Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ТВЕРИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 5 мая 2009 г. по делу N 2-88/09

 

Решение в окончательной форме изготовлено 12 мая 2009 года.

Московский районный суд города Твери в составе: председательствующего судьи Пержуковой Л.В., при секретаре З.,

с участием истца Р.А., представителей ответчика Щ. и Н., действующих на основании доверенностей <...>,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Твери гражданское дело по иску Р.А. к МУЗ "Г." о компенсации морального вреда,

 

установил:

 

Р.А. обратился в суд с иском к МУЗ "Г." о компенсации морального вреда в размере 30000 руб., мотивируя заявленное требование тем, что 04 января 2008 года около 14 часов он обратился в травмпункт данного учреждения за медицинской помощью. После того, как выяснилось, что он является сотрудником милиции, и у него отсутствует полис медицинского страхования, отношение врача стало грубым. Необходимые медицинские услуги истцу практически оказаны не были. Медсестра заполнила регистрационную карточку, врач пощупала пальцами лодыжку, выставила диагноз: растяжение связок правого г/сустава и выписала направление в поликлинику УВД. На места сильной боли, указанные истцом, врач внимания не обратила. В медицинской практике при переломах принято ставить диагноз на основании характерных симптомов и данных рентгенологического исследования, при растяжениях - пальпацией с последующим уточнением диагноза рентгенографией (для дифференциации разрыва связок и переломов). Лечение при переломе предусматривает наложение гипсовой повязки для иммобилизации, при растяжении - тугое бинтование сустава. Рентгеновский снимок места травмы истцу сделан не был, не было произведено обезболивание, нога не была перебинтована. В результате некачественной диагностики ему был поставлен неверный диагноз, и истец был лишен необходимого лечения. Поликлиника УВД в выходные дни не работала. На прием к врачу истец попал только 09 января 2008 года. При этом ему был сделан рентгеновский снимок и поставлен диагноз: перелом нижней трети малоберцовой кости с переходом на лодыжку без смещения, на ногу был наложен гипс. Никаких других травм в период с 04 по 09 января 2008 года истец не получал, постоянно находился дома. Порядок медицинского обслуживания сотрудников органов внутренних дел регулируется Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 года N 911, которым утверждены Правила оказания медицинской помощи (медицинского обслуживания) сотрудникам органов внутренних дел и некоторых других министерств и ведомств и Правила возмещения учреждениям государственной и муниципальной систем здравоохранения расходов на оказание медицинской помощи военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и некоторых других министерств и ведомств. Согласно пункту 5 Правил медицинского обслуживания сотрудников медицинская помощь последним в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения оказывается при отсутствии по месту службы, месту жительства (проживания) или иному месту нахождения сотрудников медицинских учреждений системы МВД России, а также в неотложных случаях. В соответствии со ст. 37.1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1 травмы относятся к неотложным состояниям. Между ответчиком и УВД по Тверской области <...> заключен договор <...> об оказании медицинской помощи и иных медицинских услуг сотрудникам органов внутренних дел Тверской области, прикрепленных на постоянное обслуживание к госпиталю УВД Тверской области. В соответствии с п. 1 договора медицинская помощь и иные медицинские услуги оказываются при отсутствии по месту службы, месту жительства (проживания) или иного нахождения сотрудников медицинских учреждений, подведомственных УВД по Тверской области или при отсутствии в них соответствующих отделений либо специального медицинского оборудования, а также в неотложных случаях. Согласно п. 4 данного договора ответчик обеспечивает своевременное предоставление пациентам медицинской помощи надлежащего качества. 09 января 2008 года истец, добираясь на такси в поликлинику УВД с опухшей ногой, испытывал мучительные боли. Из-за того, что ему были оказаны медицинские услуги ненадлежащего качества ему более пяти дней пришлось необоснованно мучиться, испытывая физические и связанные с ними нравственные страдания, которые усиливались осознанием того, что с ним так обращались потому, что он является сотрудником милиции, а также того, что в результате некачественного оказания медицинских услуг затягивается процесс выздоровления и откладывается срок выхода на службу.

В судебном заседании истец поддержал заявленный иск в полном объеме, подтвердив свои доводы, изложенные в исковом заявлении, и данные ранее им объяснения, согласно которым 04 января 2008 года он получил спортивную травму и обращался в связи с этим с жалобами на боли в области правового голеностопного сустава в травмпункт МУЗ Г. 09 января 2008 года он обратился в поликлинику УВД с теми же жалобами, в частности, на боли в том же месте, которые стал испытывать после травмы 04 января 2008 года. Согласно действующему законодательству и медицинской литературе, травмы относятся к неотложным состояниям. При изолированных переломах малоберцовой кости или растяжении связок граждане нуждаются в оказании неотложной медицинской помощи в травматологическом пункте. Клиническая картина при переломах без смещения, ушибах и растяжениях сходна. Клинические проявления перелома очень разнообразны и не всегда в одинаковой степени хорошо выражены. Боль и припухлость входят в число основных симптомов перелома. Симптом нарушения функции, который наблюдался у него, мог вообще отсутствовать, так как при переломе малоберцовой кости основную функцию выполняет большеберцовая кость. При обращении в медицинское учреждение ему, прежде всего, были обязаны установить правильный диагноз. Ошибочный диагноз явился не следствием сложности травмы, а следствием недобросовестного отношения медицинских работников к своим обязанностям. Диагностика ограничилась исключительно тем, что врач двумя пальцами с двух сторон прикоснулась к лодыжке. Выяснения его жалоб не было. Более того, врач проигнорировала их. Об обстоятельствах получения травмы ни его, ни его жену, которая помогла ему дойти до кабинета, не расспрашивали. Тщательной пальпации места травмы произведено не было. Осмотр был поверхностным. Никакие другие методики для определения диагноза не использовались. Все общение с медицинским персоналом заняло несколько минут, и основное время было потрачено на заполнение медицинской карты. Амбулаторную карту при нем не заполняли. Истец полагает, что отказ от проведения рентгенологического исследования был не обоснован. Первая помощь и лечение при переломах и растяжениях включает в себя в том числе, обезболивание и обездвижение. Утверждение ответчика о том, что более позднее наложение гипса не повлияло ни на сроки сращивания, ни на сроки нетрудоспособности, которые составляют 40 - 45 дней, противоречит Рекомендациям для руководителей лечебно-профилактических учреждений и лечащих врачей, специалистов врачей исполнительных органов Фонда социального страхования РФ и принципу неотложности, который лежит в основе оказания помощи при травмах. В соответствии с указанными Рекомендациями, срок нетрудоспособности при закрытом переломе малоберцовой кости без смещения составляют 35 - 40 дней. Он был временно нетрудоспособен с 04 января по 22 февраля 2008 года, т.е. 50 дней, что на 10 - 15 дней превышает установленные Рекомендациями сроки и на 10 - 15 дней превышает сроки, указанные ответчиком. Наложение гипсовой повязки в первые часы после травмы показано при переломах без смещения одной кости. Медицинская помощь сотрудникам милиции отказывается в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 года N 911 и соответствующим Договором, и утверждение ответчика, что договор не должен применяться, не обоснованно. При этом взаиморасчеты начинаются с момента устранения опасности для жизни, поэтому в его случае, ему должна была быть оказана медицинская помощь в полном объеме, а затем расходы были бы оплачены УВД. Не оказав ему даже первичной медицинской помощи, не оформив листок нетрудоспособности, ему дали направление на лечение и для уточнения диагноза в поликлинику УВД, зная, что она не работает в праздничные и выходные дни и при наличии обязанности в том числе, согласно договору установить правильный диагноз и провести лечение. Кроме неблагоприятных последствий для его здоровья, необходимо учитывать и то, что он - сотрудник милиции и в любой момент мог быть вызван на службу и должен был бы туда прибыть, так как не имел листка нетрудоспособности. Для выполнения ответчиком своих обязательств по договору не требовалось его повторное к нему обращение или вызов скорой помощи. Ссылка ответчика на плановое медицинское лечение сотрудников не имеет отношения к данному делу, так как 04 января 2008 года у него, во-первых, был неотложный случай, а, во-вторых, поликлиника УВД в выходные и праздничные дни не работает. Второй раз он не стал обращаться в травмпункт МУЗ Г., поскольку не видел смысла, так как хватило первого визита и очень плохого отношения к больному. Плохое отношение выразилось в грубости, выразившейся в том, что когда врач увидела удостоверение милиции, то отшвырнула его. Кроме того, врачом был проведен некачественный осмотр. В судебном заседании истец пояснил, что не согласен с заключением комплексной судебно-медицинской экспертизы в той части, что оказание медицинской помощи не в полном объеме не повлияло на сроки лечения и временной нетрудоспособности, поскольку установить длительность лечения и сроки его временной нетрудоспособности при надлежаще оказанной медицинской помощи установить невозможно. Напротив, как полагает истец, наложение гипса позднее 04 января 2008 года не могло не повлиять на длительность лечения.

В ходе рассмотрения дела ответчиком был представлен письменный отзыв на исковое заявление, согласно которому ответчик с иском не согласен по следующим основаниям. Грубое обращение к истцу, имевшее место с его слов со стороны медицинского персонала после того, как он назвал свое место работы, не имело места, поскольку в данном травматологическом пункте оказывается круглосуточная бесплатная экстренная медицинская помощь всем обратившимся независимо от места работы, места жительства и наличия документов. Обращение с Р.А. было корректным. Ссылка истца на договор от 24 марта 2005 года N 492 необоснованна, так как 01 августа 2006 года вступил в действие новый договор на оказание медицинской помощи сотрудникам органов внутренних дел. Кроме того, в рассматриваемом случае наличие данного договора не имеет никакого значения, поскольку истцу была оказана бесплатная неотложная медицинская помощь в соответствии со ст. 7 Закона Тверской области от 24 июня 1999 года N 65-ОЗ-2 "О здравоохранении Тверской области". Действие договора начинается лишь при возникновении отношений, связанных с оказанием плановой медицинской помощи. Р.А. был зарегистрирован в журнале обратившихся, на него была заведена амбулаторная карта <...>. При его осмотре был выявлен умеренный отек по наружной поверхности правого голеностопного сустава, гематом нет. Пальпация (ощупывание) в проекции наружной боковой связки болезненна. Пальпация лодыжек правой голени безболезненна, крепитация костных отломков не определяется. Стопа теплая, пульс отчетливый. Движения в правом голеностопном суставе болезненны, на ногу наступает. Ввиду отсутствия крепитации костных структур и локализации отека и болезненности в области связок рентгенологическое исследование не проводилось. На основании проведенного исследования было диагностировано растяжение связок правого голеностопного сустава. Назначено лечение: бинтование эластичным бинтом, холод на правый голеностопный сустав, "Нимесил" 1 порошок 2 раза в день или "Найз" по 1 таблетке 2 раза в день, "Фастум-гель". Так как больной в обезболивающих инъекциях не нуждался, были назначены обезболивающие в таблетированной форме и фиксация сустава эластичным бинтом. Для дальнейшего лечения, наблюдения и возможного уточнения диагноза больной был направлен в поликлинику УВД. С учетом изложенного ответчик полагает, что неотложная медицинская помощь истцу была оказана качественно и в полном объеме. Утверждение истца о том, что он в период с 04 по 09 января 2008 года страдал от физической боли, вызывает сомнения, поскольку в таких случаях больные вызывают скорую медицинскую помощь или повторно обращаются в тот же травмпункт либо в любой другой, где также оказывается круглосуточная бесплатная медицинская помощь всем пострадавшим. То, что в поликлинике УВД, куда истец получил соответствующее направление, не велся прием больных вплоть до 09 января 2008 года, является лишь следствием внутренней организации работы поликлиники. Кроме того, в соответствии с договором от 01 августа 2006 года для приема сотрудников в учреждения здравоохранения на плановое лечение или обследование (освидетельствование) предоставляются направление начальника органа внутренних дел с указанием в нем паспортных данных больного, цели направления в учреждение здравоохранения, банковских реквизитов Заказчика, документ, удостоверяющий личность. С учетом изложенного ответчик полагает, что заявленный иск не является обоснованным.

В судебном заседании представитель ответчика Н. не признала исковых требований, подтвердив доводы, изложенные в письменном отзыве ответчика, объяснения представителей ответчика Щ. и К., данные в ходе рассмотрения дела, а также ранее данные ею объяснения, согласно которым данный представитель ответчика возражает по поводу грубого отношения врача к больному, считая, что у истца сложилось чисто субъективное мнение. Оказание помощи было экстренным и было произведено в полном объеме. Врачом был поставлен тот диагноз, который на момент обращения казался верным.

В судебном заседании представитель ответчика Щ. не признала иска, подтвердив доводы, изложенные в письменном отзыве ответчика, объяснения представителей ответчика Н. и К., данные в ходе рассмотрения дела, а также ранее данные ею объяснения, согласно которым 04 января 2008 года во время ее дежурства обратился Р.А. в возрасте 41 года с жалобами на боль в правом голеностопном суставе. Он рассказал, что катался на катке и подвернул правую ногу в голеностопном суставе. Профессия больного и отсутствие у него медицинского страхового полиса никакого значения не имели, поскольку в травматологическом пункте оказывается круглосуточная бесплатная экстренная медицинская помощь всем обратившимся независимо от места работы, жительства и наличия документов. Обращение с больным было корректным. Р.А. был зарегистрирован в журнале обратившихся, на него была заведена амбулаторная карта <...>. После обследования ему было назначено соответствующее лечение и бинтование эластичным бинтом. Эластичный бинт и таблетки приобретаются в аптечной сети, поскольку в травмпункте нет обезболивающих в виде таблеток и эластичных бинтов. Для дальнейшего лечения, наблюдения и возможного уточнения диагноза больной был направлен в поликлинику УВД. Современные препарат "Нимесил" и "Найз" являются хорошими обезболивающими, противоотечными и противовоспалительными препаратами, которые снимают или значительно уменьшают боль или отек. Поэтому утверждение больного о невыносимых болях в данном случае преувеличено. С 04 января 2008 года по 09 января 2008 года Р.А. за медицинской помощью не обращался, нет никаких достоверных сведений, что он не мог получить новую травму. В поликлинике УВД после проведенного рентгенологического исследования был поставлен диагноз перелом нижней трети правой малоберцовой кости без смещения с переходом на наружную лодыжку и наложена гипсовая лонгета. Данная травма не является тяжелой и не угрожает жизни и здоровью пациента. К тому же есть функциональный метод лечения стабильных переломов без смещения - без гипсовой повязки, недостатками которой являются осложнения в виде атрофии мышц, контрактуры суставов, остеопороза. Более позднее наложение гипса не повлияло ни на сроки сращения перелома, ни на сроки нетрудоспособности больного, поскольку согласно ориентировочным срокам временной нетрудоспособности по МКБ-10 сроки нетрудоспособности при переломах малоберцовой кости и наружной лодыжки составляет 40 - 45 дней. В данном случае не было нарушений должностных инструкций, прав на оказание медицинской помощи, прав потребителей, не было причинено вреда здоровью, морального ущерба. Кроме того, все обстоятельства получения травмы изложены в амбулаторной карте. Листок нетрудоспособности больному не был выдан, поскольку он был направлен в поликлинику УВД для дальнейшего прохождения лечения и наблюдения. Сейчас для выдачи листов различают два вида травм бытовую и производственную. Бытовая травма включает в себя также и спортивную травму. Окончательный диагноз не всегда совпадает с предварительным, и для этого служит лечение и наблюдение за больным. Истцу был поставлен предварительный диагноз. Кроме того, сам больной не обращался с просьбой сделать рентген. Истец спрашивал у нее по поводу перелома, но она ответила, что больных много и практика у нее большая, перелома на тот момент она не определила. В судебном заседании представитель ответчика пояснила, что Р.А. не нуждался в инъекционном обезболивании, и гипсование при данном виде перелома не является обязательным.

В ходе рассмотрения дела представитель ответчика К., чьи объяснения были поддержаны в судебном заседании представителями ответчика Н. и Щ., иска не признала, пояснив при этом, что существуют трудности дифференциальной диагностики между растяжением связок и переломом лодыжки. На первый взгляд после осмотра врачом был описан отек, и крепитации костей обнаружено не было. Поэтому все указывало на то, чтобы поставить диагноз растяжение. Единственная ошибка, которую признает ответчик в том, что необходимо было хотя бы простым бинтом забинтовать сустав до того момента, пока больной не приобретет эластичный бинт. Если у истца был бы выраженный болевой синдром, он должен был бы обратиться в любое медицинское учреждение. Случай истца обсуждался коллективом врачей и конкретно с доктором, который вел прием. На том этапе диагноз истцу действительно было трудно поставить в связи с его большой мышечной массой. Болевой синдром не говорит о том, что у больного перелом. Поэтому по стандартам лечения при растяжении связок рентгенография не делается. Но если бы больной настаивал, то все возможности для проведения обследования у травмпункта есть. Никакие меры дисциплинарного взыскания к врачу Щ. не применялись.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Право на охрану здоровья согласно ст. 17 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1 обеспечивается, в том числе и предоставлением населению доступной медицинской помощи. Данное право обеспечивается гражданам РФ государством независимо от каких-либо обстоятельств. К основным принципам охраны здоровья согласно ст. 2 Основ, в том числе соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, доступность медико-социальной помощи.

В соответствии со ст. 31 Закона Тверской области от 24 июня 1999 года N 65-ОЗ-2 "О здравоохранении в Тверской области" при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства, в том числе при травмах, гражданам РФ и иным лицам, находящимся на территории Тверской области, бесплатно оказывается скорая медицинская помощь.

Судом установлено, что 04 января 2008 года истец Р.А. обратился в травматологический пункт поликлиники МУЗ "Г." в связи с полученной им травмой во время катания на коньках. Врачом Щ. ему был выставлен диагноз "растяжение связок правого голеностопного сустава", были рекомендованы бинтование эластичным бинтом, холод на правый голеностопный сустав, "Нимесил" в порошке 2 раза в день или "Найз" по 1 таблетке 2 раза в день. Факт получения травмы 04 января 2008 года подтвержден объяснениями истца, показаниями свидетелей С., Р.В., Р.Т., амбулаторной карточкой пострадавшего от травмы <...>, медицинской картой амбулаторного больного <...>, копией заключения служебной проверки по факту получения травмы в быту старшим юрисконсультом майором милиции Р.А. от 04 марта 2008 года, другими материалами дела.

Рентгенологическое исследование правого голеностопного сустава являлось согласно заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы N 50, проводимой с 20 января 2009 года по 30 марта 2009 года, необходимым для правильного установления диагноза Р.А. Однако, как было установлено в ходе судебного заседания и признавалось представителями ответчика, оно врачом Щ. не было назначено, и соответственно, не было проведено.

Судом установлено, что 09 января 2008 года врачом МСЧ УВД по Тверской области в связи с полученной истцом травмой 04 января 2008 года после проведения рентгенологического исследования ему был выставлен диагноз "перелом нижней трети малоберцовой кости с переходом на лодыжку без смещения", на ногу был наложен гипс.

Из вышеизложенного следует, что врачом МУЗ "Г." Щ. 04 января 2009 года неверно был выставлен диагноз, и медицинская помощь была оказана не в полном объеме. При этом как при переломе нижней трети малоберцовой кости с переходом на лодыжку, так и при выставленном Щ. диагнозе необходимо было произвести иммобилизацию поврежденной конечности, что врачом не было сделано. Указанный довод суда подтверждается указанным выше экспертным заключением. Доводы экспертов о необходимости иммобилизации поврежденной конечности согласуются и с консультациями специалистов: начальника отдела по лечебной работе Департамента здравоохранения администрации г. Твери и заведующего кафедрой травматологии ТГМА, необходимость иммобилизации была признана и представителем ответчика К., чьи объяснения были поддержаны представителями ответчиков Н. и Щ. в судебном заседании 05 мая 2009 года.

Как следует из объяснений истца, из-за оказания ему медицинских услуг ненадлежащего качества он испытывал с 04 января 2008 года по 09 января 2008 года мучительные боли и связанные с ними нравственные страдания, которые усиливались осознанием грубого обращения с ним и тем, что в результате некачественного оказания медицинских услуг затягивается процесс его выздоровления и откладывается срок выхода на службу.

Согласно ст. 67 ГПК РФ при вынесении решения суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, в также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Суд полагает доказанным претерпевание истцом физических страданий, связанных с отсутствием иммобилизации поврежденной конечности. Данный довод суда подтверждается объяснениями истца, согласующимися с консультацией специалиста, обладающего профессиональными знаниями в области травматологии, разъяснившего в судебном заседании, что при отсутствии гипса, дающего покой кости и суставу, болезненность, продолжающаяся около одной недели, повышена, а также показаниями допрошенных свидетелей.

Довод истца о грубом обращении с ним со стороны медицинского персонала, изложенный в исковом заявлении, был уточнен истцом в ходе рассмотрения дела и свелся к тому, что, увидев его удостоверение, Щ. отшвырнула его. Со слов истца это подтвердила и свидетель Р.Т. Согласно объяснению представителя ответчика Щ. обращение с Р.А. было корректным. Иных доказательств, подтверждающих либо опровергающих доводы указанных лиц, суду не представлено. На основании изложенного суд полагает, что достаточные доказательства грубого обращения врача Щ. с больным Р.А. отсутствуют, ввиду чего данное обстоятельство в обоснование иска суд находит недоказанным.

Суд полагает доказанным то обстоятельство, что вред здоровью в результате действия врача Щ. истцу причинен не был, несвоевременная диагностика перелома нижней трети малоберцовой кости с переходом на лодыжку без смещения на сроки его лечения и временной нетрудоспособности не повлияла. Данный довод суда основан на приведенном выше экспертном заключении, согласующемся с данными в ходе рассмотрения дела консультациями специалистов и с объяснениями представителя ответчика Щ. При этом суд критически относится к противоположным доводам истца в этой части, поскольку он не обладает специальными познаниями в области травматологии, ввиду чего его доводы могут носить лишь предположительный, вероятностный характер. Заключение комплексной судебно-медицинской экспертизы, напротив, является допустимым доказательством исследуемого обстоятельства. У суда отсутствуют основания ставить под сомнения выводы экспертов, которые провели экспертизу по поручению суда, были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, их квалификация и стаж работы свидетельствуют о наличии у них специальных познаний в области медицины. По этим же основаниям, а также усматривая заинтересованность представителя ответчика Щ. в исходе данного дела, суд критически относится к ее доводам о том, что истцу была оказана необходимая медицинская помощь.

Согласно ст. 150 ГК РФ здоровье человека относится к нематериальным благам (неимущественным правам). В силу ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По общему правилу в силу ст. 1100 ГК РФ моральный вред компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.

По убеждению суда установленное выше оказание врачом МУЗ "Г." истцу медицинской помощи не в полном объеме, повлекшее претерпевание им физических и нравственных страданий, является основанием для компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Поскольку оказание заведующей травматологическим отделением МУЗ "Г." Щ. истцу медицинской помощи не в полном объеме, как было приведено выше, является основанием для компенсации морального вреда, суд полагает, что ответчик МУЗ "Г." является надлежащим ответчиком по данному делу.

При определении размеров компенсации морального вреда суд, руководствуясь ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, следуя принципам разумности и справедливости, принимает во внимание характер причинных истцу физических и нравственных страданий, отсутствие каких-либо вредных последствий для здоровья истца и отсутствие влияния несвоевременной диагностики на сроки лечения истца и на сроки его временной нетрудоспособности, а также степень вины причинителя вреда. При этом, учитывая положения ст. 401 ГК РФ суд полагает, что со стороны работника ответчика Щ. имела место неосторожная форма вины, а именно, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, ею были приняты не все меры для надлежащего исполнения обязательства.

С учетом изложенного суд полагает правильным снизить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика до 1000 руб.

Поскольку госпошлина при подаче искового заявления истцом не была оплачена, учитывая, что истцом было заявлено требование неимущественного характера, взысканию с ответчика в федеральный бюджет подлежит госпошлина в размере 100 руб., определенном на основании п.п. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 196 - 198 ГПК РФ,

 

решил:

 

взыскать с МУЗ "Г." в пользу Р.А. в счет компенсации морального вреда 1000 руб.

В удовлетворении остальной части иска Р.А. отказать.

Взыскать с МУЗ "Г." в федеральный бюджет госпошлину в размере 100 руб.

Решение может быть обжаловано в Тверской областной суд через Московский районный суд г. Твери в течение 10 дней со дня принятия судом решения в окончательной форме.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь