Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ИЖЕВСКА

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 6 августа 2009 года

 

Октябрьский районный суд г. Ижевска в составе:

председательствующего судьи Кричкер Е.В.,

при секретаре П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав,

 

установил:

 

Ч. (далее по тексту - истец) обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) в г. Ижевске (межрайонному) УР (далее по тексту - УПФР в г. Ижевске (межрайонное) УР, ответчик) о восстановлении пенсионных прав.

Иск мотивировала тем, что 22 октября 2008 года обратилась к ответчику с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости как лицо, не менее 25 лет осуществлявшее педагогическую деятельность в учреждениях для детей. Однако ответчик отказал ей в досрочном назначении пенсии, включив в ее педагогический стаж только 22 года 8 месяцев 20 дней. Истец считает данное решение незаконным, поскольку из ее педагогического стажа ответчик необоснованно исключил периоды работы в должности концертмейстера в детской музыкальной школе, а также период работы в должности методиста по художественному воспитанию во Дворце пионеров и школьников <...> г. Ижевска. Истец просит:

- признать незаконным решение УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 71/01-15 от 3 марта 2009 года, ввиду неназначения ей пенсии и исключения из ее педагогического стажа спорных периодов;

- обязать ответчика досрочно и пожизненно назначить ей трудовую пенсию по старости с момента возникновения права на данную пенсию;

- взыскать с ответчика в ее пользу судебные издержки в виде оплаты госпошлины в сумме 100 рублей, за оформление нотариальной доверенности в сумме 400 рублей и за оплату услуг представителя в сумме 3000 рублей (л.д. 3 - 4).

Истец Ч. была своевременно извещена о времени и месте судебного заседания, но в суд не явилась, представила заявление с просьбой о рассмотрении дела в ее отсутствие, с участием ее представителя К.Л.А. (л.д. 30). Согласно ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие истца.

В судебном заседании представитель истца К.Л.А., действующая на основании договора поручения N 43 от 7 апреля 2009 года, заключенного между истцом и ООО Агентство "П" об оформлении и представлении интересов истца в судебных инстанциях (л.д. 24), и нотариально удостоверенной доверенности от 7 апреля 2009 года сроком на три года (л.д. 6), исковые требования, заявленные Ч., полностью поддержала, ссылаясь на доводы, изложенные в иске, просила их удовлетворить. При этом пояснила, что истец не настаивает на зачете в свой педагогический стаж исключенных ответчиком периодов, во время которых она не вырабатывала педагогическую нагрузку по должности музыкального руководителя детского сада и считает, что право истца на досрочное назначение трудовой пенсии по старости возникло со дня ее обращения с заявлением о назначении пенсии (л.д. 39 - 40).

Представитель ответчика - ведущий специалист-эксперт (юрисконсульт) юридического отдела УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР Р., действующая на основании доверенности N 1548/09-25 от 7 февраля 2008 года сроком на три года (л.д. 42), исковые требования Ч. не признала, пояснив, что за досрочным назначением трудовой пенсии по старости истец обратилась к ответчику 22 октября 2008 года и ей было обоснованно отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости по причине отсутствия необходимого по закону 25-летнего стажа педагогической деятельности. Спорные периоды работы истца ответчиком не оценивались, поскольку оценка пенсионных прав Ч. произведена на основании постановления Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781, то есть законодательства, действующего на момент обращения истца за назначением пенсии (л.д. 41).

Выслушав пояснения участников процесса, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, суд устанавливает следующие обстоятельства, имеющие значение для дела:

- Ч., 1958 года рождения, согласно записям в трудовой книжке в следующие периоды осуществляла следующие виды деятельности:

с 13 октября 1977 г. по 28 августа 1978 г. - концертмейстер <...> детской музыкальной школы,

с 6 сентября 1983 г. по 17 ноября 1986 г. - методист по художественному воспитанию детей в Доме пионеров и школьников <...> г. Ижевска (л.д. 10 - 13).

- 22 октября 2008 года Ч. обратилась в УПФР в г. Ижевске (межрайонное) УР с заявлением о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости как педагогическому работнику, отработавшему в учреждениях для детей более 25 лет (л.д. 31);

- решением УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 71/01-15 от 3 марта 2009 года Ч. отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, предусмотренной пп. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", поскольку было установлено, что специальный стаж, необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, у нее менее 25 лет и на дату обращения с заявлением о назначении пенсии составляет 22 года 8 месяцев 20 дней.

В стаж не были включены следующие периоды:

а) с 13 октября 1977 года по 28 августа 1978 года (10 месяцев 16 дней) - концертмейстер в детской музыкальной школе;

с 6 сентября 1983 года по 30 сентября 1985 года и с 2 июня 1986 года по 31 августа 1986 года - методист по художественному воспитанию во Дворце пионеров и школьников;

оба периода составляют - 2 года 3 месяца 24 дня; причина: т.к. вышеназванные должности и учреждения не соответствуют Списку должностей, утвержденному постановлением Правительства РФ N 781 от 29 октября 2002 года, на основании которого производилась оценка пенсионных прав истца;

б) кроме того, исключены 25 периодов работы истца в должности музыкального руководителя детского дошкольного учреждения, т.к. истцом не вырабатывалась педагогическая нагрузка. На включении данных периодов в свой педагогический стаж истец не настаивает (л.д. 7 - 9, л.д. 32 - 33).

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями участников процесса, представленными доказательствами и сторонами в целом не оспариваются.

Руководствуясь п. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд рассматривает требования истца в рамках заявленного иска, то есть дает оценку лишь тем периодам ее работы (далее по тексту - спорные периоды), на включении которых в свой педагогический стаж она настаивает.

Требования истца Ч. являются законными, обоснованными и подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ с изменениями от 30 декабря 2008 года N 319-ФЗ (далее по тексту - ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ"), определяющий основания возникновения и порядок реализации права граждан на трудовые пенсии, в качестве условий назначения трудовой пенсии по старости закрепляет достижение пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) и наличие страхового стажа не менее пяти лет (статья 7) и одновременно предусматривает право отдельных категорий граждан на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28).

В соответствии с пунктом 1 статьи 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее установленного статьей 7 возраста лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста (подпункт 19).

Согласно пункту 1 статьи 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, но не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами (п. 2 ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ"). Заявление о назначении трудовой пенсии рассматривается не позднее чем через десять дней со дня приема заявления (п. 5 ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ").

Вследствие этого обязательными условиями на досрочное назначение трудовой пенсии по старости являются подача заявления о назначении пенсии и наличие необходимой продолжительности соответствующей деятельности (специального трудового стажа), подтвержденной соответствующими документами.

Данные юридически значимые обстоятельства истцом не выполнены в полном объеме.

Так, судом установлено и не оспаривается ответчиком, что с заявлением о назначении трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста (55 лет), истец обратилась в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, 22 октября 2008 года.

На день обращения истца за назначением пенсии, общая суммарная продолжительность ее педагогической деятельности составляла более 25 лет, то есть право истца на досрочное назначение трудовой пенсии по старости наступило со дня обращения к ответчику с заявлением о назначении пенсии. При этом период работы в должности концертмейстера детской музыкальной школы и период работы в должности методиста в Доме пионеров и школьников подлежали включению в специальный стаж истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и иных случаях, установленных законом. Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении N 18-П от 15 июня 1998 года, а также в определении за N 320-О от 5 ноября 2002 года, суд вправе применять нормативные правовые акты, утратившие силу, но действовавшие в спорные периоды деятельности истца.

Исходя из изложенного, давая оценку периодам, не зачтенным ответчиком в специальный педагогический стаж истца, суд руководствуется, в том числе действовавшими в течение них нормативными правовыми актами.

1. Период работы в должности концертмейстера в детской музыкальной школе с 13 октября 1977 года по 28 августа 1978 года (10 месяцев 16 дней).

В течение спорного периода действовал Закон СССР от 15 июля 1956 года "О государственных пенсиях".

Статьей 58 данного Закона СССР были сохранены пенсии за выслугу лет, установленные постановлениями Правительства СССР для отдельных категорий специалистов (учителей, медицинских работников и других). При этом Совету Министров СССР было поручено определить порядок дальнейшего назначения и выплаты пенсий за выслугу лет, в т.ч. определить круг работников, которым назначаются эти пенсии.

В связи с чем, Советом Министров СССР было принято постановление за N 1397 от 17 декабря 1959 года, пунктом 1 которого было предусмотрено право на пенсию за выслугу лет работникам просвещения при стаже работы по специальности не менее 25 лет.

Согласно части 2 пункта 2 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 (далее по тексту - Положение от 17 декабря 1959 года N 1397), в стаж работы учителей и других работников просвещения, кроме работы, указанной в Перечне учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденном тем же постановлением Совета Министров СССР, в т.ч. засчитывается "...работа по специальности... во внешкольных детских учреждениях".

В соответствии с номенклатурой внешкольных учреждений, действующей в спорный период и утвержденной приказом Министра просвещения СССР от 12 января 1976 года, музыкальная школа входила в указанный перечень внешкольных учреждений. Принятая позднее номенклатура внешкольных учреждений, согласованная с Министерством финансов СССР, являющаяся приложением к приказу Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 года N 227, также содержала в своем перечне музыкальную школу.

Таким образом, суд признает, что в спорный период истец работала во внешкольном детском учреждении.

То, что работа истца в должности концертмейстера является работой по специальности, подтверждается следующим:

В соответствии с действующей в спорный период Инструкцией о порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в Вооруженных Силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, утвержденной приказом Министерства просвещения СССР от 5 января 1977 года N 2, в педагогический стаж работы засчитывалась работа в качестве концертмейстера (пп. "ж" п. 5 приложения 6). Кроме того, приложением N 2 к постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 15 июля 1964 года N 620, предусматривалась выплата соответствующих ставок, в том числе учителям, концертмейстерам за преподавательскую работу (абзац 1 пункта 2). В приложении N 1 к постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 24 декабря 1976 года N 1057 отдельным категориям педагогических работников, в том числе концертмейстерам, были установлены повышенные ставки заработной платы.

Исходя из вышеизложенного, суд констатирует, что должность концертмейстера была отнесена к педагогическим должностям.

В последующем данное положение было закреплено также в подпункте "н" пункта 5 приложения N 6 "О порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в вооруженных силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях" приказа Министерства просвещения СССР от 16 мая 1985 года N 94.

В соответствии с пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397 "время работы, указанной в пунктах 1, 2 и 3 настоящего Положения засчитывается в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с настоящим постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию".

Данное условие в рассматриваемом споре выполнено. Так, 2/3 от требуемого для назначения пенсии 25-летнего стажа педагогической деятельности, составляет 16 лет и 8 месяцев. Зачтенный ответчиком педагогический стаж работы Ч. в должностях и учреждениях, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, составляет 22 года 8 месяцев 20 дней, что намного превышает 16 лет и 8 месяцев, установленных пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397.

2. Период работы в должности методиста во Дворце пионеров и школьников с 6 сентября 1983 года по 30 сентября 1985 года и с 2 июня 1986 года по 31 августа 1986 года (всего - 2 года 3 месяца 24 дня).

Согласно записям N 6 и N 7 трудовой книжки с 6 сентября 1983 года по 17 ноября 1986 года Ч. работала в должности методиста по художественному воспитанию в Доме пионеров и школьников <...> г. Ижевска (л.д. 13).

Суд констатирует, что, оспариваемым решением УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 71/01-15 от 3 марта 2009 года вышеназванный период частично зачтен в педагогический стаж истца. Так, периоды с 1 октября 1985 года по 1 июня 1986 года и с 1 сентября 1986 года по 17 ноября 1986 года, когда истец работала по совместительству учителем в школе, зачтены в ее педагогический стаж (л.д. 7).

Анализируя спорные периоды работы методистом Дома пионеров и школьников, не вошедшие в педагогический стаж истца, суд приходит к следующему.

Во время данных периодов также действовало вышеназванное Положение от 17 декабря 1959 года N 1397, согласно которому в стаж работы учителей и других работников просвещения, кроме работы, указанной в Перечне, засчитывалась работа по специальности во внешкольных детских учреждениях (ч. 2 п. 2 Положения).

Согласно Номенклатурам внешкольных учреждений, действовавшим в спорные периоды (приказ Министра просвещения СССР от 12 января 1976 года, приказ Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 года N 227), районный Дом пионеров и школьников относился к внешкольным учреждениям.

Кроме того, данное обстоятельство нашло отражение в Типовом положении о Доме пионеров, утвержденном министром просвещения СССР по согласованию с ЦК ВЛКСМ и Министерством финансов СССР 21 октября 1976 года, согласно которому Дом пионеров является внешкольным учреждением.

В связи с чем, спорные периоды подлежат зачету в специальный педагогический стаж истца при условии выполнения во время них Ч. работы по специальности, т.е. педагогической работы.

Данное условие истцом выполнено, что полностью подтверждается следующими нормативными правовыми актами.

В соответствии с Инструкцией о порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в Вооруженных Силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, утвержденной приказом Министерства просвещения СССР от 5 января 1977 года N 2, в педагогический стаж работы засчитывалась работа в качестве методиста (пп. "ж" п. 5 приложения 6). В силу приложения N 2 к постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 15 июля 1964 года N 620, предусматривалась выплата соответствующих ставок, в том числе учителям, методистам за преподавательскую работу (абзац 1 пункта 2).

Из приложений N 1 и N 5 к Инструкции о порядке исчисления заработной платы работников просвещения, утвержденной приказом Министерства просвещения СССР от 16 мая 1985 года N 94, следует, что работа в должности методиста является педагогической работой и засчитывается в педагогический стаж работников просвещения.

Данный вывод подтверждается также тем, что квалификационная характеристика по должности методиста содержится в перечне квалификационных характеристик педагогических работников детских дошкольных и внешкольных учреждений, утвержденных постановлением Государственного комитета Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам от 7 января 1977 года N 3. При этом в числе квалификационных требований к работе в указанной должности установлено наличие стажа педагогической деятельности продолжительностью не менее двух лет.

Согласно сведениям трудовой книжки истца, на момент принятия ее на должность методиста в Дом пионеров и школьников (6 сентября 1983 года) она имела более двух лет стажа педагогической деятельности, то есть вышеуказанное требование в данном случае истцом было выполнено.

Проанализировав карточки-справки за период работы истца в должности методиста, суд признает, что на протяжении всего периода работы в указанной должности истец ежемесячно получала заработную плату по должности методиста, а также имела ежегодный оплачиваемый отпуск в рамках данной должности продолжительностью 24 рабочих дня (л.д. 36 - 38).

Исходя из вышеизложенного, суд приходит к выводу, что должность методиста относилась к педагогическим должностям и в процессе работы в указанной должности истец выполняла работу по специальности, то есть педагогическую работу.

Проверяя соблюдение условия, предусмотренного пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397, суд приходит к следующему:

Период работы истца в должности концертмейстера детской музыкальной школы в сумме с периодами работы в должности методиста Дома пионеров и школьников составляют 3 года 2 месяца 10 дней = 10 месяцев 16 дней (концертмейстер) + 2 года 0 месяцев 25 дней (методист), что менее 1/3 от 25 летнего стажа педагогической деятельности, составляющего 8 лет 4 месяца.

Зачтенный ответчиком педагогический стаж работы Ч. в должностях и учреждениях, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, составляет 22 года 8 месяцев 20 дней, что намного превышает 16 лет и 8 месяцев (2/3 от стажа), установленных пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что с учетом конституционных принципов равенства всех перед законом и права на социальное обеспечение, а значит и права на получение пенсии, периоды работы истца в должностях концертмейстера и методиста во внешкольных учреждениях с 13 октября 1977 года по 28 августа 1978 года, с 6 сентября 1983 года по 30 сентября 1985 года и с 2 июня 1986 года по 31 августа 1986 года, общей продолжительностью 3 года 2 месяца 10 дней, подлежат зачету в стаж работы по специальности, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости по нормам действовавшего в тот период законодательства.

Ссылка представителя ответчика на то, что Положение от 17 декабря 1959 года N 1397 отменено с 1 октября 1993 года постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 22 сентября 1993 года N 953, в связи с чем пункт 4 указанного Положения не может применяться на момент принятия решения о назначении пенсии истцу, а его соблюдение должно быть оценено на 1 октября 1993 года, т.е. на момент отмены, не может быть принята судом.

Так, на 1 октября 1993 года истец в силу своего возраста не могла выработать 25 летний стаж педагогической деятельности, а п. 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397 устанавливает вышеуказанное соотношение (2/3) именно от 25-летнего стажа педагогической деятельности, требуемого для назначения пенсии. При этом в 1993 году истец не обращалась за назначением пенсии, поэтому оценка продолжительности ее педагогического стажа на 1 октября 1993 года, по мнению суда, не правомерна.

Ссылка представителя ответчика на то, что законодательство, действовавшее до 1 октября 1993 года не может быть применено к спорным периодам работы истца, поскольку другие периоды работы были зачтены ответчиком в ее педагогический стаж на основании пенсионного законодательства, действующего на день обращения истца за назначением пенсии, то есть на основании постановления Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781 и постановления Правительства РФ от 11 июля 2002 года N 516, не может быть принята и отклоняется судом по следующим основаниям.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2007 года, утвержденном постановлением Верховного Суда РФ 1 августа 2007 года, определено "согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 29 января 2004 года N 2-П, а также в ряде его определений, ст. 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано".

Законодатель же не принял мер для создания правовой определенности, в результате чего педагогические работники не могли предвидеть в дальнейшем исключение из педагогического стажа периодов работы в должности концертмейстера в детской музыкальной школе или методиста в Доме пионеров и школьников. При этом Верховный Суд РФ указал на то, что данные периоды подлежат включению в стаж, дающий право досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, при условии соблюдения механизма его зачета, то есть работником должно быть выработано не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии, в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Суд признает, что период работы истца в должности методиста в Доме пионеров и школьников частично зачтен ответчиком в ее педагогический стаж по нормам пенсионного законодательства, действующего на день рассмотрения дела в суде, то есть по нормам постановления Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781. Однако данное обстоятельство не влияет на возможность восстановления пенсионных прав истца на основании норм законодательства, действовавшего до 1 октября 1993 года, то есть во время спорного периода.

Так, полностью период работы истца в должности методиста Дома пионеров и школьников с 6 сентября 1983 года по 17 ноября 1986 года составляет 3 года 2 месяца 12 дней, что в сумме с периодом работы в должности концертмейстера (10 месяцев 16 дней) будет 4 года 0 месяцев 28 дней, то есть меньше 8 лет 4 месяцев или 1/3 педагогического стажа, требуемого для назначения пенсии.

При включении в специальный педагогический стаж Ч., дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, составляющий по подсчетам ответчика на 22 октября 2008 года, 22 года 8 месяцев 20 дней, периода работы в должности концертмейстера детской музыкальной школы (10 месяцев 16 дней) и периода работы в должности методиста Дома пионеров и школьников (2 года 0 месяцев 29 дней) -

он составит 25 лет 11 месяцев, что позволяет принять решение о досрочном назначении истцу трудовой пенсии по старости со дня обращения с заявлением о ее назначении, а именно с 22 октября 2008 года.

В силу пп. 1 п. 6 ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовые пенсии назначаются бессрочно. Учитывая, что назначение пенсии истца связано с выработкой установленного законом специального стажа, что не носит временного характера и не обусловлено каким-то периодом времени, то требование истца в части бессрочного назначения пенсии также подлежит удовлетворению.

Таким образом, суд приходит к выводу, что отказ в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, отраженный в решении УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР за N 71/01-15 от 3 марта 2009 года, является законным, поэтому требование истца в данной части не подлежит удовлетворению.

С учетом того, что решение состоялось в пользу истца, на ответчика в порядке статей 98 и 100 ГПК РФ должна быть возложена обязанность по возмещению истцу судебных расходов, состоящих из расходов на услуги представителя в сумме 3000 рублей, за оформление нотариально удостоверенной доверенности в сумме 400 рублей и за оплату государственной пошлины в сумме 100 рублей. Данные расходы подтверждены в судебном заседании квитанциями (л.д. 2, 5), нотариально удостоверенной доверенностью (л.д. 6), а также участием в суде представителя истца К.Л.А. Размер расходов на оплату услуг представителя определен в разумных пределах, с учетом сложности дела.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 ГПК РФ суд,

 

решил:

 

Исковое заявление Ч. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворить.

Признать незаконным решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики N 71/01-15 от 3 марта 2009 года об отказе Ч. в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Ижевске (межрайонное) Удмуртской Республики досрочно назначить Ч. трудовую пенсию по старости бессрочно, как лицу, не менее 25 лет осуществлявшему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от ее возраста, со дня обращения за ее назначением, а именно с 22 октября 2008 года.

Взыскать с Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики в пользу Ч. судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей, за оформление доверенности в сумме 400 рублей и за оплату услуг представителя в сумме 3000 рублей, а всего взыскать 3500 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение 10 дней со дня изготовления в окончательной форме через районный суд.

Решение в окончательной форме изготовлено председательствующим судьей на компьютере 12 августа 2009 года.

 

Судья

КРИЧКЕР Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь