Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2009 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей и избрал меру пресечения в виде залога, поскольку органом следствия не представлено данных, подтверждающих необходимость содержания обвиняемого под стражей

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода отказано в удовлетворении ходатайства следователя о продлении С., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 204 ч. 4 п. "а" УК РФ, срока содержания под стражей и ему избрана мера пресечения в виде залога.

Из ходатайства о продлении С. срока содержания под стражей видно, что в его обоснование следователь сослался на необходимость выполнения тех же следственных действий, что были приведены и в предыдущем ходатайстве о продлении С. срока содержания под стражей.

Согласно протоколу судебного заседания представленные органом следствия в обоснование заявленного ходатайства копии документов не содержат фактических данных, подтверждающих необходимость проведения изложенных в ходатайстве следственных действий, в том числе с участием С., и невозможность их выполнения в установленные законом сроки.

По информации, представленной из следственного изолятора, с содержащимся под стражей обвиняемым С. с апреля по июль 2009 года включительно проведено всего 3 следственных действия.

С учетом изложенного, доводы ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого С. в связи с необходимостью выполнения по делу большого объема следственных действий обоснованно признаны судом первой инстанции не основанными на исследованных в судебном заседании материалах дела. В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", статьей 46 Конституции РФ, а также положениями УПК РФ, простое повторение органом следствия существенных и достаточных данных, послуживших основанием для избрания С. меры пресечения в виде заключения под стражу на начальной стадии расследования, не может быть достаточным для того, чтобы оправдать его длительное содержание под стражей на более поздней стадии расследования.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам областного суда признала обоснованными выводы суда о возможности избрания в отношении С. иной меры пресечения, не связанной с заключением под стражу.

 

Отказ следователя в удовлетворении ходатайства о выдаче постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и о продлении срока предварительного следствия признан незаконным, нарушающим право заявителей на обжалование процессуальных решений

 

Постановлением Старооскольского городского суда удовлетворена жалоба адвоката в интересах подозреваемой М. о признании незаконным и необоснованным постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства.

В кассационном порядке постановление оставлено без изменения.

Из ходатайства адвоката, в удовлетворении которого отказано следователем, видно, что он просил о выдаче копий решений следователя (постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, его отмене, о продлении срока предварительного следствия), которые были необходимы для обжалования в судебном порядке.

В обоснование отказа в удовлетворении ходатайства адвоката следователь сослался на то, что адвокат был уведомлен о принятых решениях, а выдача ему копий этих процессуальных документов не предусмотрена законом. Такая позиция следователя не основана на законе и нарушает право подозреваемой М. и ее защитника на обжалование процессуальных решений, предусмотренное ст. 19 УПК РФ.

Ошибочно и суждение следователя о том, что материал проверки в отношении М. фактически является материалами уголовного дела, ознакомление с которым возможно лишь по окончании расследования.

По смыслу ст. 140 УПК РФ, материал проверки в отношении М. является основанием для возбуждения уголовного дела - решения, которое может быть обжаловано в порядке ст. ст. 123 - 125 УПК РФ.

При таких обстоятельствах постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защитника обоснованно признано судом первой инстанции незаконным.

 

Отказ в принятии к рассмотрению жалобы на бездействие начальника органа расследования по тем основаниям, что заявитель не является участником уголовного судопроизводства, признан незаконным

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода Р. отказано в принятии к рассмотрению жалобы на бездействие начальника органа расследования, выразившее в непредоставлении для ознакомления материалов уголовного дела.

Суд кассационной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

Отказывая в приеме жалобы к рассмотрению, суд первой инстанции указал, что в настоящее время Р. не является участником уголовного судопроизводства, а начальник органа расследования не является лицом, полномочия которого связаны с осуществлением уголовного преследования заявителя. Р. не был лишен доступа к правосудию в период производства расследования по уголовному делу.

Как следует из материалов дела, уголовное дело в отношении Р. было прекращено по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В своей жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, заявитель указал, что он хотел обжаловать незаконность уголовного преследования по делу, прекращенному по реабилитирующим основаниям, в связи с чем обратился к начальнику органа расследования с заявлением об ознакомлении с материалами дела, однако такую возможность ему не предоставили.

Указанные обстоятельства, вопреки выводам суда, действительно затруднили доступ Р. к правосудию, поскольку лишение его возможности ознакомиться с материалами уголовного дела не дает ему в полной мере подготовить обоснованную жалобу на незаконность уголовного преследования.

Начальник органа расследования обладает полномочиями предоставить Р. материалы уголовного дела для ознакомления.

Право Р. обжаловать бездействие этого должностного лица в порядке ст. 125 УПК РФ подтверждено разъяснениями Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.02.2009 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ", согласно которым правом такого обжалования обладает иное лицо, интересы которого затрагивают действия (бездействия) должностного лица.

 

Подача жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ без приложения копии обжалуемого процессуального решения не является основанием для ее возвращения заявителю

 

Постановлением Старооскольского городского суда жалоба К., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, возвращена заявителю.

В кассационном порядке постановление отменено по следующим основаниям.

Исходя из правовой позиции Верховного Суда РФ возвращению заявителю подлежат жалобы, поданные в порядке ст. 125 УПК РФ, не содержащие необходимый сведений, что препятствует ее рассмотрению. При этом в постановлении суд обязан указать причины принятия решения и разъяснить право вновь обратиться в суд с жалобой после устранения препятствий к ее рассмотрению.

Как видно из постановления, основанием возврата жалобы заявителю послужило отсутствие в приложении к ней копии обжалуемого решения.

Из жалобы К. видно, что он обжалует постановление руководителя следственного органа о возбуждении в отношении заявителя уголовного дела по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

При таких обстоятельствах суд не был лишен возможности истребовать необходимые для разрешения жалобы материалы и отсутствие в приложении к жалобе копии постановления руководителя следственного органа не препятствовало рассмотрению жалобы.

 

Судебное производство

 

Суд обоснованно возвратил прокурору уголовное дело для устранения препятствий его рассмотрения вследствие неконкретного предъявления обвинения, нарушающего право обвиняемого на защиту

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода уголовное дело по обвинению К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285 ч. 1, 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление оставила без изменения.

Из обвинительного заключения видно, что К. обвиняется в злоупотреблении служебным положением из корыстной заинтересованности и в покушении на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана с использованием служебного положения, за совершение одних и тех же действий - получение от М. 6000 рублей за непривлечение К. к уголовной ответственности.

Такая квалификация одного преступного деяния с завышенным объемом обвинения служит препятствием для реализации обвиняемым К. его права на заявление ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке при его согласии с предъявленным обвинением.

Поскольку предъявленное обвинение неконкретно и грубо нарушает право К. на защиту, суд первой инстанции обоснованно признал обвинительное заключение по данному делу составленным с нарушением требований УПК РФ и правомерно возвратил дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

 

Нарушение судом требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих постановление приговора, признано существенным, повлекшим его отмену

 

Приговором Яковлевского районного суда Б. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

В кассационном порядке приговор отменен по следующим основаниям.

По смыслу закона, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключения экспертов, подтверждающих, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание.

Из приговора видно, что суд признал поведение потерпевшего противоправным, послужившим поводом для совершения преступления, при этом не изложил обстоятельства, при которых ему были причинены телесные повреждения.

Не мотивирован в приговоре и вывод суда об отсутствии со стороны потерпевшего какого-либо посягательства, являющегося общественно опасным, позволяющим Б. применить средства защиты.

Как видно из протокола судебного заседания, в связи с существенными противоречиями в показаниях свидетелей, данных в судебном заседании и на предварительном следствии, последние были оглашены в судебном заседании в полном объеме. В приговоре оглашенные показания свидетелей не приведены и им оценки не дано. Помимо этого, при наличии существенных противоречий в показаниях свидетелей, суд не указал, по каким основаниям он признал достоверными одни из них и отверг другие.

Ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы потерпевшего как на доказательство виновности Б., суд не раскрыл его содержание в части механизма образования телесных повреждений и предмета, которым они были причинены.

 

При назначении наказания по правилам, предусмотренным ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 68 УК РФ, одна треть срока наказания исчисляется от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей. Невыполнение данного требования повлекло назначение более строгого наказания, чем предусмотрено законом

 

Приговором мирового суда Ивнянского района Т. осужден по ст. 112 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 месяцев.

Президиум областного суда приговор изменил, назначенное Т. наказание смягчил, указав следующее.

Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства в полном соответствии со ст. ст. 314 - 316 УПК РФ.

Из приговора видно, что установив по делу ряд обстоятельств, смягчающих наказание Т. (чистосердечное раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, признание вины, наличие у тяжелого заболевания), суд применил при назначении наказания правила ч. 3 ст. 68 УК РФ, в соответствии с которой при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи.

При назначении наказания по правилам, предусмотренным ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 3 ст. 68 УК РФ, суд должен исчислять одну треть срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей.

С учетом требований указанных выше статей наказание Т. по ст. 112 ч. 1 УК РФ не могло превышать 8 месяцев лишения свободы, что не учтено судом первой инстанции.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Материальный закон предусматривает возможность назначения отбывания лишения свободы лицам, осужденным за совершение преступлений небольшой тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, в исправительных колониях общего режима с обязательным указанием в приговоре мотивов принятого решения

 

Приговором мирового суда Белгородского района В. осужден по ст. ст. 116 ч. 1, 119 ч. 1 УК РФ.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы лицам, осужденным к лишению свободы за совершение преступлений небольшой тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

В., ранее не отбывавший лишение свободы, осужден к лишению свободы за преступление небольшой тяжести. Назначая ему отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, суд в нарушение требований закона мотивы принятого решения в приговоре не указал.

При таких обстоятельствах президиум областного суда определил отбывание наказания осужденному В. в колонии-поселении.

 

Приговор в отношении лица, осужденного за нарушение правил дорожного движения в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, признан несправедливым

 

Приговором Чернянского районного суда П. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к исправительным работам.

Из материалов дела видно, что П., ранее судимый за совершение особо тяжкого преступления, совершил нарушение правил дорожного движения в состоянии алкогольного опьянения через короткий промежуток времени после отбытия наказания за предыдущее преступление, причиненный потерпевшему вред возместил частично.

Назначая П. более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией ст. 264 ч. 2 УК РФ, суд сослался на наличие смягчающих наказание обстоятельств и признал их исключительными.

При этом в приговоре не указано, каким образом эти обстоятельства существенно уменьшили общественную опасность совершенного П. преступления.

При таких обстоятельствах приговор признан судом кассационной инстанции несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного П. наказания.

 

Вывод суда о признании обстоятельства, отягчающим наказание осужденного, должен быть основан на исследованных в судебном заседании материалах уголовного дела. Допущенное нарушения закона повлекло отмену приговора

 

Приговором Губкинского городского суда Б. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

Судом первой инстанции отягчающим наказание Б. обстоятельством признан рецидив преступлений.

Как следует из приговора, Б. ранее был осужден приговором Губкинского городского суда от 05.05.2006, что послужило основанием для применения судом положений ч. 5 ст. 69 УК РФ при назначении осужденному наказания.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что по данным Информационного центра УВД по г. Белгороду на момент совершения преступления, за которое Б. осужден настоящим приговором, он был не судим.

В материалах дела отсутствует приговор суда от 05.05.2006, в судебном заседании ни государственный обвинитель, ни защитник не ходатайствовали о приобщении копии приговора к материалам дела.

При таких данных неясно, из чего исходил суд, ссылаясь в приговоре на осуждение Б. приговором от 05.05.2006, и почему в его действиях установлен рецидив преступлений, а окончательное наказание осужденному назначено с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ.

С учетом изложенного, приговор суда отменен в порядке надзора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

 

Приговор в части назначения вида исправительного учреждения изменен, так как при признании рецидива преступления суд ошибочно учел судимость за преступление, осуждение за которое признавалось условным, и оно не отменялось с направлением лица для отбывания наказания в места лишения свободы

 

Приговором Старооскольского городского суда Ч. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В кассационном порядке приговор изменен по следующим основаниям.

Из вводной части приговора видно, что Ч. был ранее два раза судим. По одному из предыдущих приговоров Ч. осуждался к лишению свободы условно, при этом условное осуждение не отменялось, и он не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы. В соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ данная судимость не учитывается при признании рецидива преступлений.

По второму приговору Ч. осуждался за совершение тяжкого преступления к реальному лишению свободы.

Поскольку Ч. совершил особо тяжкое преступление и ранее осуждался один раз к лишению свободы, то его действия образуют рецидив преступлений, а не особо опасный рецидив, как посчитал суд первой инстанции.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ Ч. должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

 

Срок наказания с применением правил статьи 68 часть 3 УК РФ не может превышать 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление

 

Приговором Борисовского районного суда А. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 158 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Судом надзорной инстанции приговор изменен, назначенное А. наказание смягчено.

Из приговора видно, что суд, установив по делу обстоятельства, смягчающие наказание А.: явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, наличие малолетнего ребенка, и отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений, пришел к выводу о назначении наказания с применением правил ст. 68 ч. 3 УК РФ, согласно которой при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены обстоятельства, смягчающие наказание, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ст. 158 ч. 2 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет, одна треть от которого составляет 1 год 8 месяцев, а санкция ст. 158 ч. 3 УК РФ - 6 лет лишения свободы, одна треть от которого составляет 2 года лишения свободы.

Суд в нарушение требований ст. 68 ч. 3 УК РФ, фактически не применив ее положения, назначил осужденному наказание по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ в виде 2 лет лишения свободы, а по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ - в виде 3 лет лишения свободы.

 

Штраф при сложении с лишением свободы исполняется самостоятельно. Ссылка в приговоре на применение правил ст. 69 ч. 3 УК РФ не требуется

 

Приговором Белгородского районного суда Д. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы, по ст. 116 ч. 1 УК РФ к штрафу, с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно путем полного сложения наказаний к лишению свободы со штрафом.

В соответствии со ст. 71 УК РФ штраф при сложении с лишением свободы исполняется самостоятельно. По смыслу данной нормы УК РФ при назначении окончательного наказания лицу, осужденному к штрафу и к лишению свободы, применение ст. 69 УК РФ не требуется.

В связи с изложенным, суд кассационной инстанции исключил из приговора ссылку на назначение наказания с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ.

 

При принятии решения об условном осуждении несовершеннолетнего за новое преступление, которое не является особо тяжким, испытательный срок по каждому из приговоров исчисляется самостоятельно в рамках постановленных приговоров, которые также исполняются самостоятельно, без применения правил статьи 70 УК РФ

 

Приговором Свердловского районного г. Белгорода М. осужден по ст. 166 ч. 1 с применением ст. 70 УК РФ к лишению свободы условно.

В порядке надзора приговор изменен, из приговора исключено указание о назначении М. наказания с применением ст. 70 УК РФ.

В соответствии с ч. 6.2 ст. 88 УК РФ при принятии решения об условном осуждении несовершеннолетнего за новое преступление, которое не является особо тяжким, испытательный срок по каждому из приговоров исчисляется самостоятельно в рамках постановленных приговоров, которые также исполняются самостоятельно.

Из материалов дела следует, что М. был ранее осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

По настоящему делу суд также принял решение об условном осуждении несовершеннолетнего М., но в нарушение требований закона назначил ему наказание на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

 

Кассационная инстанция признала выводы суда о невозможности отбывания осужденной наказания в местах лишения свободы по состоянию здоровья и применении к ней условного осуждения, не основанными на материалах уголовного дела

 

Приговором Прохоровского районного суда А. осуждена по ст. ст. 160 ч. 3 (37 эпизодов), 292 ч. 1 (9 эпизодов) УК РФ.

При назначении А. наказания суд в приговоре указал, что она заслуживает наказания в виде реального лишения свободы, однако будет нецелесообразным помещение осужденной в места лишения свободы по состоянию здоровья, поскольку А. перенесла тяжелую операцию и ей предстоит еще одна операция. На этом основании суд с применением ст. 73 УК РФ постановил считать назначенное А. наказание в виде лишения свободы условным.

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что А. болеет тяжелой болезнью, препятствующей ей отбывать наказание в местах лишения свободы.

Кроме того, в приговоре суд не указал, почему указанное основание, относящееся лишь к личности осужденной, он счел достаточным для применения к А. условного осуждения, хотя совершенные ею преступления являются тяжкими.

По смыслу ст. 73 УК РФ при решении вопроса о применении условного осуждения суд должен всесторонне и объективно оценивать всю совокупность обстоятельств по делу, что не было сделано по данному делу.

При таких данных применение судом требований ст. 73 УК РФ при назначении А. наказания признано судебной коллегией по уголовным делам областного суда необоснованным, а приговор отменен ввиду его несправедливости вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

 

Обоснование судом отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания тем, что осужденный ранее освобождался условно-досрочно, признано необоснованным

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила, указав следующее.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Б., суд сослался на факт применения к осужденному ранее условно-досрочного освобождения и его отмены в связи с совершением Б. преступления, а также на то, что осужденный не в полном объеме возместил материальный ущерб, причиненный им преступлением.

Вместе с тем этот вывод суда сделан без надлежащей оценки всех данных о личности осужденного и о его поведении в исправительном учреждении, согласно которым Б. характеризуется положительно и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Из представленной в суд администрацией исправительного учреждения характеристики Б. видно, что по прибытии в колонию он не был трудоустроен ввиду отсутствия специальности, востребованной на производстве.

Несмотря на то, что данное обстоятельство могло явиться объективной причиной невозмещения осужденным в полном объеме материального ущерба, причиненного преступлением, суд этому факту не дал надлежащей оценки в постановлении.

 

Действия лица, осужденного за мошенничество с использованием изготовленного иным лицом поддельного официального документа, полностью охватываются составом мошенничества и не требуют дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода К. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 186 ч. 3, 33 ч. 5, 327 ч. 2, 159 ч. 1 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор в части осуждения К. по ст. ст. 33 ч. 5, 327 ч. 2 УК РФ отменила, а дело в этой части прекратила за отсутствием в действиях К. состава преступления.

Из приговора видно, что К. был признан виновным (наряду с другими действиями) в том, что он совершил пособничество в подделке иного официального документа, который использовал при совершении мошенничества.

Судом первой инстанции установлено, что подделку официального документа произвело не установленное следствием лицо, а К. предоставил этому лицу документы на имя Т. и свои фотографии. В изготовлении подделки осужденный не участвовал, но использовал поддельные документы, совершая мошенничество.

По смыслу закона, если хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием совершено с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, то его действия полностью охватываются составом мошенничества и не требуют дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

 

Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, является причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Названный признак подлежит доказыванию наряду с другими указанными в ст. 73 УПК РФ обстоятельствами

 

Приговором Старооскольского городского суда Т. осуждена по ст. 201 ч. 1 УК РФ.

Судом надзорной инстанции областного суда приговор отменен по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что органами следствия Т. обвинялась в том, что, работая в должности главного бухгалтера ОАО, достоверно зная о размере начисленной ей зарплаты, имея умысел на хищение денежных средств предприятия, используя свое служебное положение, давала необоснованные указания бухгалтеру, обслуживающему банковские операции по электронной почте, путем составления платежных электронных поручений перечислить дополнительно на ее лицевой счет денежные средства. Будучи введенной в заблуждение относительно законности указаний Т. о перечислении на ее лицевой счет денежных средств помимо начисленной заработной платы бухгалтер перечисляла в банк денежные средства, которые Т. похищала путем обмана. Т. инкриминировался 31 эпизод хищения денежных средств путем мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК РФ), а также 1 эпизод хищения чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения (ст. 160 ч. 3 УК РФ). В результате изложенных действий Т. были похищены денежные средства, принадлежащие ОАО, на общую сумму 271192 руб. 57 коп.

По результатам рассмотрения уголовного дела суд пришел к выводу о необходимости квалификации действий Т. по ч. 1 ст. 201 УК РФ и указал на ущерб, причиненный ее действиями предприятию, в размере 271192 руб. 57 коп.

Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, является причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Названный признак, согласно ст. 73 УПК РФ, подлежит доказыванию наряду с другими обстоятельствами, указанными в данной статье УПК РФ.

Квалифицируя действия осужденной по ч. 1 ст. 201 УК РФ, суд в приговоре не мотивировал свои выводы, почему сумма в размере 271192 рубля 57 копеек является существенным вредом для ОАО. Этот вывод сделан без выяснения мнения представителя потерпевшего и исследования финансового положения организации, которой, по мнению суда, причинен существенный вред.

При таких данных выводы суда о квалификации действий осужденной по ст. 201 ч. 1 УК РФ признаны президиумом областного суда не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтвержденными доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

 

Лицо может быть передано для отбывания наказания в виде лишения свободы иностранному государству, гражданином которого оно является, только при наличии согласия самого осужденного

 

Постановлением Валуйского районного суда удовлетворено ходатайство ФСИН России о передаче С., осужденного приговором суда по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания в Украину.

Президиум областного суда постановление отменил по следующим основаниям.

В соответствии с пп. "d" п. 1 ст. 3 Конвенции "О передаче осужденных лиц" от 21.03.1983, ратифицированной Российской Федерацией 24.07.2007, одним из обязательных условий, по которым осужденное лицо может быть передано для отбывания наказания иностранному государству, является согласие самого осужденного.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство.

Из материалов дела следует, что С., являющийся гражданином Украины, в ходе судебного заседания заявил о своем нежелании отбывать наказание на территории Украины в связи с тем, что его гражданская жена и ребенок в настоящее время пребывают в России. Следовательно, согласия осужденного на передачу его для отбывания наказания в Украину получено не было.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь