Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

на заседании

президиума Пермского

краевого суда

31 июля 2009 года

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО

КРАЕВОГО СУДА ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2009 ГОДА

 

I. Отмена и изменение приговоров

 

Вопросы квалификации

 

1. М. и П. осуждены за действия в отношении потерпевшего Е., совершенные при следующих обстоятельствах.

П., действуя из хулиганских побуждений, в ночное время в районе остановки общественного транспорта, в присутствии посторонних лиц, догнал незнакомого ему Е., пытавшегося убежать, беспричинно нанес ему удары по телу битой, к нему присоединился М., который, также действуя из хулиганских побуждений, нанес битой несколько ударов Е., в том числе два удара битой по голове. В результате П. причинил Е. ссадину на брюшной стенке, а М. - рану на голове и левой кисти, а также черепно-мозговую травму в виде ушиба головного мозга, линейного перелома костей свода черепа, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Судом действия М. в отношении Е. квалифицированы по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ и п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, а действия П. - по п. "а" ч. 2 ст. 116 УК РФ и п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Судебная коллегия, изменяя приговор в отношении обоих осужденных в части квалификации их действий, указала следующее.

Действия осужденного М. по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ и действия осужденного П. по п. "а" ч. 2 ст. 116 УК РФ квалифицированы правильно, поскольку телесные повреждения потерпевшему Е. они причинили на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, без какого-либо видимого повода, т.е. из хулиганских побуждений.

Что же касается квалификации содеянного ими по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, то она, по мнению судебной коллегии, является излишней, поскольку никаких иных действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, помимо направленных на причинение телесных повреждений потерпевшему, осужденные не совершили.

С учетом отсутствия у М. и. П. умысла на совершение хулиганства как самостоятельного состава преступления осуждение их по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ из приговора исключено.

(Дело N 22-3131, Березниковский городской суд)

 

2. М.В. осужден по ч. 1 ст. 117 УК РФ за причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев и совершения иных насильственных действий потерпевшей М.Ф., имевших место в конце декабря 2006 года, 22 января 2007 года днем, 22 января 2007 года вечером возле кинотеатра, 22 января 2007 года вечером в квартире, 5 марта 2007 года, 13 марта 2007 года и в ночь на 24 июня 2007 года.

Судебной коллегией данный приговор от 26 января 2009 года изменен по следующим основаниям.

Для привлечения виновного к уголовной ответственности по ст. 117 УК РФ необходимо установить, что за каждое преступление, входящее в совокупность систематического нанесения побоев, не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, установленные за данное конкретное преступление.

Двухгодичный срок давности уголовного преследования, установленный п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, по эпизодам нанесения побоев и совершения иных насильственных действий, имевшим место в конце декабря 2006 года, 22 января 2007 года днем, 22 января 2007 года вечером возле кинотеатра, 22 января 2007 года вечером в квартире, истек еще до вынесения приговора, а по преступлениям, совершенным 5 марта 2007 года и 13 марта 2007 года, этот срок истек к моменту рассмотрения дела 26 марта 2009 года в суде кассационной инстанции. Течение сроков давности по основаниям ч. 3 ст. 78 УК РФ не приостанавливалось.

В связи с изложенным по эпизодам нанесения побоев и совершения иных насильственных действий, имевшим место в конце декабря 2006 года, 22 января 2007 года, 5 марта 2007 года, 13 марта 2007 года, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело судебной коллегией прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Действия осужденного по нанесению побоев и совершению иных насильственных действий, причинивших физическую боль, в ночь на 24 июня 2007 года переквалифицированы с ч. 1 ст. 117 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ с назначением наказания.

(Дело N 22-1713, Октябрьский районный суд)

 

3. Судом установлено, что Н., действуя в группе лиц по предварительному сговору, тайно похитил, собрав с насыпи демонтированного пути детали верхнего строения пути, принадлежащие в качестве металлолома Пермской дистанции пути структурного подразделения Пермского отделения Свердловской железной дороги - филиала ОАО "РЖД", причинив ущерб указанному предприятию на сумму 130 руб. 68 коп., и детали сцепки с вагонов, состоящих на балансе эксплуатационного вагонного депо ст. Пермь-Сортировочная структурного подразделения Пермского отделения Свердловской железной дороги, причинив ущерб предприятию в сумме 226 руб. Н. был задержан сотрудниками милиции, а похищенное изъято и возвращено предприятиям.

Судебная коллегия, отменяя приговор, указала, что в материалах дела не содержится доказательств, свидетельствующих о том, что содеянное Н. обладает признаками значительной общественной опасности, которая позволила бы признать содеянное преступлением. Не имеется достаточных данных и о том, что действия Н. причинили вред личности, обществу и государству.

С учетом обстоятельств дела, размера нанесенного ущерба, того, что каких-либо вредных последствий в результате действий Н. не наступило, он вину признал и чистосердечно раскаялся в содеянном, по месту жительства положительно характеризуется, судебная коллегия сделала вывод, что действия Н. хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности.

Производство по делу прекращено за отсутствием в действиях Н. состава преступления.

(Дело N 22-1922, Дзержинский районный суд г. Перми)

 

4. К. признан виновным в тайном хищении золотых изделий стоимостью 9300 рублей у С. с причинением ей значительного ущерба.

При квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба судам следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, иные данные, относящиеся к имущественному и семейному положению гражданина. Квалифицирующий признак кражи, предусмотренный пунктом "в" части второй статьи 158 УК РФ, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб, который не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Перечисленные выше обстоятельства должны быть установлены судом, исследованы и подвергнуты оценке, данная оценка должна содержаться в приговоре.

Суд же, квалифицируя действия К. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, данные требования закона не выполнил, каких-либо обстоятельств, на основании которых пришел к выводу о причинении потерпевшей С. значительного ущерба, в приговоре не привел, оценки показаниям потерпевшей в этой части не дал.

При таких обстоятельствах действия К. судебной коллегией переквалифицированы с п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

(Дело N 22-3016, Березниковский городской суд)

По этому же основанию изменены приговоры в отношении Ч. (дело N 22-2436, Кировский районный суд г. Перми), Н. (дело N 22-2563, Мотовилихинский районный суд г. Перми).

 

5. Судебной коллегией изменен приговор по уголовному делу в отношении К. и И., совершивших открытое хищение чужого имущества.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании осужденные отрицали факт предварительного сговора на совершение преступления. Из показаний осужденного И. следует, что К. предложил ему похитить деньги у встретившейся им потерпевшей, но тот отказался. Тогда К. перешел на другую сторону улицы, то есть к потерпевшей, и потребовал у нее деньги. Через некоторое время И., увидев, что та передает деньги К., тоже подошел к потерпевшей и похитил у нее сумку. Каких-либо доказательств, опровергающих показания осужденных и свидетельствующих о наличии предварительного сговора между ними, суду не представлено, поэтому содержащийся в приговоре вывод о наличии предварительного сговора ошибочен. Действия осужденных переквалифицированы с п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

(Дело N 22-3033, Лысьвенский городской суд)

 

6. Ш. и М. осуждены за открытое хищение чужого имущества по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК.

Действия Ш. и М. судебной коллегией переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 ч. 2 УК, поскольку умышленные действия виновных, непосредственно направленные на совершение преступления, не были доведены до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

Осужденные хотя и завладели имуществом потерпевшего, но были сразу же задержаны на месте преступления, похищенное у них было изъято, в связи с чем действия осужденных следует квалифицировать как покушение на грабеж.

(Дело N 22-2625, Соликамский городской суд)

 

7. Судом установлено, что Ш. с целью хищения пришел в магазин, достал перочинный нож и, демонстрируя его перед продавцом Н., высказал требование передачи товара, при этом угрожал убийством. Потерпевшая, опасаясь за свою жизнь, отдала Ш. 20 бутылок водки на сумму 2100 рублей и деньги в сумме 4570 рублей.

Действия Ш. судом квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни, и с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Судебной коллегией из приговора исключено указание о применении насилия, опасного для жизни, поскольку какого-либо насилия осужденный Ш. к потерпевшей не применял и не пытался это сделать.

Кроме того, осужденному вменен квалифицирующий признак - применение предмета, используемого в качестве оружия. Однако, как видно из обстоятельств совершенного преступления, Ш., демонстрируя нож и требуя у продавца передачи товара, каких-либо действий, свидетельствующих о реальном намерении применить нож, не совершил.

В связи с изложенным действия Ш., совершившего нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни, переквалифицированы на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

(Дело N 22-2247, Большесосновский районный суд)

 

8. С. и М. признаны виновными в нападении на Б. в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

По заключению судебно-медицинского эксперта у потерпевшего имелись кровоподтеки на лице, кровоизлияния на слизистой губ, ссадина на шее - указанные повреждения как вред здоровью не квалифицируются.

Свой вывод о доказанности вины С. и М. в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, суд мотивировал тем, что характер, интенсивность и локализация телесных повреждений, способ их нанесения двумя подсудимыми одновременно в течение продолжительного времени, непрерывно, множественность ударов, в том числе ногами, обутыми в обувь, в жизненно важный орган - голову, свидетельствуют о реальной опасности для жизни и здоровья потерпевшего, хотя повреждения и не причинили вред здоровью потерпевшего.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда, указав, что нанесение беспорядочных ударов по телу, в том числе и по голове потерпевшего (по показаниям потерпевшего, избиение его происходило в течение 5-7 минут, количество ударов он не помнит), не свидетельствует о направленности умысла на применение виновными насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Характер, степень интенсивности и продолжительность примененного к потерпевшему насилия не дают оснований считать такое насилие опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

Действия С. и М. переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ на пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

(Дело N 22-2871, Орджоникидзевский районный суд г. Перми)

 

9. По приговору Б.В., Б.Д. и Н.О. признаны виновными в совершении группой лиц по предварительному сговору открытого хищения имущества Н., с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Их действия квалифицированы по пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Судебная коллегия указала, что приговор в отношении Н.О. и Б.В. подлежит изменению. При хищении имущества насилие было применено к потерпевшей лишь Б.Д., а подсудимыми Н.О. и Б.В. такого насилия к потерпевшей не применялось. Также не нашло подтверждения и то обстоятельство, что подсудимые договорились о применении насилия к потерпевшей.

В судебном заседании не было установлено, что умыслом Н.О. и Б.В. охватывались действия Б.Д. по применению к потерпевшей насилия, не опасного для жизни или здоровья.

При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила осуждение Н.О. и Б.В. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, наказание им смягчено.

(Дело N 22-3129, Ильинский районный суд)

 

10. В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя.

По приговору Б. осужден за кражу имущества из квартиры В., совершенную группой лиц по предварительному сговору, а Х. - за соучастие в данной краже в форме пособничества.

Действия Б. судом квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, а действия Х. - по ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Судебная коллегия, изменяя приговор, указала следующее.

Суд установил, что действия Х. являются пособничеством, а непосредственным исполнителем данного преступления является только Б.

При таких обстоятельствах их действия не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Судебной коллегией исключено осуждение Б. и Х. за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, наказание осужденным смягчено.

(Дело N 22-2263, Кизеловский городской суд)

 

11. К.К. признан виновным в мошенничестве и в похищении у своей матери К.И. и проживавшей в их квартире Н. паспортов.

Суд установил, что паспортами К.К. воспользовался для получения путем мошенничества кредитов в одном из банков. После оформления сделок паспорта вновь поступили в обладание их владельцев.

Таким образом, хотя данные документы и были использованы К.К. незаконно, с корыстной целью, ими он завладел временно, без намерения обратить в свою собственность либо в собственность третьих лиц, т.е. имело место временное позаимствование. Паспортами К.К. обладал лишь незначительный период и использовал их исключительно при заключении финансовых договоров.

Поскольку такие действия не могут рассматриваться как хищение документов, судебная коллегия уголовное дело в части осуждения К.К. за два преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 325 УК РФ, прекратила за отсутствием в деянии состава преступления.

(Дело N 22-2559, Ленинский районный суд г. Перми)

 

12. Признавая Д. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, а именно в краже сотовых телефонов общей стоимостью 1000 рублей у потерпевших Р. и К., суд не учел, что согласно ч. 1 ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях и примечанию к ней (в редакции ФЗ РФ от 16.05.2008) при отсутствии квалифицирующих признаков, предусмотренных частями второй, третьей и четвертой ст. 158 УК РФ, если стоимость похищенного имущества не превышает 1000 рублей, хищение чужого имущества путем кражи признается мелким, т.е. административно наказуемым.

Поскольку Д. совершил мелкое хищение и действия осужденного не содержат состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, приговор в этой части судебной коллегией отменен с прекращением дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

(Дело N 22-654, Кировский районный суд г. Перми)

 

13. По приговору установлено, что К. совершил тайное хищение сотового телефона Н. стоимостью 5600 рублей с незаконным проникновением в палату больницы.

Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.

Как следует из смысла закона, при решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака совершения кражи с незаконным проникновением в помещение суд должен выяснить, с какой целью виновный оказался в помещении и когда у него возник умысел на завладение чужим имуществом.

Это требование закона при рассмотрении уголовного дела судом не выполнено.

Как следует из материалов дела, при допросе К. в качестве подозреваемого данный вопрос следователем не выяснялся. Как видно из протокола судебного заседания, не выяснен этот вопрос и в ходе судебного следствия. Сам же осужденный на предварительном следствии и в суде не указывал, с какой целью он пришел в больницу, палату и когда у него возник умысел на хищение телефона. При этом, как следует из протокола судебного заседания, осужденный оспаривал обвинение в незаконном проникновении в палату. Однако суд этому обстоятельству оценки не дал и мотивов в своем решении не привел.

Судебная коллегия, руководствуясь положением ч. 3 ст. 49 Конституции РФ о том, что все сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу, переквалифицировала действия К. с п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

(Дело N 22-3219, Кировский районный суд г. Перми)

 

14. Продолжают оставаться распространенными ошибки квалификации действий осужденных по делам о незаконном обороте наркотических средств.

Согласно разъяснениям, изложенным в пп. 7 и 8 Постановления Пленума Верховного Суда от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства, предназначенного для личного употребления.

Судом установлено, что Г. без цели сбыта незаконно приобрел на территории г. Ижевска наркотическое средство в крупном размере и, незаконно храня при себе, на автомашине приехал домой.

При таких обстоятельствах судебная коллегия из приговора по ч. 1 ст. 228 УК РФ исключила осуждение Г. за незаконную перевозку наркотического средства и смягчила наказание как по данной статье, так и по совокупности преступлений.

(Дело N 22-2522, Чайковский городской суд)

 

15. Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 228 УК РФ наступает в случае приобретения, хранения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Решая вопрос о наличии крупного размера наркотических средств, следует исходить из размеров, установленных Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 года N 76 "Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации" для каждого конкретного наркотического средства.

Суд, признавая С. виновным в приобретении, хранении без цели сбыта героина массой 0,5 грамма, не учел, что вышеуказанным Постановлением крупный размер наркотического средства - диацетилморфина (героина) определен массой свыше 0,5 грамма.

Президиум краевого суда, отменяя приговор в отношении С., указал, что действия осужденного, связанные с приобретением, хранением без цели сбыта героина массой 0,5 грамма, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

(Дело N 44-у-1908, Лысьвенский городской суд)

 

16. По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы его возмездной или безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат. При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

По делу в отношении Ш., осужденной по п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, такие обстоятельства не установлены, наличие у Ш. умысла на сбыт П. наркотического средства в приговоре не мотивирован.

Из принятых судом показаний свидетелей П. и Ф. следует, что до передачи П. осужденной 2500 рублей на приобретение для него наркотических средств она такой суммы не имела. С деньгами свидетеля она ушла, а вернувшись, сообщила о приобретении наркотического средства, вместе с П. употребляла наркотическое средство, а затем передала П. оставшуюся часть, которая у него и была изъята.

Таким образом, совершая указанные действия по приобретению, хранению и передаче наркотического средства П., осужденная Ш. действовала в его интересах, как приобретателя наркотических средств, в связи с чем президиум краевого суда приговор и определение судебной коллегии изменил, переквалифицировал действия Ш. на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ, как пособничество в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере.

(Дело N 44у-2045, Свердловский районный суд г. Перми)

 

Вопросы назначения наказания

 

17. Значительная часть судебных ошибок, как и ранее, связана с неправильным установлением наличия рецидива либо его вида, что влечет излишне суровое наказание, назначение не соответствующего закону вида исправительного учреждения.

К. осужден по ч. 1 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 159 УК РФ к лишению свободы в исправительной колонии строгого режима.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что вывод суда о наличии в действиях К. рецидива преступлений является ошибочным.

Согласно приговору при признании рецидива преступлений суд учел судимости К. по приговорам от 19 августа 1999 года, по которому он осужден по пп. "а", "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год, и от 11 сентября 2000 года, по которому он осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ, в силу ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ с отменой условного осуждения по приговору от 19 августа 1999 года и присоединением неотбытого наказания по этому приговору, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Относительно указанных судимостей суду следовало учесть, что по приговору от 11 сентября 2000 года К. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - героина в количестве 0,11 грамма, которое на тот момент образовывало крупный размер данного вида наркотического средства.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 года N 76 "Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации" крупный размер наркотических средств был изменен и для героина стал составлять его количество, превышающее 0,5 грамма, в связи с чем деяние, за которое К. осужден по приговору от 11 сентября 2000 года, перестало быть уголовно наказуемым, то есть декриминализировано.

В этой связи отпали основания для применения ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ по приговору от 11 сентября 2000 года.

При таких обстоятельствах обе указанные судимости К., как от 19 августа 1999 года, так и от 11 сентября 2000 года, при решении вопроса о рецидиве учитываться не могли, поэтому признание рецидива преступлений в его действиях следует считать ошибочным.

В связи с изложенным ссылки на указанные судимости К. исключены из вводной части приговора.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание осужденного.

Срок наказания, назначенный К. как за каждое из совершенных им преступлений, так и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ и ч. 5 ст. 69 УК РФ, снижен, а вид режима исправительной колонии изменен со строгого на общий.

(Дело N 22-2812, Соликамский городской суд)

По этому же основанию изменен приговор в отношении Г. (дело N 22-2260, Дзержинский районный суд г. Перми).

 

18. В отношении Ш., изменяя приговор по представлению прокурора, судебная коллегия указала, что, как видно из материалов уголовного дела, Ш. ранее дважды судим - 23 января 2003 года и 11 декабря 2003 года, причем оба раза за совершение преступлений, отнесенных законом к категории тяжких, и оба раза к реальному лишению свободы, поскольку условное осуждение по приговору от 23 января 2003 года осужденному было отменено приговором от 11 декабря 2003 года на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ с назначением наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

По обжалуемому приговору Ш. осужден за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, которое в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ также относится к категории тяжких, к наказанию в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

При таких обстоятельствах, поскольку в соответствии с требованиями п. "а" ч. 3 ст. 18 УК РФ в действиях осужденного усматривается особо опасный рецидив преступлений, согласно п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ судебная коллегия назначила Ш. отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

(Дело N 22-2534, Свердловский районный суд г. Перми)

По этому же основанию изменен приговор в отношении К. (дело N 22-2664, Дзержинский районный суд г. Перми).

 

19. П. осуждена по п. "б" ч. 2 ст. 158 ч. 2 УК РФ к лишению свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно.

Судебная коллегия, внося изменения в приговор, указала, что судом первой инстанции не учтено, что судимость П. по приговору от 26 ноября 2006 года считается с 16 февраля 2008 г. погашенной, поскольку п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ предусмотрено погашение судимости в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, по истечении одного года после отбытия наказания. По вышеуказанному приговору наказание подсудимой было назначено в виде обязательных работ. Несмотря на то, что в дальнейшем оно было заменено на более строгое наказание (лишение свободы), исходным для погашения судимости является тот вид наказания, который указан в приговоре.

Следовательно, на момент совершения П. 5 марта 2009 года нового преступления она считалась лицом, не имеющим судимости.

Судебная коллегия исключила из приговора в отношении П. указания о судимости от 26 ноября 2006 года, рецидиве преступлений, назначении наказания по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ, наказание осужденной смягчено.

(Дело N 22-3324, Оханский районный суд)

 

20. Согласно п. "а" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

Это требование закона не принято во внимание судом при осуждении Р. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Судебная коллегия указала, что ранее Р. судим за преступления небольшой тяжести, поэтому в его действиях в силу п. "а" ч. 4 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений отсутствует.

В связи с этим из приговора исключено указание об отягчающем наказание подсудимого обстоятельстве - рецидиве преступлений, наказание смягчено, отбывание лишения свободы вместо назначенной судом исправительной колонии строгого режима назначено в исправительной колонии общего режима.

(Дело N 22-3223, Мотовилихинский районный суд г. Перми)

По этому же основанию изменены приговоры в отношении М. (дело N 22-2205, Индустриальный районный суд г. Перми) и Б. (дело N 22-2324, Орджоникидзевский районный суд г. Перми)

 

21. По делу Б. и С., осужденных по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд при назначении наказания С. признал обстоятельствами, отягчающими наказание, рецидив преступлений и особо активную роль в совершении преступления, не мотивировав принятое решение в этой части.

Как видно из материалов дела, по предыдущему приговору от 26 сентября 2008 года С. был осужден за преступление, совершенное в возрасте до восемнадцати лет, и эта судимость, согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ, не должна учитываться при признании рецидива преступлений. С учетом изложенного отягчающее обстоятельство "рецидив преступлений" судебной коллегией исключено из приговора.

Также из материалов дела следует, что оба - и Б., и С. - действовали по предварительному сговору, оба выполняли тождественные и однородные действия, направленные на тайное хищение автомагнитолы, а потому вывод суда об особо активной роли С. является необоснованным. При таких обстоятельствах отягчающее обстоятельство "особо активная роль в совершении преступления" также исключено из приговора.

Наказание осужденному С. смягчено.

(Дело N 22-2539, Орджоникидзевский районный суд г. Перми)

 

22. П. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Материалы дела свидетельствуют о том, что П. судим 19 апреля 2002 года и 3 октября 2007 года за совершение умышленных преступлений к лишению свободы. Эти судимости П. в установленном законом порядке не сняты и не погашены.

Он вновь осужден к лишению свободы за умышленное преступление, в связи с чем суд обоснованно усмотрел в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ в его действиях рецидив преступлений и признал необходимым, с учетом этого обстоятельства и данных о личности подсудимого, назначить наказание с соблюдением ч. 2 ст. 68 УК РФ. Однако фактически суд назначил наказание в виде лишения свободы без учета правил назначения наказания при рецидиве преступлений, то есть на срок, составляющий менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Поэтому приговор в отношении П. по кассационному представлению прокурора судебной коллегией отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

(Дело N 22-1064, Губахинский городской суд)

 

23. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

В нарушение данного требования закона суд назначил П. по ч. 1 ст. 167 УК РФ наказание в виде лишения свободы несмотря на то, что указанный состав преступления относится к категории небольшой тяжести, преступление совершено П. в несовершеннолетнем возрасте, впервые.

Судебной коллегией приговор изменен, наказание П. назначено в виде обязательных работ.

(Дело N 22-1995, Краснокамский городской суд)

 

24. П. судом назначено наказание: по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, - в виде 180 часов обязательных работ, за каждое из семи преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 130 УК РФ, - в виде 120 часов обязательных работ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, даже при применении принципа полного сложения наказаний, назначенных П. за каждое из совершенных преступлений, суд, с учетом положений п. "г" ч. 1 ст. 71 УК РФ, согласно которому одному дню лишения свободы соответствуют восемь часов обязательных работ, не вправе был назначить осужденному по совокупности преступлений в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ указанный срок лишения свободы, в связи с чем судебной коллегией приговор изменен, наказание по совокупности преступлений снижено до 3 лет 1 месяца лишения свободы.

(Дело N 22-2624, Соликамский городской суд)

 

25. И. осуждена по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, в силу ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 20 августа 2007 года и окончательно назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Вместе с тем суд допустил неправильное применение уголовного закона, указав в приговоре о назначении наказания И. по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ, наказание по которой назначается лишь в случаях, если осужденный после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания вновь совершает преступление.

Как следует из материалов дела, И. ранее осуждена 20 августа 2007 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ за преступление, совершенное 25 января 2004 года, из мест лишения свободы была освобождена 13 октября 2008 года условно-досрочно на 10 месяцев 18 дней. По настоящему уголовному делу преступление И. совершено в мае 2007 года, то есть до вынесения приговора по первому делу.

При таких обстоятельствах назначение наказания И. по настоящему приговору с применением ст. 70 УК РФ нельзя признать законным, в связи с чем судебная коллегия исключила из приговора указание о назначении наказания по правилам данной статьи.

Поскольку на день постановления судом последнего приговора И. уже была условно-досрочно освобождена от отбывания наказания, назначенного предыдущим приговором, каждый из приговоров постановлено исполнять самостоятельно.

(Дело N 22-2435, Соликамский городской суд)

 

26. При осуждении М. к лишению свободы по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ суд не принял во внимание, что преступление М. совершил в течение оставшейся не отбытой части наказания по предыдущему приговору после условно-досрочного освобождения, правила ст. 70 УК РФ о назначении наказания по совокупности приговоров не применил.

В связи с изложенным по кассационному представлению прокурора приговор в отношении М. отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-3666, Чердынский районный суд)

 

27. С. и Б. осуждены по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы, при этом окончательный срок наказания каждому из них назначен с учетом предыдущих приговоров с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Судебная коллегия, отменяя по кассационному представлению прокурора приговор в отношении обоих осужденных с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указала, что при назначении наказания С. и Б. по совокупности преступлений (ч. 5 ст. 69 УК РФ) суд не учел, что согласно требованиям закона, если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний, а суд назначил С. наказание меньше, чем ему было назначено по предыдущему приговору, а Б. - тот же срок наказания, что ему был назначен по первому приговору.

(Дело N 22-2372, Кишертский районный суд)

 

28. При осуждении Л. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы суд необоснованно усмотрел в действиях подсудимого особо опасный рецидив и назначил ему отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Судебная коллегия, изменяя приговор, указала, что ранее Л. был судим за преступления, совершенные в период действия УК РСФСР, и эти судимости суд учел при решении вопроса о рецидиве.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 57 УК РСФСР не имеющими судимости признаются лица, осужденные к лишению свободы на срок не более трех лет, если они в течение трех лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления.

Норма УК РСФСР подлежит применению на основании ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, улучшающего положение лица, во взаимосвязи со ст. 86 УК РФ, предусматривающей погашение судимости за каждое конкретное преступление.

Поэтому судимости Л. от 11 декабря 1996 года и от 16 июня 1997 года, учитывая, что по этим приговорам за каждое из преступлений, совершенных в период действия УК РСФСР, назначенное наказание не превышало 3 лет лишения свободы, а со дня отбытия наказания прошло более 3 лет, являются погашенными.

Судебная коллегия исключила из приговора указания о данных судимостях и о наличии в действиях Л. особо опасного рецидива, с учетом наличия у Л. еще одной непогашенной судимости признала в его действиях опасный рецидив, снизила срок лишения свободы и назначила отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

(Дело N 22-3284, Мотовилихинский районный суд г. Перми)

 

29. Х. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по приговору от 14 марта 2008 года, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров определено наказание в виде лишения свободы в колонии-поселении.

По приговору от 14 марта 2008 года Х. был осужден по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ к условному лишению свободы за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте.

Судебная коллегия, изменяя приговор в части вида исправительного учреждения, указала, что если лицо, совершившее тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, ему назначается отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, поскольку несовершеннолетние, достигшие 18-летнего возраста, направляются для отбывания оставшегося наказания в исправительную колонию общего режима (статья 140 УИК РФ).

Поскольку Х. наказание назначено по правилам ст. 70 УК РФ с учетом приговора, по которому он осужден за тяжкое преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте, наказание в виде лишения свободы он должен отбывать не в колонии-поселении, а в исправительной колонии общего режима.

(Дело N 22-1805, Орджоникидзевский районный суд г. Перми)

 

30. Согласно ч. 6.1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, сокращается наполовину.

По делу в отношении Л. данное требование закона судом не было принято во внимание, что повлекло изменение приговора.

Несовершеннолетний Л. осужден с применением ст. 64 УК РФ по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 11 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 3 года.

Суд не учел, что при применении ст. 64 УК РФ необходимо одновременно учитывать и положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, в связи с чем назначаемое Л. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ наказание должно быть менее 1 года лишения свободы.

В связи с изложенным судебной коллегией назначенный Л. срок лишения свободы снижен до 11 месяцев лишения свободы.

(Дело N 22-3199, Осинский районный суд)

 

31. Из содержания ч. 4 ст. 70 УК РФ следует, что окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Б., ранее судимый по приговору от 2 марта 2007 года за умышленное преступление средней тяжести к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года, вновь осужден за два преступления, предусмотренные пп. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы за каждое, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по их совокупности - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 2 марта 2007 года, частично присоединена неотбытая по нему часть наказания и окончательно назначено 3 года лишения свободы.

Отменяя приговор по кассационному представлению государственного обвинителя, судебная коллегия указала следующее.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 34 своего Постановления от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 5), при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров неотбытым наказанием при условном осуждении следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору.

Поскольку по совокупности приговоров, по каждому из которых Б. осужден к лишению свободы, суд в нарушение требований ст. 70 УК РФ назначил окончательный срок лишения свободы, равный сроку наказания по первому приговору, приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-1560, Осинский районный суд)

Также за нарушением требований ч. 4 ст. 70 УК РФ отменены приговоры в отношении Г. (дело N 22-472, Свердловский районный суд г. Перми), Д. (дело N 22-779, Краснокамский городской суд), С. (дело N 22-3509, Орджоникидзевский районный суд г. Перми).

 

32. По ряду дел судами не учтены смягчающие наказание обстоятельства, прямо предусмотренные законом (ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Из материалов уголовного дела в отношении Н., осужденного по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, видно, что Н. обратился в органы милиции с повинной и лишь затем был задержан по подозрению в совершении преступления. Суд исследовал заявление о явке с повинной Н., однако не дал оценки этому обстоятельству.

В силу п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной признается смягчающим обстоятельством, которое должно учитываться при назначении наказания.

На основании изложенного судебная коллегия признала в качестве смягчающего наказание осужденного обстоятельства явку с повинной, в связи с чем наказание ему смягчила как за преступление, за совершение которого по данному делу он осужден, так и по совокупности приговоров.

(Дело N 22-2276, Березниковский городской суд)

 

33. В. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия, изменяя приговор, указала, что из материалов дела следует, что В. обратился в органы предварительного следствия с "чистосердечным признанием" и лишь затем был задержан по подозрению в совершении преступления, причем на момент обращения В. органы следствия не располагали данными о совершении им указанного в заявлении преступления, уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения трупа Г. Таким образом, фактически данное заявление является явкой с повинной осужденного.

Однако суд, исследовав в ходе судебного разбирательства "чистосердечное признание" В., необоснованно указал в приговоре, что это заявление нельзя расценивать как явку с повинной, и, более того, не мотивировал свое решение в этой части.

С учетом изложенного судебная коллегия, признав в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной, при отсутствии отягчающих обстоятельств, смягчила назначение В. наказания.

(Дело N 22-2870, Пермский районный суд)

По этому же основанию изменен приговор в отношении В. и П. (дело N 22-2376, Березниковский городской суд).

 

34. По делу К., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, судебная коллегия установила, что К. в своем объяснении от 29 ноября 2008 года, т.е. еще до возбуждения уголовного дела 25 декабря 2008 года, сообщил, что во время ссоры с потерпевшим в ходе распития спиртного нанес ему пять ударов кулаками по лицу. До его ударов никаких телесных повреждений у потерпевшего не было.

На момент сообщения К. о совершенном им преступлении правоохранительные органы не располагали данными о его причастности к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего впоследствии смерть последнего.

Данные обстоятельства свидетельствуют о добровольном сообщении К. сотрудникам милиции о совершенном им преступлении и явке с повинной.

Судебная коллегия, признав в отношении К. явку с повинной смягчающим наказание обстоятельством, снизила назначенный ему судом срок лишения свободы.

(Дело N 22-2835, Кунгурский городской суд)

 

35. По делу в отношении С., осужденного за три преступления, предусмотренные п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, и одно, предусмотренное ч. 1 ст. 166 УК, судебная коллегия установила, что С. был допрошен в качестве подозреваемого и подробно сообщил сведения не только о преступлениях, о его причастности к которым было известно органам следствия, но и о других преступлениях, совершенных в ночь на 8 октября 2008 года и в ночь на 21 октября 2008 года, данными о причастности к которым С. органы следствия на тот момент не располагали.

Поведение С. судебной коллегией признано явкой с повинной и учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Сроки наказания осужденному снижены как за указанные преступления, так и в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ.

(Дело N 22-3168, Мотовилихинский районный суд г. Перми)

 

36. При назначении наказания Ш. по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ суд, установив, что в материалах дела имеется явка с повинной Ш., в нарушение требований п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ не признал данное обстоятельство смягчающим наказание, мотивируя принятое решение тем, что Ш., явившись с повинной, не рассказал правдиво обо всех обстоятельствах дела, исказил события, пытаясь избежать ответственности за совершенное более тяжкое преступление.

Между тем, по смыслу ст. 61 УК РФ в ее взаимосвязи со ст. 142 УПК РФ, явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается в тех случаях, когда лицо в устной или письменной форме добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении.

Из материалов дела видно, что явка с повинной Ш. подана добровольно, при этом он изложил обстоятельства совершенного им совместно с А. преступления. Впоследствии причастность Ш. к хищению имущества Б. подтвердилась.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не согласилась с выводом суда о невозможности признать явку с повинной Ш. обстоятельством, смягчающим наказание, признала данное обстоятельство таковым и смягчила осужденному наказание.

(Дело N 22-2600, Орджоникидзевский районный суд г. Перми)

 

37. Несовершеннолетний В. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия, внося изменения в приговор, указала, что при назначении наказания В. судом не дано оценки обстоятельству, смягчающему наказание подсудимого, - активному способствованию раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления.

Поскольку это обстоятельство прямо предусмотрено законом - п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ - судебная коллегия признала данное обстоятельство смягчающим наказание осужденного В. и смягчила ему наказание.

(Дело N 22-3266, Чайковский городской суд)

 

38. Г. осуждена за ряд преступлений, в том числе по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу стиральной машины у З.

Признавая в соответствии с п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством способствование розыску похищенного имущества и смягчая осужденной в связи этим наказание по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ, судебная коллегия указала следующее.

Г. при допросе в качестве подозреваемой указала лицо, которому она отдала похищенную у З. стиральную машину, назвала его место проживания и телефон. Впоследствии у этого лица стиральная машина была изъята и возвращена законному владельцу.

Однако вышеизложенные обстоятельства суд первой инстанции не учел, вопрос о возможности признания в соответствии с п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ способствования розыску похищенного имущества смягчающим наказание обстоятельством не рассмотрел, что и повлекло изменение приговора.

(Дело N 22-3366, Индустриальный районный суд г. Перми)

 

39. В отношении Ф., осужденного за ряд преступлений, одно из которых, предусмотренное ч. 2 ст. 159 УК РФ, он совершил в несовершеннолетнем возрасте, суд, назначая наказание, не учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства несовершеннолетие подсудимого.

Учитывая изложенное, судебная коллегия в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 61 УК РФ признала это обстоятельство смягчающим наказание и снизила назначенный судом Ф. срок лишения свободы как за указанное преступление, так и в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ.

(Дело N 22-3286, Мотовилихинский районный суд г. Перми)

 

40. По делу В., осужденного к условной мере наказания по ч. 1 ст. 166 УК РФ, суд, установив, что у подсудимого на иждивении находятся двое малолетних детей, не учел это обстоятельство в качестве смягчающего наказание.

В силу изложенного судебная коллегия приговор изменила, учла указанное обстоятельство в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего и снизила назначенный осужденному срок лишения свободы.

(Дело N 22-3196, Соликамский городской суд)

 

41. Щ. осужден за два преступления, предусмотренные п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ и по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Судебная коллегия признала в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие у осужденного малолетнего ребенка и смягчила наказание, указав, что Щ. проживает в фактических брачных отношениях с Ш. и от совместной жизни они имеют общего ребенка - дочь Ш.А., 2006 г.р. Данный факт подтверждается показаниями потерпевшей Ш., подсудимого Щ., свидетеля С., копией бытовой характеристики, приобщенной к кассационной жалобе осужденного. То обстоятельство, что осужденный не записан отцом ребенка в свидетельстве о рождении, не свидетельствует об отсутствии у него детей.

(Дело N 22-2433, Чусовской городской суд)

 

42. Судебной коллегией изменен приговор в отношении Д., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Из материалов дела, в том числе показаний подсудимого Д., потерпевшего К.В., свидетелей К.Н., К.А. и П., справок и характеристик от участкового уполномоченного милиции, начальника уголовно-исполнительной инспекции и главы администрации сельского поселения следует, что у Д. имеется ребенок, 2007 г.р.

С учетом изложенного судебная коллегия учла данное обстоятельство в качестве смягчающего и снизила Д. срок лишения свободы.

(Дело N 22-2374, Оханский районный суд)

Аналогичные ошибки допущены судами по делам в отношении Ч. (дело N 22-3378, Кировский районный суд г. Перми), Б. (дело N 22-3106, Оханский районный суд), Г. (дело N 22-2747, приговор мирового судьи судебного участка N 30 и постановление апелляционной инстанции Орджоникидзевского районного суда г. Перми), П. (дело N 22-3024, Чайковский городской суд), Д. (дело N 22-3452, Мотовилихинский районный суд г. Перми).

 

43. В ряде случаев судами в нарушение требований п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ не признано смягчающим наказание обстоятельством добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления.

По делу Д., осужденного по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, потерпевшим К. в ходе расследования были заявлены гражданские иски о возмещении материального ущерба на сумму 800 рублей и компенсации морального вреда в размере 5000 рублей.

В судебном заседании потерпевший К. пояснил, что причиненный ему ущерб возмещен в полном объеме, претензий к подсудимому он не имеет. Суд данному обстоятельству никакой оценки не дал и каких-либо суждений по данному факту не высказал.

В связи с изложенным судебная коллегия признала в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда и смягчила наказание.

(Дело N 22-3637, Краснокамский городской суд)

 

44. Ш. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Как следует из материалов дела, родственники осужденного добровольно возместили причиненный ущерб потерпевшей Д., поэтому данное обстоятельство в силу п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ следовало признать смягчающим, что не было выполнено судом; напротив, суд в приговоре указал об отсутствии смягчающих наказание обстоятельств у осужденного.

Судебной коллегией данное обстоятельство признано смягчающим, снижен назначенный Ш. срок лишения свободы.

(Дело N 22-2732, Нытвенский районный суд)

Аналогичные судебные ошибки, связанные с необоснованным непризнанием добровольного возмещения ущерба, причиненного преступлением, в качестве обстоятельства, смягчающего наказания, допущены по делам в отношении Б. (дело N 22-3503, Губахинский городской суд), Л. (дело N 22-2299, Пермский районный суд), И. (дело N 22-2987, Красновишерский районный суд).

 

45. Согласно п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Д. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Из материалов уголовного дела - показаний подсудимого, потерпевшей, свидетеля - следует, что Д. непосредственно после совершения преступления помог посадить потерпевшую в машину, отвез ее в больницу для оказания медицинской помощи.

В связи с изложенным судебная коллегия признала оказание помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, назначенное ему наказание смягчила.

(Дело N 22-2663, Ленинский районный суд г. Перми)

По этому же основанию изменен приговор в отношении С. (дело N 22-2737, Березниковский городской суд).

 

46. В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренный ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим.

В отношении С., осужденного по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, в противоречие с приведенным положением закона суд при назначении наказания по существу учел в качестве обстоятельства, отягчающего его наказание, наступление от его действий существенного вреда деятельности правоохранительных органов, в то время как наступление указанных последствий является признаком состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ.

В связи с изложенным судебная коллегия исключила из приговора ссылку суда при мотивировке наказания на указанное обстоятельство и смягчила назначенное осужденному наказание.

(Дело N 22-2228, Чайковский городской суд)

 

47. Согласно ст. 60 УК РФ назначаемое наказание должно быть справедливым, соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, данным о личности виновного.

Т. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 3 года 6 месяцев, с лишением права управления транспортным средством на 3 года.

Судебная коллегия, рассмотрев дело по кассационной жалобе потерпевшего на явную несправедливость назначенного наказания вследствие его чрезмерной мягкости, указала следующее.

Как установил суд, Т. грубо нарушил Правила дорожного движения, а именно: перевозил пассажиров, не пристегнутых ремнями; произвел обгон впереди идущего транспортного средства с правой стороны. По его завершении, с целью обгона впереди идущего следующего транспортного средства с левой стороны, не убедившись в том, что полоса движения, на которую он намерен был выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и этим маневром он не создаст помех встречным и движущимся по этой полосе транспортным средствам, выехал на полосу встречного движения и допустил столкновение с машиной "Ниссан-Алмера", в результате чего погибли пассажиры Ш. и Б., а Е. был причинен тяжкий вред здоровью в виде перелома бедра и поясничного позвонка.

Однако всем этим обстоятельствам суд должной оценки в приговоре не дал, поэтому утверждение потерпевшего Е. о несправедливости назначенного Т. наказания является обоснованным.

Приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-1680, Индустриальный районный суд г. Перми)

 

Процессуальные вопросы

 

48. Ж. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия, отменяя приговор, в своем определении по данному делу указала, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 379, пп. 2, 3 ст. 380 УПК РФ основанием к отмене приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

При вынесении приговора не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; не дана оценка противоречивым доказательствам по делу.

Из показаний Ж. в судебном заседании следует, что поводом к произошедшему послужило неправомерное поведение самого потерпевшего, который избил его, причинил ему телесные повреждения, а он, защищаясь от этих неправомерных действий, ударил О. лишь один раз рукой в лицо.

В ходе судебного разбирательства была допрошена в качестве свидетеля защиты Ж.А., подтвердившая, что конфликт был спровоцирован самим потерпевшим, что после случившегося на лице у ее мужа Ж. были повреждения.

Однако эти показания противоречат показаниям свидетелей обвинения Р., Е., А.О., А.А. о том, что никаких повреждений на лице у Ж. они не видели. При наличии таких явных противоречий в показаниях свидетеля защиты и названных свидетелей обвинения они должной оценки со стороны суда не получили. Критически относясь к показаниям свидетеля защиты Ж.А., суд указал, что ее показания опровергаются в том числе и заключениями судебно-медицинских экспертов.

Между тем, заключение судебно-медицинского эксперта о травмах, имевшихся у Ж., медицинская справка об обращении Ж. в травмпункт не получили какой-либо оценки суда.

При новом рассмотрении дела суду рекомендовано проверить все обстоятельства, принять законное, обоснованное и мотивированное решение.

(Дело N 22-146, Краснокамский городской суд)

 

49. П. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Судебной коллегией приговор отменен в части осуждения по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение.

Как видно из материалов уголовного дела, органами предварительного следствия П. предъявлено обвинение в завладении по предварительному сговору с другим лицом принадлежащим Б. автомобилем "Ока" без цели хищения и перемещении этого автомобиля с места его стоянки.

Вышеуказанные действия П. органами предварительного следствия квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору.

В судебном заседании, как следует из текста приговора, суд установил те же фактические обстоятельства рассматриваемых событий, но, исходя из показаний П. о том, что автомобиль потерпевшего Б. он и неустановленное следствием лицо стали толкать в темное место двора с той целью, чтобы затем похитить находящееся в нем имущество, пришел к выводу о квалификации этих действий П. по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ - покушение на кражу, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

При этом суд не учел, что по смыслу, придаваемому ст. 166 УК РФ сложившейся правоприменительной практикой, под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством и поездка на нем без намерения присвоить его целиком или по частям. Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось. Неправомерное завладение транспортным средством с целью обеспечить совершение другого преступления, если у лица отсутствовала цель обратить транспортное средство в свою пользу или пользу другого лица, надлежит квалифицировать по статье 166 УК РФ и по совокупности с соответствующими статьями Особенной части УК РФ, предусматривающими ответственность за совершение иных преступлений. Таким образом, если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, содеянное подлежит квалификации по статье 166 УК РФ и соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищения.

Кроме того, как на это также обоснованно обращено внимание в кассационном представлении государственного обвинителя, не учтены судом требования ст. 252 УПК РФ, в соответствии с которыми судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, и то обстоятельство, что обвинение в наличии у П. умысла на хищение какого-либо имущества потерпевшего Б. вообще и находившегося в принадлежащем последнему автомобиле "Ока" в частности ему органами предварительного следствия не предъявлялось.

(Дело N 22-2895, Чайковский городской суд)

 

50. Отменяя приговор в отношении В. и К., судебная коллегия указала, что судом первой инстанции по данному делу нарушены требования ст. 307 УПК РФ, согласно которой описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого.

Так, квалифицировав действия осужденных по одиннадцати преступлениям, предусмотренным п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, как кражи, совершенные группой лиц по предварительному сговору, суд, излагая обстоятельства совершения каждого преступления в описательно-мотивировочной части приговора, указал, что В. и К. совершили кражи секций радиаторов отопления, не отразив при этом, что названные лица действовали в составе группы лиц по предварительному сговору, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступлений, в целом не описал надлежащим образом преступные деяния по этим эпизодам краж.

Указывая в приговоре, что вина подсудимых подтверждается исследованными судом доказательствами, суд приводит общий список доказательств по всем преступлениям, однако анализ и оценка этих доказательств судом по каждому из преступлений не даны. Из приведенного списка нельзя сделать вывод, доказательством чего и по какому эпизоду они являются. Сделав ссылку в приговоре на показания подсудимых В. и К., суд не раскрыл содержания этих показаний.

Выводы суда относительно квалификации действий В. и К. по одиннадцати преступлениям, предусмотренным п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, и по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ не мотивированы, обстоятельства, послужившие основаниями для указанных выводов суда, в описательной части не приведены.

В соответствии с требованиями чч. 2, 3 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должно быть указано решение суда о признании подсудимого виновным в совершении преступления, а также пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

В нарушение этих норм суд в описательно-мотивировочной части приговора, квалифицировав действия подсудимых по одиннадцати преступлениям, предусмотренным п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, в резолютивной части приговора фактически признал их виновными в совершении одного преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлекшими постановление незаконного и необоснованного приговора, поэтому в силу ст. 381 УПК РФ приговор отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

(Дело N 22-630, Кизеловский городской суд)

 

51. В соответствии с ч. 1 ст. 247 УПК РФ судебное разбирательство уголовного дела производится при обязательном участии подсудимого. Согласно ч. 4 ст. 247 УПК РФ допускается рассмотрение дела в отсутствие подсудимого лишь по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести и при наличии об этом ходатайства подсудимого. Из смысла ч. 4 ст. 247 УПК РФ следует, что, принимая решение о рассмотрении дела в отсутствие подсудимого, судья должен убедиться, что ходатайство подсудимого не является вынужденным.

Как установила судебная коллегия по делу в отношении несовершеннолетнего Г., который по приговору признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, и на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ освобожден от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием, из материалов дела следует, что в ходатайстве Г. указывает о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие по причине нахождения его в СПУ закрытого типа г. Кизела.

При таких обстоятельствах указанные в ходатайстве доводы свидетельствуют о невозможности участия в судебном разбирательстве несовершеннолетнего Г. по причине его нахождения в условиях изоляции и о вынужденном характере отказа подсудимого от явки в суд.

Кроме того, ст. 421 УПК РФ предусматривает в качестве гарантий прав несовершеннолетних расширение предмета доказывания по уголовному делу о преступлении, совершенном таким лицом, с тем, чтобы помимо обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ, устанавливались также условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, способность несовершеннолетнего осознавать в полной мере характер своих действий. Указанные обстоятельства имеют значение для решения вопросов о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности, применения к нему конкретных мер уголовно-правового воздействия.

Поскольку обстоятельства, предусмотренные ст. 421 УПК РФ, установление которых дополнительно требуется при производстве по делам несовершеннолетних, невозможно в их отсутствие, участие несовершеннолетнего подсудимого при рассмотрении уголовного дела судебная коллегия сочла обязательным, в связи с чем отменила приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-2069, Очерский районный суд)

 

52. В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников судопроизводства могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Согласно положениям ч. 2 ст. 231 УПК РФ о дате, времени и месте заседания суд извещает участников процесса, в число которых входит потерпевший.

Однако, как установлено судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы потерпевшей Ф., эти требования закона по делу в отношении С., который осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ, судом первой инстанции не выполнены.

Каких-либо сведений о том, что потерпевшая была надлежащим образом извещена судом о рассмотрении дела 26 февраля 2009 г., в материалах дела не имеется.

Ненадлежащее извещение потерпевшей Ф. о дате рассмотрения дела лишило ее возможности принять участие в судебном заседании и воспользоваться предоставленными ей уголовно-процессуальным законодательством правами.

Поскольку указанное нарушение закона могло повлиять на правильность судебного решения, судебной коллегией приговор отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

(Дело N 22-3615, Березниковский городской суд)

 

53. По делу Ш., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд, принимая решение об удовлетворении исковых требований потерпевшего Ф. к подсудимому о возмещении морального вреда в размере 294000 рублей и материального ущерба в размере 6000 рублей, мотивы такого решения в приговоре фактически не привел, ограничившись общими фразами о необходимости удовлетворения иска.

В связи с изложенным приговор в части разрешения гражданского иска судебной коллегией отменен и дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

(Дело N 22-3387, Чусовской городской суд)

 

54. Часть 2 ст. 381 УПК РФ предусматривает в качестве основания отмены судебного решения в любом случае непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон.

Как установил президиум краевого суда, данное нарушение закона допущено судом первой инстанции по делу С., который был осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного расследования и в подготовительной части судебного заседания С. разъяснялись права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, в которой не указано право подсудимого ходатайствовать об участии в прениях сторон в судебном заседании.

Это право подсудимого предусмотрено ч. 2 ст. 292 УПК РФ, согласно которой в прениях может участвовать подсудимый, который вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 УПК РФ суд разъясняет подсудимому его права и обеспечивает ему возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами.

В материалах дела данные о разъяснении подсудимому С. права ходатайствовать об участии в прениях сторон отсутствуют, суд не предоставил ему возможность выступить в прениях.

Поэтому приговор суда в связи с нарушением права С. на защиту отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

(Дело N 44у-1443, Соликамский городской суд)

 

Вопросы применения норм об особом порядке принятия

судебного решения

 

55. Согласно ст. 315 УПК РФ, регламентирующей порядок заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, обвиняемый вправе заявить его: 1) в момент ознакомления с материалами уголовного дела, о чем делается соответствующая запись в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 218 настоящего Кодекса; 2) на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 настоящего Кодекса.

По делу Ж. и Г., осужденных по ч. 2 ст. 313 УК РФ, данное требование закона, как установила судебная коллегия, нарушено.

Как видно из материалов дела, Ж. и Г. при ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ ходатайства о его рассмотрении в особом порядке судебного разбирательства не заявляли. Предварительное слушание не проводилось, рассмотрение дела было назначено в общем порядке.

В ходе судебного заседания решение о рассмотрении дела в особом порядке принято судом на основании того, что подсудимые поддержали свое ходатайство об этом, якобы заявленное в ходе предварительного следствия. Последнее обстоятельство, в связи с вышеизложенным, не соответствует действительности.

Поскольку, вопреки требованиям закона, данное дело рассмотрено судом в особом порядке, приговор отменен.

(Дело N 22-3257, Чердынский районный суд)

 

56. Ш. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ по делу, рассмотренному в порядке особого производства.

В кассационной жалобе осужденный обжаловал обоснованность осуждения и квалификацию его действий.

Судебная коллегия приговор отменила, указав, что предварительное слушание по делу было назначено судом для рассмотрения вопроса о мере пресечения, хотя такого основания для проведения предварительного слушания ст. 229 УПК РФ не предусматривает.

На предварительном слушании обвиняемым Ш. было заявлено ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, которое судом удовлетворено.

Поскольку предварительное слушание по делу проведено с нарушением закона, то решение о рассмотрении дела в особом порядке и приговор также являются незаконными.

(Дело N 22-3023, Чайковский городской суд)

 

57. Судебной коллегией отменен приговор в отношении осужденного по ч. 2 ст. 162 УК РФ М., дело в отношении которого было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ обвиняемый при наличии согласия с предъявленным обвинением заявляет ходатайство о рассмотрении дела без проведения судебного разбирательства, то есть в порядке особого производства. Таким образом, согласие обвиняемого с предъявленным обвинением является одним из условий рассмотрения дела в особом порядке.

В соответствии с ч. 3 ст. 314 УПК РФ, если суд установит, что предусмотренные ч. 1 настоящей статьи условия, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство, не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Суд первой инстанции, выяснив в ходе судебного заседания отношение подсудимого М. к предъявленному обвинению, а именно, что он вину не признает, не прекратил рассмотрение дела в особом порядке, а постановил приговор.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, в связи с чем приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-2081, Березниковский городской суд)

 

58. В соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ особый порядок принятия судебного решения может быть применен по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы.

При этом, как указано в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел", необходимо исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть назначено ему с учетом обстоятельств, предусмотренных ст. 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ.

Данное требование закона нарушено по делу К., осужденной в особом порядке по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

К. обвинялась в совершении двух преступлений, за одно из которых, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, санкцией статьи предусмотрено наказание до 12 лет лишения свободы.

Поскольку в силу ч. 1 ст. 314 УПК РФ суд был не вправе рассматривать данное дело в особом порядке, судебной коллегией приговор отменен.

(Дело N 22-2759, Свердловский районный суд г. Перми)

 

59. Ч. осужден в особом порядке за совершение нескольких преступлений, в т.ч. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК за кражу цифрового фотоаппарата с флэш-картой стоимостью 3000 рублей с причинением значительного ущерба потерпевшей К.

В соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ и п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит устанавливать, имеются ли по уголовному делу необходимые для этого условия. Одним из таких условий является обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами.

При рассмотрении данного уголовного дела эти требования закона не выполнены.

Квалифицирующий признак - причинение значительного ущерба гражданину - вменен обвиняемому на основании показаний потерпевшей К., которая пояснила на предварительном следствии, что фотоаппарат был не новый, ей был подарен, она его оценивает вместе с флэш-картой в 3000 рублей, ущерб на такую сумму является для нее значительным.

Согласно справке, имеющейся в деле, стоимость фотоаппарата данной марки составляет 2490 рублей. В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 рублей.

Судебная коллегия, отменяя приговор, указала, что суд необоснованно рассмотрел дело в порядке особого производства, поскольку обоснованность обвинения Ч. в совершении хищения имущества К. с причинением значительного ущерба не подтверждается собранными по делу доказательствами. Суду необходимо было рассмотреть дело в общем порядке и, исследовав доказательства, решить вопрос о значительности причиненного ущерба.

(Дело N 22-2808, Кизеловский городской суд)

По этому же основанию, в связи с необходимостью исследования и оценки доказательств, отменен постановленный в особом порядке приговор в отношении С. (дело N 22-2905, Мотовилихинский районный суд г. Перми).

 

60. Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 года N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ (например, при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следует с учетом требований статьи 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации).

К. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 3 года.

Судебной коллегией приговор изменен, поскольку, как видно из приговора, суд учел в качестве смягчающего наказание осужденного обстоятельства активное способствование раскрытию преступления, изобличению лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков. Согласно ст. 62 УК РФ при наличии указанного смягчающего обстоятельства срок и размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ. С учетом правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 66 УК РФ суд назначил осужденному наказание в виде 4 лет лишения свободы, но не учел при этом требования ст. 62 УК РФ. Санкция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 4 до 8 лет. То есть осужденному назначено наказание по нижнему пределу санкции. По смыслу п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" (в редакции от 3 апреля 2008 года), если наказание, назначенное с учетом требований указанных статей, окажется менее строгим, чем нижний предел санкции, то следует применять ст. 62 УК РФ без ссылки на ст. 64 УК РФ. Для суда при отсутствии отягчающих обстоятельств применение ст. 62 УК РФ при назначении наказания является безусловным.

В связи с изложенным приговор в части наказания изменен, срок лишения свободы снижен до 3 лет.

(Дело N 22-2355, Свердловский районный суд г. Перми)

По этому же основанию изменен приговор в отношении К.А. (дело N 22-2188, Соликамский городской суд).

 

Вопросы производства в суде апелляционной инстанции

 

61. В соответствии с ч. 1 ст. 367 УПК РФ при принятии решения суд апелляционной инстанции вправе ссылаться в обоснование своего решения на оглашенные в суде показания лиц, не вызывавшихся в заседание суда апелляционной инстанции, но допрошенных в суде первой инстанции, только в том случае, когда они не оспариваются сторонами. Если же эти показания оспариваются сторонами, то лица, давшие их, подлежат допросу в суде апелляционной инстанции.

Постановление суда апелляционной инстанции, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи в отношении Ж., осужденной по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 130 УК РФ, вынесено без соблюдения этого требования уголовно-процессуального закона.

Оспаривая приговор мирового судьи, осужденная в апелляционной жалобе просила решение суда отменить, ее оправдать, ссылаясь на то, что потерпевшая ее оговаривает, в основу приговора судом положены показания свидетелей Ш., Ю., Р., к которым следовало относиться критически, поскольку потерпевшая могла уговорить свидетелей дать показания против нее.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденная Ж. поддержала доводы, изложенные в апелляционной жалобе, указала, что свидетели обвинения хорошие товарищи потерпевшей.

При таких обстоятельствах, установив, что Ж. оспаривает показания свидетелей Ш. и Ю., оглашенные в суде апелляционной инстанции в связи с неявкой данных свидетелей, суд обязан был принять меры к вызову и допросу этих лиц. Однако в нарушение ч. 1 ст. 367 УПК РФ суд, ссылаясь на оглашенные показания указанных свидетелей, данные ими в ходе судебного заседания у мирового судьи, признал выводы суда первой инстанции об установлении вины Ж. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 130 УК РФ, правильными.

В связи с изложенным судебной коллегией постановление апелляционной инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение в апелляционном порядке.

(Дело N 22-2236, Кунгурский городской суд)

 

62. По приговору мирового судьи Г. осужден по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119 УК РФ. Апелляционной инстанцией приговор изменен, исключено из описательно-мотивировочной части приговора изложение предъявленного обвинения.

Судебной коллегией приговор апелляционной инстанции отменен ввиду нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

Как видно из решения апелляционной инстанции, суд согласился с доводами апелляционного представления прокурора о том, что преступное деяние в приговоре мирового судьи не описано, однако исключив из приговора ряд суждений, данный недостаток приговора не восполнил.

(Дело N 22-498, Чайковский городской суд)

 

63. Постановлением апелляционной инстанции изменен приговор мирового судьи, которым Л. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ - осужденному смягчено наказание.

Судебная коллегия отменила постановление апелляционной инстанции с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение, указав следующее.

В ст. 367 УПК РФ перечислено, какие решения принимает суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения дела. В соответствии с ч. 1 данной статьи по результатам рассмотрения дела суд апелляционной инстанции выносит постановление лишь в случае оставления приговора суда первой инстанции без изменения.

Согласно ч. 4 указанной статьи в случае изменения приговора суда первой инстанции суд апелляционной инстанции постановляет приговор.

Таким образом, постановление суда апелляционной инстанции, которым приговор мирового судьи изменен, является незаконным.

(Дело N 22-2254, Свердловский районный суд г. Перми)

По этому же основанию отменено постановление апелляционной инстанции по делу С. (дело N 22-3764, Свердловский районный суд г. Перми).

 

64. Согласно ст. 317 УПК РФ приговор, постановленный в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ, не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; суды апелляционной и кассационной инстанций не вправе проверять такой приговор по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 369 УПК РФ и п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Приговором мирового судьи, постановленным в особом порядке, А. осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Апелляционной инстанцией назначенное осужденному наказание смягчено.

Судебной коллегией решение апелляционной инстанции отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение, поскольку из протокола судебного заседания следует, что суд апелляционной инстанции, исследовав данные о личности осужденного, принял решение о проведении судебного следствия по делу и, в нарушение требований ст. 317 УПК РФ, произвел проверку соответствия выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела.

(Дело N 22-2234, Кунгурский городской суд)

 

II. Постановления

 

Вопросы законности и обоснованности применения меры

пресечения в виде заключения под стражу

 

65. В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания.

Часть 1 ст. 97 УПК РФ предусматривает, что суд в пределах предоставленных ему полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, в обязательном порядке учитываются тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого: его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Между тем, приведенные требования закона не были выполнены в отношении З., которому постановлением судьи избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Отменяя данное постановление и направляя ходатайство следователя об избрании меры пресечения на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия указала, что принятое решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья фактически мотивировал только тем, что З., подозреваемый в причинении тяжкого вреда здоровью, нарушил ранее избранную в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и был объявлен в розыск, что, по мнению судьи, является достаточным основанием для вывода о том, что З. может скрыться от следствия и суда.

Вместе с тем из материалов, представленных судье органами предварительного следствия в обоснование ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, следует, что в отношении З. мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении избрана 10 ноября 2008 года, однако обвинение ему в 10-дневный срок, как того требует ч. 1 ст. 100 УПК РФ, предъявлено не было. Следовательно, данная мера пресечения прекратила свое действие. Поэтому ссылка судьи в обоснование принятого решения на нарушение З. ранее избранной меры пресечения несостоятельна.

Вывод судьи о том, что З. может скрыться от следствия, поскольку был объявлен в розыск, основан на непроверенных в судебном заседании данных.

Так, в представленных в суд материалах имеются данные о том, что на момент объявления З. в розыск он был болен. Как видно из протокола судебного заседания, данное обстоятельство в судебном заседании не проверялось и не исследовалось. Между тем, его проверка и оценка судьей имеет существенное значение для разрешения вопроса об обоснованности объявления З. в розыск и, соответственно, для разрешения ходатайства следователя об избрании меры пресечения.

При таких обстоятельствах решение судьи как немотивированное и постановленное без учета и оценки всех обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы судьи, законным и обоснованным признано быть не может.

(Дело N 22-791, Ленинский районный суд г. Перми)

 

66. Постановлением судьи отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Е., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Судебная коллегия, отменяя постановление, установила, что принимая решение об отказе в удовлетворении указанного ходатайства, судья сослался только на то, что срок задержания Е. на момент рассмотрения ходатайства в суде истек, он освобожден из-под стражи, что препятствует удовлетворению ходатайства об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу.

Данный вывод судьи противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, так как сделан без оценки всех представленных в суд доказательств. Судья ограничился лишь формальным обоснованием невозможности рассмотрения ходатайства в связи с истечением срока задержания.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело по данному факту в отношении неустановленного лица было возбуждено 23 апреля 2009 года. 18 мая 2009 года в 17 часов Е. был задержан в соответствии со ст. 91 УПК РФ, о чем составлен протокол задержания подозреваемого. Материал с ходатайством об избрании Е. меры пресечения в виде заключения под стражу поступил в суд 20 мая 2009 года. На момент рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Е. дознавателем ОВД, согласно постановлению от 20 мая 2009 года, из-под стражи освобожден в связи с истечением срока задержания и в зале суда находился без конвоя.

При этом каких-либо нарушений норм УПК РФ допущено не было.

Статус подозреваемого Е. в связи с освобождением не утратил, так как основания, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, не отпали.

Истечение срока задержания и освобождение Е. из-под стражи не препятствовали рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу по существу.

(Дело N 22-3497, Краснокамский городской суд)

 

67. Судьей отказано в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении несовершеннолетнего К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу.

Мотивируя отсутствие оснований для избрания К. меры пресечения в виде заключения под стражу, судья в своем решении указал, что доводы следователя о том, что он может воспрепятствовать установлению обстоятельств дела, оказать давление на участников уголовного производства, ничем не подтверждены, а с учетом того, что несовершеннолетний К. из-под контроля родителей не вышел, обучается, имеет постоянное место жительства, возможно избрать в отношении него иную меру пресечения.

Между тем, в качестве основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу следователь указал в ходатайстве о том, что К. может скрыться от следствия и суда. Данное основание для избрания меры пресечения судьей не исследовалось и не получило оценки в его постановлении.

Кроме того, судья, отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, как следует из постановления, в нарушение ст. 99 УПК РФ не учел тяжесть деяния, в совершении которого К. подозревается.

При таких обстоятельствах судебная коллегия постановление судьи отменила с направлением материалов на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-3062, Березниковский городской суд)

 

68. В соответствии с требованиями ст. 108 УПК РФ при необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу следователь обязан в суд представить материалы, подтверждающие обоснованность заявленного им ходатайства.

Материально-правовым основанием для заключения под стражу является совокупность данных, подтверждающих причастность лица к совершенному преступлению, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и невозможность избрания иной меры пресечения.

Как видно из поступивших в судебную коллегию материалов, суду первой инстанции не были представлены достаточные данные, свидетельствующие об обоснованности подозрений в отношении Ш. о причастности его к преступлению, предусмотренному пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Однако судья в постановлении не дал этому обстоятельству никакой оценки, сославшись лишь на данные о личности подозреваемого.

В связи с изложенным постановление судьи об избрании Ш. меры пресечения в виде заключения под стражу отменено.

(Дело N 22-882, Кунгурский городской суд)

 

69. По постановлению судьи отказано в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, мера пресечения Ш. изменена на денежный залог в сумме 3000000 рублей.

Судебная коллегия, отменяя постановление, указала, что доводы кассационного представления о необоснованности решения судьи заслуживают внимания.

Судья не привел оснований для избрания иной меры пресечения, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

Судом первой инстанции нарушены положения ст. 99 УПК РФ. Судья не указал, какие обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения - тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие - изменились. Вывод судьи, что обвиняемый имеет постоянное место жительства и работы, основан лишь на показаниях обвиняемого и его адвоката.

Из представленных в суд материалов следует, что Ш. является гражданином Республики Таджикистан, временной регистрации на территории г. Перми не имеет. В базе данных УФМС по Пермскому краю не значится, на миграционном учете не состоит.

По сведениям УФМС по Пермскому краю, Ш. с заявлением о приобретении разрешения на работу на территории РФ не обращался. Согласно информации УФНС по Пермскому краю Ш. на учете в налоговых органах не состоит.

Надлежащей оценки этим обстоятельствам судья не дал.

Также в материалах дела отсутствуют сведения о наличии на иждивении Ш. малолетнего ребенка.

Судьей не в полной мере учтено, что Ш. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств.

В связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, несоответствием выводов судьи фактическим обстоятельствам дела постановление нельзя признать законным и обоснованным.

(Дело N 22-2401, Свердловский районный суд г. Перми)

 

70. В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей может быть продлен при невозможности закончить в установленный срок предварительное следствие и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения.

В постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей и постановлении судьи о продлении срока содержания П. под стражей до 5 месяцев не отражено, почему невозможно было закончить предварительное расследование в более сжатые сроки.

Следователем и судьей допущено нарушение ч. 4 ст. 7 УПК РФ, определяющей, что постановления как следователя, так и судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Как видно из представленных в судебную коллегию материалов, уголовное дело было возбуждено 27 сентября 2008 года, в этот же день в порядке ст. 91, 92 УПК РФ П. был задержан, а 29 сентября 2008 года в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В дальнейшем сроки предварительного следствия и содержания П. под стражей неоднократно продлялись.

Судья в постановлении не дал оценки тем обстоятельствам, что в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей от 14 января 2009 года указаны те же основания, что и в постановлениях от 25 ноября 2008 года и 23 декабря 2008 года о необходимости продления срока содержания под стражей для направления дела в суд и назначения его к слушанию. Каких-либо других оснований для продления срока содержания под стражей в постановлениях не указывается.

То есть в судебном заседании не установлены новые обстоятельства, свидетельствующие о необходимости продления срока содержания обвиняемого П. под стражей.

Длительное содержание гражданина под стражей, когда дело не представляет особой сложности и по нему не проводятся следственные действия, свидетельствует о нарушении п. 3 ст. 5 Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", регулирующей право на свободу и личную неприкосновенность.

При таких обстоятельствах постановление судьи о продлении срока содержания П. под стражей нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем судебной коллегией оно отменено с направлением материалов на новое судебное рассмотрение. П. из-под стражи освобожден.

(Дело N 22-538, Свердловский районный суд г. Перми)

 

71. В отношении Б.Н., 1937 г.р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, судьей отказано в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей до 4 месяцев. Ходатайство обосновано тем, что Б.Н., находясь на свободе, может вновь совершить преступление, т.к. характеризуется отрицательно, высказывал угрозы расправой родственникам погибшего, может воспрепятствовать производству по делу.

Решение судьи в кассационном порядке обжаловано как прокурором, так и потерпевшей Б.В., которая в жалобе обращает внимание на то, что Б.Н. опасен, несмотря на свой возраст. Он неоднократно угрожал сжечь дом и убить ее.

Судебной коллегией постановление судьи отменено с направлением ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей Б.Н. на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Судья, отказывая в ходатайстве, сослался на возраст Б.Н., на то, что он имеет постоянное место жительства. Судья также пришел к выводу, что сам по себе факт предъявления обвинения в совершении особо тяжкого преступления не является достаточным основанием для продления срока содержания под стражей. При этом судья привел доводы адвоката, что в силу возраста и состояния здоровья Б.Н. не представляет общественной опасности.

Судебная коллегия считает, что судья должен был исследовать все обстоятельства по делу, в том числе проверить те обстоятельства, которые указаны в ходатайстве следователя об агрессивности Б.Н., проверить, имеются ли в материалах данные о поведении Б.Н., о высказывании им угроз.

(Дело N 22-1614, Оханский районный суд)

 

72. Постановлением судьи отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С., обвиняемой по п. "а" ч. 3 ст. 158, п. "а" ч. 3 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Судебная коллегия данное постановление отменила по следующим основаниям.

Из представленных материалов видно, что 15 января 2008 года С. была допрошена в качестве подозреваемой. После этого от следствия скрылась и постановлением следователя от 25 января 2008 года была объявлена в розыск. 14 апреля 2008 г. ее местонахождение было установлено, она была допрошена в качестве подозреваемой еще раз и в отношении нее избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, разъяснены обязанности, связанные с данной мерой пресечения. Однако 14 мая 2008 г. С. была вновь объявлена в розыск. Ее местонахождение было установлено лишь в 2009 году. Следует согласиться с доводами кассационного представления о том, что обещания обвиняемой являться по вызовам следователя голословны, ничем не подтверждены и опровергаются ее поведением за период следствия. По вине обвиняемой расследование дела приняло затяжной характер. Дело расследуется с 23 августа 2007 года, то есть более полутора лет. Следует иметь в виду, что в данном случае нарушаются права потерпевших, закрепленные ст. 52 Конституции РФ.

Принимая решение, судья не оценил в полной мере все данные о личности обвиняемой, ее поведение за весь период расследования.

(Дело N 22-1260, Лысьвенский городской суд)

 

Вопросы возвращения уголовного дела прокурору в порядке

ст. 237 УПК РФ

 

73. Постановлением судьи уголовное дело по обвинению К. по п. "г" ч. 2 ст. 117, ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 112 (2 преступления), ч. 1 ст. 119 (4 преступления), 156, ч. 1 ст. 130 УК РФ (22 преступления) возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

При этом судья указал, что уголовное дело в отношении К. было возбуждено по факту систематического нанесения им побоев своей малолетней дочери В. по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ. В обвинительном заключении указаны составы преступлений, предусмотренные ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 119, 156, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119 УК РФ, по которым уголовное преследование на протяжении всего предварительного следствия не велось. Ни по одному из указанных составов по отношению к потерпевшей Б. уголовное дело не возбуждено, нет ее заявлений, равно как нет рапортов, сообщений из травмпунктов. В деле имеются лишь заявления Б. о преступлениях, связанных с оскорблением ее и дочери В., что, по мнению судьи, является нарушением требований ст. 140, 141 УПК РФ, препятствующим рассмотрению данного дела.

Судебная коллегия отменила постановление с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Статьи 140, 141 УПК РФ, на которые сослался судья, возвращая дело прокурору, предусматривают порядок возбуждения уголовного дела и начало производства предварительного следствия. В частности, согласно ч. 1 ст. 149 УПК РФ проведение предварительного следствия возможно лишь после возбуждения уголовного дела. Однако ст. 140, 141, 146, 149 УПК РФ не предусматривают обязанности органов следствия и дознания выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого уголовное дело уже возбуждено.

Таким образом, в подобных случаях этим лицам может быть предъявлено обвинение и без вынесения дополнительного постановления о возбуждении уголовного дела.

Следовательно, утверждение судьи о том, что по данному делу К. не мог быть привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 119, 156, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119 УК РФ без возбуждения в отношении него уголовных дел по этим преступлениям, не соответствует требованиям закона, поскольку уголовное дело в отношении него уже было возбуждено по иному обвинению.

Обвинительное заключение в отношении К. составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, а других оснований для возвращения дела прокурору, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, в постановлении судьи не приведено.

Ссылка в постановлении на неполноту проведенного предварительного расследования также несостоятельна, так как судья при этом взял на себя не свойственную ему с позиции уголовно-процессуального законодательства функцию.

(Дело N 22-560, Соликамский городской суд)

 

74. Судьей в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело в отношении В., обвиняемой в совершении 18 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159, а также по п. "а" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 159 УК РФ. В обоснование своего решения судья указал, что обвинительное заключение составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, а именно: Б. не признана потерпевшей, а также нарушены права других потерпевших, которым не разъяснены их права на возмещение материального ущерба.

Отменяя данное постановление, судебная коллегия указала следующее.

По смыслу закона под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований норм УПК РФ, влекущими возвращение дела прокурору, понимаются такие нарушения изложенных в статьях 220 и 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного обвинительного заключения и которые нельзя устранить в судебном заседании. По данному уголовному делу таковых не установлено.

Как видно из материалов дела, Б. не признана потерпевшей, хотя она допрошена в этом качестве и указана в списке для вызова в судебное заседание как потерпевшая. Непризнание в ходе расследования Б. потерпевшей, неразъяснение потерпевшим прав на возмещение ущерба не является основанием для возвращения дела прокурору, поскольку указанные нарушения суд может устранить в судебном заседании.

(Дело N 22-101, Краснокамский городской суд)

 

75. Уголовное дело в отношении К. и Б. о кражах возвращено судьей в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору в связи с невручением копии обвинительного заключения обвиняемому К.

Проверив материалы дела, судебная коллегия указала, что, как видно из протокола судебного заседания, и на это справедливо обращается внимание в кассационном представлении, при установлении личности подсудимого К. он заявил о том, что копию обвинительного заключения не получил, в связи с чем в судебном заседании был объявлен перерыв, во время которого К. была вручена копия обвинительного заключения. К делу приобщена расписка К. в получении копии обвинительного заключения.

В соответствии с ч. 2 ст. 222 УПК РФ копия обвинительного заключения с приложениями вручается обвиняемому.

Таким образом, в ходе судебного заседания были устранены препятствия к рассмотрению судом уголовного дела.

В связи с изложенным постановление судьи отменено с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

(Дело N 22-1642, Лысьвенский городской суд)

 

76. На основании положений п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья может возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 УПК РФ или ч. 3 ст. 226 УПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 222 УПК РФ, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения, то прокурор направляет уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

Уголовное дело в отношении М., С. и К. по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ возвращено со стадии предварительного слушания прокурору на том основании, что копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому М.

Отменяя данное решение, судебная коллегия указала, что, направляя дело в суд, прокурор указал, что обвинительное заключение М. вручить не представилось возможным, т.к. тот по месту регистрации не проживает, по повесткам не является.

Из объяснений социального педагога Л., имеющихся в деле, следует, что с 22 марта 2009 года обвиняемый М. по адресу, указанному в деле, не проживает, в связи с чем 25 марта 2009 года Л. подано заявление по факту пропажи М.

Судья никакой оценки законности и обоснованности принятого прокурором в порядке ч. 4 ст. 222 УПК РФ решения не дал.

Кроме того, у судьи были все основания для обсуждения вопроса о розыске М. и изменении ему меры пресечения, т.к. указывая в постановлении на то, что местонахождение М. неизвестно, по вызову в суд он не является, судья фактически констатировал, что обвиняемый М. скрылся.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

(Дело N 22-3215, Краснокамский городской суд)

По этому же основанию отменено постановление по делу в отношении Я. (дело N 22-3748, Лысьвенский городской суд).

 

77. Уголовное дело в отношении несовершеннолетней А.А., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30-п. "а" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, постановлением судьи возвращено прокурору.

Возвращая уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом и предлагая решить вопрос о привлечении к уголовной ответственности Б., судья указал, что, как установлено в судебном заседании из показаний потерпевшей А.Б., деньги у нее похитили А.А. и Б., а из показаний свидетелей и законного представителя следует, что ключей от квартиры потерпевшей у подсудимой А.А. не было, в связи с чем при таких обстоятельствах судья полагает невозможным постановить правосудный приговор по данному уголовному делу.

Отменяя постановление судьи как незаконное, судебная коллегия указала, что согласно ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, в связи с чем он не наделен полномочиями по формулированию нового обвинения, ухудшающего положение подсудимого, и не вправе в этих целях возвращать уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

В силу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что суд в пределах своей компетенции и в рамках предъявленного обвинения должен исследовать и оценить все представленные в деле доказательства, после чего сделать вывод о виновности либо невиновности подсудимой А.А. в совершении вмененных ей преступлений. Каких-либо препятствий для вынесения решения по существу предъявленного обвинения не имеется.

(Дело N 22-3243, Свердловский районный суд г. Перми)

 

Вопросы освобождения от уголовной ответственности

 

78. В соответствии со ст. 25 УПК РФ суд вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

В силу ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Постановлением суда уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, прекращено в соответствии со ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон.

По кассационному представлению прокурора судебной коллегией постановление отменено с направлением материалов на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Г. на момент преступления, в совершении которого обвиняется, имел непогашенную судимость по пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. он не является лицом, впервые совершившим преступление. Поэтому оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон в соответствии со ст. 25 УПК РФ не имеется.

(Дело N 22-3289, Пермский районный суд)

 

79. Уголовное дело в отношении З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено на основании ст. 76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшей.

Судебная коллегия постановление о прекращении дела отменила с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав, что в силу ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Преступлением потерпевшей причинен материальный ущерб на сумму 9898 рублей. В судебном заседании подсудимым З. возмещено 5000 рублей. Оставшаяся сумма ущерба не выплачена, тем самым не выполнены требования материального закона о возмещении причиненного вреда.

(Дело N 22-204, Свердловский районный суд)

 

80. В связи с тем, что в ходе судебного заседания не выяснялся вопрос о возмещении причиненного вреда потерпевшему, по кассационному представлению прокурора судебной коллегией отменено постановление суда о прекращении уголовного дела за примирением сторон на основании ст. 76 УК РФ в отношении Ф., обвиняемого по п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

В деле имеется исковое заявление потерпевшего Р. о взыскании с Ф. в счет возмещения причиненного преступлением ущерба 200000 рублей. При разрешении в подготовительной части судебного заседания ходатайства потерпевшего Р. о прекращении уголовного дела в отношении Ф. в связи с примирением суд данное исковое заявление не исследовал, вопрос о возмещении или невозмещении причиненного Ф. ущерба не выяснил, поэтому нет оснований считать, что подсудимый загладил причиненный потерпевшему вред.

(Дело N 22-2458, Индустриальный районный суд г. Перми)

 

81. А. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ и по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Судебная коллегия в своем определении указала, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, в силу положений ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести в связи с истечением сроков давности, если со дня совершения преступления прошло два года, а для несовершеннолетних, в силу ст. 94 УК РФ, сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ, сокращаются наполовину. При этом, согласно ч. 2 ст. 78 УК РФ, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Учитывая, что на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции у А. истек срок давности привлечения его к уголовной ответственности по ст. 158 ч. 1 УК РФ, судебной коллегией приговор в части его осуждения за данное преступление отменен, а дело прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

(Дело N 22-1196, Ординский районный суд)

 

Вопросы рассмотрения иных судебных материалов

 

82. Согласно ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

До настоящего времени судами допускаются ошибки при определении территориальной подсудности при разрешении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Перми жалоба Б. на постановление следователя о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств передана для рассмотрения по подсудности в Дзержинский районный суд г. Перми.

Отменяя постановление с направлением материалов на новое рассмотрение в Ленинский районный суд г. Перми, судебная коллегия указала следующее.

Судья, принимая решение о направлении жалобы для ее рассмотрения по подсудности в Дзержинский районный суд г. Перми, сослался на п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ", в соответствии с которым жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а также прокурора в порядке ст. 125 УПК РФ, если место производства предварительного расследования не совпадает с местом совершения преступления, рассматривается тем районным судом, который территориально находится в месте производства предварительного расследования.

При этом судья указал, что уголовное дело расследуется межрайонным следственным отделом по г. Перми следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Пермскому краю, расположенным в Дзержинском районе г. Перми, поэтому и жалоба подлежит рассмотрению Дзержинским районным судом г. Перми.

Судья не учел, что место производства предварительного расследования определяется в соответствии со ст. 152 УПК РФ местом совершения деяния, содержащего признаки преступления, о чем также указывается в п. 6 вышеприведенного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, а не местом расположения следственного органа.

Поскольку, как следует из представленных материалов, преступление, предусмотренное пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ, совершено на территории Ленинского района г. Перми, жалоба Б. на постановление следователя в соответствии со ст. 125, 152 УПК РФ подлежит рассмотрению Ленинским районным судом г. Перми.

(Дело N 22-1661, Ленинский районный суд г. Перми)

По этому же основанию отменены постановления по жалобам, поданным в порядке ст. 125 УПК РФ заявителями С. (дело N 22-2425, Чайковский городской суд), Х. (дело N 22-137, Ленинский районный суд г. Перми).

 

83. Постановлением судьи жалоба адвоката П. в защиту А. в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя о возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Судебной коллегией постановление отменено по следующим основаниям.

При рассмотрении жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица суду первой инстанции следовало проверить, соблюден ли порядок вынесения данного решения, предусмотренный ст. 146 УПК РФ, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу, привести мотивы своего решения.

Как видно из обжалуемого постановления, судьей дана оценка наличию полномочий у конкретного должностного лица по возбуждению уголовного дела, сделан вывод о наличии в материалах доследственной проверки достаточных данных, указывающих на признаки преступления в действиях А.

Однако в нарушение требований ст. 7 ч. 4 УПК РФ вывод судьи ничем не мотивирован, доводам жалобы заявителя какой-либо оценки не дано. Мотивы, по которым судья отверг доводы заявителя, в постановлении не изложены.

При новом рассмотрении судье следует, избегая правовой оценки действий подозреваемого, сделать вывод о достаточности либо недостаточности в представленных материалах данных, указывающих о совершении уголовно наказуемого деяния, дать оценку доводам заявителя.

(Дело N 22-2141, Ленинский районный суд г. Перми)

 

84. Постановлением суда Г., осужденному по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, отказано в условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы.

Судебная коллегия по кассационной жалобе осужденного постановление отменила по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, взыскание от 7 февраля 2008 года у осужденного на момент рассмотрения судом ходатайства об условно-досрочном освобождении было снято досрочно 2 сентября 2008 года. Также он имеет пять поощрений за добросовестное отношение к труду, характеризуется как по месту работы, так и начальником отряда положительно, принимает активное участие в общественной жизни исправительного учреждения, посещает массовые воспитательные мероприятия, состоит на облегченных условиях содержания.

В судебном заседании ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении было поддержано представителем администрации колонии.

Однако всем этим обстоятельствам суд в постановлении не дал надлежащей оценки.

(Дело N 22-345, Соликамский городской суд)

 

85. Осужденный Г. постановлением суда для дальнейшего отбывания наказания переведен из колонии-поселения в исправительную колонию общего режима.

Судебная коллегия, отменяя постановление в связи с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства и направляя материалы на новое судебное рассмотрение, указала, что в соответствии с ч. 3 ст. 399 УПК РФ решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд.

Как следует из представленных материалов, осужденный Г. ходатайствовал о рассмотрении представления администрации колонии с его участием. Однако из протокола судебного заседания следует, что осужденный в судебное заседание не доставлен, извещен о времени и месте судебного заседания, представил суду заявление о рассмотрении представления в его отсутствие. Данного заявления в деле не имеется.

Таким образом, осужденный Г. был лишен права знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы.

(Дело N 22-337, Мотовилихинский районный суд г. Перми)

По этому же основанию отменены постановления Мотовилихинского районного суда г. Перми об изменении вида исправительного учреждения осужденным И. (дело N 22-534), Б. (дело N 22-636), Л. (дело N 22-1130).

 

86. Согласно ч. 1 ст. 74 УК РФ если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и о снятии с осужденного судимости. При этом условное осуждение может быть отменено по истечении не менее половины установленного испытательного срока.

Судом отказано в удовлетворении ходатайства Г., осужденного по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 2 года, об отмене условного осуждения и снятии судимости.

Судебная коллегия постановление суда отменила с направлением ходатайства осужденного на новое судебное рассмотрение, указав, что, как следует из представленных материалов, Г. ранее к уголовной ответственности не привлекался. В период испытательного срока он добросовестно исполнял возложенные на него судом обязанности, к уголовной и административной ответственности не привлекался, в медицинский вытрезвитель не помещался, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Осужденный отбыл более половины испытательного срока, назначенного судом.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного, привел основания, не предусмотренные законом. По мнению судебной коллегии, ссылку суда на то, что Г. осужден за хищение денежных средств в крупном размере, нельзя признать законной, так как указанное обстоятельство учтено при вынесении приговора как квалифицирующий признак.

При новом рассмотрении ходатайства суду следует дать надлежащую оценку поведению осужденного в период испытательного срока, с учетом требований ч. 1 ст. 74 УК РФ принять законное и обоснованное решение.

(Дело N 22-847, Свердловский районный суд г. Перми)

 

87. Постановлением суда по ходатайству следователя разрешено наложение ареста на имущество - 1/3 доли квартиры, находящейся в собственности Д., подозреваемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Судебной коллегией постановление отменено с прекращением производства по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданско-процессуальным кодексом РФ не может быть обращено взыскание.

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание не может быть обращено в том числе на принадлежащее на праве собственности жилое помещение (его часть), если оно является у собственника единственным.

Из материалов, представленных в суд, следует, что Д. является собственником 1/3 доли двухкомнатной квартиры, и это жилье является у нее единственным.

(Дело N 22-3564, Индустриальный районный суд г. Перми)

 

88. Постановлением суда отказано в удовлетворении заявления адвоката С. об оплате ее труда по делу в отношении К., связанного с ознакомлением с протоколом судебного заседания и составлением кассационной жалобы на приговор.

Отменяя постановление с направлением материалов на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия указала, что на основании ч. 5 ст. 50 УПК РФ в случае участия адвоката в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

По смыслу пп. 1, 2 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" от 31 мая 2002 года, а также ст. 53 УПК РФ, предусматривающей полномочия защитника, участвующего в уголовном деле, адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя не только в судебном заседании, но и во всем уголовном судопроизводстве.

Приказом Министерства юстиции РФ от 15 октября 2007 года N 199 и Министерства финансов РФ N 87н утвержден "Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда, в зависимости от сложности уголовного дела". В соответствии с п. 3 указанного Порядка предусмотрено, что время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу вне зависимости от длительности работы в течение дня по данному уголовному делу.

Данный Порядок не содержит запрета на оплату юридической помощи, оказанной адвокатом вне судебного заседания.

Суд, принимая решение об отказе в удовлетворении требований адвоката об оплате труда за ознакомление с протоколом судебного заседания и подготовку кассационной жалобы, указанные положения не принял во внимание.

При новом рассмотрении рекомендовано проверить доводы адвоката С., установить время, фактически затраченное ею на оказание юридической помощи К., и принять законное, обоснованное решение.

(Дело N 22-3374, Кировский районный суд г. Перми)

 

89. Постановлением суда отменено условное осуждение О. по приговору и постановлено исполнить наказание в виде 3 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам краевого суда постановление оставлено без изменения.

Президиумом краевого суда постановление и определение судебной коллегии отменены, производство по представлению межрайонной уголовно-исполнительной инспекции в отношении осужденного О. прекращено.

Президиум указал, что согласно ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей, либо если условно осужденный скрылся от контроля, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

В обоснование вывода о систематическом и злостном неисполнении условно осужденным О. возложенных на него обязанностей суд в постановлении сослался на совершение им четырех административных правонарушений, направленных на нарушение общественного порядка, за которые на него были наложены административные взыскания, и на то, что по выданным инспекцией двум направлениям для прохождения обследования О. в наркологический диспансер не обращался, за что получил четыре письменных предупреждения, также один раз не явился на регистрацию в инспекцию.

Вместе с тем суд не учел, что согласно ч. 2 ст. 74 УК РФ совершение административного правонарушения, связанного с нарушением общественного порядка, может повлечь за собой продление испытательного срока, а не отмену условного осуждения.

Также суд не принял во внимание, что в ч. 5 ст. 73 УК РФ определен круг обязанностей, исполнение которых может быть возложено на условно осужденного, в том числе указана обязанность - пройти курс лечения от алкоголизма.

По приговору на О. была возложена обязанность пройти обследование, а при назначении - и курс лечения от алкоголизма, то есть фактически на него возложена условная обязанность, тогда как ч. 5 ст. 73 УК РФ предусматривает безусловную обязанность - пройти курс лечения от алкоголизма, и, соответственно, невыполнение осужденным О. возложенной на него условной обязанности не может являться основанием для отмены условного осуждения.

Кроме того, вывод суда о том, что О. по выданным ему направлениям не обращался в наркологический диспансер, не соответствует материалам, представленным уголовно-исполнительной инспекцией в судебное заседание, согласно которым он дважды обращался в диспансер, ему сначала было рекомендовано представить в диспансер характеристику и справки, а затем - паспорт, к получению которого он принимал меры.

Таким образом, законные основания для удовлетворения представления уголовно-исполнительной инспекции отсутствовали.

(Дело N 44-у-1012, Кудымкарский городской суд)

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Пермского краевого суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь