. 6 ч. 1 ст. 33.19 ПК РФ с СНД Кемеровской области следует взыскать госпошлину в размере 2000 рублей в доход федерального бюджета.

В соответствии с ч. 3 ст. 253 ГПК РФ решение суда после вступления в силу подлежит публикации в газете "Кузбасс".

Руководствуясь ст. ст. 194 - 199, 253 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

заявление прокурора Кемеровской области о признании недействующим Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25 марта 2009 года) "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", принятого Советом народных депутатов Кемеровской области, обнародованного Губернатором Кемеровской области, удовлетворить частично.

Признать недействующим и не подлежащим применению с момента вступления решения в силу Закон Кемеровской области от 08.04.2008 N 13-ОЗ (в редакции от 25 марта 2009 года) "О патронатном воспитании детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", принятый Советом народных депутатов Кемеровской области, обнародованный Губернатором Кемеровской области в части:

в статье 1 "Основные понятия" в абзаце 2 в части "содержащихся в учреждениях всех типов (образовательных, воспитательных, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения) (далее - учреждения)" и в части "при сохранении за учреждением прав и обязанностей опекуна (попечителя)";

в статье 2 "Общие положения"

п. 6 в части "дети, переданные на патронатное воспитание, продолжают входить в контингент воспитанников учреждения посредством того, что продолжают числиться в данном учреждении. Личные дела детей, переданных на патронатное воспитание, находятся в учреждении";

в статье 3 "Порядок отбора патронатных воспитателей": пункты 2, 3, 4 и 5, п. 7 в части "проводится собеседование с участием руководителя учреждения";

в статье 4 "Договор о патронатном воспитании"

в п. 1 в части "заключения договора о патронатном воспитании с учреждением", в п. 2 в части "обязанностей учреждения", п. 5 в части "досрочного расторжения договора по инициативе учреждения", в п. 6 в части "передачи ребенка в учреждение";

положения ст. 5 "Документы, предоставляемые патронатному воспитателю учреждением";

в статье 6 "Права ребенка, переданного на патронатное воспитание"

п. 2 в части "обращения за защитой прав в учреждение";

в статье 7 "Права, обязанности и ответственность патронатного воспитателя" пп. 3 п. 1 ст. 7 в части "обращения за методической помощью к сотрудникам учреждения", пп. 4 п. 1 ст. 7 в части "участвовать в семинарах и других мероприятиях, организуемых учреждением для патронатных воспитателей", пп. 3 п. 2 ст. 7 в части "незамедлительно уведомлять руководителя учреждения об экстренной госпитализации ребенка", пп. 7 п. 2 ст. 7 в части "извещать учреждение", пп. 9 п. 2 ст. 7 в части "оказания содействия учреждению", пп. 10 п. 2 ст. 7 "осуществлять в письменной форме учет поступления и расходования денежных и (или) материальных средств, полученных на содержание ребенка (детей), представлять ежемесячные отчеты об израсходованных средствах в учреждение";

статью 8 "Полномочия учреждения в сфере патронатного воспитания";

в статье 9 "Полномочия органов опеки и попечительства в сфере патронатного воспитания" пп. 8 в части "контроль за деятельностью учреждения";

пункт первый ст. 12 "Контроль за осуществлением патронатного воспитания"; пункт 2 в части "контроля за исполнением учреждением требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи".

Решение суда после вступления в силу подлежит публикации в газете "Кузбасс".

Взыскать с Совета народных депутатов Кемеровской области госпошлину в размере 2000 рублей в федеральный бюджет.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Кемеровский областной суд в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Решение вступило в силу 05 августа 2009 года.

 

Судья

Кемеровского областного суда

Л.В.КРАЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь