Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 6 августа 2009 г. по делу N 3-108/2009

 

Ленинградский областной суд в составе:

председательствующего - судьи Морозковой Е.Е.,

с участием прокурора Ермолина О.В.,

при секретаре Борисовой Ю.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлениям и.о. Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора о признании недействующими ряда норм закона Ленинградской области N 26-оз от 20.07.2000г. "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области",

 

установил:

 

и.о. Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора обратился в Ленинградский областной суд с заявлениями от 10.07.2009г., 24.07.2009г. и от 5.08.2009г. о признании недействующими ряда норм закона Ленинградской области 26-оз от 20.07.2000г. "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области".

Уточнив объем требований в заявлениях от 24.07.2009г. и от 5.08.2009г., прокурор полагал, что подлежат признанию недействующими с момента вступления решения суда в законную силу: абзац 3 статьи 1 в части слов "воздушное пространство над ними", абзацы 4, 14, 16 статьи 1, часть 1 статьи 8 в части слов "дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области"; статья 9; часть 2 статьи 10; статья 20 названного областного закона, как принятые с превышением полномочий субъекта РФ и с нарушением требований федерального законодательства.

Так, абзац 3 статьи 3 оспариваемого закона, содержащий определение понятия - "охотничьи угодья", не соответствует в части слов "воздушное пространство над ними" определению, данному в пункте 3 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, а абзац 4 статьи 1 названного закона, содержащий определение понятия "охота", не соответствует определениям указанного понятия, данным в пункте 3 Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты и в пункте 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР.

Понятия "охотничий минимум" и "учет охотничьей фауны", введенные абзацами 14 и 16 статьи 1 оспариваемого закона, отсутствуют в действующем федеральном законодательстве. Термин "охотничий минимум" существовал в ранее действующей редакции пункта 15 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве (до внесения изменений в названный нормативный правовой акт Постановлением Правительства РФ N 594 от 23.06.1993г.).

Наделение Правительства Ленинградской области частью 1 статьи 8 оспариваемого закона полномочиями по установлению дифференцированных ставок за пользование охотничьими животными не соответствует требованиям пункта 5 части 1 статьи 5, статье 35 Федерального закона "О животном мире", а также статье 333.3 Налогового кодекса РФ, установившей конкретные ставки сбора за каждый объект животного мира.

Статья 9 областного закона, определившая порядок осуществления охоты на территории Ленинградской области, содержащая собственное понятие "охота" и наделяющая Правительство Ленинградской области полномочиями по ограничению, приостановлению и полному запрету использования отдельных видов охотничьих животных принята с нарушением Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и без учета требовании статьи 21 Федерального закона "О животном мире".

Часть 2 статьи 10 областного закона фактически возлагает на граждан дополнительную обязанность по сдаче экзамена на знание охотничьего минимума, что противоречит статьям 5, 6.1 Федерального закона "О животном мире", разграничивающим компетенцию органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в области охраны и использования животного мира, и сформулирована без учета требований пунктов 4, 7 и 11 Правил добывания объектов животного мира. Наименование договора, данное в статье 20 оспариваемого областного закона не соответствует требованиям статьи 37 Федерального закона "О животном мире".

В судебном заседании участвующий в деле и.о. Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора Ермолин О.В. заявленные требования поддержал по изложенным основаниям, отметив, что органы власти субъекта РФ не вправе принимать Правила охоты, так как данное правомочие согласно части 3 статьи 40 Федерального закона "О животном мире" отнесено к компетенции Российской Федерации.

Включение в Правила охоты положений, изложенных в пунктах "а"-"д" части 2 статьи 9 областного закона, по существу, произведено с превышением компетенции, поскольку упомянутые положения согласно статьям 5, 6, 17, 40 и 41 Федерального закона "О животном мире", Постановлению Правительства Российской Федерации N 18 от 10.01.2009г. подлежат установлению органами государственной власти Российской Федерации. Ответственность за нарушение Правил охоты установлена КоАП РФ или Уголовным кодексом РФ; ставки исков утверждены соответствующими государственными органами Российской Федерации. Положения, содержащиеся в пунктах "л"-"н" части 2 статьи 9 областного закона согласно статьям 3, 6, 40 Федерального закона "О животном мире" и Постановлению Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г. подлежат регулированию на федеральном уровне и урегулированы названными федеральными актами.

Определение действий, которые квалифицируются как охота, данные в части 3 статьи 9 областного закона не соответствуют пункту 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР (отсутствует слово "добытой") и пункту 3а Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, в части указания о том, что к охоте приравнивается следование по дорогам "с зачехленным" оружием.

В письменном возражении представитель Законодательного собрания Ленинградской области Зеленко Н.С. признает требования прокурора в части абзаца 3 статьи 1 оспариваемого закона в части слов "воздушное пространство над ними" и части 1 статьи 8 оспариваемого закона в части слов "дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области"; остальные требования прокурора просит отклонить по основаниям статьи 41 Федерального закона "О животном мире". Полагает, что определение понятия охоты, данное в абзаце 4 статьи 1 соответствует требованиям статьи 35 Федерального закона "О животном мире". Отсутствие в федеральном законодательстве понятий, приведенных в абзацах 14 и 16 статьи 1 оспариваемого закона, не является основанием для признания этих норм областного закона недействующими. Дублирование ряда положений в статье 9 областного закона не является правовым основанием для оспаривания названной нормы. Согласно же статьям 6.1, 17, 35 Федерального закона "О животном мире" органы государственной власти субъекта РФ вправе принимать Правила охоты. Квалификация действий как охоты, данная в части 3 статьи 9 областного закона, не противоречит пункту 10 Постановления СМ РСФСР N 1548 от 10.10.1960г. и пункту 3 Постановления Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г., а часть 4 статьи 9 областного закона - статье 21 Федерального закона "О животном мире". Статьей 20 областного закона определяется содержание конкретного вида договора для ведения охотничьего хозяйства, а статьей 37 Федерального закона "О животном мире" установлено понятие договора о предоставлении в пользование территории независимо от вида пользования животным миром.

В судебном заседании представитель Законодательного собрания Ленинградской области Зеленко Н.С. признает требования прокурора в части абзаца 3 статьи 1 областного закона в части слов "воздушное пространство над ними" и в части 1 статьи 8 областного закона в части слов "дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области"; в удовлетворении иных требований прокурора просит отказать по изложенным выше основаниям. В части 2 статьи 10 областного закона, по существу, идет речь об экзамене (охотничий минимум), что не противоречит пункту 15 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР. Названный термин упомянут и в пункте 5 Постановления Правительства РФ N 16 от 12.01.1996г.

Проанализировав в совокупности положения статей 4, 6, 6.1, 21, 37, 40, 41, 56 Федерального закона "О животном мире", нормы Постановления Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г., пункт 39 части 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6.10.1999г. N 184-ФЗ, представитель полагает, что при установлении в пунктах "а"-"н" части 2 статьи 9 областного закона положений, подлежащих включению в Правила охоты, законодатель Ленинградской области не вышел за пределы предоставленных полномочий. Квалификация действий в части 3 статьи 9 областного закона как охоты соответствует определениям охоты, имеющимся в федеральном законодательстве.

В письменном возражении представитель Губернатора Ленинградской области Яковлева Н.Н. признает требования прокурора в части абзаца 3 статьи 1 оспариваемого закона в части слов "воздушное пространство над ними" и части 1 статьи 8 оспариваемого закона в части слов "дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области", в удовлетворении остальных требований прокурора просит отказать; считает, что понятие охоты, данное в областном законе, не противоречит определениям названного понятия, установленным федеральным законодательством, хотя и изложено иными словами. В первоначальной редакции пункта 15 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве использовался термин "охотничий минимум". По существу, понятие "охотничий минимум" в областном законе и пункт 15 указанного Положения имеют одинаковое содержание.

Отсутствие понятия "охотничья фауна" в федеральном законодательстве, согласно статье 41 Федерального закона "О животном мире", не является основанием для признания недействующим абзаца 16 статьи 1 областного закона, содержащего разъяснение данного понятия; статья 9 областного закона не противоречит статьям 40, 41 названного Федерального закона, Постановлению Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г.

Частью 3 статьи 9 областного закона определены действия, соответствующие федеральному законодательству, которые квалифицируются как охота. Часть 4 статьи 9 областного закона не противоречит статье 21 Федерального закона "О животном мире", статьям 3, 35 Устава Ленинградской области. В статье 37 указанного Федерального закона дано родовое понятие договора, статья 20 областного закона определяет условия заключения конкретного договора - о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства.

В судебном заседании представитель Губернатора Ленинградской области Яковлева Н.Н. признает требования прокурора в части абзаца 3 статьи 1 оспариваемого областного закона в части слов "воздушное пространство над ними" и части 1 статьи 8 областного закона в части слов "дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области", остальные требования прокурора считает необоснованными и просит их отклонить по основаниям, изложенным в письменных возражениях, с учетом, высказанных представителем Законодательного собрания Ленинградской области возражений в судебном заседании.

Изучив материалы дела, заслушав участвующего в деле прокурора Ермолина О.В., представителя Законодательного собрания Ленинградской области Зеленко Н.С., представителя Губернатора Ленинградской области Яковлеву Н.Н., исследовав и оценив представленные доказательства согласно ст. 67 ГПК РФ в их совокупности, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В соответствии с частью 2 статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречат федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

20 июля 2000 года принят областной закон Ленинградской области N 26-оз "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области", законами области от 11.03.2001г. N 9-оз и от 30.12.2008г. N 175-оз в него внесены изменения. Перечисленные законы области опубликованы в официальных изданиях Ленинградской области и вступили в законную силу.

В преамбуле областного закона N 26-оз от 20.07.2000г. (в действующей редакции) отражено, что названный закон определяет основные принципы использования диких животных в интересах государства и общества, приобретения и реализации права граждан и юридических лиц Российской Федерации на ведение охотничьего хозяйства (охрану, воспроизводство и пользование охотничьими животными), устанавливает правовое регулирование отношений в данной сфере и основан на положениях Конституции РФ, Федеральных законов "Об охране окружающей среды", "О животном мире" и принимаемых в соответствии с ними законов и иных нормативных правовых актов РФ и Ленинградской области.

В статье 1 оспариваемого областного закона даны разъяснения ряду понятий, используемых в тексте закона. Так, в абзаце 3 названной нормы разъяснено, что охотничьи угодья - это являющиеся средой обитания охотничьих животных территории, акватории и воздушное пространство над ними, которые могут быть использованы для охоты и ведения охотничьего хозяйства; согласно абзацу 4 статьи 1 оспариваемого закона охота - вид пользования животным миром, неотъемлемая часть комплексного природопользования, в процессе которого осуществляется добывание диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы; абзацем 14 данной нормы предусмотрено, что охотничий минимум - инструкция для охотников спортивно-любительской охоты по соблюдению правил охоты, техники безопасности и обращения с охотничьим оружием; абзацем 16 отмечено, что учет охотничьей фауны - определение численности охотничьих животных и их размещение по территории (зимний учет копытных, зайцев и крупных хищников; весенние и летне-осенние учеты лося и оленя на реву, пернатых на токах и по выводкам).

Частью 1 статьи 8 областного закона 26-оз от 20.07.2000г. (в действующей редакции) определено, что право пользования охотничьими животными может быть предоставлено за плату или бессрочно в порядке и пределах, определяемых Правительством РФ. Дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области.

В части первой статьи 9 оспариваемого областного закона установлено, что порядок осуществления охоты на территории Ленинградской области регулируется Правилами охоты. В соответствии с частью 2 статьи 9 оспариваемого областного закона Правила охоты включают в себя:

сроки и порядок осуществления охоты (пункт "а"),

перечень видов охотничьих животных, охота на которые разрешена (пункт "б"),

перечень видов охотничьих животных, охота на которые запрещена (пункт "в"),

предельные нормы добывания охотничьих животных (пункт "г"),

перечень запрещенных к использованию орудий и способов добывания животных (пункт "д"),

перечень территорий, на которых охота запрещена или ограничена (пункт "е"),

размеры штрафов за нарушение Правил охоты и ставки исков за ущерб, причиненный нарушением законодательства о животном мире, охоте и охотничьем хозяйстве (пункт "ж"),

порядок оформления документов на продукцию охоты, приобретенную в установленном порядке (пункт "з"),

перечень охотничьих угодий (с указанием границ по карте), переданных в долгосрочное пользование, а также выделенных как охотничьи угодья резервного фонда (пункт "и"),

перечень охотничьих угодий, где разрешена нагонка и натаска собак (пункт "к"),

обязанности охотников и охотопользователей (пункт "л"),

перечень мероприятий по регулированию численности охотничьих животных, а также бродячих собак и кошек (пункт "м"),

права должностных лиц специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию объектов животного мира и среды их обитания (пункт "н").

Частью 3 статьи 9 оспариваемого областного закона определено, что как охота квалифицируется:

а) нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным, пневматическим и метательным оружием, охотничьими собаками и иными ловчими животными, капканами и иными орудиями охоты либо с продукцией охоты;

б) следование по дорогам с незачехленным или расчехленным заряженным огнестрельным, пневматическим либо метательным оружием в пределах охотничьих угодий и особо охраняемых природных территорий.

В части четвертой статьи 9 оспариваемого областного закона установлено, что в целях охраны и воспроизводства охотничьих животных использование отдельных видов может быть ограничено, приостановлено или полностью запрещено на определенных территориях либо на определенные сроки Правительством Ленинградской области.

Статьей 10 оспариваемого закона предусмотрено, что право на охоту на территории Ленинградской области предоставляется гражданам Российской Федерации, иностранным гражданам и лицам без гражданства: а) с разрешенным к обороту на территории Российской Федерации охотничьим оружием - достигшим 18 лет; б) с разрешенными орудиями охоты (кроме охотничьего оружия), а также охотничьими собаками и иными ловчими животными - достигшим 16 лет; в) на кротов, водяных полевок при безружейной охоте - независимо от места (часть 1 статьи 10 оспариваемого областного закона).

Право на охоту гражданам, указанным в пунктах "а" и "б" настоящей статьи, предоставляется после сдачи ими экзамена на знание охотничьего минимума (часть 2 статьи 10 оспариваемого областного закона).

Статья 20 областного закона 26-оз от 20.07.2000г. (в действующей редакции) устанавливает содержание договора о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства. Частью первой названной областной нормы определено, что договор о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства должен содержать положения, перечисленные в пунктах "а"-"м".

Согласно части второй статьи 20 названного областного закона договор о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства вступает в силу с момента подписания его сторонами - участниками договора.

В соответствии с пунктами "в" и "д" части 1 статьи 72 Конституции РФ, вопросы владения и распоряжения природными ресурсами, природопользования, охрана окружающей среды находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ. Согласно частей 2 и 5 статьи 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, последние не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями 1 и 2 настоящей статьи.

Частью первой статьи 3 Федерального закона 52-ФЗ от 24.04.1995г. "О животном мире" предусмотрено, что законодательство Российской Федерации в области охраны и использования животного мира и среды его обитания основывается на положениях Конституции РФ, федеральных законов об охране окружающей среды и состоит из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним законов и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ об охране и использовании животного мира. Полномочия Российской Федерации, а также переданные для осуществления органам государственной власти субъекта РФ полномочия, полномочия органов государственной власти субъекта РФ в области охраны и использования объектов животного мира определены статьями 5, 6, 6.1 названного Федерального закона.

Частью 3 статьи 40 упомянутого Федерального закона установлено, что Правила, сроки и перечни орудий и способов добывания объектов животного мира, разрешенных к применению, разрабатываются соответствующими специально уполномоченными государственными органами Российской Федерации по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания и утверждаются Правительством РФ.

В статье 41 Федерального закона 52-ФЗ, регулирующей полномочия органов государственной власти в сфере охоты предусмотрено, что отношения в области охоты и охотничьего хозяйства регулируются на основе настоящего Федерального закона специальным федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ.

Перечень объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты исходя из их численности, традиций в использовании, видов и качества получаемой продукции, составляется специально уполномоченным государственным органом РФ по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира по согласованию с органами исполнительной власти субъектов РФ и утверждается Правительством РФ.

В соответствии с требованиями приведенного Федерального закона Постановлением Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г. утверждены Правила добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты; сроки добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты; перечень орудий добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, разрешенных к применению; перечень способов добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, разрешенных к применению. На основании названного Федерального закона Министерством сельского хозяйства РФ утвержден Порядок регулирования численности объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты (Приказ N 23 от 20.01.2009г.), Приказом Минсельхозпрода России N 302 от 25.05.1998г. утверждена Инструкция о порядке выдачи охотничьих билетов и учета охотников на территории Российской Федерации, Постановлением Правительства РФ N 1289 от 26.12.1995г. утвержден Перечень объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, Приказом Минсельхозпрода России от 25.05.1999г. N 399 утверждены таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты.

24 июля 2009 года принят Федеральный закон N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов", который в настоящее время не действует и вступает в силу поэтапно, начиная с 2010 года.

В отсутствие специального Федерального закона, регулирующего правоотношения в области охоты и в той части, в которой не противоречат приведенному выше действующему федеральному законодательству, продолжают действовать ранее принятые нормативные правовые акты, а именно: Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР (утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР от 10.10.1960г. N 1548), Типовые правила охоты в РСФСР (утвержденные Приказом Главного Управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР N 1 от 4.01.1988г.).

Абзацем третьим статьи 1 оспариваемого закона предусмотрено, что охотничьи угодья - являющиеся средой обитания охотничьих животных территории, акватории и воздушное пространство над ними, которые могут быть использованы для охоты и ведения охотничьего хозяйства.

Названная норма в части слов "воздушное пространство над ними" противоречит пункту 3 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР 1960 года (соответствующему в указанной части Федеральному закону "О животном мире"), согласно которому охотничьими угодьями признаются все земельные, лесные и водопокрытые площади, которые служат местом обитания диких зверей и птиц и могут быть использованы для ведения охотничьего хозяйства.

Частью первой статьи 8 оспариваемого областного закона предусмотрено, в том числе, что дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области.

Указанное положение в данной части не соответствует пункту 5 части 1 статьи 5, статье 35 Федерального закона "О животном мире", статье 333.3 Налогового кодекса РФ, из совокупного анализа которых следует, что сбор за пользование объектами животного мира устанавливается именно законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, а именно статьей 333.3 Налогового кодекса РФ. Таким образом, приведенная оспариваемая норма установлена субъектом РФ с превышением полномочий.

В указанной части требования прокурора признаны обоснованными представителями заинтересованных лиц.

В абзаце четвертом статьи 1 областного закона определено, что охота - вид пользования животным миром, неотъемлемая часть комплексного природопользования, в процессе которого осуществляется добывание диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы.

Пунктом 1 Типовых правил охоты РСФСР 1988 года предусмотрено, что охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы. Пунктом 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР 1960 года установлено, что охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц.

В Федеральном законе "О животном мире" отсутствует разъяснение понятия "охота". Согласно подпункту "а" пункта 3 Правил добывания объектов животного мира, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г., "добывание объектов животного мира" - охота, в том числе выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча объектов животного мира, находящихся в состоянии естественной свободы, а также нахождение в естественной среде обитания объектов животного мира с заряженным расчехленным охотничьим ружьем.

Учитывая определение понятия "охота", данное в последнем федеральном акте, а также определения данного понятия в названных выше Положении об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР и в Типовых правилах охоты в РСФСР (в той части, в которой эти разъяснения не противоречат Федеральному закону "О животном мире" и принятому на его основании федеральному законодательству) суд считает, что определение понятия охоты, данное в абзаце четвертом статьи 1 оспариваемого закона не соответствует перечисленным выше нормативным правовым актам федерального законодательства в части отсутствия указания о том, что охота, это выслеживание с целью добычи и преследование, а также в части указания в оспариваемой норме о том, что охота - неотъемлемая часть комплексного природопользования.

В результате такого изложения понятия "охота" в оспариваемой норме, фактически искажен смысл изложенного понятия, установленного федеральными нормами. В соответствии же с разграничением полномочий между Российской Федерацией и субъектами РФ, закрепленных статьями 5, 6 и 6.1 Федерального закона "О животном мире" определение основных положений в области законодательства о животном мире отнесено к ведению Российской Федерации. Правом на изменение содержания понятий, установленных федеральным законодательством, субъекты Российской Федерации не обладают.

Ссылка представителей заинтересованных лиц на то, что в оспариваемой норме, отражены положения статьи 35 Федерального закона "О животном мире" не соответствует содержанию федеральной нормы.

По приведенным же основаниям, с учетом того обстоятельства, что в федеральном законодательстве отсутствуют понятия "охотничий минимум" и "учет охотничьей фауны" суд считает обоснованным и требование прокурора о признании недействующими абзацев 14 и 16 статьи 1 оспариваемого областного закона, в которых приведено разъяснение указанных терминов.

Упоминание данных терминов в пункте 6 Типовых правил охоты в РСФСР, в ранее действующей редакции пункта 15 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР, в Постановлении Правительства РФ N 16 от 12.01.1990г. или в иных каких-либо федеральных нормативных правовых актах, без разъяснения смыслового значения данных терминов, в соответствии с требованиями статей 5, 6 и 6.1 Федерального закона "О животном мире" не предоставляет субъекту РФ право на самостоятельное толкование указанных положений.

Основные же понятия в сфере регулирования деятельности по охране и использованию объектов животного мира (в том числе и в области охоты) содержатся в Федеральном законе "О животном мире", равно как и регулирование в области охоты осуществляется на основании и иных федеральных актов, упомянутых выше. Поэтому довод представителей заинтересованных лиц об отсутствии специального правового регулирования в области охоты на федеральном уровне и вследствие этого о наличии права у субъекта РФ на собственное регулирования в области совместного ведения (в сфере охоты) до принятия соответствующего специального федерального закона в силу Постановления Конституционного Суда РФ по делу N 1-П от 9.01.1998г., является неправомерным.

С учетом изложенных обстоятельств, а также, руководствуясь статьей 37 Федерального закона "О животном мире", определившей, что в сфере пользования объектами животного мира заключается только договор о предоставлении в пользование территории или акватории, необходимых для осуществления пользования животным миром, с учетом отсутствия в федеральном законодательстве понятия - "договор о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства", суд считает правильным и требование прокурора в части признания недействующими части первой и второй статьи 20 оспариваемого областного закона в части слов "для нужд охотничьего хозяйства", поскольку оспариваемая норма позволяет заключать договор не о предоставлении в пользование территории или акватории, необходимых для осуществления пользования животным миром, а договор о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства.

Понятия "договор о предоставлении в пользование территории или акватории, необходимых для осуществления пользования животным миром" и - "договор о предоставлении территории для нужд охотничьего хозяйства" не являются идентичными понятиями ни по названию, ни по содержанию.

Из части 2 статьи 10 оспариваемого закона следует, что право на охоту, гражданам, указанным в пунктах "а" и "б" настоящей статьи предоставляется после сдачи ими экзамена на знание охотничьего минимума.

Оспариваемая норма областного закона противоречит пункту 4 Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты (утвержденных Постановлением Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г.) и пункту 2.2 Инструкции о порядке выдачи охотничьих билетов и учета охотников на территории Российской Федерации (утвержденной Приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ N 302 от 25.05.1998г.), положениями которых предусмотрено, что право на охоту имеет гражданин РФ, получивший охотничий билет (охотничий билет иностранного охотника) в установленном порядке после сдачи испытаний по правилам охоты, технике безопасности на охоте и обращению с охотничьим оружием, а также иностранный гражданин при определенных условиях.

Таким образом, перечисленные федеральные нормы предусматривают, что право на охоту возникает при наличии охотничьего билета, полученного в установленном порядке, а не в случае сдачи экзамена по охотничьему минимуму; условием же выдачи охотничьего билета является сдача соответствующих испытаний, а не охотничьего минимума.

Ссылка представителей заинтересованных лиц в данной части требований на ранее действующую редакцию пункта 15 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР 1960 года, а также на Типовые правила охоты в РСФСР 1988 года (пункт 6) не могут быть признаны обоснованными, так как вопрос приобретения права на добывание объектов животного мира урегулирован иным образом действующим федеральным законодательством в области охраны и использования животного мира, а именно Правилами добывания объектов животного мира 2009 года и Инструкцией о порядке выдачи охотничьих билетов и учета охотников на территории Российской Федерации 1998 года (указанными выше), а положения законодательства РСФСР в данном случае могут применяться лишь в части не противоречащей действующему федеральному законодательству об охране и использовании животного мира.

Довод представителя заинтересованного лица о том, что статью 10 оспариваемого областного закона нельзя рассматривать в отрыве от положений статьи 11 этого же закона является неправильным, так как последней нормой определен порядок предоставления права на охоту гражданам РФ (то есть процедура предоставления), а не устанавливаются основания возникновения права на охоту.

Из текста части первой статьи 9 областного закона неясно, регулируется ли порядок осуществления охоты на территории Ленинградской области только Правилами охоты в Ленинградской области (что не соответствует требованиям статьи 41 Федерального закона "О животном мире") или также и положениями федерального законодательства.

По существу, названная норма может быть истолкована неоднозначно и в силу пункта 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 48 от 29.11.2007г. подлежит признанию недействующей, как не отвечающая требованиям ясности и определенности, и в результате, не соответствующая требованиям статьи 41 Федерального закона "О животном мире".

В части второй статьи 9 оспариваемого областного закона приведены положения (пункты "а"-"н"), подлежащие включению в Правила охоты. В названной части также не отражено, что имеются в виду Правила охоты в Ленинградской области. Из пояснений представителей заинтересованных лиц, из совокупного толкования положений статьи 7 оспариваемого областного закона, содержащей указание о том, что Правила охоты в Ленинградской области утверждаются Правительством Ленинградской области, и статьи 9 оспариваемого закона, следует, что в части второй статьи 9 оспариваемого областного закона установлено содержание Правил охоты в Ленинградской области.

Пункты "а", "б", "в", "д" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона, установившие по существу (с учетом положений части второй статьи 7 оспариваемого областного закона), что утверждаемые Правительством Ленинградской области Правила охоты включают в себя: сроки и порядок осуществления охоты, перечень видов охотничьих животных, охота на которые разрешена; перечень видов охотничьих животных, охота на которые запрещена; перечень запрещенных к использованию орудий и способов добывания животных, противоречат части 3 статьи 40, 41 Федерального закона "О животном мире", поскольку данные положения разрабатываются специально уполномоченными государственными органами РФ и утверждаются Правительством Российской Федерации. Так, Правила добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты (устанавливающие порядок добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты); сроки добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты; перечень орудий добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, разрешенных к применению; перечень способов добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, разрешенных к применению утверждены Постановлением Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г.

В соответствии со статьей 41 Федерального закона "О животном мире" Постановлением Правительства РФ N 1289 от 26.12.1995г. утвержден Перечень объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты.

Ссылка представителей заинтересованных лиц в данной части на правомочие по корректировке сроков добывания объектов животного мира, закрепленное пунктом 17 Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, а следовательно и на право по установлению сроков охоты в Правилах охоты, утверждаемых Правительством Ленинградской области, не может быть признана правильной, так как полномочие по корректировке сроков охоты не идентично полномочиям по утверждению сроков добывания объектов животного мира, предоставленным только Правительству РФ; приведенные понятия являются различными по содержанию и по объему.

Положение, содержащееся в пункте "г" части 2 статьи 9 оспариваемого областного закона о том, что Правила охоты (утверждаемые самостоятельно Правительством Ленинградской области согласно статье 7 оспариваемого областного закона) содержат предельные нормы добывания охотничьих животных не соответствует абзацу третьему статьи 6 Федерального закона "О животном мире", из которого следует, что названные правомочия субъект РФ вправе осуществлять только при наличии согласования с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики информативно-правовому регулированию в сфере охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания. Между тем, из пункта "г" части 2 статьи 9 (с учетом положений статьи 7 оспариваемого областного закона) следует, что названные полномочия Ленинградская область осуществляет самостоятельно в виде утверждения Правил охоты, содержащих предельные сроки добывания охотничьих животных без согласования с соответствующим федеральным органом, что противоречит названной выше федеральной норме.

Указание в пунктах "в" и "е" части второй статьи 9 областного закона о том, что Правила охоты (утверждаемые согласно статье 7 оспариваемого областного закона самостоятельно Правительством Ленинградской области) содержат перечень видов охотничьих животных, охота на которые запрещена и перечень территорий, на которых охота запрещена или ограничена, не соответствуют требованиям статьи 21 Федерального закона "О животном мире", определившей, что установление ограничений и запретов на использование объектов животного мира (отдельных видов пользования, пользования определенными объектами животного мира, пользование на определенных территориях и акваториях, сроки ограничений) может быть осуществлено лишь с соблюдением соответствующей процедуры, о чем отсутствует упоминание в оспариваемых пунктах части второй статьи 9 оспариваемого областного закона.

Уголовная и административная ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в области охраны и использования животного мира устанавливается законодательством РФ (статья 55 Федерального закона "О животном мире"). Так, административная ответственность за нарушение правил добывания объектов животного мира установлена статьей 8.37 КоАП РФ, а статьями 247, 250, 358 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушения в сфере пользования объектами животного мира.

Учитывая изложенное, принимая во внимание положения статьи 1.3 КоАП РФ, суд считает, что пункт "ж" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона о включении в Правила охоты (утверждаемые самостоятельно Правительством Ленинградской области) размеров штрафов за нарушение Правил охоты не соответствует приведенному выше федеральному законодательству.

В данной части суд не может учитывать нормы Положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР и Типовых правил об охоте в РСФСР, поскольку вопросы ответственности за нарушение законодательства РФ в области охраны и использования животного мира иным образом урегулированы в Федеральном законе "О животном мире", КоАП РФ, Уголовном кодексе РФ.

Учитывая, что в соответствии со статьей 56 Федерального закона "О животном мире" Приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ N 399 от 25.05.1999г. утверждены таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, принимая во внимание разграничение полномочий Российской Федерации и субъектов РФ согласно статьям 5, 6 и 6.1 Федерального закона "О животном мире", суд считает неправомерным указание в пункте "ж" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона о праве на установление в Правилах охоты ставок исков за ущерб, причиненный нарушением законодательства о животном мире.

По приведенным выше основаниям в данной части не могут быть учтены положения Типовых правил охоты в РСФСР.

Права и обязанности пользователей животного мира установлены статьей 40 Федерального закона "О животном мире", в которой оговорено, что в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов РФ, права пользователей животным миром могут быть расширены или ограничены. Однако, федеральной нормой не предусмотрено право субъектов РФ на самостоятельное установление обязанностей пользователей животным миром, что фактически отражено в пункте "л" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона (с учетом статьи 7 оспариваемого закона).

В указанной части суд не может учитывать нормы Положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР и Типовые правила охоты в РСФСР, ввиду урегулирования данного вопроса иным образом в Федеральном законе "О животном мире".

По схожим основаниям надлежит признать недействующим и пункт "н" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона, согласно которому Правила охоты включают в себя права должностных лиц специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию объектов животного мира. Однако, права должностных лиц специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира установлены в статье 31 Федерального закона "О животном мире". Самостоятельными полномочиями в данной сфере по установлению обязанностей охотников и охотопользователей согласно статьям 5, 6, 6.1, 31 Федерального закона "О животном мире" органы государственной власти субъекта РФ не наделены.

Пунктом "м" части второй статьи 9 оспариваемого областного закона определено, что Правила охоты содержат перечень мероприятий по регулированию численности охотничьих животных, а также бродячих собак и кошек.

В соответствии с абзацем 4 статьи 6 Федерального закона "О животном мире" Российская Федерация передает органам государственной власти субъекта РФ полномочия по регулированию численности объектов животного мира, за исключением объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения в порядке, установленном федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания.

Порядок регулирования численности объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, утвержден Приказом Министерства сельского хозяйства РФ N 23 от 20.01.2009г. В данном Порядке отсутствует какой-либо определенный перечень мероприятий по регулированию численности охотничьих животных.

Поэтому, субъект РФ в Правилах охоты не вправе самостоятельно устанавливать какой-либо перечень возможных мероприятий по регулированию численности объектов животного мира. Данный вопрос относится к порядку регулирования численности и является компетенцией Российской Федерации согласно названным выше федеральным нормам.

Положение о регулировании численности бродячих собак и кошек не может содержаться в Правилах охоты (как подраздела законодательства о животном мире), поскольку согласно статье 1 Федерального закона "О животном мире" бродячие собаки и кошки не относятся к объектам животного мира. Следовательно, в данной части не подлежат применению и ранее упомянутые нормативные правовые акты РСФСР в области охоты и охотничьего хозяйства.

Порядок же содержания собак и кошек (в том числе и безнадзорных) регулируется иным законодательством, в частности, Постановлением Совета Министров РСФСР N 449 от 23.09.1980г., Инструкцией по отлову, содержанию и использованию безнадзорных собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР (утвержденной Министром жилищно-коммунального хозяйства РСФСР 12.06.1981г.), действующих в части, не противоречащей федеральному законодательству.

С учетом перечисленных обстоятельств подлежат признанию недействующими пункты "а", "б", "в", "г", "д", "е", "ж", "л", "м", "н" части 2 статьи 9 оспариваемого областного закона.

В удовлетворении требований в части признания недействующими пунктов "з", "и", "к" части 2 статьи 9 оспариваемого областного закона суд считает необходимым отказать, так как, по существу, прокурором положения названных норм не оспариваются, правовых оснований для признания их недействующими суд не усматривает. Указанные нормы не противоречат действующим федеральным нормам в области пользования и охраны животного мира и нормам законодательства РСФСР в области охоты, приведенным выше.

В части третьей статьи 9 оспариваемого областного закона определены действия, квалифицируемые как охота:

а) нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным, пневматическим и метательным оружием, охотничьими собаками и иными ловчими животными, капканами и иными орудиями охоты либо с продукцией охоты;

б) следование по дорогам с незачехленным или зачехленным заряженным огнестрельным, пневматическим либо метательным оружием в пределах охотничьих угодий и особо охраняемых природных территорий.

При проверке на соответствие федеральному законодательству названной оспариваемой нормы областного закона суд исходит из определений понятия "охота" и приравненных к охоте действий, установленных в пункте 1 Типовых правилах охоты в РСФСР 1988 г., пункте 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР 1960 года, подпункте "а" пункта 3 Правил добывания объектов животного мира, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 18 от 10.01.2009г., принимая во внимание то, что названные нормативные правовые акты РСФСР действуют в части, не противоречащей федеральному законодательству в области охраны и пользования животного мира.

В пункте 1 Типовых правил охоты в РСФСР 1988 г. определено, что нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, капканами и другими орудиями охоты, а также с собаками и ловчими птицами, либо с добытой продукцией охоты, или с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования приравнивается к производству охоты. /Решением Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2008 года пункт 1 названных Правил признан недействующим в части приравнивания к производству охоты нахождения с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования/.

Согласно пункта 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве в РСФСР, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 10 октября 1960 года N 1548, нахождение в охотничьих угодьях с оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты либо с добытой продукцией приравнивается к охоте.

Подпунктом "а" пункта 3 Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 января 2009 года N 18, установлено, что добывание объектов животного мира - это охота, в том числе выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча объектов животного мира, находящихся в состоянии естественной свободы, а также, нахождение в естественной среде обитания объектов животного мира с заряженным расчехленным охотничьим оружием.

Таким образом, из совокупности приведенных норм следует, что к охоте могут быть приравнены действия по нахождению в естественной среде обитания объектов животного мира с заряженным расчехленным охотничьим оружием, с собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты, либо с добытой продукцией.

Следовательно, указание в пунктах "а" и "б" части третьей статьи 9 оспариваемого областного закона о том, что к охоте приравнивается нахождение именно в "охотничьих угодьях" (а не в естественной среде обитания объектов животного мира) и "с огнестрельным, пневматическим и метательным" (а не с охотничьим) оружием и с продукцией (а не с добытой продукцией), равно как и указание о следовании по дорогам "с зачехленным огнестрельным, пневматическим либо метательным" (а не с заряженным расчехленным охотничьим) оружием и "в пределах охотничьих угодий и особо охраняемых природных территорий" (а не в естественной среде обитания объектов животного мира), не соответствует перечисленным выше пункту 3 Правил добывания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и перечисленным нормативным правовым актам РСФСР (в применяемой части).

Как следует из пункта 3 статьи 3 Федерального закона N 150-ФЗ от 13.12.1996г. "Об оружии" к охотничьему оружию относятся только: огнестрельное с нарезным стволом, огнестрельное гладкоствольное, в том числе с длиной нарезной части не более 140 мм, огнестрельное комбинированное (нарезное и гладкоствольное), в том числе со сменным и вкладными нарезными стволами, пневматическое с дульной энергией не более 25 Дж., холодное клинковое; метательное оружие не является охотничьим.

По изложенным основаниям часть 3 статьи 9 оспариваемого областного закона подлежит признанию недействующей в полном объеме.

Положение части четвертой статьи 9 оспариваемого областного закона о том, что Правительство Ленинградской области может ограничить, приостановить или полностью запретить использование отдельных видов охотничьих животных на определенных территориях либо на определенные сроки не соответствует требованиям статьи 21 Федерального закона "О животном мире", предусмотревшей проведение определенной процедуры, перед установлением подобных запретов решением федерального органа исполнительной власти или высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, что оспариваемой нормой не учтено. Таким образом и часть четвертая статьи 9 оспариваемого областного закона подлежит признанию недействующей в полном объеме.

Руководствуясь статьей 253 ГПК РФ, разъяснениями, содержащимися в пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 48 от 29.11.2007г., учитывая конкретные обстоятельства, тот факт, что оспариваемые нормы областного закона "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области" фактически применялись, суд считает возможным признать их недействующими с момента вступления решения суда в законную силу.

Суждение прокурора о том, что субъект РФ не вправе утверждать Правила охоты, не соответствует статьям 40 и 41 Федерального закона "О животном мире", из которых следует, что правовое регулирование в области охоты относится к совместному ведению и органы государственной власти субъекта РФ полномочны принимать нормативные правовые акты в указанной сфере. По изложенному основанию не подлежит удовлетворению требование прокурора о признании недействующей статьи 9 оспариваемого областного закона в полном объеме.

Равно как не были представлены прокурором и отсутствуют правовые основания для признания недействующей в полном объеме статьи 20 оспариваемого областного закона. Поэтому и в данной части требований прокурора надлежит отказать.

В остальной части доводы и возражения представителей заинтересованных лиц сводятся к неверному пониманию и толкованию норм федерального законодательства, норм применяемого в указанной части законодательства РСФСР и не могут быть признаны обоснованными.

Руководствуясь статьями 194-198 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

заявления и.о. Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора удовлетворить в части.

Признать недействующими с момента вступления решения суда в законную силу:

абзац 3 статьи 1 в части слов "воздушное пространство над ними",

абзацы 4, 14 и 16 статьи 1,

часть 1 статьи 8 в части слов "Дифференцированные ставки за пользование охотничьими животными устанавливаются Правительством Ленинградской области",

части 1, 3 и 4 статьи 9,

пункты "а", "б", "в", "г", "д", "е", "ж", "л", "м", "н" части 2 статьи 9,

часть 2 статьи 10,

часть 1 и часть 2 статьи 20 в части слов "для нужд охотничьего хозяйства" областного закона Ленинградской области от 20.07.2000г. N 26-оз (в редакции от 30.12.2008г.) "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области".

В удовлетворении требований прокурора в части признания недействующими с момента вступления решения суда в законную силу пунктов "з", "и", "к" части 2 статьи 9, а также о признании недействующей статьи 20 в части пунктов "а"-"м", регулирующих содержание договора, а также части 2 статьи 20 в части определения момента вступления договора в силу, областного закона Ленинградской области от 20.07.2000г. N 26-оз (в редакции от 30.12.2008г.) "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ленинградской области", отказать.

Вступившее в законную силу решение суда или сообщение о нем в соответствии со статьей 35 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации" подлежит опубликованию в официальном издании Ленинградской области.

Решение может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы и кассационного представления через Ленинградский областной суд в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня его изготовления в окончательной форме.

 

Судья

Е.Е.Морозкова

 

Решение в окончательной форме изготовлено 12 августа 2009 года.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь