Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ИЖЕВСКА

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 23 июля 2009 года

 

Октябрьский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Шалагиной Л.А.,

при секретаре С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Д. к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике, Министерству финансов Удмуртской Республики о признании незаконными действий должностных лиц, компенсации морального вреда,

 

установил:

 

первоначально Д.В. (далее по тексту - истец) обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике (далее по тексту - ответчик, МВД по УР) о признании незаконными действий должностных лиц, компенсации морального вреда.

Требования иска мотивированы тем, что 9 сентября 2008 года на объездной дороге с. С. вблизи д. У. с участием автомобиля, которым она управляла на основании доверенности, было совершено дорожно-транспортное происшествие.

При оформлении данного ДТП сотрудники ОГИБДД ОВД по С. району С.А. и С.Б. вели себя в отношении нее крайне неуважительно и вызывающе, они направили ее на медицинское освидетельствование, а затем, уже после того, как данное освидетельствование показало, что она не находилась в состоянии алкогольного опьянения, необоснованно отстранили ее от управления транспортным средством.

Направление на медицинское освидетельствование она полагает незаконным, поскольку законных оснований для направления ее на медицинское освидетельствование у сотрудников ГИБДД не имелось, в протоколе в качестве такового было указано - ДТП, в отношении нее не было проведено предварительное освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

Ей было предложено сесть в патрульную машину, после ее отказа предложения повторялись во все более грубой форме, через некоторое время С.А., применив силу, заставил ее сесть в машину и велел сотрудникам ГИБДД заблокировать заднюю дверь автомобиля, тем самым незаконно лишив ее свободы передвижения.

Административного производства в отношении нее возбуждено не было, акта об отстранении ее от управления транспортным средством не существует. Ее уже после освидетельствования, то есть после устранения предполагаемой причины фактического отстранения, лишили права управлять транспортным средством, при этом ни одного акта о произведенных процессуальных действиях составлено не было.

Хамское поведение сотрудников правоохранительных органов было для нее шокирующим, лица, совершившие в отношении нее незаконные действия по отстранению от управления транспортным средством и направлению на медицинское освидетельствование, не принесли хотя бы устных извинений в поведении, недостойном статуса должностного лица.

При этом истец просила:

1. Признать действия должностных лиц ОГИБДД ОВД по С. району, выразившиеся в направлении ее на медицинское освидетельствование и отстранении от управления транспортным средством, незаконными.

2. Понудить казну Удмуртской Республики выплатить ей 50 000,00 руб. в качестве компенсации морального вреда, а также компенсировать расходы на оплату услуг представителя.

Впоследствии по ходатайству истца к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство финансов Удмуртской Республики (далее по тексту - Минфин УР), по ходатайству МВД УР к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика привлечено государственное учреждение "Отдел внутренних дел по С. району" (далее по тексту - ОВД по С. району).

В судебном заседании:

Истец Д.В. и ее представитель Т., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержали, ссылаясь на доводы, изложенные в иске.

Истец дополнительно пояснила, что ее моральные страдания заключаются в пережитом ею чувстве унижения и шока от незаконных действий сотрудников милиции.

В части заявления представителя МВД по УР о пропуске истцом срока на обращение в суд, предусмотренного статьей 256 ГПК РФ при обжаловании действий должностных лиц, о применении последствий пропуска истцом срока на обращение в суд и об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований по данному основанию пояснила, что истец обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, требование о признании незаконными действий должностных лиц является сопутствующим, следовательно, срок, установленный статьей 256 ГПК РФ, в рассматриваемом случае применению не подлежит.

Представитель МВД УР - Д.Г., действующий на основании доверенности, иск не признал в связи с его необоснованностью, отметил, что действия сотрудников милиции не являются незаконными, кроме того, заявил о пропуске истцом срока на обращение в суд, предусмотренного статьей 256 ГПК РФ при обжаловании действий должностных лиц, просил применить последствия пропуска истцом указанного срока и отказать истцу в удовлетворении заявленных требований по данному основанию.

Представитель Минфина УР Г., действующая на основании доверенности, с иском не согласилась, полагала его не подлежащим удовлетворению.

Дополнительно пояснила, что Минфин УР не является лицом, причинившим вред истцу, и надлежащим ответчиком по делу. Кроме того, Минфин УР не является в судах представителем Удмуртской Республики или казны Удмуртской Республики, так как Минфин УР - это орган исполнительной власти УР, обеспечивающий проведение единой финансовой, бюджетной политики УР и координирующим деятельность в этой сфере иных органов исполнительной власти УР.

В соответствии с пунктом 3 статьи 158 БК РФ - в суде от имени казны субъекта РФ в качестве представителя ответчика по искам к субъекту РФ о возмещении вреда, причиненного физическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, выступает главный распорядитель средств бюджета субъекта РФ, каковым, по мнению представителя Минфина УР, в рассматриваемом случае является МВД по УР.

Отметила, что истцом не представлено в суд доказательств незаконности действий должностных лиц, истец считает действия сотрудников ОГИБДД ОВД по С. району незаконными только на основании своего субъективного мнения и своих личных оценочных понятий, при этом не указывает, нормы каких правовых актов были нарушены действиями данных сотрудников.

Компенсация морального вреда не подлежит взысканию, так как факт причинения нравственных и физических страданий действиями должностных лиц и причинно-следственная связь между действиями должностных лиц и нравственными и физическими страданиями истца не доказаны, размер компенсации морального вреда завышен, не учтен принцип разумности.

Представитель ОВД по С. району, будучи надлежащим образом извещен о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не явился по неизвестной суду причине.

В порядке статьи 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие неявившегося представителя ОВД по С. району.

Свидетель С.О. суду показал, что на дороге в момент конфликта присутствовал он, Д.В., С.Е. - он представился начальником ГИБДД, следователь В., два сотрудника ДПС: С.А. и второй сотрудник, фамилии которого свидетель не знает.

Д.В. приехала к ним в гости, они вместе, но на разных машинах поехали в лес. ДТП произошло около 10 часов вечера, он двигался на Ниве 670 МН, самого ДТП он не видел, так как ехал впереди и контролировал машину Д.В. в зеркало заднего вида, проехал вперед, метров 300, но машины уже не увидел, развернулся и поехал обратно. Сначала они помогли пострадавшей Р., вызвали скорую помощь и сотрудников ДПС.

Следователь предложил Д.В. пройти освидетельствование, она дала согласие, был составлен протокол, Д.В. не хотела ехать на освидетельствование в машине ДПС, но С.А., применив силу, усадил Д.В. на заднее сиденье в автомобиль, применение силы заключалась в том, что он усадил Д.В. в машину, нагнув ей голову. Никаких посторонних людей рядом не было, понятых тоже не было.

Когда Д.В. и сотрудники ДПС приехали после освидетельствования, он подошел к машине, посмотрел и увидел, что Д.В. сидела на заднем сиденье в заблокированном автомобиле.

Свидетель Г. суду показал, что является супругом Д.В., что ему позвонили и сообщили, что произошло ДТП, когда он приехал на место происшествия, супруги там уже не было, на месте ДТП находились С.А. и следователь В., он приехал, спросил, что произошло, С.А. пытался рассказать свою версию произошедшего, при этом делал уклон в сторону того, что его жена была однозначно виновата, С.Б. пытался его поправить, через полчаса привезли супругу в легковой машине сотрудников ДПС, которая была закрыта, замки были закрыты, он просил ее выпустить, но Д.В. находилась в машине минут 20 - 30.

Выслушав объяснения участвующих в деле лиц, исследовав и проанализировав материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

9 сентября 2008 года в 22 час 36 минут инспектором ДПС ОГИБДД ОВД по С. району С.А. истец Д.В. была направлена на медицинское освидетельствование, о чем составлен соответствующий протокол, в котором в качестве основания для направления на медицинское освидетельствование указано "ДТП".

6 мая 2009 года Д.В. направила исковое заявление в суд, сдав иск и приложенные к нему документы в организацию почтовой связи.

Данные обстоятельства следуют из содержания искового заявления, объяснений участвующих в деле лиц, сторонами фактически не оспаривается и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Исковые требования Д.В. к МВД по УР, Минфину УР о признании незаконными действий должностных лиц не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на государственную защиту его прав и свобод, в том числе на подачу в суд заявлений о признании недействительными ненормативных актов, решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц - незаконными, как оно сформулировано в статьях 45 (часть 1) и 46 (части 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок осуществления судебной проверки ненормативных актов, решений и действий (бездействия) соответствующих органов и должностных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, они определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами.

В силу статьи 39 Закона "О милиции" от 18 апреля 1991 года N 1026-I и пункта 13 Положения о Госавтоинспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (утвержденного Указом Президента РФ от 15 июня 1998 года N 711) - гражданин, считающий, что действие либо бездействие сотрудника милиции (сотрудника Госавтоинспекции) привело к ущемлению его прав, свобод и законных интересов, вправе обжаловать это действие или бездействие вышестоящим органам или должностному лицу милиции (Госавтоинспекции), прокурору или в суд.

Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, то есть по общему правилу правом на обращение в суд наделено лицо права, свободы и законные интересы которого нарушены (статья 3 ГПК РФ).

Из системного анализа приведенных выше правовых норм следует, что действия должностных лиц органов внутренних дел, нарушающие, по мнению гражданина, его права, свободы и законные интересы, могут быть обжалованы в суд в порядке и в сроки, установленные гражданским процессуальным законодательством, а именно: главой 25. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

В соответствии со статьей 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Согласно статье 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

В соответствии с частью 1 статьи 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц в течение 3 месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Заявленный истцом спор о признании незаконными действий должностных лиц носит публично-правовой характер, однако, учитывая, что истец обратилась в суд порядке искового производства и действующее гражданское процессуальное законодательство не содержит запрета на рассмотрение данного дела в порядке искового производства, суд полагает необходимым рассматривать данный спор и давать ему оценку в полном объеме с учетом особенностей, предусмотренных главой 25 ГПК РФ.

Данный вывод суда согласуется с правовой позицией Верховного Суда РФ, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" (далее по тексту - Постановление от 10 февраля 2009 года N 2).

Так, в пункте 9 данного Постановления указано, что судам следует иметь в виду, что правильное определение ими вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового заявления).

Согласно пунктам 22 и 24 Постановления от 10 февраля 2009 года N 2 к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения данной категории дел, в частности, относится соблюдение срока обращения с заявлением в суд, при этом по каждому делу необходимо выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица.

Как уже отмечалось судом ранее, согласно части 1 статьи 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц в течение 3 месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.1 определения Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2005 года N 191-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Миронова В.В. на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями на действия (бездействие) должностных лиц обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока согласно статье 134 и части второй статьи 256 ГПК РФ не является основанием для отказа в принятии заявлений на действия (бездействие) должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, то есть в предварительном судебном заседании или в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока и если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

То есть установленный законом трехмесячный срок, по мнению Конституционного Суда РФ является разумным, соразмерным и достаточным для обращения в суд.

По смыслу статьи 256 ГПК РФ, в рассматриваемом случае течение трех месячного срока, в период которого Д.В. могла обратиться в суд с требованием об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц, началось со дня составления протокола о направлении на ее медицинское освидетельствование - с 9 сентября 2008 года, поскольку она присутствовала при его составлении, что не оспаривается ею и подтверждается ее личной подписью в протоколе.

Данный срок для истца истекал 9 декабря 2008 года.

Однако с исковым заявлением о признании незаконными действий должностных лиц истец обратилась в Октябрьский районный суд г. Ижевска по истечении установленного частью 1 статьи 256 ГПК РФ трехмесячного срока, передав 6 мая 2009 года иск и приложенные к нему документы в организацию почтовой связи.

В соответствии с частью 1 статьи 109 ГПК РФ право на совершение процессуальных действий погашается с истечением установленного федеральным законом или назначенного судом процессуального срока.

Частью 1 статьи 112 ГПК РФ предусмотрено, что лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Согласно положениям части 2 статьи 256 ГПК РФ причины пропуска срока на обращение с заявлением в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Гражданским процессуальным кодексом не предусмотрен перечень уважительных причин для восстановления установленного статьей 256 ГПК РФ срока, следовательно, право установления наличия этих причин и их оценки принадлежит суду.

В судебном заседании с учетом заявленного ответчиком ходатайства судом дополнительно определены юридически значимые для дела обстоятельства и распределено бремя их доказывания. На ответчика возложена обязанность по доказыванию факта пропуска истцом срока обращения в суд, а на истца - обязанность по доказыванию факта обращения с требованиями в пределах установленного законом срока либо наличия обстоятельств, дающих основания для восстановления пропущенного срока обращения в суд (наличия уважительных причин).

Истец и ее представитель возражали против возможности применения к рассматриваемым правоотношениям последствий пропуска срока обращения в суд, возражали против отложения дела, в определении суда от 23 июля 2009 года указали, что дополнительного времени на подготовку дела к судебному разбирательству им не требуется, настаивали на окончании судебного следствия.

Судом исследована и установлена продолжительность срока, прошедшего со дня составления протокола о направлении Д.В. на медицинское освидетельствование (9 сентября 2008 года) и до дня ее обращения в суд с иском (6 мая 2009 года), которая составила более трех месяцев. При этом судом не было установлено причин, препятствующих истцу обратиться в суд с иском в установленный законом срок.

Принимая во внимание требования действующего гражданского процессуального законодательства, суд приходит к выводу, что истец Д.В. пропустила срок на обращение в суд с иском об оспаривании действий (бездействия) должностных без уважительной причины, основания для его восстановления отсутствуют, и подлежат применению последствия пропуска данного срока.

В соответствии с абзацем 2 части 6 статьи 152 ГПК РФ при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 24 Постановления от 10 февраля 2009 года N 2, при установлении факта пропуска без уважительных причин указанного срока суд исходя из положений части 6 статьи 152, части 4 статьи 198 и части 2 статьи 256 ГПК РФ отказывает в удовлетворении заявления в предварительном судебном заседании или в судебном заседании, указав в мотивировочной части решения только на установление судом данного обстоятельства.

Вследствие чего, суд приходит к выводу, что не подлежат удовлетворению исковые требования Д.В. к МВД по УР, Минфину УР о признании незаконными действий должностных лиц по причине пропуска ею без уважительных причин трехмесячного срока на обращение в суд, установленного частью 1 статьи 256 ГПК РФ.

Доводы истца и ее представителя о том, что статья 256 ГПК РФ не может быть применена к рассматриваемым правоотношениям и пропуск истцом данного срока не может служить основанием для отказа в удовлетворении ее исковых требований, суд полагает несостоятельными по следующим основаниям.

Статьей 134 ГПК РФ предусмотрено, что судья отказывает в приеме искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке (административном, арбитражно-процессуальном, уголовно-процессуальном).

Дела искового производства и дела, возникающие из публичных правоотношений рассматриваются и разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства, и у суда в рассматриваемом случае отсутствовали основания для отказа в принятии искового заявления Д.В., при этом избрание истцом искового порядка оспаривания действий должностных лиц не может являться основанием для неприменения судом срока на обращение в суд, предусмотренного частью 1 статьи 256 ГПК РФ.

Разрешая исковые требования истца о компенсации морального вреда, суд полагает их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, предусмотрено статьей 53 Конституции РФ.

Данное положение Конституции РФ конкретизируется в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ), в силу которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из содержания вышеприведенных норм гражданского законодательства следует, что ответственность государства за действия должностных лиц наступает при наличии следующих условий:

- неправомерности действий или бездействия должностных лиц;

- наличия морального вреда, причиненного гражданину;

- причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) должностных лиц и причиненным моральным вредом;

- виновности должностных лиц, если вред причинен вследствие неправомерного деяния должностного лица.

Следовательно, для удовлетворения исковых требований истцом должны быть представлены доказательства, достоверно подтверждающие совокупность всех обстоятельств, имеющих юридическое значение для рассмотрения и разрешения дела.

В соответствии со статьями 12, 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая из которых должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, при этом суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались.

В порядке статей 12, 56 ГПК РФ обязанность по доказыванию вышеуказанных обстоятельств судом возложена на истца Д.В., возражения по иску, в том числе отсутствие вины в причинении вреда, должны были доказать ответчики.

Вместе с тем таких доказательств истцом суду не представлено.

В обоснование своих требований о компенсации морального вреда истец ссылается на следующие обстоятельства:

- неправомерными действиями сотрудников ОГИБДД ОВД по С. району ей причинен моральный вред;

- неправомерные действия С.А. и С.Б. выразились в незаконном направлении истца на медицинское освидетельствование и в необоснованном отстранении ее от управления транспортным средством,

- моральный вред выражается в причиненном ей унижении и перенесенном ею шоке, вызванном незаконными действиями должностных лиц.

Требование Д.В. об оспаривании действий должностных лиц и требование о возмещении на основании статьи 1069 ГК РФ вреда, причиненного оспариваемыми действиями должностных лиц, имеют одно основание возникновения - инициированную истцом проверку действий должностных лиц на соответствие закону. Установление незаконности действий должностных лиц влечет за собой применение ответственности - компенсацию морального вреда, то есть применение ответственности производно от результата оценки действий должностных лиц.

При рассмотрении данного спора суд пришел к выводу о том, что исковые требования Д.В. к МВД по УР, Минфину УР о признании незаконными действий должностных лиц не подлежат удовлетворению по причине пропуска ею без уважительных причин трехмесячного срока на обращение в суд, установленного частью 1 статьи 256 ГПК РФ.

Следовательно, действия судебного сотрудников ОГИБДД незаконными в установленном законом порядке не признаны, а согласно статье 1069 ГК РФ вред подлежит взысканию лишь в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц.

Таким образом, суд приходит к выводу, что истец не доказала противоправного характера действий (бездействия) должностных лиц, наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) должностных лиц и факта причинения истцу физических или нравственных страданий противоправными действиями (бездействием) должностных лиц.

Установленные в ходе судебного разбирательства по данному делу обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца, а потому в иске Д.В. к МВД по УР и Министерству финансов УР о компенсации морального вреда следует отказать.

Поскольку суд пришел к выводу о необходимости отказа в удовлетворении требований Д.В. об оспаривании действий должностных лиц и компенсации морального вреда, не подлежат удовлетворению и ее требования о взыскании в ее пользу расходов на оплату услуг представителя.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194 - 199 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

исковое заявление Д.В. к Министерству внутренних дел по Удмуртской Республике, Министерству финансов Удмуртской Республики о признании незаконными действий должностных лиц, компенсации морального вреда, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Верховный Суд Удмуртской Республики через Октябрьский районный суд г. Ижевска в течение 10 дней со дня изготовления решения в окончательной форме.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд УР через Октябрьский районный суд г. Ижевска в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Решения в окончательной форме изготовлено 3 августа 2009 года.

 

Председательствующий судья

ШАЛАГИНА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь