Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2009 г. N 11392

 

Судья: Орлова Н.Я.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Корнильевой С.А., Савельевой М.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 августа 2009 года дело N 2-1500/09 по кассационной жалобе М. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 16 июня 2009 года по иску М. к Б.Л. о признании права собственности на 16/54 долей в жилом доме и встречному иску Б.Л. к М. об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 16/54 долей в жилом доме.

Заслушав доклад судьи Корнильевой С.А., объяснения М., представителя М. - Г. (по заявлению М.), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Жилой дом по адресу: <...>, находится в общей долевой собственности: М. - 8/54; В.А. - 8/54; П. - 8/54; Н. - 14/54; В.Л. - 16/54 долей. В 1996 г. В.Л. умер. Никто из его наследников не обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и свидетельства о праве на наследство не выдавалось.

М. обратилась в суд с иском к Б.А. о признании за ней права собственности на 16/54 долей жилого дома, принадлежащих В.Л., указывая, что после смерти наследодателя его наследство никто не принял. Она на протяжении многих лет за свой счет содержит дом и принимает меры по его сохранению. Считает, что наследник умершего Б.А. (внук) отказался от прав на это имущество и на основании ст. 234 ГК РФ, право собственности на данное имущество должно быть признано за нею по праву приобретательной давности.

В ходе рассмотрения дела истец осуществила замену ответчика Б.А., внука умершего, на Б.Л., дочь умершего. Впоследствии изменила основания иска, просила признать право собственности на указанные доли в порядке наследования, ссылаясь на то, что никто из наследников первой очереди не принял наследство В.Л. Она же, как постоянный и непрерывный пользователь жилого дома, фактически приняла наследство умершего брата в виде указанных долей жилого дома.

Б.Л. обратилась в суд с иском к М. об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 16/54 долей в спорном жилом доме, ссылаясь на то, что является дочерью умершего, после смерти отца осталось наследственное имущество в виде личных вещей, автомобиля ГАЗ, денежных средств, охотничьего ружья, пасеки, 16/54 долей спорного домовладения, истица к нотариусу с заявлением о принятии наследства не обращалась, однако фактически приняла часть наследственного имущества: денежные средства, личные вещи, автомобиль, ружье, пасеку.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 16 июня 2009 года М. в удовлетворении иска к Б.Л. о признании права собственности на 16/54 долей жилого дома, расположенного в <...> - отказано. Встречный иск Б.Л. к М. др. удовлетворен частично. За Б.Л. признано право собственности на 16/54 долей жилого дома с мансардой, расположенного в <...>, по праву наследования по закону после смерти наследодателя В.Л., умершего 28 ноября 1998 года. В удовлетворении иска об обязании не чинить препятствий в пользовании указанным домом - отказано.

Тем же решением с М. в пользу Б.Л. взысканы расходы по госпошлине в сумме 500 руб.

В кассационной жалобе М. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

В заседание суда кассационной инстанции Б.Л. не явилась, о явке извещалась по правилам ст. 113 ГПК РФ, о причинах своей неявки судебную коллегию не известила, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ в ее отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

На основании ст. 532 ГК РСФСР, действующего на момент смерти наследодателя, при наследовании по закону наследниками в равных долях являются: в первую очередь - дети, супруг и родители умершего; во вторую очередь - братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери.

Наследники второй очереди призываются к наследованию по закону лишь при отсутствии наследников первой очереди или при непринятии ими наследства, а также в случае, когда все наследники первой очереди лишены завещателем права наследования.

Материалами дела установлено, что 28.11.1998 года умер В.Л. (л.д. 36), согласно справке нотариуса, наследственное дело после смерти В.Л. не заводилось, никто из наследников с заявлением о принятии наследства не обращался (л.д. 94). Из справки ПИБ следует, что В.Л., принадлежит на праве собственности 16/54 долей жилого дома, расположенного по адресу: <...>.

Б.Л. является дочерью умершего В.Л. (л.д. 60), М. является сестрой умершего В.Л.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции установил, что Б.Л., являющаяся наследницей первой очереди после смерти В.Л., фактически приняла наследство в установленный законом срок, и пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований о признании за Б.Л. права собственности на долю в спорном жилом доме.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 546 ГК РСФСР, признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

В соответствии с ч. 2 ст. 1153 ГК РФ, признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

В ходе рассмотрения дела установлено, что Б.Л. после смерти В.Л. фактически приняла наследство, вступила во владение наследственным имуществом, принадлежащим наследодателю - автомобилем, пасекой, ружьем, впоследствии распорядилась частью наследственного имущества, продав пасеку.

М. при рассмотрении дела в суде первой инстанции и в суде кассационной инстанции указала, что брат проживал в д. Васьково Бокситогорского района Ленинградской области, там проживает и Б.Л. М. не оспаривала, что пасека принадлежала ее брату, а затем после смерти брата Б.Л., которая ее продала, вместе с пасекой к Б.Л. перешло и ружье брата. Третьи лица по делу - брат и сестры умершего - также подтвердили указанные обстоятельства.

В соответствии с п. 2 ст. 68 ГПК РФ, признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости доказывания этих обстоятельств.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что Б.Л. фактически приняла наследство после смерти В.Л., умершего 28.11.1998 года, является обоснованным.

Возражения М. против удовлетворения требований, заявленных Б.Л. в данной части со ссылкой на то, что последняя не приняла наследство в виде спорной доли жилого дома, правомерно не приняты судом во внимание, поскольку, в соответствии с ч. 2 ст. 1152 ГК РФ, принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

В соответствии с ч. 2 ст. 218 ГК РФ, требования Б.Л. о признании за ней права собственности на 16/54 долей жилого дома по спорному адресу подлежат удовлетворению, требования М. удовлетворению не подлежат, поскольку, М., будучи сестрой наследодателя, является, в соответствии с ч. 1 ст. 1144 ГК РФ, наследницей второй очереди после смерти В.Л., в связи с чем, учитывая наличие наследника первой очереди, к наследованию не призывается, решение суда в данной части является законным и обоснованным.

Вместе с тем, учитывая, что Б.Л. заявлены требования об установлении факта принятия наследства, признании права собственности, об обязании не чинить препятствия к пользованию домом, решение по требованиям об установлении факта принятия наследства не вынесено, тогда как в ходе рассмотрения дела данный вопрос судом исследован, дана оценка представленным и добытым в подтверждение указанной части требований доказательствам, сделан вывод о том, что факт принятия Б.Л. наследства после смерти В.Л., умершего 28.11.1998 года, установлен, судебная коллегия полагает необходимым дополнить резолютивную часть решения суда указанием на установление факта принятия Б.Л. наследства после смерти В.Л., умершего 28.11.1998 года.

Доводы кассационной жалобы не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию М., выраженную ею в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и не свидетельствуют о наличии оснований, в пределах действия ст. 362 - 264 ГПК РФ, к его отмене.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требований Б.Л. об обязании М. не чинить препятствия в пользовании домом не обжалуется, в связи с чем предметом кассационного исследования не является.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 16 июня 2009 года дополнить, указав: установить факт принятия наследства Б.Л. после смерти В.Л., умершего 28.11.1998 года.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь