Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2009 г. N 22-3987

 

Судья Костров А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего Сухарева И.М.,

судей - Шекалина В.Г. и Кречетовой Т.Г., при секретаре В.

рассмотрела в судебном заседании от 25 августа 2009 года кассационные жалобы (основную и дополнительную) потерпевшей К.Н.В. и кассационное представление государственного обвинителя Борозенца В.П. на приговор Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 10 июня 2009 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 1 год; возложены на осужденного обязанности: отмечаться в специализированном государственном органе, осуществляющем исправление осужденного по месту жительства - один раз в месяц, запретить посещения баров, ресторанов, мест продажи и распития спиртных напитков, а также посещения общественных мест с 22 часов до 6 часов.

В срок отбытия наказания А. зачтено время содержания под стражей в период с 05 февраля по 10 июня 2009 года, а также период его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ с 15 часов 40 минут 02 ноября 2008 года до 12 часов 35 минут 03 ноября 2008 года.

Мера пресечения А. изменена с содержания под стражей на подписку о невыезде и надлежащем поведении в зале суда.

Взысканы с А. процессуальные издержки за оплату труда адвоката в сумме 597 рублей в пользу адвокатской конторы Тоншаевского района Нижегородской области.

Также взысканы с А. в пользу потерпевшей К.Н.В.: в счет возмещения материального ущерба 12235 рублей и денежная компенсация морального вреда в сумме 150000 рублей.

Исковые требования К.Н.В. о взыскании вреда в результате потери кормильца, ежемесячной оплаты за обучение сына и дочери оставлены судом без рассмотрения с разъяснением К.Н.В. права обращения в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства.

Судьба вещественных доказательств разрешена.

Заслушав доклад судьи Шекалина В.Г., объяснения: осужденного А. и адвоката Соколова А.В., просивших приговор суда оставить без изменения, выступление потерпевшей К.Н.В., поддержавшей доводы кассационных жалоб и просившей приговор отменить, мнение прокурора Езерского А.А., дополнившего кассационное представление доводами, улучшающими положение осужденного, и полагавшего приговор суда изменить, смягчив А. назначенное наказание, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным и осужден за убийство К.В.В., совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Преступление совершено 01 ноября 2008 года в п. <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании А. виновным себя в инкриминированном преступлении признал частично, отрицая в своих действиях умысел на причинение смерти К.В.В.; указывая, что он защищал свою жизнь, реально воспринимая угрозы убийством, а также действия по исполнению этих угроз, со стороны К.В.В.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) потерпевшая К.Н.В. просит приговор суда отменить с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, выражая при этом несогласие с переквалификацией преступления, совершенного А., со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ, указывая также на умышленность действий осужденного, что, по мнению К.Н.В., подтверждается количеством и локализацией нанесенных ударов ножом К.В.В.; кроме того, у А. неоднократно имелась возможность покинуть помещение кочегарки, однако он этого не сделал. Также государственный обвинитель не представил суду мотивированное изменение обвинения со ссылками на законодательство и не принял во внимание мнение потерпевшей о совершенном преступлении. Кроме того, такое изменение обвинения не являлось обязательным для суда, а вывод суда о согласии с позицией государственного обвинителя недостаточно мотивирован в приговоре. При этом суд не дал надлежащей оценки представленным доказательствам, в том числе: протоколу явки с повинной А., показаниям свидетеля К.И.П. и заключению судебно-медицинской экспертизы N <...>; также к показаниям А. в части того, что он якобы оборонялся, необходимо было подойти критически. Исходя же из множественности причиненных ранений действия А. следовало квалифицировать по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, то есть убийство, совершенное с особой жестокостью. Кроме того, суд необоснованно снизил предложенную потерпевшей сумму компенсации морального вреда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Борозенец В.П. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование представления государственный обвинитель указывает, что судом нарушены требования ч. 1 ст. 307 УПК РФ, а также ст. 299 УПК РФ, то есть судом не в полной мере раскрыта квалификация действий осужденного А. по ст. 108 ч. 1 УК РФ. Также судом не в полной мере исследованы материалы дела и в недостаточной степени отражено отношение осужденного к предъявленному обвинению. Кроме того, при описании преступных действий не указаны: форма вины и мотивы совершения преступления.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшей К.Н.В. осужденный А. и адвокат Соколов А.В. указывают о необоснованности изложенных в жалобе доводов, поэтому просят данную жалобу отклонить, а приговор суда в отношении А. оставить без изменения, считая его законным, обоснованным и справедливым.

Также в своих возражениях на дополнительную кассационную жалобу потерпевшей К.Н.В. осужденный А. и адвокат Соколов А.В. выразили свое полное несогласие с изложенными в этой жалобе доводами, в связи с чем просят оставить ее без удовлетворения, а приговор суда от 10 июня 2009 года - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела с учетом доводов кассационных жалоб потерпевшей, кассационного представления государственного обвинителя, а также доводов участников процесса в заседании суда кассационной инстанции, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина А. в убийстве К.В.В., совершенном при превышении пределов необходимой обороны, в полном объеме подтверждена совокупностью надлежащим образом исследованных и приведенных в приговоре доказательств: частичных признательных показаний осужденного по отношению к предъявленному ему обвинению, в том числе данных последним в стадии предварительного следствия, показаний потерпевшей К.Н.В. и свидетелей - П., К.И.П., С., Ш., протоколов осмотра места происшествия, трупа, явки с повинной А., выемок и осмотров вещественных доказательств, заключений судебно-биологической, комплексной судебной психолого-психиатрической и судебно-медицинских экспертиз, а также других оглашенных материалов уголовного дела.

Обстоятельства дела исследованы всесторонне, объективно и достаточно полно.

Фактические обстоятельства совершенного преступления судом установлены верно и подтверждены совокупностью приведенных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Тщательно оценив в совокупности добытые по делу доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности А. в убийстве К.В.В., совершенном при превышении пределов необходимой обороны, и правильно квалифицировал действия осужденного по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Суд мотивировал и обосновал свои выводы, что нашло отражение в приговоре.

Суд исследовал все обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы и решение по делу в отношении А.

Доводы кассационных жалоб потерпевшей К.Н.В. о ее несогласии с переквалификацией действий А. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ в связи с тем, что первоначально инкриминированное осужденному деяние подтверждалось способом совершения преступления, количеством и локализацией нанесенных ударов ножом К.В.В., а также возможностью со стороны А. покинуть место совершения преступления - помещение кочегарки, и тем самым избежать наступивших последствий, являются несостоятельными и не подлежат удовлетворению, поскольку судом установлены все фактические обстоятельства, имеющие значение по делу. При этом судом дана оценка действиям как А., совершившего преступление, так и предшествующим действиям потерпевшего К.В.В.

Так, осужденный А. и в стадии предварительного следствия, и в судебном заседании показывал, что зашел в котельную, где находились К.В.В. и К.И.П., и у него в ходе беседы с К.В.В. внезапно возникла ссора на почве личной неприязни К.В.В. к жителям деревни <...>, где проживал А. В процессе этой ссоры К.В.В. стал ругаться в адрес А., а потом неожиданно достал нож и кинулся на него. К.В.В. начал причинять вред здоровью А., одновременно высказывая угрозу убийством в адрес А. и его семьи. В тот момент, когда К.В.В. находился сверху на А., который лежал на полу котельной, то А. в ходе борьбы выхватил нож у К.В.В. и нанес ему несколько ударов этим ножом. После чего оба встали на ноги и К.В.В. вновь напал на А., который, понимая действия К.В.В. и расценивая их как опасные для своей жизни, нанес ему наотмашь несколько ударов ножом, вследствие чего К.В.В. скончался на месте происшествия. Тем самым, доводам осужденного А. в судебном заседании о том, что тот нанес удары ножом К.В.В., защищаясь от него, суд первой инстанции дал надлежащую оценку в приговоре, признав их допустимыми доказательствами.

Суд первой инстанции обоснованно положил эти показания осужденного в основу приговора, поскольку они являются последовательными и объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы N <...> от 04 декабря 2008 года, согласно которому смерть К.В.В. наступила от острой массивной кровопотери в результате множественных резаных ран передней поверхности шеи с повреждением общей сонной артерии, глубокой яремной вены. Также данным заключением установлен ряд повреждений на теле К.В.В., которые в совокупности причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Кроме того, выводы суда подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы N <...> от 06 ноября 2008 года и врачебной справкой N <...> от 02 ноября 2008 года, согласно которым были выявлены и установлены повреждения (раны и ушибы) на теле А., локализованные на лице, голове, кисти правой руки, грудной клетке.

Таким образом, суд всесторонне и полно проанализировал собранные по делу доказательства и пришел к обоснованному выводу о том, что А., руководствуясь стремлением защитить себя от неправомерных противоправных действий со стороны К.В.В., но, неверно оценив условия сложившейся ситуации, характер опасности исходившей от К.В.В., отобрав у того нож, нанес К.В.В. множественные удары ножом по различным частям туловища, конечностей, лица и шеи, превысив тем самым пределы необходимой обороны. Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда, так как оснований для его опровержения по материалам дела не имеется.

Из материалов дела и текста приговора усматривается, что суд оценил все имеющиеся доказательства в совокупности, устранил противоречия, мотивировал свои выводы в приговоре, обосновав их допустимыми доказательствами.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, влекущих за собой безусловную отмену приговора, органами предварительного расследования и судом допущено не было, в том числе и в части принятия судом решения о согласии с позицией государственного обвинителя о переквалификации деяния, совершенного А., на ч. 1 ст. 108 УК РФ, в связи с чем соответствующие доводы, изложенные в кассационных жалобах потерпевшей К.Н.В., удовлетворены быть не могут.

Оснований для отмены приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство судебная коллегия не усматривает.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления государственного обвинителя Борозенца В.П. об отмене приговора в связи с допущенными судом нарушениями требований уголовно-процессуального закона являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат, поскольку указанных в представлении нарушений судебная коллегия не находит.

Наказание А. в виде условного осуждения к лишению свободы назначено в соответствии с требованиями закона, то есть с учетом совершения им преступления небольшой тяжести, конкретных обстоятельств и общественной опасности содеянного, при отсутствии отягчающих ответственность обстоятельств и наличии смягчающих его вину обстоятельств, а именно: явки с повинной, наличия малолетних детей, противоправности поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, что нашло отражение в приговоре. С учетом изложенного суд пришел к убеждению о возможности достижения целей наказания без применения в отношении А. реального лишения свободы.

Вместе с тем заслуживают внимания доводы прокурора Езерского А.А. в заседании суда кассационной инстанции о смягчении А. назначенного наказания в связи с изменениями в уголовном законодательстве по следующим основаниям.

Так, суд при назначении наказания А. руководствовался требованиями ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 14 февраля 2008 года N 11-ФЗ и приговор суда постановлен 10 июня 2009 года. В то же время Федеральным законом от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ положения ст. 62 УК РФ были изменены.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Закона от 29 июня 2009 года при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

Тем самым, срок наказания, назначенного А. по ч. 1 ст. 108 УК РФ, не может превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы (2/3 от 2 лет).

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению в части назначенного наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, то есть в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ.

Также доводы кассационных жалоб потерпевшей К.Н.В. о том, что суд необоснованно уменьшил сумму компенсации морального вреда, заявленную потерпевшей в размере 300000 рублей, удовлетворению не подлежат, так как суд на основании ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ с учетом характера причиненных физических и нравственных страданий, требований разумности и справедливости, имущественного и семейного положения осужденного правильно разрешил гражданский иск, взыскав с А. в пользу К.Н.В. сумму компенсации морального вреда в размере 150000 рублей. Свои выводы суд мотивировал, нарушений судебная коллегия не усматривает, так же как и оснований для изменения судебного решения в части разрешения гражданского иска.

С учетом вышеизложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационное представление государственного обвинителя Борозенца В.П. с учетом изменений, внесенных прокурором Езерским А.А. в заседании суда кассационной инстанции, удовлетворить частично.

Приговор Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 10 июня 2009 года в отношении А. изменить:

- с применением ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ смягчить А. назначенное ему по ч. 1 ст. 108 УК РФ наказание до 1 (одного) года 4 (четырех) месяцев лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в 1 (один) год.

В остальной части тот же приговор суда в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшей К.Н.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь