Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 августа 2009 г. N 44у-364/2009

 

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.,

членов президиума Лазорина Б.П., Попова В.Ф., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е., Ярцева Р.В.,

с участием и.о. прокурора Нижегородской области Белякова С.Г.,

осужденной Г.,

рассмотрел надзорную жалобу осужденной Г., на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 05 февраля 2008 года, которым

Г., <...>, осужденная 16 ноября 2007 года Автозаводским районным судом г. Нижнего Новгорода по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год,

осуждена за каждое из десяти преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к лишению свободы на срок 4 года, за каждое из трех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, - к лишению свободы на срок 2 года, за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, - к лишению свободы на срок 4 года, по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, - к лишению свободы на срок 4 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений, Г. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 5 месяцев. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору Автозаводского районного суда г. Нижнего Новгорода от 16 ноября 2007 года, окончательно Г. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По данному делу также осуждены А., К. и П.

В кассационном порядке приговор в отношении Г. не обжалован.

В надзорной жалобе осужденная Г. ставит вопрос о пересмотре постановленного судебного решения, мотивируя тем, что выводы суда о ее причастности к совершению десяти преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, не подтверждаются исследованными судом доказательствами, квалифицирующий признак совершения краж "организованной группой" вменен необоснованно, ее доводы о наличии алиби безосновательно отвергнуты, при назначении наказания за три преступления, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд не применил положения ст. 64 УК РФ.

Надзорное производство возбуждено судьей Верховного Суда РФ Тонконоженко А.И.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Симонова Н.А., изложившего обстоятельства дела, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение осужденной Г., мнение и.о. прокурора Нижегородской области Белякова С.Г., полагавшего состоявшееся судебное решение изменить, президиум Нижегородского областного суда

 

установил:

 

приговором Дзержинского городского суда Нижегородской области от 05 февраля 2008 года Г. признана виновной и осуждена за десять краж, то есть тайных хищений чужого имущества, совершенных с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, организованной группой; грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для здоровья, организованной группой; два покушения на кражу, совершенных с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище; две кражи, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены в период с февраля по май 2007 года при обстоятельствах, подробно изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы надзорной жалобы осужденной, президиум считает, что выводы суда о виновности Г. в совершении указанных преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждены совокупностью приведенных в приговоре доказательств, оцененных судом в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

Доводы осужденной Г. о том, что она необоснованно признана виновной в совершении ряда краж в составе организованной группы, проверялись судом первой инстанции, своего подтверждения не нашли и опровергаются установленными в судебном заседании обстоятельствами совершенных преступлений, в связи с чем президиум находит их несостоятельными.

Нельзя признать состоятельными и доводы надзорной жалобы осужденной Г. о том, что ее действия по фактам сбыта похищенного имущества следует квалифицировать по ч. 1 ст. 175 УК РФ, поскольку, как установлено судом первой инстанции, указанные действия изначально охватывались умыслом соучастников организованной группы, направленным на совершение квартирных краж, и являлись способом реализации похищенного имущества.

По смыслу уголовного закона, в случае, если преступления признаются совершенными организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство.

В связи с этим доводы Г. о необоснованном осуждении за хищения чужого имущества, в совершении которых непосредственного участия она не принимала, президиум также находит несостоятельными.

Вместе с тем, президиум полагает состоявшееся в отношении Г. судебное решение подлежащим изменению по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382, ч. 1 ст. 409 УПК РФ, - а именно в связи с неправильным применением уголовного закона.

Как установлено судом и отражено в приговоре, 15 мая 2007 года в г. Дзержинске в дневное время К. и А., действуя в составе организованной группы с Г., которая, согласно отведенной ей К. роли, дожидалась К. и А. в г. Нижнем Новгороде для последующей реализации похищенных ценностей, приехали к случайно выбранному ими для совершения хищения дому <...>, где, действуя согласно разработанному плану совершения преступления, стали обходить подъезды. Для совершения хищения ими была выбрана квартира <...>, в которую они предварительно позвонили, чтобы убедиться в том, что хозяева отсутствуют дома. Убедившись, что хозяева отсутствуют, К. и А. имеющимися у них инструментами кустарного производства открыли входную дверь и незаконно проникли в квартиру, где обнаружили и приготовили к хищению принадлежащее Л.О.Н. имущество на общую сумму 32000 рублей. В этот момент в квартиру зашла Л.О.Н. Поняв, что их преступные действия перестали быть тайными, К. и А., действуя с целью доведения преступления до конца и удержания похищенного, оттолкнули Л.О.Н., не причинив ей вреда здоровью, после чего с места совершения преступления скрылись, открыто похитив принадлежащее Л.О.Н. имущество, причинив последней значительный материальный ущерб.

Указанные действия Г. квалифицированы судом по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ - грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для здоровья, совершенное организованной группой.

Одновременно с этим судом установлено, что основным направлением преступной деятельности организованной группы, в состав которой входили К., А. и Г., являлось совершение краж, то есть тайных хищений чужого имущества.

Указанные обстоятельства признаны судом установленными и по преступлению в отношении Л.О.Н.: непосредственно до совершения преступления К. и А. выбрали квартиру <...>, предварительно позвонили, чтобы убедиться в том, что хозяева отсутствуют дома.

Таким образом, именно совершение квартирной кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, охватывалось умыслом соучастников преступления, в том числе и Г.

Между тем, К. и А. в момент реализации умысла, направленного на тайное хищение имущества Л.О.Н., были обнаружены потерпевшей и, осознав, что их преступные действия стали очевидными, с целью удержания похищенного, применили насилие, не опасное для здоровья, и скрылись с места преступления.

По смыслу закона, если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж.

Из приговора следует, что действия К. и А., начатые как кража и обнаруженные потерпевшей Л.О.Н., которая осознавала противоправный характер данных действий, переросли в грабеж, тогда как судом установлено, что умыслом Г. охватывалось совершение кражи.

В соответствии со ст. 36 УК РФ, совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников, признается эксцессом исполнителя. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Поскольку в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что по преступлению в отношении Л.О.Н. умыслом Г. охватывалось совершение грабежа, суд необоснованно квалифицировал действия осужденной по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ.

Принимая во внимание, что умыслом Г. по преступлению в отношении Л.О.Н. охватывалось совершение тайного хищения чужого имущества в составе организованной группы, учитывая установленные судом первой инстанции фактические обстоятельства, а также размер причиненного потерпевшей ущерба, действия осужденной следует квалифицировать по п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ - кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Учитывая снижение степени общественной опасности совершенного Г. преступления, предусмотренного п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, в совокупности с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, принимая во внимание установленные судом первой инстанции смягчающие обстоятельства и положения ст. 64 УК РФ, президиум приходит к выводу о необходимости снижения назначенного осужденной наказания, как за данное преступление, так и по совокупности преступлений.

Кроме того, президиум отмечает, что суд в описательно-мотивировочной части приговора, указав на применение положений ст. 64 УК РФ при назначении Г. наказания за каждое преступление, необоснованно не указал на это в резолютивной части приговора по трем преступлениям, предусмотренным п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, в связи с чем наказание по данным преступлениям также подлежит снижению.

Руководствуясь ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 05 февраля 2008 года в отношении Г. изменить.

Квалифицировать действия Г. по преступлению в отношении Л.О.Н. по п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, в виде лишения свободы на срок 3 года 11 месяцев.

Наказание, назначенное осужденной Г. за каждое из трех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, снизить до 1 года 11 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний по совокупности 11 преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ, назначить осужденной Г. наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 2 месяца.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору Автозаводского районного суда г. Нижнего Новгорода от 16 ноября 2007 года, окончательно Г. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 3 месяца.

В остальной части приговор оставить без изменения.

 

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь