Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 мая 2009 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда

с участием:

прокурора, П., подсудимого Л., адвоката Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Д. на постановление Ленинского районного суда г. Саратова от 11 марта 2009 года, которым уголовное дело по обвинению Л. по ч. 3 ст. 204 УК РФ возвращено прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора П., поддержавшего доводы представления об отмене постановления, объяснения Л. и его защитника Г., полагавших судебное постановление законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

постановлением судьи Ленинского районного суда г. Саратова уголовное дело в отношении Л. по ходатайству стороны защиты возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. В постановлении суда указано, что обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, исключающим возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене постановления как незаконного и необоснованного. В доводах указывается, что обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ и оснований для возвращения дела прокурору не имеется. Факт передачи денег В. подсудимому Л. за незаконные действия отражен в обвинительном заключении и подтверждается материалами уголовного дела. Исходя из предъявленного Л. обвинения, В. не может являться потерпевшим, состав данного преступления не предполагает обязательного наличия потерпевших. Обвинительное заключение не должно содержать указания на конкретную страховую компанию, которой действиями Л. мог быть причинен вред, поскольку преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 204 УК, РФ является оконченным с момента передачи денежных средств. В обвинительном заключении указано, что Л. в соответствии с Уставом кооператива исполнял организационно-распорядительные и административный функции в ГСК и был вправе выдавать не членам кооператива документы. Вывод суда о нарушении прав Л. на защиту является не обоснованным, т.к. инкриминированное ему преступление не предусматривает обязательного причинения вреда интересам общества, государства и гражданам. Для возбуждения уголовных дел указанной категории не обязательно наличие соответствующего заявления руководителя организации, которой причинен вред.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, судебная коллегия находит следующее.

Как видно из судебного постановления, по мнению суда первой инстанции, основаниями для возвращения уголовного дела прокурору явились необходимость уточнения и дополнения предъявленного обвинения, а также связанное с этим нарушение порядка возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном главой 23 УПК РФ.

По мнению суда, данные обстоятельства нарушают право подсудимого на защиту и препятствуют вынесению по делу, как обвинительного приговора, так и иного судебного решения.

Согласиться с данными выводами суда нельзя по следующим основаниям.

Указание суда о необходимости уточнения и дополнения предъявленного обвинения нельзя признать законным, поскольку формирование (определение объема) и поддержание обвинения в суде по делам публичного обвинения является прерогативой государственного обвинителя, т.е. прокурора (ст. 246 УПК РФ).

В силу ст. 15 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования и на любой стадии процесса не вправе выступать на стороне обвинения или стороне защиты.

В связи с этим суд, как по своей инициативе, так и по ходатайству стороны защиты, не вправе давать указаний прокурору об уточнении и дополнении обвинения.

С выводом суда о нарушении права Л. на защиту ввиду неполноты (неконкретности) предъявленного обвинения согласиться нельзя, поскольку в соответствии с положениями ч.ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ, в данном случае все сомнения и неясности, в т.ч. относительно правомерности инкриминированного деяния с учетом формулировки предъявленного обвинения, должны быть истолкованы судом в пользу подсудимого.

Нарушение порядка возбуждения уголовного дела также не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору по инициативе суда или участников процесса со стороны защиты. В случае установления судом такого нарушения, оно может явиться препятствием для вынесения обвинительного приговора, но не препятствует вынесению иного решения по делу.

Дополнительные материалы, представленные стороной защиты в суд кассационной инстанции, не могут служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору, т.к. препятствий для их исследования и оценки судом первой инстанции без возвращения дела прокурору не имеется.

При указанных обстоятельствах судебное постановление о возвращении уголовного дела прокурору нельзя признать законным и обоснованным, на основании ч. 1 ст. 381 УПК РФ оно подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление Ленинского районного суда г. Саратова от 11 марта 2009 года в отношении Л. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь