Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2009 г. по делу N 33-2831

 

Судья: Машкина Н.Ф.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 26 октября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 10 сентября 2009 года, которым

исковые требования П. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворены.

Решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики N <...> от 12 декабря 2007 г. П. об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии признано незаконным.

В специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии в соответствии со ст. 27 п. 1 п.п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", П. включен период работы с 26 апреля 1977 г. по 31 декабря 1991 г.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) <...> Удмуртской Республики обязано досрочно назначить П. трудовую пенсию по старости в соответствии со ст. 27 п. 1 п.п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" с 20 ноября 2007 г. и выплатить назначенную досрочную трудовую пенсию по старости.

С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики в пользу П. взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 5000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., объяснения П., полагавшего жалобу необоснованной, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. обратился в суд к ГУ - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации <...> Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав. В обоснование иска указывает, что ответчик решением N <...> от 12 декабря 2007 г. отказал ему в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с отсутствием необходимого трудового стажа. В стаж не включен период работы с 26 апреля 1977 г. по 31 декабря 1991 г. в должностях инженера нормативно-исследовательской группы (НИГ) Отдела организации труда и заработной платы (далее - ООТиЗ), старшего инженера НИГ ООТиЗ, инженера по организации и нормированию труда 2 категории НИГ ООТиЗ, руководителя НИГ ООТиЗ, начальника бюро по разработке норм и организации труда ООТиЗ в связи с отсутствием документов, подтверждающих льготный характер работы. Не соглашаясь с решением ответчика, истец указывает, что в соответствии с Дополнением к Списку N 2, утвержденному постановлением Совета Министров СССР от 12.02.1964 г. N 134-49, систематически выполнял работы как инженерно-технический работник в производственных помещениях с вредными условиями труда (урановой, радиационной вредностью), а потому с учетом указанного периода работы имеет право на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с Дополнением к Списку N 2 раздела А, подраздела 3. Указывает, что работа в указанных должностях была перечислена в списках и перечнях профессий и должностей, дающих право на льготное назначение пенсии, утверждаемых работодателем, и засчитывалась работникам завода в льготный стаж заводской комиссией (пенсионным отделом), созданным на предприятии, к ведению которой в спорный период и относились вопросы назначения пенсии. Истец просит признать незаконным решение ответчика, включить в специальный льготный стаж указанные периоды работы, досрочно назначить и выплачивать пенсию по старости с 20.11.2007 г., взыскать с ответчика судебные расходы.

В ходе рассмотрения дела определением суда от 19 мая 2009 г. по заявлению истца произведена замена ненадлежащего ответчика ГУ - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации <...> Удмуртской Республики на надлежащего - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) <...> Удмуртской Республики.

Изменив исковые требования в порядке ст. 39 ГПК РФ, истец просит признать решение ответчика N <...> незаконным, обязать включить в льготный стаж период работы с 26 апреля 1977 г. по 31.12.1991 г., назначить трудовую пенсию по старости с 20 ноября 2007 г.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истца в порядке ст. 167 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истца Р.И.А. на удовлетворении иска настаивала, ссылаясь на доводы, изложенные в исковом заявлении.

Представитель ответчика Г.В.А. исковые требования не признала.

Представитель третьего лица ОАО <...> в судебное заседание не явился, суд рассмотрел дело в его отсутствие согласно ст. 167 ГПК РФ. В поданных суду письменных пояснениях исковые требования полагал обоснованными.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, вынести новое решение об отказе в иске в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. В жалобе указано, что истцом не доказан факт систематических выходов на производство с урановой и бериллиевой вредностью. Поскольку законодатель не дал определение термину "систематичности" выполнения работ, полагает необходимым применить по аналогии закона Список N 2, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. N 10, предусматривающий в разделе XXXIV подразделе 8 "Работа в условиях радиационной или бериллиевой вредности" занятость в условиях радиационной и бериллиевой вредности неполный рабочий день, то есть ежедневное независимо от продолжительности посещение производства, при этом подлежали установлению обстоятельства фактического нахождения в цехах с урановой вредностью, указанный факт истцом не доказан. При толковании термина "систематичность" сторона истца не привела ни одной нормы, подтверждающей ее позицию. Дополнение к Списку N 2 имеет гриф "секретно", не снятый до настоящего времени, в связи с чем Управление не имеет информации о том, являются ли данные Дополнения действующими либо отменены. Оценка доказательств произведена судом не в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, дав оценку доводам кассационной жалобы, находит решение суда законным и обоснованным.

Как следует из материалов дела, в период с 26 апреля 1977 г. по 1 февраля 1981 г. истец работал инженером нормативно-исследовательской группы ООТиЗ, цех N 1, с 2 февраля 1981 г. - старшим инженером НИГ ООТиЗ в том же цехе, с 1 августа 1987 г. - инженером по организации и нормированию труда 2 категории НИГ ООТиЗ в цехе N 1, с 2 июня 1989 г. - руководителем НИГ ООТиЗ цеха N 1, с 01.03.1991 г. - начальником бюро по разработке норм и организации труда ООТиЗ цеха N 1.

Ответчиком не оспаривался факт льготной работы истца по Списку N 2, утвержденному постановлением Совета Министров СССР от 12 февраля 1964 г. N 134-49, за период с 02.06.1989 г. по 31.12.1991 г. в качестве руководителя нормативно-исследовательской группы, начальника бюро по разработке норм и организации труда ООТиЗ цеха N 1(том 2, л.д. 52 - 54).

В соответствии с Дополнением к Списку N 2, раздел A, подраздел III, утвержденному постановлением Совета Министров СССР от 12 февраля 1964 г. N 134-49, в специальный стаж засчитывается работа в должностях инженерно-технических работников отделов (бюро, групп), в том числе: труда и заработной платы... Факт занятия истцом должностей, дающих право на льготное назначение пенсии, ответчиком не оспаривался.

Ответчиком оспаривался характер занятости во вредных условиях, служащий основанием для предоставления льгот, в соответствии с вышеуказанным Дополнением к Списку N 2, для инженерно-технических работников - это систематическое выполнение работ в производственных помещениях с радиационной или бериллиевой вредностью.

Удовлетворяя исковые требования истца, суд пришел к выводу, что он подпадает под перечень лиц, имеющих право на досрочное назначение пенсии по п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", поскольку систематически выполнял работы в производственных помещениях с радиационной или бериллиевой вредностью. Указанные выводы суда основаны на анализе совокупности представленных суду доказательств, оценка которым дана в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, выводы суда мотивированы.

Оценивая систематичность выполнения истцом работ в цехах с радиационной вредностью, суд принял во внимание, что законодатель в указанных Дополнениях к Списку N 2, применяя термин "систематическое выполнение работ", четко не оговорил регулярность, цикличность, закономерность, периодичность посещений производственных помещений с урановой или бериллиевой вредностью, не определил порядок учета времени, проведенного в производствах. Суд указал, что периоды пребывания истца в производственных помещениях обуславливаются трудовой функцией истца, то есть выполнением работ по специальности, квалификации или должности. Судом дано правильное толкование указанного нормативно-правового акта, с которым Судебная коллегия согласна. В настоящее время в подразделе 8 раздела XXXIV Списка N 2, утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. N 10, предусмотрены работники, занятые неполный рабочий день в подземных условиях и в условиях радиационной и бериллиевой вредности. Доводы кассационной жалобы о том, что условием включения работы истца в льготный стаж являлись ежедневные выходы на урановое производство, направлены к иному толкованию норм материального права, примененных судом при рассмотрении данного дела, ошибочны и не могут служить основанием для отмены решения суда. Возможности применения в данном случае по аналогии закона Списка N 2, утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. N 10, на что указывает ответчик в жалобе, Судебная коллегия не усматривает, поскольку в данном случае, ответчик фактически ставит вопрос не об аналогии закона, а о применении иного нормативного акта к спорным правоотношениям.

Факт систематичного выполнения истцом работ в цехах с радиационной вредностью обоснованно установлен судом и подтверждается материалами дела. Так, в соответствии со Списком профессий и должностей, по которым назначается пенсия на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденным руководителем ЧМЗ 29.04.1964 г., поименованы должности истца: инженерно-технические работники отделов (бюро, групп, секторов), в том числе нормировочного (том 1, л.д. 14 - 15). В Перечне профессий рабочих и служащих ИТР и служащих отдела заводоуправления, имеющих право на льготу, утвержденном директором завода от 13.06.1984 г., аналогичным Перечнем от 01.11.1989 г. (том 1, л.д. 16 - 20) перечислены должности истца - старший инженер по нормированию труда, инженер по нормированию труда, инженер по организации и нормированию труда нормативно-исследовательской группы ООТиЗ. Согласно Положению о нормативно-исследовательской группе ООТиЗ (том 1, л.д. 50 - 51) группа проводит исследовательские работы в области технического нормирования, разработки технически обоснованных норм времени, обслуживания, нормативов численности, обеспечивающих повышение производительности труда, осуществляет исследования трудовых процессов, сбор и анализ исходных данных для разработки нормативов по труду, осуществляет проверку правильности применения существующих норм выработки, обслуживания, нормативов численности, проверяет результаты практического применения введенных и действующих норм. В соответствии с Положением об отделе организации труда и заработной платы, среди задач указанного отдела перечислены установление научно-обоснованных норм труда и пересмотр их по мере улучшения организационно-технических условий производства. В соответствии с должностными инструкциями старшего инженера (инженера) по нормированию труда (том 1, л.д. 48 - 49), инженера по организации и нормированию труда (том 1, л.д. 59 - 64) в его должностные обязанности входили в том числе разработка и внедрение технически обоснованных норм трудовых затрат по различным видам работ, выполняемых на заводе; организовывать проведение и проверку в производственных условиях проектов межотраслевых, ведомственных и отраслевых нормативных материалов по труду; проверять действующие нормы труда, проводить работу по замене новыми, более прогрессивными; осуществлять контроль за правильностью применения в подразделениях завода нормативных материалов по труду. На основании анализа и оценки указанных доказательств суд установил, что работа в должностях старшего инженера (инженера) НИГ ООТиЗ, инженера по организации и нормированию труда НИГ ООТиЗ в целях разработки, внедрения, пересмотра технически обоснованных норм труда, включала в себя не только изучение организации производственного процесса, применяемого оборудования, форм организации и обслуживания рабочих мест по технической документации непосредственно на своем рабочем месте, но и обязательное ознакомление с технологическим процессом, исследование и анализ всех затрат рабочего времени непосредственно на рабочих местах в производстве, в том числе и радиационном, для чего инженерно-техническому работнику необходимо осуществлять выход в производственные цеха. Указанные обстоятельства подтверждаются также перечнем содержания работ по техническому нормированию труда, перечисленным в Справочнике нормировщика промышленного предприятия (том 1, л.д. 210), а также показанием свидетеля О.И.В., работавшей в спорный период инженером по нормированию труда совместно с истцом в нормативной группе <...>. Таким образом, судом правильно установлено, что выход в производственные цеха в должностях, занимаемых истцом, входил в должностные обязанности истца и носил систематический характер.

То обстоятельство, что истец систематически выполнял работы в производственных помещениях с вредными условиями труда подтверждается разработанными истцом в спорный период Нормами времени (том 1, л.д. 152 - 175) для цехов с урановым производством - NN 2, 3, 4, 6, 52 (том 2, л.д. 100), Обзорными записками о нормативно-исследовательской работе по техническому нормированию труда в спорные периоды, из которых следует проведение нормативной группой нормативно-исследовательской работы в производствах цехов с урановым производством (том 1, л.д. 218 - 256), Планами работ НИГ ООТиЗ на 1987 г. по разработке и пересмотру норм времени, в соответствии с которыми истец выполнял работы по пересмотру норм времени на технологические операции цехов NN 2, 4 (том 1, л.д. 258), Справками о выполнении плана нормативно-исследовательских работ по труду за 1988 - 1990 гг. (том 1, л.д. 187 - 208).

В соответствии с Перечнем документов Министерства, его предприятий и организаций с указанием сроков хранения (далее - ПМ), утвержденным руководством Министерства и Главархива СССР 29/26.08.86, приобщенным к материалам дела (том 1, л.д. 214 - 217), сроки хранения Положений о цехах (отделах), в том числе и с урановым производством, которые посещал истец, установлены - до замены новыми (ст. 29). Приказами N 581 от 12.08.1991 г., N 650 от 29.12.1995 г. цеха NN 2, 52 и N 6 ликвидированы. Таким образом, в отсутствии части письменных доказательств по объективным причинам суд при установлении обстоятельства систематичного посещения вредного производства правильно учел также наряду с иными доказательствами и показания свидетеля, работающего непосредственно с истцом. По существу доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств, отличную от данной судом первой инстанции, оснований для переоценки которых Судебная коллегия не находит.

Оставляя решение суда без изменения, Судебная коллегия исходит из сохранения принципа равенства прав на пенсионное обеспечение лиц, которым пенсия была назначена ранее пенсионным отделом при <...>, действовавшим на правах райсобеса, и лиц, обращающихся за назначением пенсии в настоящее время после снятия грифа секретности с документов, необходимых для назначения пенсии. Работодатель в соответствующих Списках профессий и должностей, Перечне профессий рабочих и служащих ИТР и служащих отдела заводоуправления, имеющих право на льготу, признавал работу в должностях старшего инженера (инженера) НИГ ООТиЗ, инженера по организации и нормированию труда НИГ ООТиЗ, относящихся к должностям, по которым назначается пенсия на льготных условиях, в связи с чем 01.12.2006 г. работодателем истцу выдана справка N 224 о его работе в период с 26.04.1977 г. по 31.12.1991 г. по Списку N 2 раздела А подраздела III (том 1, л.д. 13). Кроме того, ответчик не оспаривал право на зачет льготных работ истца, как руководителя нормативно-исследовательской группы, начальника бюро по разработке норм и организации труда ООТиЗ цеха N 1 за период с 02.06.1989 г. по 31.12.1991 г., вместе с тем должностные обязанности истца в качестве инженера являлись аналогичными обязанностям руководителя, включающим в себя дополнительно контрольные функции за работой соответствующих групп и бюро.

Судебной коллегией отклоняются как необоснованные доводы кассационной жалобы о невозможности применения при рассмотрении дела вышеуказанных Дополнений к Списку N 2 ввиду наличия грифа секретности. Как усматривается из материалов дела, на предприятие <...> поступила выписка из приложения N 1 к приказу Председателя Государственного производственного комитета по среднему машиностроению СССР N 052сс от 28.02.1965 г. "Дополнение к Списку N 2 цехов, производств, профессий и должностей, работа в которых дает право на пенсию на льготных условиях", а именно из раздела A "Атомная промышленность", подраздела III, утвержденному постановлением СМ СССР от 12 февраля 1964 г. N 134-49. Гриф секретности с указанного документа не снят. Возможность осуществления выписок из секретных документов, поступивших из другой организации в части, относящейся непосредственно к производственной деятельности организации, получившей документ, подтверждается выпиской из п. 248 Инструкции по обеспечению режима секретности в РФ, утвержденной постановлением Правительства РФ от 05.01.2004 г. N 3-1.

Из представленной в материалы дела архивной справки от 31.07.2008 года N 118-65\219 следует, что в связи с реформированием пенсионного обеспечения, по запросу отдела кадров предприятия в 2002 г. бюро фондов РСО в соответствии с вышеуказанной Инструкцией была сделана архивная выписка из выписки из приложения N 1 к приказу Председателя Государственного производственного комитета по среднему машиностроению СССР N 052сс от 28.02.1965 г. "Дополнение к Списку N 2...". Именно на указанном документе основаны требования истца. На основании "Перечня сведений, подлежащих засекречиванию по Минатому России", утвержденного приказом по Министерству от 27.12.2001 г. N 035, гриф архивной выписки был определен как "Для служебного пользования". Таким образом, документ, на котором основаны исковые требования истца, грифом секретности не обладал.

С учетом изложенного Судебная коллегия оснований отмены решения суда и удовлетворения кассационной жалобы не находит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 10 сентября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь