Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 июля 2009 г. N 33-9173/2009

 

Судья: Киреева И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В., Володкиной А.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 июля 2009 года дело по кассационной жалобе Б. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 30 апреля 2009 года по гражданскому делу по иску Б. к Т.В. о признании имущества личной собственностью, признании свидетельств о праве собственности и праве на наследство недействительными, регистрационных записей недействительными, признании права собственности на квартиру

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения Т.В., действующей так же как представитель Т.Г. (доверенность от 19.08.08), возражавшей против удовлетворения жалобы, -

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Т.А. на основании договора долевого участия в строительстве жилого дома от 05.01.1999 года приобрел квартиру <...>.

28 августа 2007 года Т.А. выдал доверенность на С.С.А. на право распоряжения указанной квартирой с правом заключать договоры, получать причитающиеся деньги, с правом регистрации договора.

04 сентября 2007 года Т.А. умер.

После его смерти с заявлением о принятии наследства обратилась супруга Т.В., с которой он состоял в зарегистрированном браке с 25 июля 1984 года. 27 мая 2008 года нотариусом С.С.В. на имя Т.В., выдано свидетельство о праве на наследство на 1/2 долю указанной квартиры и свидетельство о праве собственности на 1/2 долю указанной квартиры, как приобретенной в период брака.

Истец обратился в суд с иском о признании указанных свидетельств недействительными, признании недействительной государственной регистрации права собственности Т.В. на квартиру, признании имущества личной собственностью Т.А., признании за истцом права собственности на квартиру. В обоснование требований ссылался на то обстоятельство, что Т.А. прекратил семейные отношения с ответчицей с 1992 года, указанная квартира была приобретена Т.А. на собственные денежные средства в период раздельного проживания с ответчицей. Приобретенная квартира Т.А. не использовалась, поскольку он проживал у своей тети по другому адресу, Т.А. предложил своему другу - истцу поселиться в квартире, сделать в ней ремонт и в дальнейшем выкупать квартиру. Истец с 2002 года в квартире стал проживать с семьей, сделал ремонт, собрал необходимую сумму для выкупа квартиры и 30 августа 2007 года подписал с Т.А. в лице представителя С.С.А. договор купли-продажи спорной квартиры в простой письменной форме, акт приема-передачи квартиры, выплатил сумму по договору. Указанный договор в связи с отсутствием технического паспорта на квартиру не был сдан на государственную регистрацию, 21.09.2007 года был подписан новый договор, в котором имелась ссылка на изготовленный технический паспорт, однако сделка не была зарегистрирована в связи со скоропостижной смертью Т.А.

Решением Приморского районного суда С.-Петербурга от 30 апреля 2009 года в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе истец просит решение отменить, полагая его незаконным и необоснованным.

Истец в заседание судебной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежаще, представил ходатайство, согласно которому просит отложить судебное разбирательство в связи с нахождением в командировке и болезнью адвоката. Согласно п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В данном случае суд вправе, но не обязан откладывать разбирательство дела. Исходя из того, что истец подробно изложил свои доводы в кассационной жалобе, доказательств уважительности причин неявки своей и адвоката не представил, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения Т.В., приходит к следующему.

Отказывая в иске, суд оценил показания свидетелей и пришел к выводу, что они с достоверностью не подтверждают того обстоятельства, что Т.А. и Т.В. не составляли единую семью на момент приобретения спорной квартиры и ее продажи; то обстоятельство, что Т.А. говорил посторонним лицам о том, что развелся с женой и у него нет семьи, с достоверностью не подтверждает того, что это имело место в действительности. Суд принял во внимание, что доказательств того, что Т.А. предпринимал попытки к расторжению брака с ответчицей, не имеется; Т.А. при жизни вопрос о разделе совместно нажитого имущества не ставил, в связи с чем суд пришел к выводу что доказательств того, что спорная квартира является личной собственностью Т.А. не имеется.

Суд принял во внимание, что в договоре купли-продажи от 30.08.2007 года указана общая площадь квартиры, отличная от площади, указанной в акте приема-передачи квартиры Т.А. по договору о долевом участии в строительстве, в то время, как данная площадь была установлена при проведении осмотра квартиры 18.09.2007 года для составления технического паспорта. Данное обстоятельство позволило суду сомневаться в том, что такой договор вообще составлялся 30.08.2007 года. Также суд указал, что невозможно с достоверностью утверждать, что Т.А. были получены денежные средства за проданную квартиру; кроме того, нотариально удостоверенного согласия супруга в соответствии с частью 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, получено не было.

В связи с изложенным суд пришел к выводу о том, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

С данным выводом согласиться нельзя, поскольку вопреки требованиям статей 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) он сделан без принятия необходимых мер для выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без всесторонней, полной и объективной оценки имеющихся в материалах дела доказательств.

В соответствии со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно части 4 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

Истец в обоснование своих требований о признании спорного имущества личной собственностью Т.А. представил в качестве доказательств показания свидетелей, в том числе родственников Т.А., подтвердивших пояснения истца о том, что спорная квартира была приобретена в период раздельного проживания супругов при прекращении семейных отношений; пояснивших, что Т.А. проживал с тетей, с которой имел общий бюджет, выплачивал алименты на ребенка ответчице.

Согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. В силу п. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Как следует из материалов дела, ответчица не оспаривала, что Т.А. много лет, в том числе, в спорный период проживал с тетей; поясняла, что у нее самой в семье был конфликт, она не знает на какие деньги приобретена квартира; при этом она не поясняла обстоятельства, связанные с возникновением общего имущества с супругом в спорный период, ссылаясь только на то, что любое приобретенное в период зарегистрированного брака имущество, является совместной собственностью супругов (л.д. 65 - 66, 77 - 78, 148). При таких обстоятельствах следует признать, что выводы суда о невозможности отнести спорное имущество к личной собственности Т.А. в связи с тем, что показания свидетелей с достоверностью не подтверждают того обстоятельства, что Т-кие не составляли единую семью на момент приобретения спорной квартиры, сделаны без учета пояснений ответчика по делу и выяснения фактических обстоятельств.

Судом также не приведены мотивы, по которым он пришел к выводу о том, что из представленных истцом тетрадей учета денежных средств по ведению общего хозяйства Т.А. и его тетей Т.М. за период с 1996 по 2007 год, не усматривается, что они имеют отношение к ведению совместного хозяйства указанными лицами, как об этом заявлял истец; не дана оценка этим доказательствам с учетом показаний свидетеля Т.М., пояснившей, что она вела общий бюджет с Т.А.

Выводы суда о том, что свидетели с достоверностью не подтвердили того, что Т.А. и Т.В. составляли единую семью на момент продажи спорной квартиры, сделаны без учета того, что указанное обстоятельство не имеет правового значения для оценки заявленных требований о признании спорного имущества личной собственностью Т.А.

При таких обстоятельствах следует признать, что без надлежащей оценки представленных доказательств в совокупности и установления того, приобретена ли квартира в период раздельного проживания супругов при прекращении семейных отношений, решение суда не может быть признано законным и обоснованным.

В обоснование своих требований о признании права собственности на квартиру истец ссылался на подписание сторонами договора купли-продажи спорной квартиры и исполнение его сторонами при жизни Т.А.

В соответствии со статьей 165 ГК РФ несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, - требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Вместе с тем, если договор об отчуждении недвижимого имущества был заключен в требуемой форме и исполнен, а переход права собственности не был зарегистрирован, то договор становится обязательным для сторон; данное имущество является предметом исполненного обязательства. При этом у продавца возникает обязанность произвести государственную регистрацию сделки, а у другой стороны договора - предусмотренное пунктом 3 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации право требовать при уклонении продавца в судебном порядке государственной регистрации сделки, в том числе и от наследников, к которым перешли не только права, но и все обязанности умершего, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 1112 указанного Кодекса в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

При таких обстоятельствах, суду следовало при наличии сомнений в подлинности договора, определить какие обстоятельства имеют значение и поставить на обсуждение сторон этот вопрос, предложив истцу представить допустимые доказательства подписания договора в надлежащей форме между сторонами и его исполнения при жизни Т.А., а также оценить показания допрошенных свидетелей в этой части.

При этом следует учитывать, что доводы суда, что на отчуждение квартиры не было получено согласия другого супруга, имеют правовое значение только в случае оспаривания договора по распоряжению общим имуществом супругов; судом не указано в связи с чем это обстоятельство принято во внимание при разрешении дела. Вместе с тем, сделка, не соответствующая требованиям статьи 35 части 3 Семейного кодекса Российской Федерации является оспоримой и может быть признана недействительной лишь по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации. В соответствии с положениями пункта 3 статьи 253 ГК РФ, требование о признании недействительной сделки, совершенной супругом при отсутствии у него необходимых полномочий по распоряжению общим имуществом супругов, может быть удовлетворено только в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах. Ответчицей соответствующих требований заявлено не было, доказательств того, что Б. знал или заведомо должен был знать об указанных обстоятельствах - не представлено.

При таких обстоятельствах вынесенное судом решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, вынести на обсуждение участников процесса имеющие юридическое значение для разрешения дела обстоятельства, предложить сторонам представить доказательства в подтверждение своих утверждений, оценить представленные доказательства в совокупности и постановить соответствующее закону и материалам дела решение. На стадии рассмотрении дела судом кассационной инстанции устранить недостатки не представляется возможным.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 30 апреля 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь