Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2009 г. N 9821

 

Судья: Андреева О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Корнильевой С.А., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 июля 2009 года дело N 2-1596/09 по кассационной жалобе Н. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 июня 2009 года по иску И. к Н. о признании договора ренты незаключенным; по иску Н. к И. о государственной регистрации договора ренты, государственной регистрации перехода права собственности и признании права собственности на квартиру.

Заслушав доклад судьи Лебедева В.И., объяснения представителя Н. М., действующей на основании доверенности от 14.05.2009 г., сроком 3 года, представителя И. Л., действующего на основании доверенности от 01.04.2008 г., сроком 3 года, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

24.02.2006 г. между И. и Н. был заключен договор ренты, по условиям которого И. передает в собственность Н. двухкомнатную кв. <...>, а последний принимает обязательства по выплате ежемесячной пожизненной ренты в сумме, эквивалентной 100 долларам США. Данный договор был нотариально удостоверен (л.д. 10).

Первоначально И. обратилась в суд с иском к Н. о расторжении вышеуказанного договора, в обоснование заявленных требований указав, что данный договор был заключен на крайне невыгодных условиях и, кроме того, после его нотариального удостоверения стороны свои обязательства по договору не выполняли и в УФРС по Санкт-Петербургу данный договор зарегистрирован не был (л.д. 9).

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 20.11.2008 г. исковые требования И. удовлетворены (л.д. 61 - 63).

Определением кассационной инстанции Санкт-Петербургского городского суда от 11.03.2009 г. решение районного суда от 20.11.2008 г. отменено и дано указание суду первой инстанции при новом рассмотрении дела по существу исследовать обстоятельства соблюдения досудебного порядка урегулирования спора (л.д. 80 - 81).

При новом рассмотрении дела истицей были уточнены свои исковые требования и она просила суд признать договор ренты от 24.02.2006 г. незаключенным по тем основаниям, что после нотариального удостоверения стороны свои обязательства по договору не выполняли и в УФРС по Санкт-Петербургу данный договор зарегистрирован не был (л.д. 91 - 92).

В свою очередь Н. обратился в суд с иском к И. о государственной регистрации договора ренты, государственной регистрации перехода права собственности и признании права собственности на квартиру <...>, в обоснование данных требований указав, что ответчица уклоняется от государственной регистрации договора ренты, который был заключен 24.02.2006 г. и нотариально удостоверен (л.д. 107, л.д. 125 - 127).

Определением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 18.05.2009 г. гражданские дела по иску И. и по иску Н. объединены в одно производство для совместного рассмотрения (л.д. 122).

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 июня 2009 года иск И. удовлетворен.

Иск Н. оставлен без удовлетворения.

В кассационной жалобе Н. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела И. является собственником двухкомнатной кв. <...> на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 19.05.1993 г., который был зарегистрирован 28.05.1993 г. (л.д. 10 - 13).

24.02.2006 г. между И. и Н. был заключен договор ренты, по условиям которого И. передает в собственность Н. двухкомнатную кв. <...>, а последний принимает обязательства по выплате ежемесячной пожизненной ренты в сумме, эквивалентной 100 долларам США и данный договор был нотариально удостоверен (л.д. 10).

Согласно ответу УФРС правообладателем спорной квартиры является И., сведения о последующей регистрации прав на указанный объект недвижимости в ЕГРП отсутствуют (л.д. 47).

В соответствии со ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Моментом заключения договора, подлежащего государственной регистрации, является момент его регистрации (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Согласно ст. 583 ГК РФ по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставление средств на его содержание в иной форме.

В соответствии со ст. 584 ГК РФ договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит также государственной регистрации.

Пожизненная рента может быть установлена на период жизни гражданина, передающего имущество под выплату ренты (п. 1 ст. 596 ГК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 601 ГК РФ к договору пожизненного содержания с иждивением применяются правила о пожизненной ренте, если иное не установлено правилами настоящего параграфа.

Разрешая спор, суд пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку договор пожизненной ренты (пожизненного содержания с иждивением) подлежит государственной регистрации, то права и обязанности по нему возникают у сторон именно с этого момента. В случае, когда предусмотренное законом обязательное требование о государственной регистрации договора не соблюдено, такой договор не имеет юридической силы и не может иметь никаких юридических последствий. Следовательно, его нельзя считать заключенным с момента его нотариального удостоверения (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Учитывая вышеизложенные обстоятельства суд пришел к обоснованному выводу о том, что договор ренты, подписанный И. и Н. 24.02.2006 г., удостоверенный нотариусом К. за реестровым N 4К-356, является незаключенным.

При этом судом установлено, что с 24.02.2006 г. никаких действий, связанных с исполнением договора от 24.02.2006 г. с момента его нотариального удостоверения сторонами не совершалось.

Доводы представителя ответчика о том, что И. пропущен срок исковой давности, правомерно отклонены судом.

Таким образом, решение суда в части удовлетворения требований И. является правильным и соответствует действующему законодательству.

В обоснование заявленных исковых требований государственной регистрации договора ренты, государственной регистрации перехода права собственности и признании права собственности на квартиру <...>, Н. указывал, что И. уклоняется от государственной регистрации договора ренты, который был заключен 24.02.2006 г. и нотариально удостоверен (л.д. 107, л.д. 125 - 127).

Между тем, в соответствии со ст. ст. 196, 199, 200 ГК РФ - общий срок исковой давности устанавливается в три года. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

При рассмотрении дела по существу представителем истицы было заявлено о пропуске Н. срока исковой давности, поскольку с вышеуказанным иском Н. обратился в суд лишь 24.04.2009 г. (л.д. 107, л.д. 113), тогда как срок обращения в суд истек 25.02.2009 г. Учитывая изложенное, суд принял правильное решение об отказе в иске Н.

Доводы кассационной жалобы Н. о том, что срок исковой давности Н. пропущен не был, не могут быть приняты во внимание, поскольку право на регистрацию данного договора возникло у сторон после его подписания и нотариального удостоверения, т.е. с 24 февраля 2006 года. Именно с этой даты истец мог обратиться к ответчице с предложением о явке в УФРС по Санкт-Петербургу и ЛО для регистрации договора. Соглашение о конкретной дате регистрации договора, которая могла бы являться началом течения срока исковой давности, в случае отказа ответчицы от регистрации, между сторонами достигнуто не было.

Доверенность, выданная И. на регистрацию договора, на которую ссылается ответчик в тексте кассационной жалобы, в материалах дела отсутствует, предметом исследования суда не являлась. Представитель И. отрицал в суде кассационной инстанции факт выдачи подобной доверенности. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что после заключения договора, стороны не предпринимали никаких действий с целью регистрации договора.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 июня 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь