Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2009 г. по делу N 22-7351/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                     Шубиной Н.П.,

    судей                                                   Москвиной С.И.,

                                                            Селиванова А.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании 12 августа 2009 года в г. Екатеринбурге с использованием систем видеоконференц-связи уголовное дело по кассационной жалобе осужденного И., кассационному представлению государственного обвинителя Митиной О.В. на приговор Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 04 июня 2009 года, которым

И., 1970 года рождения, ранее судимый,

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев за каждое.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 3 года лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение И. по приговору Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 23 января 2007 года отменено. В силу ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации неотбытое наказание частично, в виде 1 года лишения свободы, присоединено к вновь назначенному наказанию, и окончательно по совокупности приговоров И. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В возмещение ущерба, причиненного преступлением, взыскано с И. в пользу Б. 566 074 рубля; - в пользу М. 270 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Шубиной Н.П., выступление осужденного И., поддержавшего доводы кассационной жалобы и просившего отменить приговор, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда И. признан виновным в совершении в период с конца августа по 02 сентября 2005 года хищения путем обмана принадлежащих Б. денежных средств в размере 20 000 долларов США, что соответствует 566 074 рублям, то есть в крупном размере, а также в совершении 29 сентября 2006 года хищения путем обмана принадлежащих М. денежных средств в сумме 270 000 рублей, то есть в крупном размере.

В судебном заседании И. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный И. просит отменить приговор, прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении его в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. При рассмотрении дела были нарушены его права, а его отношения с потерпевшими необоснованно расценены как уголовно-правовые, в то время как они носят гражданско-правовой характер. Осужденный ссылается на то, что он не признавал и не признает факт получения денег как от Б., так и от М. Договорные отношения по поводу купли-продажи квартиры существовали между Е-ными и М., а он на основании доверенности выступал в качестве представителя Е-ных. В то же время он не оспаривает факт получения от Е-ной 270 000 рублей при заключении предварительного договора. Изложенные в приговоре выводы суда о том, что М. обращался к нему за деньгами, не соответствуют действительности и основаны лишь на показаниях М., иными доказательствами не подтверждены. Показания Б. о передаче ему (И.) денег опровергаются тем, что договор займа заключен не был, хотя Б., являясь специалистом по финансам, не мог не знать о необходимости заключения такого договора. Не было удовлетворено его ходатайство о допросе в судебном заседании свидетеля Ж. Предложение написать расписку Б. поступило от него, а это, по его мнению, опровергает вывод суда о том, что он (И.) вводил Б. в заблуждение. Его отношения с М. и Б. носят гражданско-правовой характер, что подтверждается наличием договоров, соглашений, расписок, которые свидетельствуют об отсутствии у него каких-либо заранее спланированных действий мошеннического характера. Осужденный указывает на нарушение судом его права на защиту в связи с его удалением из зала судебного заседания, в результате чего он был лишен возможности задавать вопросы потерпевшим и более качественно осуществлять свою защиту. Кроме того, была ограничена продолжительность его последнего слова. Осужденный считает, что судом необоснованно присоединен к назначенному наказанию из неотбытых полутора лет 1 год лишения свободы, поскольку большая часть наказания им отбыта без нарушений.

В кассационном представлении государственный обвинитель Митина просит изменить приговор в отношении И., исключить из приговора указание о назначении наказания на основании ч. 5 ст. 74 и ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с неправильным применением уголовного закона. в обоснование представления указано, что оба преступления, за которые И. осужден, совершены до вынесения приговора от 23 января 2007 года, которым он осужден к условному наказанию. В связи с этим у суда не было оснований для отмены условного осуждения, а следовательно, и для назначения наказания по совокупности приговоров.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и представления, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в связи с неправильным применением закона при назначении И. наказания.

Выводы суда о доказанности вины И. и квалификации его действий основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

В судебном заседании И., не признавая вину, приводил доводы, аналогичные тем, которые содержатся в его кассационной жалобе. Они судом первой инстанции исследовались, обсуждались и обоснованно отвергнуты.

В частности, из показаний Б. следует, что деньги в сумме 20 000 долларов США он дал И. взаймы на непродолжительное время - до 18 сентября 2005 года. Однако к указанному сроку И. деньги ему не возвратил, стал избегать встреч с ним, а при встрече отрицал факт получения денег, в связи с чем отказывался возвращать их.

Судом исследована расписка о получении И. от Б. 20 000 долларов США. По заключению эксперта расписка выполнена И.

Доводы И. о том, что он не получал от Б. данной суммы, опровергаются этими доказательствами. Ссылка И. на то, что его отношения с Б. носят гражданско-правовой характер, обоснованно отвергнута судом, поскольку в ходе предварительного и судебного следствия установлено, что И. практически сразу стал отрицать факт получения от Б. денег и отрицает это до сих пор, следовательно, уже в момент получения денег он не намеревался их возвращать, то есть его действия в данном случае содержат состав уголовно-наказуемого деяния.

Ссылка И. в жалобе на необоснованность отказа в удовлетворении ходатайства о вызове в качестве свидетеля Ж., у которого был долг перед Б., не может быть признана заслуживающей внимания, поскольку из показаний потерпевшего Б., иных материалов дела видно, что к рассматриваемому делу обстоятельства, на которые ссылается И., отношения не имеют.

В судебном заседании по факту мошенничества И. отрицал факт получения денег от Ж. для передачи М.

Однако из показаний потерпевшего М., свидетелей Е-ных следует, что они намеревались произвести куплю-продажу квартиры, в связи с чем общались с И. как с представителем агентства недвижимости. Так как сделка купли-продажи между ними не состоялась, Е-на передала И. деньги в сумме 270 000 рублей для возвращения М., поскольку он давал им эту сумму в качестве частичной платы за квартиру. И. написал расписку о получении денег, но деньги М. так и не передал.

Факт передачи Е-ной денег И. для возвращения М. подтвердила сестра осужденного - свидетель В.

Кроме того, судом были исследованы письменные доказательства наличия предварительных намерений осуществления сделок с недвижимостью, а также расписка, из которой следует, что деньги, переданные Е-ной для возвращения М., находятся у И.

Приведенные в жалобе доводы И. о том, что М. к нему за деньгами не обращался, опровергаются показаниями М. Кроме того, это обстоятельство существенного значения не имеет, поскольку И. выступал в качестве представителя Е-ных, за что получил от них определенную плату, взял на себя обязательство передать деньги М., поэтому сам должен был принять меры к их возврату.

В данном случае судом сделан обоснованный вывод о том, что действия И. содержат состав уголовно наказуемого деяния, поскольку изначально им оспаривался факт получения денег от Е-ной для передачи М., то есть И., имея корыстный умысел, не намеревался передавать деньги, а собирался оставить их себе.

Таким образом, оценив в совокупности указанные выше и иные приведенные в приговоре доказательства, суд обоснованно признал И. виновным и правильно квалифицировал его действия по каждому из преступлений по ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Доводы жалобы осужденного о нарушении его права на защиту нельзя признать обоснованными.

Как видно из материалов дела, И. по решению суда после неоднократного объявления замечаний за нарушение порядка в судебном заседании, в том числе за некорректное поведение в отношении участников процесса, председательствующего по делу, был удален из зала судебного заседания в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 258 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом И. был возвращен в зал судебного заседания перед его допросом, ему было предоставлено право заявлять ходатайства, в его присутствии исследовались материалы дела и были допрошены часть свидетелей, потерпевший Б. И. участвовал в судебных прениях, произносил последнее слово. Однако, как это следует из протокола судебного заседания, и после возвращения в судебное заседание И. продолжал нарушать порядок в зале. Поэтому нельзя признать его право на защиту нарушенным.

Наказание за каждое преступление и по их совокупности назначено И. с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о его личности, иных обстоятельств, предусмотренных законом.

Наказание является справедливым, его назначение убедительно и полно мотивировано судом.

Вместе с тем судом нарушен уголовный закон при назначении И. окончательного наказания с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, оба преступления, за которые И. осужден данным приговором, совершены до вынесения приговора от 23 января 2007 года, в связи с чем оснований для отмены условного осуждения, предусмотренных ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации, и для назначения наказания по совокупности приговоров у суда не имелось.

В данном случае имеет место совокупность преступлений, однако, учитывая, что предыдущим приговором назначено условное наказание, а настоящим приговором - реальное, суду следовало указать на самостоятельное исполнение этих приговоров.

В этой части судебная коллегия считает необходимым внести изменения в приговор.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378, ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 04 июня 2009 года в отношении И. изменить: исключить указание об отмене условного осуждения по приговору суда от 23 января 2007 года на основании ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации и о назначении наказания в соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации признать И. осужденным по совокупности двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Приговор от 23 января 2007 года подлежит самостоятельному исполнению. В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ШУБИНА Н.П.

 

Судьи

МОСКВИНА С.И.

СЕЛИВАНОВ А.Г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь