Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 августа 2009 г. по делу N 33-7179

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Ч. к ФГУЗ <...> о взыскании расходов на лечение, компенсации морального вреда, о признании факта причинения производственной травмы, назначения инвалидности по профессиональному заболеванию (третье лицо: Государственное учреждение - Приморское региональное отделение Фонда социального страхования РФ)

по кассационной жалобе Ч.

на решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 29 июня 2009 года, которым Ч. отказано в удовлетворении иска.

Заслушав доклад судьи, выслушав объяснения Ч., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителей ФГУЗ <...> М. и Приморского регионального отделения ФСС РФ Г.Ж., возражавших против отмены решения суда, заключение прокурора Г.Н., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. обратилась в суд с иском к ФГУЗ <...> о взыскании расходов на лечение, компенсации морального вреда, о признании факта причинения производственной травмы, назначения инвалидности по профессиональному заболеванию.

В обоснование своих требований истица указала, что на основании приказа N 110-к она была принята на работу с 3 декабря 2001 года в ФГУЗ <...> в должности <...>. При этом трудовой договор заключен с ней не был. Ее должность относится к профессии, связанной с вредными условиями труда, при которых положен дополнительный отпуск, сокращенный рабочий день, поскольку используемые в работе яды имеют свойство накапливаться в организме. 28 октября 2008 года истице стало плохо на работе, прибывшая скорая помощь увезла ее в Городскую клиническую больницу, после анализов было обнаружено воспаление в крови и диффузное изменение печени. После выписки из больницы 29 ноября 2008 года она продолжала плохо себя чувствовать, обращалась в поликлинику, где ей рекомендовали сменить место работы, получила направление в стационар, однако свободных мест в нем не оказалось. 3 декабря 2008 года истице выдали справку о том, что она здорова и может приступить к работе. Ссылаясь на то, что вред здоровью причинен в результате нарушения работодателем условий труда, не проведения инструктажа по технике безопасности, отсутствия спецодежды и средств защиты, истица просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 2 000 000 руб., расходы на лечение в сумме 2 727 руб., судебные расходы, признать ее заболевание (диффузия печени) производственной травмой и назначить инвалидность по профессии.

Представители ФГУЗ <...> с иском не согласились, ссылаясь на то, что заболевание истицы не является профессиональным, доказательств утраты трудоспособности ею не представлено. Указали, что рабочее время истицы было нормированным и составляло 36 часов в неделю, при приеме на работу с ней был проведен инструктаж по технике безопасности. Согласно актам проведенных лабораторных исследований, рабочее место истицы соответствует всем нормативам. Последний раз она находилась в отпуске в 2008 году, с 2002 года проходила медосмотры, никаких заболеваний выявлено не было, ей выдавалась спецодежда и молоко.

Представитель 3-го лица Приморского регионального отделения Фонда социального страхования РФ полагала иск не подлежащим удовлетворению, поскольку страховой случай не наступил.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласилась истица Ч., ею подана кассационная жалоба.

С решением суда был также не согласен прокурор Ленинского района г. Владивостока, им приносилось кассационное представление, однако до начала рассмотрения дела в суде кассационной инстанции кассационное представление отозвано, отзыв принят судебной коллегией.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, оснований для ее удовлетворения не находит в связи со следующим.

Согласно статье 227 Трудового кодекса РФ несчастные случаи, в результате которых работниками было получено повреждение здоровья, обусловленное воздействием внешних факторов, подлежат расследованию и учету.

В соответствии со статьей 229-1 того же Кодекса несчастный случай, в результате которого нетрудоспособность пострадавшего наступила не сразу, расследуется по заявлению пострадавшего или его доверенного лица в течение одного месяца со дня поступления указанного заявления.

Порядок установления наличия профессионального заболевания, расследования обстоятельств, учета профессиональных заболеваний предусмотрен Положением о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Правительства РФ от 15 декабря 2000 N 967.

Судом установлено, что истица к работодателю - ФГУЗ <...> с заявлением о расследовании несчастного случая, составлении акта о несчастном случае не обращалась.

Не имеется у нее и медицинского заключения о наличии профессионального заболевания, по представлению которого работодатель обязан организовать расследование обстоятельств и причин возникновения у работника профессионального заболевания.

В обоснование своих доводов о наличии профессионального заболевания Ч. представила суду выписку из истории болезни, из которой следует, что 26 октября 2008 года у нее имелось обострение хронического панкреатита, результаты УЗИ об обнаружении у нее диффузного изменения печени.

Поскольку доказательств наличия причинной связи между указанными заболеванием и изменениями в печени с условиями ее работы истица не представила, суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований Ч., предъявленных к работодателю о признании факта причинения производственной травмы, взыскании расходов на лечение, компенсации морального вреда.

Кроме того, судом установлено, что инструктаж по технике безопасности с Ч. проводился, индивидуальными средствами защиты, она обеспечивалась, получала молоко, ей предоставлялись дополнительные отпуска, регулярно проводился медицинский осмотр.

Этот вывод сделан судом на основании представленных ответчиком письменных доказательств: журнала регистрации вводного инструктажа, журнала о проведении инструктажа, протоколов заседания комиссии по проверке знаний по охране труда, личной карточки учета средств индивидуальной защиты на имя Ч., списков лиц, получивших моющие средства и молоко, приказов работодателя.

Довод истицы о том, что ей выдавалось большее количество ядоприманки, чем другим работникам, также правильно признан необоснованным, поскольку опровергнут представленными суду списками на получение приманки, согласно которым всем дезинфекторам выдавалось одинаковое количество приманки.

Оценка доказательств произведена судом в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 67 ГПК РФ, и оснований признавать ее неверной не имеется.

Вывод суда о необоснованности предъявленных к работодателю исковых требований об установлении инвалидности соответствует ФЗ от 24.11.95 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации".

С учетом изложенного судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным и оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не находит.

Материалы дела исследованы судом полно и объективно, нормы материального права применены судом правильно, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения, не имеется.

Доводы кассационной жалобы фактически воспроизводят доводы искового заявления, являвшиеся предметом судебного исследования и получившие в соответствии с требованиями статей 194, 196, 198 ГПК РФ правовую оценку в решении суда, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не усматривает в связи с вышеизложенным.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 29 июня 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Ч. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь