Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2009 г. N 9662

 

Судья: Егорина И.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Корнильевой С.А., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 2009 года дело N 2-1510/09 по кассационной жалобе С. на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 мая 2009 года по иску С. к Санкт-Петербургской таможне о восстановлении на службе, продлении контракта, компенсации морального вреда, взыскании расходов за юридические консультации.

Заслушав доклад судьи Лебедева В.И., объяснения С., представителя Санкт-Петербургской таможни Ш. действующей на основании доверенности от 29.12.2008 г., сроком до 31.12.2009 г., заключение прокурора Костиной Т.В., полагавшей возможным оставить решение районного суда без изменения судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

01.02.2006 г. Санкт-Петербургская таможня заключила с С. (до брака - Ж.) контракт о службе в таможенных органах РФ N 10210000/0014К/06 сроком на 3 года в должности уполномоченного отдела административных расследований Санкт-Петербургской таможни.

В соответствии с приказом Санкт-Петербургской таможни от 02.02.2009 г. N 43К С. была уволена со службы в таможенных органах на основании п.п. 4 п. 2 ст. 48 Закона о службе в таможенных органах по окончании срока службы, предусмотренного контрактом.

С. обратилась в Василеостровский районный суд г. СПб с иском о восстановлении ее на службе, продлении контракта на срок до 02.10.2011 года, компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей, взыскании расходов за юридические консультации. В обоснование иска указала, что ее увольнение со службы произведено с нарушением норм действующего законодательства, регламентирующего трудовые отношения, а также законодательства о службе в таможенных органах.

Как указывала истица, ответчиком нарушены гарантии, установленные беременным женщинам при увольнении. Согласно листкам нетрудоспособности, ее отпуск по беременности и родам должен закончиться 04.03.2009 г., а ее уволили 02.02.2009 г., в то время как она имела право до 23.02.2009 г. представить в Санкт-Петербургскую таможню заявление об отпуске по уходу за ребенком до исполнения ему 3 лет. По мнению истицы, до использования ею всех гарантий (отпуск по беременности и родам и отпуск по уходу за ребенком до достижения ему 3 лет), ответчик не вправе был ее уволить.

Кроме того, истица указывала, что ответчиком была нарушена процедура увольнения, предусмотренная действующим законодательством, в связи с чем, она была лишена права написать заявление о продлении с нею контракта и отпуска по уходу за ребенком до достижения им 3 лет. Как указывает истица, ее незаконно не поставили в известность в письменной форме о том, что истекает срок действия контракта (за 3 дня до истечения срока контракта), тем самым лишили ее права написать соответствующее заявление.

Незаконные действия ответчика причинили истице нравственные страдания, компенсация морального вреда истицей оценена в 50 000 рублей.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 мая 2009 года иск С. оставлен без удовлетворения.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд правильно установил по делу юридически значимые обстоятельства, дал надлежащую оценку имеющимся по делу доказательствам, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению исковых требований.

Из материалов дела следует, что 01.02.2006 года с С. (до брака - Ж.) был заключен контракт о службе в таможенных органах РФ N 10210000/0014К/06 сроком на 3 года (далее - контракт) в соответствии со ст. 6, 10 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 1/4-ФЗ "О службе в таможенных органах" (л.д. 14 - 15).

В соответствии с приказом Санкт-Петербургской таможни от 02.02.2009 г. N 43К С. была уволена со службы в таможенных органах на основании п.п. 4 п. 2 ст. 48 Закона о службе в таможенных органах по окончании срока службы, предусмотренного контрактом.

Пунктом 19 Положения о порядке заключения контракта о службе в таможенных органах РФ, действующего до 01.12.08 г., утвержденным Приказом от 14.10.2005 г. N 260, предусмотрено, что не позднее, чем за два месяца до истечения срока контракта сотрудник должен быть письменно предупрежден об истечении срока контракта и о возможности его увольнения со службы в таможенных органах в соответствии с п.п. 4 п. 2. ст. 48 ФЗ.

Из дела усматривается, что письмом Санкт-Петербургской таможни от 01.12.2008 г. N 03-15/18 С. была извещена о том, что 1 февраля 2009 года прекращается срок действия контракта о службе в таможенных органах и предупреждена о возможном увольнении в соответствии с пп. 4 п. 2 ст. 48 Закона о службе в таможенных органах. При этом данное уведомление было направлено по адресу регистрации и проживания С., однако С. получено не было, возвращено в таможню за истечением срока хранения (л.д. 58).

Поскольку заявление о заключении контракта на новый срок С. не направлялось и не передавалось в Санкт-Петербургскую таможню, суд пришел к обоснованному выводу о том, что у руководителя структурного подразделения (начальника таможенного органа) отсутствовали основания для представления характеристики на С. в кадровое подразделение таможенного органа, начальник которого уполномочен на заключение контракта с этим сотрудником в соответствии с действующим на тот момент Положением о порядке заключения контракта о службе в таможенных органах РФ.

В соответствии с требованиями данного Положения, при решении о незаключении с сотрудником контракта на новый срок, он должен быть предупрежден об увольнении со службы в таможенных органах в письменной форме не позднее, чем за три дня до истечения срока контракта.

Судом установлено, что Санкт-Петербургская таможня повторно уведомляла С. письмом от 21.01.2009 г. N 03-15/7 о прекращении срока действия и принятом решении начальника таможни о незаключении с С. контракта на новый срок и увольнении со службы в таможенных органах. Повторное уведомление было направлено 22.01.09 г. по месту регистрации истицы, поступило на почтовое отделение 24.01.09 г., получено истицей 06.02.2009 г. (л.д. 19 - 21).

В ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения доводы истицы о том, что контракт, заключенный с ней до 01.02.2009 г. сроком на три года был расторгнут незаконно, а само увольнение произведено с нарушением норм действующего законодательства.

Судом установлено, что увольнение С. проводилось в соответствии с нормами Закона о службе в таможенных органах, в частности, ст. 48. п. 2 пп. 4.

Из дела следует, что С. находилась в декретном отпуске с 30.09.08 г. по 16.02.09 г., в связи с осложненными родами ей было добавлено еще 16 дней, до 04.03.09 г. (л.д. 98 - 100). Все больничные истице были оплачены. Ребенок у С. родился 01.10.2008 г. (л.д. 18).

В соответствии с п. 37 Приказа ФТС России от 31.03.2008 г. N 260 "Об утверждении Инструкции об организации работы по предоставлению отпусков должностным лицам таможенных органов РФ" для реализации права по предоставлению отпуска (очередного ежегодного и (или) дополнительного отпусков, в том числе по беременности и родам), должностное лицо обязано оформить заявление о предоставлении отпуска, как правило, не позднее, чем за три недели до его начала и представить его в кадровое подразделение таможенного органа для подготовки проекта приказа о предоставлении отпуска.

Суд принял во внимание, что в отдел кадров Санкт-Петербургской таможни заявление от С. о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до исполнения ему трех лет не поступало, в связи с чем, приказ о предоставлении отпуска не издавался. Каких-либо доказательств, препятствующих заявительнице своевременно обратиться к ответчику с заявлением о продлении контракта и предоставлении отпуска по уходу за ребенком истицей в суд представлено не было.

Больничные листы истицы оплачены ответчиком за весь период ее нетрудоспособности с 30.09.08 г. по 04.03.2009 г. включительно в соответствии с п. 47 Письма ГТК РФ от 30.03.2003 г. N 01-06/8662 (редакция от 03.03.2006 г.) "О методических указаниях по выплате денежного довольствия и компенсаций сотрудникам таможенных органов РФ". Истица была уволена по окончании беременности (после рождения ребенка), т.е., в соответствии с действующими гарантиями беременным женщинам, предусмотренными ст. 261 ТК РФ. Приказ об увольнении истицы с 1 февраля 2009 года был издан 2 февраля 2009 года в связи с тем, что 1 февраля 2009 года был выходным днем.

Ссылка истицы на незаконность расторжения контракта ввиду того, что она находилась в отпуске по беременности и родам, правомерно не принята судом во внимание, поскольку запрет на увольнение в указанный период в связи с истечением срока контракта трудовым законодательством не установлен.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что увольнение истицы произведено в соответствии с законом, оснований для ее восстановления на службу в таможенных органах, продления контракта до 02.10.2011 года не имеется.

Соответственно, у суда не имелось оснований и для удовлетворения требований истицы о взыскании денежной компенсации морального вреда и судебных расходов.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и не могут быть приняты во внимание.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 мая 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь