Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2009 г. по делу N 33-2930

 

Судья: Фаррухшина Г.Р.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 28 октября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда РФ (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 30 июля 2009 года, которым

иск К. к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворен частично.

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) <...> (межрайонное) Удмуртской Республики возложена обязанность включить К. в общий трудовой стаж период пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья при исполнении иных обязанностей военной службы, связанной с аварией на ЧАЭС, с 18 декабря 1998 г. по 31 декабря 2001 г.

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) <...> (межрайонное) Удмуртской Республики возложена обязанность произвести перерасчет трудовой пенсии по старости К. с 24 января 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., Судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики (далее - Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование указал, что является участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, 18.12.1998 г. ему установлена вторая группа инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы в связи с аварией на ЧАЭС. 18.11.2003 г. ему была установлена третья группа инвалидности. В 2008 г. на основании его заявления ему назначена пенсия по старости. При этом  в общий трудовой стаж ответчиком не включен период пребывания на инвалидности второй группы в связи с тем, что причина инвалидности истцу была установлена с формулировкой "увечье получено при исполнении иных обязанностей военной службы, связано с аварией на ЧАЭС", тогда как п.п. 4 п. 4 ст. 30 ФЗ от 17.12.2002 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" предусматривает возможность включения в общий трудовой стаж периода нахождения на инвалидности, полученной "вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания". Истец со ссылкой на п. "а" ст. 92 Закона от 20.11.1990 г. N 340-1 "О государственных пенсиях в РФ", п. 1 ст. 29 Закона РФ от 18.06.1992 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС" и п. V.5 Указания Министерства социальной защиты населения РФ от 10.11.1992 г. N 1-98-У указывает на возможность включения в общий трудовой стаж периода пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. В связи с этим просит обязать Управление включить в общий трудовой стаж период пребывания на инвалидности второй группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания с 18.12.1998 г. по 18.11.2003 г., произвести перерасчет трудовой пенсии по старости с 24.01.2008 г.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истца в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Представитель Управления Р. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Управление просит решение суда отменить и вынести по делу новое решение об отказе в иске. Указывает на нарушение судом норм материального права. Поскольку причина инвалидности установлена истцу с формулировкой "увечье получено при исполнении иных обязанностей военной службы", Управление обоснованно не включило период пребывания на инвалидности в общий трудовой стаж. Пункт "а" ст. 92 Закона РФ от 20.11.1990 г. N 340-1, действующий в спорный период, предусматривал включение в общий трудовой стаж период нахождения на инвалидности вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. Пункт п. V.5 Указания Минсоцзащиты РФ от 10.11.1992 г. N 1-98-У относил причины инвалидности, связанной с чернобыльской катастрофой, к профессиональным заболеваниям, однако данные указания утратили силу в связи с изданием постановления Минтруда и социального развития РФ от 17.06.1999 г. N 14, а потому не могли быть применены. Кассатор указывает, что период инвалидности, связанной с чернобыльской катастрофой, подлежал зачету в стаж только в том случае, если пенсия назначена по нормам Закона РФ от 20.11.1990 г. N 340-1, в данном же случае истцу назначена пенсия по нормам п. 3.1 ст. 3 ЗФ N 166-ФЗ и трудовая пенсия по старости по ФЗ N 173-ФЗ.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, 18.12.1998 г. истцу установлена вторая группа инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы, связано с аварией на ЧАЭС, с этой же даты установлена пенсия по инвалидности.

24.01.2008 г. Управлением истцу назначена государственная пенсия в соответствии с п. 3.1 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении" и трудовая пенсия по старости в соответствии с нормами ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Истец выражает несогласие с исключением ответчиком из его общего трудового стажа периода пребывания его на инвалидности второй группы с 18.12.1998 г. по 18.11.2003 г.

В силу пп. 4 п. 4 ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, учитываемая в календарном порядке, в которую включается в том числе период пребывания на инвалидности I и II группы, полученной вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания. Аналогичная норма предусмотрена п. "а" ст. 92 Закона от 20.11.1999 г. N 340-1 "О государственном пенсионном обеспечении в РФ".

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из вышеуказанных положений закона, а также положений п. 1 ст. 29 Закона РФ от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС" в редакции, Федерального закона от 24.11.1995 N 179-ФЗ, предусматривающей назначение пенсии по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу, в соответствии с Законом РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания. Исходя из того, что внесенные ФЗ от 18.07.2006 г. N 112-ФЗ изменения в п. 1 ст. 29 Закона N 1244-1 распространили свое действие на правоотношения, возникшие с 01.01.2002 г., суд пришел к выводу, что до указанной даты законодатель гарантировал назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на ЧАЭС, как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а потому период с 18.12.1998 г. по 31.12.2001 г. пребывания истца на инвалидности подлежит включению в общий трудовой стаж.

Однако указанные выводы суда основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

С 1998 г. истец является получателем пенсии по инвалидности, при этом причина инвалидности установлена: в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы, связано с аварией на ЧАЭС.

В соответствии со ст. 2 ФЗ от 24.11.1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" порядок и условия признания гражданина устанавливаются Правительством РФ.

Согласно постановлению Правительства РФ от 13.08.1996 г. N 965, действующему в период признания истца инвалидом (п. 21), постановлению Правительства РФ от 20.02.2006 г. N 95 (п. 14) среди причин инвалидности различались в том числе: трудовое увечье, профессиональное заболевание, военная травма, инвалидность, связанная с катастрофой на Чернобыльской АЭС, иные причины, установленные законодательством РФ.

Исходя из указанных нормативных актов причины инвалидности определяются в зависимости от обстоятельств наступления инвалидности, предусмотренных законодательством РФ, от установленных причин инвалидности зависит уровень пенсионного обеспечения инвалида, выплата компенсаций и предоставления различных льгот.

В соответствии с Разъяснением Минтруда РФ от 15.04.2003 г. N 1 "Об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности", утвержденным постановлением Минтруда РФ от 15.04.2003 г. N 17, в качестве причин инвалидности предусмотрены: "профессиональное заболевание" (инвалидность наступила вследствие острых и хронических профессиональных заболеваний - п. 5), "трудовое увечье" (инвалидность наступила вследствие повреждения здоровья, связанного с несчастным случаем на производстве, - п. 6), "военная травма" (инвалидность наступила вследствие увечья или заболевания, полученных при защите Родины или при исполнении иных обязанностей военной службы, - п. 7), "заболевание, полученное при исполнении иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей), связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС" (устанавливается указанным в п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона N 1244-1 бывшим военнослужащим и гражданам, призванным на специальные сборы и привлеченным к выполнению работ, связанных с ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы, на основании удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и заключения межведомственного экспертного совета о причинной связи заболеваний, приведших к инвалидности, с воздействием радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС - п. 12). При этом в соответствии с п. 2 ст. 15 ФЗ от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" инвалидностью вследствие военной травмы считается также и инвалидность, наступившая в том числе в связи с прохождением военной службы при исполнении иных обязанностей военной службы.

Анализ содержания вышеприведенных норм позволяет сделать вывод о том, что законодатель разграничил понятия "инвалидность, связанную с профессиональным заболеванием, трудовым увечьем" и "инвалидность, наступившую вследствие военной травмы".

Инвалидность вследствие военной травмы обязательно предполагает, что увечье либо заболевание, приведшее к инвалидности, получено при исполнении обязанностей военной службы.

Пунктом 2 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" установлено, что граждане из числа военнослужащих и приравненных к ним лиц, направленные и командированные для работы по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС и при этом исполнявшие обязанности военной службы, ставшие инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, приравнены в назначении пенсии к гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы. Указанные положения закона действовали и при назначении истцу пенсии по инвалидности в 1998 г.

В свою очередь на основании пп. 1 п. 3 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы, предоставлено право на одновременное получение двух пенсий: по инвалидности (предусмотренную пп. 1 п. 2 ст. 15 данного ФЗ) и трудовой пенсии по старости.

Часть 2 статьи 29 Закона РФ от 15.05.1991 г. N 1244-1, закрепляя условия пенсионного обеспечения инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, приравнивает их к инвалидам вследствие военной травмы и предоставляет им тем самым возможность пользоваться льготами в сфере пенсионного обеспечения, включая право на одновременное получение двух пенсий.

Следовательно, право на одновременное получение двух пенсий: по инвалидности и трудовой пенсии по старости - обусловлено и вытекает из установленной причины инвалидности "вследствие военной травмы". Такое право на получение двух пенсий, как гражданину, ставшему инвалидом вследствие военной травмы, реализовано истцом в 2008 г., Управлением ему назначена пенсия в соответствии с пп. 1 п. 3 ст. 3 ФЗ от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ и трудовая пенсия по старости согласно ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ.

В настоящем иске истец просит включить в общий трудовой стаж для назначения трудовой пенсии период нахождения на инвалидности. Однако такой период подлежит включению в общий трудовой стаж только при указании причин инвалидности "увечье, связанное с производством или профзаболевание" (пп. 4 п. 4 ст. 30 ФЗ от 17.12.2001 г N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", п. "а" ст. 92 Закона РФ от 20.11.1999 г. N 340-1 "О государственном пенсионном обеспечении в РФ"). В данном же случае причина инвалидности у истца иная, причислена к "военной травме", эта причина и определяет назначение двух пенсий, в том числе и трудовой пенсии по старости.

Применение судом пункта 1 статьи 29 Закона РФ от 15.05.1991 г. N 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 N 179-ФЗ, действующей в спорный период пребывания на инвалидности), в соответствии с которым гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 ч. 1 ст. 13 настоящего Закона, гарантируется назначение пенсии по инвалидности, в том числе установленных до вступления настоящего Закона в силу в соответствии с Законом РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" как пенсии вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, Судебной коллегией признается необоснованным по следующим основаниям.

Федеральным законом от 18.07.2006 N 112-ФЗ пункт 1 части первой данной статьи изложен в новой редакции, согласно которой назначение пенсии по инвалидности вследствие катастрофы на ЧАЭС гарантируется по желанию гражданина в соответствии с ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" или ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ". Действие этой редакции распространено на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 года.

В соответствии с редакцией п. 1 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991 г. N 1244-1 (до 01.01.2002 г.) назначение пенсии по инвалидности указанным в законе лицам, как пенсии вследствие трудового увечья или профзаболевания, гарантировалось законодателем при ее назначении по нормам Закона РСФСР от 20.11.1990 г. N 340-1 "О государственных пенсиях в РСФСР".

В данном случае истец претендует на одновременное получение двух пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости, такое право по своему характеру является льготой для указанных в п. 2 ст. 29 Закона РФ от 15.05.1991 г. N 1244-1 лиц. Это право на получение двух пенсий у истца, как у инвалида вследствие военной травмы, возникло после 01.01.2002 г., что не оспаривалось сторонами при рассмотрении спора, следовательно, назначение пенсий по инвалидности и трудовой пенсии по старости должно производиться только на основании пункта 3 статьи 3 ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ", как пенсии по инвалидности вследствие военной травмы, предусмотренной пп. 1 п. 2 (с применением п. 3 и п. 5) ст. 15 этого ФЗ и трудовой пенсии по старости, в соответствии с ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ". Указанная правовая позиция подтверждается также п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.12.2000 г. N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС", в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.04.2005 г. N 7.

Таким образом, назначение трудовой пенсии по старости, произведенное ответчиком в 2008 г. на основании ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" и ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", исключает возможность зачета в общий трудовой стаж периода пребывания на инвалидности в связи с увечьем, полученным при исполнении иных обязанностей военной службы в связи с аварией на ЧАЭС.

При таких обстоятельствах правовых оснований для включения периода пребывания на инвалидности в общий трудовой стаж не имеется, в связи с чем решение суда не может быть признано законным, подлежит отмене.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя решение суда, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе в удовлетворении исковых требований К., поскольку судом первой инстанции допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 30 июля 2009 года отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К. о возложении на Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) <...> (межрайонное) Удмуртской Республики обязанности включить в общий трудовой стаж период его пребывания на инвалидности второй группы с 18 декабря 1998 года по 18 ноября 2003 года и произвести перерасчет трудовой пенсии по старости с 24 января 2008 года отказать.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда РФ (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики удовлетворить.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь