Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2009 г. N 10837

 

Судья: Ничкова С.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 12 августа 2009 года дело N 2-1844/09 по кассационной жалобе В.С.А. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 2 июня 2009 года по иску В.С.А. к О. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения В.С.А. и его представителей - Т. (доверенность от 16.12.2008 года), адвоката Камочкина В.А. (ордер от 10.08.2009 года), объяснения О. и ее представителя - адвоката Мурина С.В. (ордер от 12.08.2009 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 2 июня 2009 года В.С.А. отказано в удовлетворении исковых требований к О. о признании договора купли-продажи недействительным, об истребовании из чужого незаконного владения квартиры <...>.

В кассационной жалобе В.С.А. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено, что В.С.А. и В.Д. на основании договора передачи квартиры в собственность граждан за N 31-304, заключенного 25 декабря 2000 года, являлись собственниками отдельной двухкомнатной квартиры <...>. Право собственности было зарегистрировано в установленном законом порядке 26.12.2000.

27.12.2000 г. В.С.А., В.Д. в лице представителя по доверенности - С. заключили с В.С.О. договор купли-продажи спорной квартиры. Сделка и переход права частной собственности были зарегистрированы в установленном законом порядке 28.12.2000 г.

13.02.2001 г. В.Д. снята с регистрационного учета по спорному адресу в связи со смертью.

Решением Фрунзенского районного суда от 31.05.2001 г. были удовлетворены исковые требования В.С.О. о признании В.С.А. утратившим право пользования жилым помещением.

Определением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 12.11.2001 г. вышеуказанное судебное постановление отменено по вновь открывшимся обстоятельствам, производство по делу возобновлено и данное гражданское дело объединено в одно производство с иском В.С.А. к В.С.О. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным.

19.02.2004 г. на основании договора купли-продажи В.С.О. произвел отчуждение спорной квартиры в пользу Л.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 01.06.2004 г., вступившим в законную силу 14.06.2004 г. по гражданскому делу N 2-130, спорная квартира была истребована у В.С.О. в пользу В.С.А., восстановлено право собственности на данную квартиру за В.С.А., отменена регистрация права собственности в отношении квартиры за В.С.О. При разрешении спора судом принято во внимание, что приговорами Невского районного суда от 15 июля 2003 года и от 10 февраля 2004 года установлено, что спорная квартира выбыла из владения В-вых на основании договора купли-продажи от 27.12.2000 г. в результате совершения в отношении них мошенничества, то есть хищения, путем обмана и злоупотребления доверием.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 29.06.2004 г. по гражданскому делу N 2-4200 удовлетворены исковые требования Л., В.С.А. признан утратившим право пользования спорной квартирой и снят с регистрационного учета по данному адресу. Решение в кассационном порядке не обжаловалось, вступило в законную силу.

25.08.2004 г. на основании решения суда В.С.А. снят с регистрационного учета по спорному адресу.

27.12.2004 г. спорная квартира была отчуждена Л. на основании договора купли-продажи в пользу О. Право собственности О. в отношении данной квартиры зарегистрировано в установленном законом порядке.

05.07.2005 г. О. зарегистрировалась по указанному адресу совместно с супругом - Ш.Е., а в дальнейшем - 15.11.2005 г. зарегистрировала по данному адресу свою дочь - Ш.В., <...> года рождения, и также знакомых: Г. и Ш.А. - 26.04.2005 г.

11.03.2009 г. В.С.А. обратился во Фрунзенский районный суд с иском к О. об истребовании квартиры <...>, ссылаясь на то, что являлся собственником указанного имущества, решением Фрунзенского районного суда СПб от 01.06.2004 г., вступившим в законную силу, удовлетворены его исковые требования об истребовании квартиры, иных сделок с квартирой он не совершал, при обращении в УФРС по СПб и ЛО ему стало известно, что собственником спорной квартиры является ответчица - О.

В дальнейшем истец, в порядке ст. 39 ГПК РФ, уточнил ранее заявленные исковые требования и просил суд признать недействительными договор купли-продажи спорной квартиры, заключенный между ним и В.С.О., сделку по приобретению квартиры ответчицей О., а также в порядке ст. 302 ГК РФ истребовать спорную квартиру из владения ответчицы в его пользу.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, установил их в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую правовую оценку, постановил решение, которое не противоречит требованиям гражданского законодательства и добытым по делу доказательствам.

В соответствии с правилами ст. 3 ГПК РФ, заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Как следует из материалов дела, защита прав истца, нарушенных заключением договора купли-продажи квартиры от 27.12.2000 г., была осуществлена истцом путем предъявления требований об истребовании имущества от В.С.О., нарушенное право истца, как собственника спорного квартиры, восстановлено вступившим в законную силу решением от 01.06.2004 г., в связи с чем в соответствии с правилами ст. 3 ГПК РФ не имеется оснований к его защите путем признания сделки от 27.12.2000 г. недействительной.

Разрешая требования истца об истребовании спорной квартиры из владения ответчицы О., заявленные по основаниям ст. 302 ГК РФ, суд первой инстанции руководствовался положениями данной нормы закона, Постановлением Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г., N 6-П, в соответствии с установленными по настоящему делу обстоятельствами пришел к выводу о том, что ответчица является добросовестным приобретателем спорной квартиры, поскольку она не знала и не могла знать об отсутствии законности ее владения продавцом - Л., а также о притязаниях истца в отношении указанного имущества.

При этом, суд принял во внимание объяснения ответчицы о том, что с момента приобретения спорной квартиры, а именно с 2004 года по настоящее время она с семьей проживает по указанному адресу, иного жилого помещения для постоянного проживания не имеет. На момент совершения сделки, ответчица обладала информацией о снятии истца с регистрационного учета по спорному адресу. О притязаниях истца на спорную квартиру ей ничего не было известно до момента обращения последнего с данным иском в суд.

Суд также учел, что представитель истца не оспаривал того обстоятельства, что истец в спорной квартире с 2004 года не проживает, не пользуется ею, так как постоянным местом его жительства с указанного по настоящее время является место жительства его сестры по адресу: <...>, к ответчице с требованиями возвратить ему квартиру истец не обращался.

В ходе судебного разбирательства представителем ответчицы было заявлено о применении к требованиям В.С.А. правил об истечении срока исковой давности для обращения в суд.

В соответствии с правилами п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Разрешая спор, суд правильно исходил из того, что истцом заявлен виндикационный иск об истребовании имущества, на который распространяется общий трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации и к нему применимы общие правила о порядке их исчисления.

В этой связи с учетом требований ст. ст. 195, 200, 205 ГК РФ, правовое значение имеет установление, когда В.С.А. узнал или должен был узнать о нарушении своего права, и имелись ли какие-либо объективные препятствия для его обращения в суд, которые могут рассматриваться в качестве уважительных причин пропуска срока исковой давности.

Судом установлено, что об отчуждении спорной квартиры истцу стало известно в 2000 году с момента заключения договора купли-продажи с В.С.О., истец лично участвовал в судебном разбирательстве 01.06.2004 г., знал о состоявшемся судебном решении об истребовании в его пользу спорной квартиры. Между тем, с момента вынесения решения судом, он не реализовал предоставленное ему законом право на исполнение судебного постановления, не вселился в спорную квартиру, не проживал в ней и не предпринял никаких мер по восстановлению своего нарушенного права в отношении спорной квартиры путем ее истребования у покупателя указанного имущества - Л., местом жительства истца с 2004 г. является адрес его сестры и племянника: <...>.

Доказательств иного не представлено.

Как не представлено в ходе судебного разбирательства и доказательств, позволяющих признать, что имеются основания в пределах действия ст. 205 ГК РФ к восстановлению срока исковой давности.

Суд правильно указал, что осведомленность истца о нарушении его права и о состоявшемся в 2004 году решении Фрунзенского районного суда об истребовании в его пользу указанного объекта недвижимости, а также пассивное поведение самого истца и членов его семьи, которые будучи осведомленными о нарушении прав истца, длительное время, а именно 5 лет, не принимали мер к их восстановлению, не может быть основанием для восстановления пропущенного срока исковой давности.

Принимая во внимание, что в силу положений ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, в соответствии с правилами ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором, а также учитывая, что с 01.06.2004 г. истец знал о том, что квартира истребована в его пользу, в связи с чем выполняя обязанности в отношении спорного объекта недвижимости, возложенные законом на собственника, истец мог и должен был узнать о нарушении своего права в 2004 году и осуществить их защиту предусмотренным законом способом с соблюдением установленных законом сроков, что выполнено не было, обращение в суд последовало только 11.03.2009 г., то есть за пределами предусмотренных законом сроков.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно признал, что пропуск В.С.А. срока исковой давности по заявленным им требованиям является основанием к отказу в их удовлетворении, независимо от иных фактических обстоятельств, установленных судом.

Основания к удовлетворению требований о признании договора купли-продажи, заключенного между Л. и ответчицей О., недействительным в порядке применения последствий недействительности сделки от 27.12.2000 г. по обстоятельствам спора отсутствуют, отказ в данной части требований не противоречит закону.

Оценка добытым по делу доказательствам дана согласно ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения в соответствии с правилами ст. 198 ГПК РФ.

Ссылки в кассационной жалобе на возраст и состояние здоровья истца, не могут повлиять на содержание вывода суда о пропуске срока исковой давности и отсутствии оснований к его восстановлению, поскольку как при разрешении гражданского дела в 2004 г., так и при рассмотрении настоящего спора, истец осуществляет свою защиту как лично, так и через представителя, в связи с чем был не лишен возможности защитить нарушенное право в установленный срок. Юридически значимые обстоятельства в объеме требований ст. 205 ГК РФ установлены и оценены судом правильно.

Доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку добытых по делу доказательств, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 362 - 364 ГК РФ к отмене постановленного судом решения.

В решении изложены обстоятельства спора, приведены доказательства, на которых основаны выводы суда об указанных обстоятельствах, доводы, по которым суд не согласился с позицией истца, законы, которыми руководствовался суд.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 2 июня 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь