Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 августа 2009 г. по делу N 22-3871

 

Судья Кащук Д.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Азова И.Ю.,

судей - Шекалина В.Г. и Бакулиной Л.И., при секретаре Д.

рассмотрела в судебном заседании от 11 августа 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Топоркова А.В., кассационные жалобы (основную и дополнительную) осужденного К. на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 14 мая 2009 года, которым

К., <...>, не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, срок отбытия наказания исчислен с 23 января 2009 года; зачтено в окончательное наказание время нахождения под стражей в качестве подозреваемого в период с 22 по 23 января 2009 года.

Мера пресечения К. оставлена в виде содержания под стражей.

Гражданский иск потерпевшего Д.А.В. к К. о взыскании денежной компенсации морального вреда удовлетворен частично, то есть на сумму 145000 рублей.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Заслушав доклад судьи Шекалина В.Г., объяснение осужденного К. и выступление адвоката Сохина Ю.В., просивших кассационные жалобы удовлетворить и приговор суда отменить, мнение прокурора Чигинева В.В., дополнившего доводы кассационного представления и полагавшего приговор суда отменить в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Д.Е.А., опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено 22 января 2009 года в г. Дзержинске Нижегородской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании К. виновным себя в инкриминированном преступлении признал частично, отрицая в своих действиях наличие умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Д.Е.А.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный К. выразил: свое несогласие с приговором суда, указав, что тот подлежит отмене, а дело должно быть направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование жалоб указывает, что приговор является незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и нарушением норм УПК РФ. Так, суд пришел к выводу о его виновности, исходя исключительно из показаний, данных им в стадии предварительного следствия 22 января 2009 года под психологическим воздействием следователя и оперативных работников милиции, при этом ему не разъяснялись его права, предусмотренные законом. В дальнейшем в феврале 2009 года с участием другого адвоката им были даны показания, соответствующие фактическим обстоятельствам произошедших событий в КРК "Д", однако данные показания суд во внимание не принял, не указав при этом, почему он отдает предпочтение его первоначальным показаниям, отвергая другие показания, чем нарушил требования уголовно-процессуального закона. Также ни один из допрошенных свидетелей не подтвердил вывод суда в приговоре в части того, что на улице около здания КРК "Д" он сбил Д.Е.А. с ног и нанес ему, лежащему, не менее трех ударов руками по голове, и данное суждение суда основано на предположениях. Кроме того, по делу не установлено, от каких конкретно действий получены телесные повреждения, повлекшие смерть Д.Е.А. При наличии нескольких заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суд не указал в приговоре, почему он согласился с одним заключением и отверг другое. У него же не было умысла на причинение тяжких телесных повреждений Д.Е.А. и выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В кассационном представлении государственный обвинитель Топорков А.В. просит приговор суда от 14 мая 2009 года отменить в связи с его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости назначенного К. наказания, а также нарушением норм уголовно-процессуального закона, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование представления указывает, что суд при назначении наказания надлежащим образом не мотивировал отсутствие оснований для применения положений ст. 62 УК РФ, чем нарушил требования ст. 381, 382 УПК РФ при постановлении приговора. Кроме того, избранное в отношении осужденного наказание, приближенное к минимальному размеру, с учетом тяжести совершенного К. преступления является несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов кассационного представления государственного обвинителя, кассационных жалоб осужденного и доводов участников процесса в заседании суда кассационной инстанции, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. 379, 380, 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции; нарушение уголовно-процессуального закона. При этом приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если: при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции при постановлении приговора по данному уголовному делу требования ст. 297 УПК РФ надлежащим образом не выполнил. Так, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, он должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникающие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Из содержания описательной части приговора суда от 14 мая 2009 года следует, что К., действуя умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью Д.Е.А. в помещении КРК "Д" нанес последнему не менее 3-х ударов руками по голове, а в дальнейшем, продолжая свои преступные действия, около здания КРК "Д" сбил Д.Е.А. с ног и нанес лежащему потерпевшему не менее 3-х ударов руками по голове, в результате причинил Д.Е.А. телесные повреждения, от которых наступила смерть потерпевшего. При этом, наряду с другими доказательствами, представленными стороной обвинения, суд положил в основу приговора первоначальные показания К., данные последним в стадии предварительного следствия при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, в которых последний утверждал, что в помещении клуба он нанес Д.Е.А. три удара кулаками по голове и от этих ударов Д.Е.А. не падал; также на улице, когда потерпевший упал, он пытался нанести ему еще несколько ударов по голове, но затем его от него оттащили. В то же время в мотивировочной части приговора суд указал, что также доверяет показаниям подсудимого о том, что в клубе потерпевший, падая, ударился головой о твердый предмет, что подтверждают: свидетель Р. и свидетель П., который помогал Д.Е.А. подняться с пола в помещении клуба. В подтверждение своих доводов суд привел в приговоре показания судебно-медицинского эксперта Р.А.В., пояснившего, что телесные повреждения, несовместимые с жизнью, Д.Е.А. мог получить, как после удара К. в клубе, от которого тот упал и ударился о твердую поверхность, так и от ударов К. потерпевшему, лежащему на утоптанном снегу. Вместе с тем в описательной части приговора согласно предъявленному обвинению не указывается о каких-либо действиях К. в помещении клуба "Д", вследствие которых Д.Е.А. падал и ударялся головой о твердые предметы. Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона и определение меры наказания.

Кроме того, суд положил в основу приговора показания свидетеля Р., являвшейся очевидцем случившегося, данные последней в судебном заседании, исходя из которых, К., обороняясь, нанес Д.Е.А. удар или толкнул, отчего тот упал на спину и ударился затылком о колонну или о металлическую урну для курения. Также согласно протоколу судебного заседания по ходатайству государственного обвинителя суд огласил показания Р., данные последней в стадии предварительного следствия при допросе в качестве свидетеля от 22 января 2009 года, в которых та не поясняла о том, что Д.Е.А. в клубе падал и ударялся головой об урну или колонну, однако суд при наличии существенных противоречий в показаниях Р., данных ею в стадии предварительного следствия и в судебном заседании, не указал в приговоре, по каким основаниям принял одни из этих доказательств и отверг другие.

По мнению судебной коллегии, все вышеперечисленное является основанием к отмене приговора суда от 14 мая 2009 года, поэтому доводы кассационного представления и кассационных жалоб о его отмене подлежат удовлетворению. При этом судебная коллегия учитывает, что в заседании суда кассационной инстанции прокурор Чигинев В.В. также настаивал на отмене приговора из-за допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе несоответствия описательной и мотивировочной частей приговора, наличия существенных противоречий в выводах суда.

При новом рассмотрении уголовного дела суду необходимо учесть указанные нарушения, допущенные при вынесении приговора, и решить вопрос о квалификации действий К. В случае, если вина последнего найдет свое подтверждение в судебном заседании, то назначить ему наказание, предусмотренное законом. При этом необходимо учитывать, что приговор отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Остальные доводы, изложенные в кассационном представлении государственного обвинителя, в том числе и об отмене приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного К. наказания, а также доводы кассационных жалоб осужденного, судебной коллегией обсуждались, однако не могут быть разрешены в данном судебном заседании ввиду отмены приговора по другим основаниям. Вопросы, указанные в жалобах и представлении, будут являться предметом повторного исследования судом первой инстанции.

Отменяя приговор суда от 14 мая 2009 года, судебная коллегия не находит оснований для изменения меры пресечения К., поскольку обстоятельства, предусмотренные ст. 97 УПК РФ, послужившие основанием для избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу, не потеряли своего значения и до настоящего времени, поэтому ранее избранная К. мера пресечения подлежит продлению.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационное представление государственного обвинителя Топоркова А.В. с учетом изменений, внесенных прокурором Чигиневым В.В. при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, а также кассационные жалобы осужденного К., удовлетворить частично.

Приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 14 мая 2009 года в отношении К. отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения К. в виде содержания под стражей продлить до 15 октября 2009 года.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь