Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 августа 2009 г. по делу N 44-Г-89/2009

 

I инст. Судья Агарышева И.В.

Кассац. инст.

Судьи: Белых А.А. - председ.

Уфимцева Т.Д. (докл.)

Закиров Р.М.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Вяткина Ф.М.

членов президиума Кунышева А.Г., Смирнова В.П., Козловой Н.В.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе А.Ю.В. на решение Калининского районного суда г. Челябинска от 10 ноября 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 26 января 2009 года по иску администрации г. Челябинска к А.Ю.В. о выселении из квартиры, встречному иску А.Ю.В. к администрации г. Челябинска о признании права пользования жилым помещением, возложении обязанности заключить договор социального найма.

Заслушав доклад судьи Балакиной Н.В., выслушав пояснения А.Ю.В. и его представителя М.Т.Г., представителя администрации г. Челябинска и администрации Калининского района г. Челябинска Б.В.А., заключение прокурора М.В.А., президиум

 

установил:

 

администрация города Челябинска обратилась в суд с иском к А.Ю.В. о выселении из кв. <...> д. <...> по ул. Российской г. Челябинска без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование иска указано, что данная двухкомнатная квартира была предоставлена Н.Г.В. (сестре ответчика), умершей 6 января 1998 года, совместно с нею в квартире проживала мать - А.В.И., которая умерла 14 ноября 2007 года.

А.Ю.В. занимает квартиру без законных оснований, однако отказывается освободить ее.

Ответчик А.Ю.В. иск не признал и предъявил встречный иск о признании за ним права пользования спорным жилым помещением и возложении обязанности заключить с ним договор социального найма.

В обоснование иска сослался на следующие обстоятельства: вселился в квартиру осенью 1997 г. с согласия сестры и матери по той причине, что сестра болела, нуждалась в материальной помощи, заботе и уходе, которые он предоставил, осуществлял оплату за коммунальные услуги. С сестрой и матерью жили одной семьей, вели общее хозяйство, бюджет был общим. После смерти сестры в январе 1998 г. в квартире остались проживать с матерью вдвоем, также ведя совместное хозяйство. В октябре 2007 года в связи с тяжелой болезнью А.В.И. попала в больницу и, поскольку он не был зарегистрирован в квартире, выдала соответствующую доверенность, выражая согласие в регистрации. Полагает, что не был зарегистрирован в квартире неправомерно, затем получил отказ в изменении договора найма в связи со смертью матери 14 ноября 2007 года.

Представитель истца встречный иск не признал.

Решением Калининского районного суда г. Челябинска от 10 ноября 2008 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 26 января 2009 года, в удовлетворении исковых требований А.Ю.В. отказано.

А.Ю.В. выселен из кв. <...> д. <...> по ул. Российской в г. Челябинске.

В надзорной жалобе А.Ю.В. просит отменить судебные Постановления, ссылаясь на то, что судами первой и кассационной инстанции допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, в частности, суд не учел, что регистрация по месту жительства носит уведомительный, а не разрешительный характер, право на свободу передвижения, выбор места пребывания и проживания гарантированы Конституцией РФ и Федеральным законодательством, с фактом регистрации право на жилье не связано. Суд необоснованно не применил нормы п. 1 ст. 69 ЖК РФ и Главы 8 ЖК РФ "Социальный наем жилого помещения", не признав его членом семьи А.В.И., давшей согласие на его регистрацию в квартире. Нарушение норм процессуального права усматривает в несоблюдении судом требований ст.ст. 12 п. 2, 13 п. 2, 56, 61 п.п. 2 - 4, 67, 69, 71, 209 ГПК РФ, поскольку суд проигнорировал все представленные им письменные доказательства, подтверждающие обоснованность встречного иска о признании права.

Определением судьи Челябинского областного суда Карнауховой Т.А. от 22 июля 2009 года гражданское дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены и изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче дела в суд надзорной инстанции, выслушав стороны, заключение прокурора, полагавшего оставить надзорную жалобу без удовлетворения, президиум находит, что оснований для удовлетворения надзорной жалобы и для отмены вынесенных по делу судебных Постановлений нет.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые могли в силу требований закона повлечь отмену судебных постановлений, при рассмотрении дела не допущено.

Разрешая спор, суд первой инстанции, установив фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно квалифицировал возникшие правоотношения и применил закон, подлежащий применению, а именно ст.ст. 53 - 54 ЖК РСФСР и нормы ЖК РФ, действующего с 1 марта 2005 года, доказательствам дал надлежащую правовую оценку и, отказывая А.Ю.В. в удовлетворении исковых требований, выселяя его из спорной квартиры, правомерно исходил из того, что А.Ю.В. не приобрел права пользования этой квартирой.

Из материалов дела следует, что с 1991 года в спорной квартире <...> д. <...> по ул. Российской г. Челябинска проживала Н.Г.В.

5 ноября 1996 года в квартире была зарегистрирована ее мать А.В.И. (л.д. 33).

На основании решения администрации Калининского района г. Челябинска от 26 декабря 1996 года Н.Г.В. был выдан ордер на право занятия жилой площади 31,6 кв. м из двух комнат на семью два человека - сама и мать А.В.И. (л.д. 89), в контрольном талоне к ордеру основанием предоставления жилой площади указано "ст. 46 ЖК РФ - за выездом" (л. 35).

А.Ю.В. был зарегистрирован и проживал в трехкомнатной квартире <...> по адресу г. Челябинск, проспект Победы, дом <...>, общей площадью 65 кв. м, принадлежащей ему и матери на праве совместной собственности на основании договора безвозмездной передачи квартиры в собственность граждан (приватизации) от 29.06.1993 г.

В настоящее время А.Ю.В. стал собственником всей квартиры, принял наследство после смерти матери.

Заявляя иск о признании за ним права пользования спорной квартирой на условиях социального найма, А.Ю.В. утверждал, что с 1997 г. в связи с необходимостью ухода за больными сестрой и матерью и оказания им помощи стал постоянно проживать в спорной квартире как член их семьи, вел с ними общее хозяйство, производил из общего бюджета оплату данного жилого помещения и коммунальных услуг. Указывал, что в своей квартире не проживал, только оплачивал содержание и коммунальные услуги. При этом ссылался на свидетельские показания, письменные материалы, которые, по его мнению, подтверждали указанные обстоятельства.

Исследовав представленные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они не свидетельствуют о вселении заявителя в спорную квартиру и проживании в ней постоянно в качестве члена семьи нанимателя, ведении общего хозяйства, как то необходимо для приобретения права пользования жилым помещением на условиях социального найма в силу правил, установленных в ст.ст. 53, 54 ЖК РСФСР и ст.ст. 69, 70 ЖК РФ.

Так, в доказательство своих доводов А.Ю.В. представил суду акты от 3 июня 2008 года за подписью соседей - один о постоянном проживании в спорной квартире с осени 1997 г. без регистрации, другой - о непроживании в квартире по месту регистрации с осени 1997 года в связи с переездом вместе с матерью к месту жительства сестры для ухода за сестрой, которые судом оценены как не обладающие признаком достоверности.

Из показаний свидетеля Д.Н.И., проживающей в соседстве по адресу спорной квартиры, суд установил, что А.В.И. была в состоянии обслуживать себя сама, сын Юрий помогал ей, его видели с пакетами продуктов, о том, как они ведут хозяйство, А..И. никогда не рассказывала, говорила, что сын у нее хороший. Свидетель соседка С.Л.Н. показывала суду, что в квартире она была еще до смерти сестры А.Ю.В., считает, что Ю. проживает в квартире с 1998 года.

В пояснениях самого А.Ю.В. суд установил противоречия в части того, что в квартиру он вселился с согласия сестры в ноябре 1997 г., так как ей требовался постоянный уход и материальная помощь, которые он ей предоставил, вместе с тем сестра с октября 1997 г. находилась в больнице, где и умерла в январе 1998 г.

Свидетели З.Е.В. и Т.И.И., друзья А.Ю.В., показывали, что встречались с Ю. в спорной квартире и считали ее местом его жительства. Жил он с мамой, которая болела и нуждалась в его помощи. Об обстоятельствах переселения в квартиру - для ухода за больными сестрой и матерью - знают с его слов.

В подтверждение своих пояснений о периоде времени проживания с матерью в спорной квартире А.Ю.В. ссылался также на приговор суда от 17 марта 2004 года в отношении Х., которым установлена кража из этой квартиры вещей, принадлежащих А.Ю.В., ссылался на заключенный им в 2005 году кредитный договор, где в отношении заемщика А.Ю.В. указано два адреса - места жительства по регистрации и адрес фактического проживания - спорной квартиры для почтовой корреспонденции, представлял свои фотографии с друзьями и имеющиеся у него квитанции об оплате жилья с 2004 года на имя А.В.И., которые суд посчитал не подтверждающими возникновение у заявителя права пользования квартирой.

Проверяя доводы А.Ю.В. о волеизъявлении матери на вселение его в спорную квартиру в качестве члена семьи, выраженном в доверенности, выданной ею 29 октября 2007 года, суд признал доказательство полученным с нарушением закона, поскольку установил, что нотариус, заверивший доверенность, не присутствовал при подписании А.В.И. доверенности, в больницу с А.Ю.В. ездил помощник нотариуса. К.П.П., допрошенная в качестве свидетеля, показала, что представителем А.В.И., которую она никогда не видела, попросил ее быть А.Ю.В., они были у нотариуса, затем А.Ю.В. передал подписанную доверенность.

Произведенная судом оценка доказательств соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ.

Доводы надзорной жалобы основанием для отмены решения суда и определения кассационной инстанции, оставившей решение суда без изменения, не являются.

Заявитель ошибочно полагает, что при разрешении спора подлежали применению положения ч. 1 ст. 27 Конституции РФ, гарантирующей каждому право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также нормы Закона РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах РФ" от 25.06.1993 г., ст. 20 ГК РФ, устанавливающей, что местом жительства гражданина признается место, где он постоянно и преимущественно проживает.

Названные правовые нормы не применимы к спорным правоотношениям, поскольку не регулируют вопросы возникновения права на жилое помещение.

Принятым по делу решением суд не ограничил и не умалял таких прав и свобод заявителя. Отказ в удовлетворении иска о признании права на спорное жилое помещение основан не на факте отсутствия регистрации А.Ю.В. по месту жительства по адресу спорной квартиры, равно как и не на факте наличия у заявителя в собственности жилого помещения в виде отдельной трехкомнатной квартиры.

Действующее законодательство действительно не запрещает проживать в жилом помещении на условиях социального найма и иметь другое жилое помещение в собственности, однако право на жилое помещение по договору социального найма должно быть получено на установленных законом основаниях.

Решение суда основано на нормах материального права, которые регулируют спорные правоотношения.

В решении суд указал, что на момент возникновения спорных правоотношений, который определил сам заявитель, действовал ЖК РСФСР, ст.ст. 53 и 54 которого были установлены правила вселения нанимателями членов своей семьи в занимаемое ими жилое помещение. Названные заявителем в жалобе нормы ЖК РФ устанавливают аналогичные по существу правила, по которым суд правильно определил предмет доказывания и в соответствии с требованиями закона разрешил спор, поэтому довод жалобы о том, что суд не применил нормы п. 1 ст. 69 ЖК РФ и полностью главу 8 ЖК РФ, несостоятелен.

Судом не допущено нарушений норм процессуального права, на которые указывает в жалобе заявитель.

Эти доводы направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, несогласие с оценкой доказательств в силу требований ст. 387 ГПК РФ не является основанием для отмены судебных Постановлений в порядке судебного надзора.

Кроме того, утверждение в жалобе о преюдициальности приговора суда противоречит ч. 4 ст. 61 ГПК РФ.

Судебные решения по делу постановлены в соответствии с требованиями норм материального и процессуального закона, выводы об установленных обстоятельствах и доказательствах подтверждены материалами дела.

Надзорная жалоба А.Ю.В. не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

оставить решение Калининского районного суда г. Челябинска от 10 ноября 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 26 января 2009 года без изменения, а надзорную жалобу А.Ю.В. без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь