Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2009 г. по делу N 33-2938

 

Судья: Захарчук О.К.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И., Глуховой И.Л.,

при секретаре З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 28 октября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 3 сентября 2009 года, которым

иск С. к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) <...> УР о восстановлении пенсионных прав, взыскании судебных расходов удовлетворен частично.

Признаны незаконными решения от 06.08.2008 года N <...> и от 27.08.2008 года N <...> Управления Пенсионного фонда РФ (государственного учреждения) <...> УР об отказе С. в назначении досрочной трудовой пенсии в части невключения периодов работы в стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии в соответствии со ст. 27 п. 1 п.п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) <...> УР возложена обязанность включить в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии в соответствии со ст. 27 п. 1 п.п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" С., периодов работы с 01.08.1973 г. по 30.11.1973 г., с 01.12.1973 г. по 28.03.1974 г., с 29.03.1974 г. по 04.04.1974 г., с 01.04.1981 г. по 21.04.1986 г.

На Управление Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) <...> УР возложена обязанность назначить С. досрочную трудовую пенсию в соответствии со ст. 27 п. 1 п.п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" с 03.08.2009 года.

С Управления Пенсионного фонда РФ (государственного учреждения) <...> УР взысканы в пользу С. 100 рублей оплаченной госпошлины.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения С., полагавшего жалобу необоснованной, Сдебная коллегия

 

установила:

 

С. обратился с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственному учреждению) <...> УР (далее - Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование указал, что ответчик решением от 06.08.2008 г. N 26637 отказал ему в назначении досрочной трудовой пенсии по п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в связи с отсутствием необходимого льготного стажа. При этом ответчик не включил в подсчет стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение по Списку N 2, период его работы с 01.12.1973 г. по 28.03.1974 г. в корпусе N 40 на котельно-сварочном участке цеха N 12 <...>, а также период работы с 01.04.1981 г. по 21.04.1986 г. в должности инженера-конструктора ОГМ в цехе N 1 <...>. Полагая необоснованным исключение данных периодов из льготного стажа, истец просил признать незаконным и отменить решение Управления от 06.08.2008 г., включить спорные периоды в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение.

Впоследствии на заседании комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан Управления от 27.08.2008 г. N 569 был изменен п. 1 ранее принятого решения комиссии от 06.08.2008 г. N 532 и из специального стажа истца исключены также периоды работы с 01.08.1973 г. по 30.11.1973 г. и с 29.03.1974 г. по 04.04.1974 г., в связи с этим Управлением принято решение от 27.08.2008 г. N 26637 об отказе в установлении пенсии С., которым в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", истцу зачтено 6 лет 2 месяца 26 дней.

Поэтому истец изменил исковые требования, просил включить в специальный стаж спорные периоды его работы с 01.08.1973 г. по 30.11.1973 г., с 29.03.1974 г. по 04.04.1974 г., с 01.04.1981 г. по 21.04.1986 г., отменить как незаконные решения Управления N <...> от 06.08.2008 г. и N <...> от 27.08.2008 г., обязав ответчика назначить пенсию с момента обращения за ее назначением.

В судебном заседании С. данные требования поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель Управления Г. исковые требования не признала, ссылаясь на отсутствие правовых оснований для включения спорных периодов работы истца в льготный стаж.

Представитель третьего лица ОАО <...> Р. исковые требования полагала обоснованными.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Управление просит решение суда отменить и вынести новое решение об отказе в иске. Приводит доводы о недоказанности установленных судом юридически значимых обстоятельств, нарушении норм материального и процессуального права. Полагает противоречащим действующему законодательству вывод суда о том, что в 1974 г. с введением ТКС должность слесаря-монтажника по металлоконструкциям и оборудованию приведена в соответствие и правильно поименована котельщиком, учитывая, что уже с 1969 г. в ЕТКС была введена профессия "котельщик". Приводит доводы о неверности вывода суда о тождественности работ по указанным профессиям и отсутствии доказательств выполнения истцом обязанностей котельщика в спорный период с 01.08.1973 г. по 04.04.1974 г. Полагает недоказанным факт систематического выполнения истцом работ в производственных помещениях с радиационной вредностью в цехах производства "200", что исключает возможность зачета в специальный стаж спорного периода работы истца инженером-конструктором ОГМ цеха N 1 ОАО <...> (далее - ОАО <...>). Полагает необоснованным вывод суда о том, что справка работодателя N 546 от 13.05.2008 г. является бесспорным и достаточным доказательством систематического посещения истцом вредного производства.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене.

Решениями Управления N <...> от 06.08.2008 г. и от 27.08.2008 г. С. отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" ввиду недостаточности требуемого льготного стажа. Ответчик признал наличие у истца специального стажа 6 лет 2 месяца 26 дней.

При этом ответчик исключил из подсчета специального стажа период работы истца с 01.08.1973 г. по 04.04.1974 г. слесарем-монтажником по металлоконструкциям и оборудованию и котельщиком-слесарем механосборочных работ котельно-сварочного участка в ремонтно-механическом цехе и период работы с 01.04.1981 г. по 21.04.1986 г. инженером-конструктором отдела главного механика (ОГМ) цеха N 1 <...>.

Оспаривая законность решений Управления N <...> от 06.08.2008 г. и от 27.08.2008 г., истец ссылался на то, что в спорный период с 01.08.1973 г. по 04.04.1974 г. фактически выполнял работы по профессии котельщика, а его работа инженером-конструктором ОГМ цеха N 1 <...> была связана с систематическим выполнением работ в производственных помещениях с радиационной или бериллиевой вредностью, что дает право на включение этих периодов в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Суд признал требования истца обоснованными.

Вместе с тем, по мнению Коллегии, выводы суда основаны на ненадлежащей оценке представленных доказательств и неправильном применении норм материального и процессуального права.

В соответствии с позицией 2150300а-13144 пункта "а" подраздела 3 раздела XIV Списка N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденного постановлением Кабинета Министров от 26.01.1991 г. N 10 (далее - Список N 2 от 26.01.1991 г.), право на льготное пенсионное обеспечение имеют котельщики.

Согласно записям в трудовой книжке в спорный период с 01.08.1973 г. по 30.11.1973 г. истец работал слесарем-монтажником по металлоконструкциям и оборудованию в ремонтно-механическом цехе <...>, а с 01.12.1973 г. по 04.04.1974 г. - котельщиком-слесарем механосборочных работ котельно-сварочного участка в том же цехе.

Удовлетворяя требования истца о включении данного периода в льготный стаж, суд сослался на то, что должность истца как слесаря-монтажника по металлоконструкциям и оборудованию была тождественна должности котельщика.

Вместе с тем вывод суда противоречит материалам дела и основан на неправильном применении норм действующего законодательства.

С 01.08.1973 г. истец был принят на должность слесаря-монтажника по металлоконструкциям и оборудованию, что подтверждается записью в трудовой книжке (т. 1, л.д. 5, оборот.), приказом о переводе его на указанную должность в цех N 12 (т. 2, л.д. 34), переводной запиской (т. 1, л.д. 61). Наименование должности истца в этот период полностью соответствует штатному расписанию (т. 1, л.д. 89). Указанная профессия предусмотрена и в действовавшем ТКС рабочих сквозных профессий (т. 2, л.д. 24) наряду с существовавшей с 1969 г. в ЕТКС профессией "котельщика". При этом по ЕТКС характеристика работ слесаря-монтажника на монтаже технологического оборудования и связанных с ним конструкций и котельщика отличаются друг от друга. Должность котельщика введена в штатном расписании котельно-сварочного участка цеха N 12 "ЧМЗ" только с 01.12.1973 г. (т. 1 л.д. 89), что согласуется с документами о переводе истца с указанной даты котельщиком-слесарем механосборочных работ котельно-сварочного участка (т. 1, л.д. 58, 62).

С учетом изложенного необоснованным является вывод суда о том, что должность слесаря-монтажника по металлоконструкциям и оборудованию по сути тождественна должности котельщика и что имело место лишь переименование должности в связи с приведением ее в соответствие с ЕТКС.

Неосновательна также ссылка суда на протокол заседания комиссии по установлению льготного пенсионного стажа при <...> от 27.03.1990 г. N 114-30/127 (т. 1, л.д. 161) об установлении тождественности функций котельщика котельно-сварочного участка цеха N 12 и слесаря-монтажника по металлоконструкциям и оборудованию, поскольку работодатель не наделен полномочиями по установлению тождественности должностей.

Учитывая, что требования истца о зачете в льготный стаж периода работы с 01.08.1973 г. по 04.04.1974 г. были основаны на том, что в указанный период он фактически выполнял обязанности котельщика, суду надлежало исследовать вопрос о том, какие фактически работы в указанный период истцом выполнялись и соответствовали ли они по квалификационным характеристикам работам, установленным по профессии котельщика. Однако суд эти обстоятельства как юридически значимые не определил, не возложил на истца обязанность по их доказыванию. В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства о характере работ истца в указанный спорный период, соответствии их работам по профессии котельщика и постоянной занятости истца на указанных работах. Поэтому выводы суда о наличии оснований для включения указанного спорного периода работы истца в льготный стаж являются преждевременными.

В соответствии с архивной выпиской из выписки из приложения N 2 к приказу Председателя Государственного производственного комитета по среднему машиностроению СССР от 28.02.1964 г. N 052сс, постановлением СМ СССР от 12 февраля 1964 г. N 134-49 утверждено Дополнение к Списку N 2 производств, цехов, профессий и должностей с тяжелыми условиями труда, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, согласно разделу A, подразделу III указанного Дополнения (т. 1, л.д. 223) в специальный стаж засчитывается работа в должностях инженерно-технических работников отделов (бюро, секторов, групп), в том числе главного механика, систематически выполняющих работы в производственных помещениях с радиационной или бериллиевой вредностью.

Поэтому, разрешая вопрос о наличии оснований для включения в специальный стаж периода работы истца с 01.04.1981 г. по 21.04.1986 г. инженером-конструктором ОГМ цеха N 1 <...>, суду надлежало исследовать доказательства, подтверждающие фактическое систематическое выполнение истцом работ в производственных помещениях с радиационной и бериллиевой вредностью.

Удовлетворяя требования истца о включении указанного спорного периода работы истца в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", суд сослался на утвержденный работодателем Перечень профессий и должностей ИТР и служащих отделов заводоуправления на льготы за работу во вредных условиях по <...> (т. 1, л.д. 53 - 56), в котором предусмотрены инженеры-конструкторы по запасным деталям, как достаточное доказательство в подтверждение специального стажа, не требующее дополнительного подтверждения. Также на основе анализа должностной инструкции инженера-конструктора ОГМ и локальных актов предприятия: Положения об отделе главного механика, Стандартов предприятия по авторскому надзору и внедрению конструкторских изделий в производство суд признал доказанным систематическое выполнение истцом работ в помещениях с радиационной и бериллиевой вредностью.

Вместе с тем эти выводы суда не могут быть признаны правильными.

Утвержденный на ОАО <...> вышеуказанный Перечень профессий и должностей, дающих право на льготы за работу во вредных условиях труда, сам по себе в отсутствии доказательств о систематической занятости истца в помещениях с радиационной вредностью не может служить единственным и безусловным основанием включения спорного периода в льготный стаж, учитывая, что данный документ не подтверждает фактическую занятость истца на работах в указанных условиях. Аналогично стандарты предприятия по авторскому надзору и порядку внедрения конструкторских изделий в производства, на которые сослался суд, не позволяют установить фактическую занятость истца в конкретных цехах предприятия, связанных с радиационной вредностью. Эти локальные акты общего характера возможно исследовать и оценивать в совокупности с письменными и иными доказательствами, касающимися конкретных трудовых функций истца в спорный период, что судом не было сделано.

Материалами дела подтверждено, что в спорный период истец работал в бюро планово-предупредительного ремонта (ППР) ОГМ на должности инженера-конструктора по запасным деталям. Соответственно в силу должностных обязанностей его деятельность предполагала выполнение работ, связанных с предупредительным ремонтом во всех цехах и подразделениях завода, учитывая, что должностная инструкция инженера-конструктора ОГМ не содержит сведений о работе истца в конкретных производственных помещениях. Само по себе наличие должностных обязанностей посещения производственных помещений не свидетельствует о фактическом посещении истцом производств с радиационной вредностью. При таких обстоятельствах подлежал установлению не только факт возложения на истца таких обязанностей, но и факт систематичности выполнения истцом работ в производственных помещениях с радиационной вредностью. Однако такие доказательства в материалах дела отсутствуют.

Из объяснений истца, показаний свидетеля Л. и иных доказательств следует, что в рамках должностных обязанностей истцом выполнялись работы по разработке эскизов и составлению чертежей деталей и узлов оборудования и последующем их внедрении в рамках работ по планово-предупредительному ремонту оборудования. При этом, как пояснил свидетель Л., возглавлявший в спорный период конструкторскую группу по запасным частям, чертежи разрабатываемых деталей и узлов оборудования были постоянного срока хранения. Однако в ходе рассмотрения дела не представлено ни одного подобного документа на разработанные истцом детали и узлы оборудования для производственных помещений с радиационной и бериллиевой вредностью и данные об их внедрении в указанное производство. В нарушение требований ст. 12 ГПК РФ суд не разъяснил истцу необходимость предоставления подобных доказательств, подтверждающих выполнение истцом конкретных работ в цехах производств "200", не оказал надлежащего содействия в их получении. Данные о невозможности их получения в деле отсутствуют. Поэтому Коллегия полагает, что возможность получения и исследования дополнительных доказательств не утрачена.

Совокупность изложенного свидетельствует о недоказанности юридически значимых обстоятельств, которые суд признал установленными. Выводы суда об их доказанности являются преждевременными.

Поэтому решение суда не может быть признано законным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, учитывая, что допущенные судом нарушения не могут быть устранены кассационной инстанцией. Кассационная жалоба ответчика подлежит удовлетворению. При повторном рассмотрении суду, учитывая предмет и основания иска, надлежит четко и правильно определить круг юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию сторонами, с учетом положений ст. 12 ГПК РФ обеспечить реализацию процессуальных прав и обязанностей сторон в целях полного истребования всех возможных доказательств, постановив на основе их оценки законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Глазовского городского суда УР от 3 сентября 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного РФ (государственного учреждения) <...> УР удовлетворить.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь