Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБОБЩЕНИЕ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ МОСКОВСКОЙ

ОБЛАСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ,

ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. СТ. 285 И 286 УК РФ,

ЗА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2008 ГОДА

 

В ходе дополнительного обобщения, в соответствии с представленной Управлением анализа и обобщения судебной практики Верховного Суда РФ примерной программой, изучены все рассмотренные судами области уголовные дела данной категории за второе полугодие 2008 года.

Всего за указанный период судами Московской области рассмотрено 38 уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий.

Обобщение показало, что количество ранее допускаемых судами области ошибок значительно сократилось, и в целом рассмотрение дел данной категории в настоящее время у судов каких-либо особых, существенных трудностей не вызывает. Вместе с тем в некоторых судах возникали проблемные вопросы, нуждающиеся в дополнительном разъяснении.

 

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)

 

1. Судами области квалифицировались по ст. 285 УК РФ следующие действия должностных лиц, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности:

- сотрудники ГИБДД, старшие инспекторы ДПС из корыстных побуждений, с целью незаконного получения страхового возмещения вступили в сговор с автовладельцем и составили фиктивные документы о якобы имевшем место ДТП;

- сотрудник милиции, старший участковый уполномоченный, проводя доследственную проверку, изъял паспорт у лица, в отношении которого разрешался вопрос о возбуждении уголовного дела, и удерживал названный паспорт, преследуя цель - получение вознаграждения за возврат документа;

- начальник отдела ОРЧ УБПН ГУВД и двое его подчиненных, оперативных уполномоченных того же отдела, достоверно зная об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, потребовали от представителя предприятия вознаграждение в размере 1 000 000 рублей за невозбуждение по результатам проверки уголовного дела в отношении руководства предприятия;

- руководитель подразделения судебных приставов, действуя в рамках исполнительного производства, вступил в сговор с индивидуальным предпринимателем и организовал и провел фиктивные торги по продаже арестованного складского корпуса, в результате которых сооружение перешло в собственность предпринимателя; последний же выплатил руководителю службы приставов вознаграждение в размере 100 000 долларов США;

- ряд должностных лиц службы МОБ МВД РФ, не желая работать по проверке заявлений от граждан о совершенных преступлениях в условиях неочевидности, не принимали заявлений, не проводили проверок, составляли фиктивные документы с несоответствующими действительности сведениями об обстоятельствах произошедшего, на основании которых отказывали в возбуждении уголовных дел;

- государственный ветеринарный инспектор за вознаграждение без осмотра продукции выдавал ветеринарные свидетельства, необходимые для перевозки и реализации мясного сырья;

- судебный пристав-исполнитель, не желая работать по находящимся в ее производстве исполнительным делам, составляла фиктивные документы о невозможности взысканий и прекращала исполнительные производства;

- судебный пристав-исполнитель, произведя действия по взысканию задолженностей, часть денег на депозитный счет службы не переводил, а использовал на свои нужды, т.е. "временно заимствовал";

- заместитель начальника таможенного поста аэропорта из личной заинтересованности, выполняя просьбы своих друзей и желая оказать им услугу, достоверно зная, что прибывшая в Россию гражданка незаконно ввозит в РФ ювелирные изделия, обеспечил ей беспрепятственный проход через зону таможенного досмотра, в результате чего на таможенную территорию РФ были ввезены ювелирные изделия общей стоимостью свыше 17 миллионов рублей.

Судами области во всех случаях указывались конкретные нормативные акты, как законы, так и ведомственные, закрепляющие за виновными лицами должностные полномочия, которые являлись предметом злоупотребления.

Суды разграничивают понятия "злоупотребление должностными полномочиями" и "злоупотребление должностным положением", исходя из того, что последнее, предусмотренное диспозицией ст. 170 УК РСФСР, в настоящее время не может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст. 285 УК РФ. Так, К.В.В. органом предварительного расследования обвинялся в совершении вымогательства, а также в злоупотреблении служебными полномочиями при следующих обстоятельствах: состоя в должности старшего оперуполномоченного отделения по борьбе с особо тяжкими преступлениями в сфере оборота оружия и радиоактивных материалов отдела уголовного розыска, К.В.В. потребовал от директора частного предприятия, который знал его как работника милиции, передачи 50 000 рублей, угрожая применением физического насилия. Суд, признав К.В.В. виновным в совершении вымогательства, по предъявленному ему обвинению по ч. 1 ст. 285 УК РФ оправдал, обоснованно указав, что никакими служебными полномочиями по отношению к частному предприятию потерпевшего К.В.В. наделен не был, в зону обслуживания К.В.В. данное предприятие не входило и никаких действий, которые так или иначе были бы связаны с осуществлением имевшихся у него служебных полномочий, К.В.В. по отношению к потерпевшему не осуществлял.

В ходе рассмотрения дел суды правильно определяли существенность нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства, которая выражалась как в причинении материального вреда (в виде прямых убытков либо упущенной выгоды), так и имеющую нематериальную природу и выражающуюся в нарушении конституционных прав и свобод граждан, в подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений, в создании помех и сбоев в их работе, в нарушении общественного порядка, в сокрытии преступлений и т.п. Установление этого признака зависело от всей совокупности установленных по делу фактических обстоятельств и оценки их судом.

2. При оценке корыстной заинтересованности суды руководствовались разъяснениями этого понятия, данными в Постановлении Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года N 4 (в действующей редакции), в котором указано, что корыстная заинтересованность может выражаться в уклонении от обязанности возместить материальный ущерб от образовавшейся в результате халатности недостачи путем запутывания учета; желании получить для себя или близких выгоду имущественного характера вследствие действий, нарушающих финансово-штатную дисциплину; "временное позаимствование" и т.п.

При этом неправомерные действия должностного лица совершаются с целью получить выгоду, но без незаконного, безвозмездного обращения имущества либо средств в свою (или иных лиц) собственность.

3. Иная личная заинтересованность обычно выражается в нежелании исполнять должностные обязанности, в создании видимости служебного благополучия; желании скрыть упущения в работе, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса; стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную карьеризмом, протекционизмом, семейственностью; сокрытием своей некомпетентности и т.п.

Судами области правильно понимались оба обязательных для состава "злоупотребление должностными полномочиями" мотива, разъясненные в указанном выше Постановлении Пленума Верховного Суда СССР, которые, по нашему мнению, в уточнении и дополнении не нуждаются.

4. В ходе изучения рассмотренных судами области уголовных дел злоупотреблений должностными полномочиями, совершенных в интересах и по требованию вышестоящего должностного лица, выявлено не было, поэтому конкретных примеров не имеется.

5. Суды области в целом не испытывают затруднений, связанных с разграничением ответственности за злоупотребление должностными полномочиями от хищений, совершаемых должностными лицами с использованием своего служебного положения.

Вместе с тем Красногорским городским судом А.Н.А. признана виновной в том, что она, являясь должностным лицом - главным бухгалтером УВД, похитила путем присвоения денежные средства на общую сумму более 500 тысяч рублей путем непредоставления авансовых отчетов, фиктивного списания компенсаций денежного довольствия и форменного обмундирования сотрудников. Содеянное А.Н.А. было квалифицировано судом не только по ч. 3 ст. 160 УК РФ, как присвоение чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, но и по ч. 1 ст. 285 УК РФ, что представляется излишним и противоречит разъяснениям, содержащимся в п. 15 вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

 

Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК)

 

6. Признавая лиц виновными в превышении должностных полномочий, судами области квалифицировались явно выходящими за пределы полномочий следующие действия должностных лиц:

- глава района, зная, что назначение приемочной комиссии для ввода в эксплуатацию объектов строительства, финансируемых из государственного бюджета, и утверждение актов таких комиссий не входят в его компетенцию, вынес постановление об утверждении актов о приеме в эксплуатацию мясокомбината, что входило в компетенцию центральных органов исполнительной власти РФ и органов государственной власти Московской области, чем устранил препятствия для второго осужденного к завладению указанным мясокомбинатом, созданным с привлечением государственных бюджетных средств на общую сумму 61 688 938 рублей;

- начальник следственного управления при УВД района по просьбе зам. начальника отдела уголовного розыска, который действовал в интересах находящегося в розыске обвиняемого по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР лица, узнав о задержании этого лица, сфабриковала письменные сообщения о том, что обвиняемый якобы добровольно явился в следственное управление и что ему избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, и представила один экземпляр сообщения в отдел уголовного розыска, а второй был получен обвиняемым, что послужило основанием к незаконному освобождению и снятию ограничений в свободе передвижения обвиняемому в совершении особо тяжкого преступления;

- инспектор ДПС ГИБДД, установив, что лицо управляло автомашиной в состоянии опьянения, а также не имея права управлять транспортными средствами, без составления протокола изъял у нарушителя мобильный телефон, пульт и панель магнитолы, а также паспорт и другие личные документы, намереваясь в последующем возвратить указанные вещи за вознаграждение;

- оперуполномоченный боевого отделения отряда милиции специального назначения, действуя в составе отделения ОМСН, выполняя задачу по обеспечению беспрепятственного прохода в здание административного корпуса предприятия сотрудников милиции, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, без каких-либо законных к тому оснований избил сотрудника частного охранного предприятия, глумясь над потерпевшим;

- оперативный дежурный городского отдела милиции остановил на дороге автомашину, вывел из нее водителя и избил его, а пассажирку под предлогом проверки документов и установления личности доставил в отдел милиции, где, угрожая пистолетом, изнасиловал ее, а также совершил иные насильственные действия сексуального характера;

- судебный пристав-дознаватель, не будучи наделен полномочиями по осуществлению исполнительных действий, прибыл в ГПК-65 "Стрелка", где заявил его председателю, что им якобы производятся исполнительные действия по сносу стены, отделяющей ГПК от другого предприятия; отказавшись предъявить исполнительные документы (которых не было, равно как и судебного решения), пристав дал распоряжение рабочим, которых наняло предприятие - конкурент потерпевшего, о сносе конструкции стоимостью 701 258 рублей, что и было ими исполнено;

- оперативные уполномоченные УФСКН в ходе выполнения поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий задержали гражданина Таджикистана, заковали в наручники и, угрожая пистолетом, вывезли в поле, где на протяжении нескольких часов наносили ему множественные удары руками, ногами и резиновой палкой, требуя передать им 10 000 долларов США за освобождение потерпевшего от уголовной ответственности за сбыт наркотических средств.

В целом у судов области трудностей при рассмотрении данной категории дел не возникало.

В отличие от злоупотребления должностными полномочиями, при которых предоставленные лицу права и полномочия используются вопреки интересам службы, при превышении полномочий совершаемые действия не находятся в рамках компетенции виновного и явно (очевидно, открыто, нескрываемо) выходят за пределы компетенции лица. Таким образом, лицом совершаются действия, которые в конкретной ситуации или в принципе должностное лицо совершать не могло.

В судебной практике, как видно из приведенных выше примеров, выделяются следующие формы превышения должностных полномочий:

- совершение действий, входящих в компетенцию должностного лица другого ведомства;

- единоличное совершение действий, которые могли быть совершены только коллегиально;

- совершение действий, которые могли быть совершены лишь при наличии указанных в законе или ином нормативном акте условий, отсутствовавших в данной ситуации;

- совершение действий, которые никто не мог совершать ни при каких обстоятельствах.

Во всех этих случаях действия явно, т.е. совершенно очевидно для виновного, выходят за пределы его полномочий и при этом с ними связаны. Если же те или иные действия должностного лица никак не связаны с его полномочиями по службе, они не являются признаком состава рассматриваемого преступления. Так, Воскресенским городским судом действия Ф. и З. переквалифицированы с ч. 3 п. "а" ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ. Установлено, что оперативные уполномоченные ФСКН избили потерпевшего, который отказался сообщить им данные о лице, вместе с которым накануне вступил с Ф. и З. в бытовой конфликт.

7. Случаев бездействия должностных лиц или невыполнения ими своих должностных полномочий при отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности, приведших к существенному нарушению прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, при изучении дел не установлено. Конкретных примеров по разрешению судами этой ситуации не имеется.

8. Под применением насилия суды области понимают нанесение потерпевшему побоев, причинение физической боли, телесных повреждений, ограничение свободы (например связывание), истязание. Так, Балашихинским городским судом по ч. 3 п. "а" ст. 286 УК РФ осужден инспектор роты ППС К., который, прибыв по сообщению о бытовом конфликте в общежитие, стал выкручивать несовершеннолетней Г. нос и ухо, причиняя физическую боль.

Как видно из сложившейся в судах области практики, умышленное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, предусмотренное ст. 105, ст. 111 ч. ч. 3 и 4 УК РФ, не охватывается составом превышения должностных полномочий и требует квалификации по совокупности с соответствующими преступлениями против личности. Так, милиционеры роты ППСМ Ж., Е. и Ф. были признаны Домодедовским городским судом виновными в том, что они при патрулировании города остановили М. и Н., у которых при себе не оказалось удостоверений личности, и задержали последних; при доставлении в отдел милиции осужденные, в ответ на правомерные требования потерпевшего разъяснить ему причины задержания, совместно избили М., причинив ему тяжкий вред здоровью, опасный для жизни. Действия осужденных были квалифицированы по совокупности преступлений - как по ч. 3 п. "а", "в" ст. 286 УК РФ, так и по ч. 3 п. "а" ст. 111 УК РФ.

Причинение же тяжкого вреда здоровью, предусмотренное ч. ч. 1 и 2 ст. 111 УК РФ, охватывается составом преступления, предусмотренным п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, и дополнительной квалификации, по нашему мнению, не требует. В связи с этим представляется ошибочным решение Мытищинского городского суда, признавшего командира батальона ППСМ К.И.Г., который при исполнении служебных обязанностей избил потерпевшего и причинил ему тяжкий вред здоровью, виновным не только по ч. 3 п. "а" "в" ст. 286 УК РФ, но и по ч. 1 ст. 111 УК РФ, и назначившего наказание по совокупности этих преступлений.

Под угрозой применения насилия (включая и угрозу убийства) суды области понимают высказанное или иным образом выраженное вовне (жестами, демонстрацией оружия и т.п.) намерение виновного причинить потерпевшему вред здоровью, когда у последнего имелись действительные основания опасаться приведения ее в исполнение.

 

Общие вопросы для статей 285 и 286 УК РФ

 

9. Вопросы, связанные с квалификацией действий должностных лиц, когда наряду со злоупотреблением они превышают должностные полномочия, у судов за рассматриваемый период не возникали.

10. При определении существенного нарушения права и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства суды области руководствовались разъяснениями, данными в п. 9 Постановления Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года N 4 (в действующей редакции) и признавали существенными нарушениями следующие последствия:

- причинение ущерба бюджетам всех уровней;

- нарушение конституционных прав граждан (на личную неприкосновенность, на защиту частной собственности, неприкосновенности жилища и других); причинение им морального вреда и материального ущерба; причинение физического вреда, как физической боли и побоев, так и телесных повреждений различной степени тяжести;

- нарушение законных интересов организаций, учреждений и предприятий; причинение им материального ущерба;

- воспрепятствование правоохранительным и судебным органам в осуществлении законной деятельности, сокрытие совершенных преступлений и административных правонарушений;

- нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, подрыв авторитета и дискредитация органов власти, конкретного государственного учреждения или организации.

В ряде решений Верховного Суда РФ указывается, что подрыв авторитета органов власти сам по себе не является существенным вредом и не свидетельствует о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (Определение от 11.02.2003 г. N КАС03-28, Постановление от 26.03.2003 г. N 51п2003, Постановление от 13.09.2000 г. N 309п2000).

11. За обобщаемый период судами области уголовных дел по ч. 3 ст. 285 УК РФ не рассматривалось, по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ тяжкими последствиями признавалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевших.

12. Трудностей, связанных с определением субъекта ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ, суды не испытывают.

13. У судов области возникают вопросы, связанные с разграничением ответственности по ст. ст. 285, 286 и 290 УК РФ. Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" от 10 февраля 2000 года N 6 (в редакции от 6 февраля 2007 года), взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - ч. 2 ст. 290 УК и соответствующей статьи УК (в том числе и злоупотребление должностными полномочиями и др.).

14. Судами области противоправные действия должностных лиц в случаях, когда наряду со злоупотреблением должностными полномочиями либо их превышением совершается и служебный подлог, как правило, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286 и 292 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" от 30 марта 1990 года N 4 (с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года N 6) разъяснений по данному вопросу не содержит, однако в соответствии с п. 16 данного постановления действия лиц, совершивших хищение и служебный подлог, квалифицируются по совокупности как хищение и как служебный подлог.

В силу сложившейся судебной практики, при реальной совокупности злоупотребления должностными полномочиями и служебного подлога, действия виновных лиц квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 292 и 285 УК РФ, поскольку действия, связанные с подделкой документа, образуют самостоятельное преступление и выходят за рамки объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями.

Вместе с тем трудности при рассмотрении указанного вопроса у судов области возникают, в связи с чем полагаем, что данный вопрос нуждается в дополнительном разъяснении Верховного Суда РФ.

15. Изучение представленных для обобщения судебной практики уголовных дел показало, что качество их предварительного расследования по-прежнему вызывает нарекания у судов области.

Некоторые из допущенных органом предварительного расследования ошибок явились основаниями для оправдания подсудимых и прекращения их уголовного преследования. Так, не вмененные в ходе предварительного следствия мотив и наступившие последствия (корыстная заинтересованность и существенное нарушение прав и законных интересов) по ст. 285 ч. 1 УК РФ повлекли прекращение уголовного преследования в отношении двух подсудимых.

В ходе судебного разбирательства имелись случаи частичного мотивированного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения, случаев полного отказа в ходе обобщения не выявлено. В ряде случаев обоснованность отказа государственного обвинителя от более тяжкого обвинения представляется сомнительной.

Так, К.О.Ю. обвинялся в получении взятки и служебном подлоге при следующих обстоятельствах: являясь врачом Ногинской центральной больницы, за вознаграждение выдал А. листок временной нетрудоспособности и выписку из истории болезни, хотя А. лечения не проходила и указанным заболеванием не страдала. Несмотря на то что все указанные в обвинении фактические обстоятельства нашли свое полное подтверждение в судебном заседании, государственный обвинитель изменила обвинение с ч. 1 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Данных о вынесении частных определений за обобщаемый период не поступило.

16 судебных решений в отношении 27 лиц обжаловались в кассационном порядке, из них в отношении 2 лиц судебные решения изменены, в отношении 9 лиц - отменены, в том числе с прекращением производства в отношении 3-х лиц.

Органом предварительного расследования оперуполномоченный ФСКН К.А.М. обвинялся в злоупотреблении должностными полномочиями, совершенными из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства. При этом в вину К. вменялась организация оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" из корыстной и иной личной заинтересованности, неоформление ряда необходимых при проведении ОРМ документов и незаконное доставление З. и С. в помещение УФСКН. Несмотря на то что в судебном заседании было достоверно установлено, что указанные лица в ИВС содержались на законных основаниях, суд признал К.А.М. виновным по ч. 1 ст. 285 УК РФ, указав, что К.А.М. создал такие условия пребывания задержанного З., при которых последний предложил 5 000 долларов США за свое освобождение от уголовной ответственности. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что К. в создании особых условий пребывания задержанного не обвинялся, как не обвинялся и в том, что его действия привели к дискредитации правоохранительных органов. Поскольку орган обвинения не привел, а суд не установил, в чем конкретно выразились личная заинтересованность К.А.М. и причиненный обществу и государству ущерб, уголовное дело в части обвинения по ч. 1 ст. 285 УК РФ было прекращено за отсутствием состава преступления.

По аналогичным основаниям было прекращено уголовное дело в части осуждения по ч. 1 ст. 285 УК РФ в отношении инспектора УФСИН Б.

Павлово-Посадский городской суд, обоснованно признав, что должностные лица С., М. и Р. действовали в пределах своих полномочий и не совершили действий, явно выходящих за их пределы, переквалифицировал их действия с ч. 3 п. "в" ст. 286 УК РФ на ч. 3 ст. 285 УК РФ. Отменяя приговор и прекращая уголовное дело в этой части, судебная коллегия указала, что осужденным не вменялось, а судом не установлено наличие у них корыстной или иной личной заинтересованности при совершении инкриминируемых действий, что исключает уголовную ответственность по ст. 285 УК РФ.

Приговором Железнодорожного городского суда оперативный уполномоченный милиции М.С.Н. признан виновным в том, что он из личной заинтересованности скрыл от учета заявление потерпевшего о совершенном в отношении того преступлении; от наказания М. был освобожден в связи с изменением обстановки. Отменяя приговор по жалобе потерпевшего, судебная коллегия указала, что ни совершенное осужденным деяние, ни сам М., продолжающий службу в прежней должности, не утратили общественной опасности; то обстоятельство, что после возбуждения уголовного дела заявление потерпевшего было зарегистрировано, дело было возбуждено и по нему производится расследование, само по себе не дает оснований для освобождения осужденного от наказания.

Изученные за обобщаемый период данные свидетельствуют, что среди лиц, осужденных за преступления коррупционной направленности, наибольшее количество по-прежнему составляют сотрудники правоохранительных органов.

16. Примеров привлечения к уголовной ответственности за "торговлю влиянием" в практике судов Московской области за обобщаемый период не имеется, и представляется сомнительной возможность признания торговли влиянием в качестве элемента составов преступлений, предусмотренных ст. 285 или 286 УК РФ в их действующей редакции, если исходить из того, что под "торговлей влиянием" понимается получение должностным лицом принятие вознаграждения за действия, совершению которых оно может способствовать не в силу должностных полномочий, но в силу родственных, дружеских, иных личных связей с иным должностным лицом.

Протекционизм, как одна из форм личной заинтересованности при злоупотреблении должностными полномочиями, может являться элементом состава преступления по ст. 285 УК РФ, однако практических примеров таких преступлений за обобщаемый период не имеется.

Само по себе использование служебной информации для заключения сделок на рынке ценных бумаг лицами, располагающими такой информацией в силу служебного положения, а равно и передача служебной информации для совершения сделок третьим лицам, влечет административную ответственность в соответствии со ст. 15.21 КоАП РФ. В то же время, если эти действия совершаются из корыстных побуждений и повлекли предусмотренные ст. 285 и ст. 286 УК РФ последствия, они, видимо, могут быть элементом объективной стороны названных составов преступлений. Однако примеров подобной квалификации в практике судов области не имеется.

Получение должностным лицом услуг и выгод неимущественного характера за совершенные вопреки интересам службы действия (бездействие), несомненно, может являться элементом исследуемых составов преступлений как одна из форм личной заинтересованности, но подобных примеров за обобщаемый период не имеется.

 

Судья

Московского областного суда

А.М.МЯЗИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь