Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ

С КОМПЕНСАЦИЕЙ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, РАССМОТРЕННЫМ СУДАМИ

РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2007 - 2008 ГОДАХ

 

Основным способом судебной защиты нематериальных благ является компенсация морального вреда. В ГК РФ под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания, вызванные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом (ст. 151).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "О компенсации морального вреда" (в ред. Постановлений от 25 октября 1996 года, от 15 января 1998 года, от 6 февраля 2007 года) под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности). В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

Впервые понятия "моральные вред" и связанная с ним денежная компенсация введены Законом СССР от 12.06.1990 "О печати и других средствах массовой информации", в дальнейшем они предусматривались ст. 7 ГК РСФСР (в редакции закона от 21.03.1991), ст. 7, 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31.05.1991, и иными законами.

В настоящее время вопросы компенсации морального вреда регулируются помимо Гражданского кодекса РФ (ст. 151, введенной в действие с 1 января 1995 года, параграфом 4 главы 59, введенным в действие с 1 марта 1996 года), рядом других законов, введенных в действие в разное время. Это: Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" N 2300-1 от 07.02.1992 (ныне в редакции от 23.07.2008), Федеральный закон "О статусе военнослужащих" N 76-ФЗ от 27.05.1998 (в редакции от 14.03.2009), Трудовой кодекс Российской Федерации, введенный в действие с 01.02.2002, Семейный кодекс Российской Федерации (ст. 30), введенный в действие с 01.03.1996, ныне действующий в редакции от 30.06.2008, Федеральный закон "О персональных данных" N 152-ФЗ от 27.07.2006 и другие. Таких законов более двадцати пяти.

Для обобщения практики по делам данной категории районными (городскими) судами Рязанской области было направлено 194 гражданских дела, рассмотренных в 2007 - 2008 гг. Количество направленных дел было заведомо ограничено, поскольку дела данной категории в некоторых судах составляют значительный показатель. При этом в определенных судах области указанные дела составляют незначительное количество, так, Старожиловским, Сапожковским судами в обозначенный период было рассмотрено по два дела с требованиями компенсации морального вреда, Милославским, Кадомским районными судами - по три дела, в Ухоловский районный суд за этот период с исками о компенсации морального вреда граждане не обращались. Среди дел, представленных для обзора, 69 дел связаны с требованиями компенсации морального вреда, причиненного здоровью граждан источниками повышенной опасности, 19 дел - о компенсации морального вреда, причиненного здоровью не источником повышенной опасности, 17 дел - о восстановлении на работе, 7 дел - иных трудовых, 14 дел - с требованиями компенсации морального вреда в порядке защиты чести и достоинства, 9 дел - о компенсации морального вреда в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, 20 дел - о защите прав потребителей, 21 дело - о компенсации морального вреда в связи с совершенным против жизни и здоровья истца преступлением, 8 дел - о компенсации морального вреда а связи с нарушением имущественных прав истца, 10 дел - иного характера. Требования компенсации морального вреда заявлялись истцами как самостоятельные, так и в совокупности с иными требованиями, обусловленными спорными правоотношениями.

По 29 делам в удовлетворении требований компенсации морального вреда судами было отказано, что составляет 15% от числа анализируемых дел. Таким образом, количество дел, по которым заявленные требования о компенсации морального вреда удовлетворялись, является значительно преобладающим.

При подготовке к рассмотрению дел данной категории суды выносят соответствующие определения, в которых устанавливают юридически значимые обстоятельства и распределяют бремя доказывания, и такие определения имеются во всех представленных делах.

Изучение дел показало, что суды в основном правильно при их рассмотрении определяют характер взаимоотношений сторон и применяют правовые нормы, их регулирующие.

Законодатель не установил конкретных сумм для взыскания судами в качестве компенсации морального вреда при установлении факта его причинения. Законом предусмотрены лишь критерии, используя которые, судьи исходя из собственного правосознания, жизненного опыта и определяют размер компенсации морального вреда в каждом конкретном деле. Так, в силу ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Ч. 2 ст. 1083 ГК РФ добавляет, что суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен умышленными действиями ответчика. Согласно ст. 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Этими критериями и основывают свою позицию суды при определении размера компенсации морального вреда.

Возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав граждан имеет место только в случаях, определенных законом. Поэтому правильно поступают суды области, отказывая в удовлетворении таких требований о компенсации морального вреда, которые истцы связывают с нарушением их имущественных прав.

К-н обратился с иском в N-ий районный суд Рязанской области к отделу Пенсионного фонда РФ по N-му району Рязанской области о возмещении убытков и компенсации морального вреда, указав, что с него незаконно была взыскана недоимка по страховым взносам, пени и штрафы за 2005 год, тогда как в этот период он фактически прекратил предпринимательскую деятельность, но по состоянию здоровья не мог своевременно отказаться от статуса индивидуального предпринимателя. Суд, удовлетворив требования истца в части возмещения убытков, обоснованно отказал в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, указав, что по явившемуся предметом спора в судебном заседании правоотношению возможность взыскания морального вреда действующим законодательством, в частности ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании" от 15.12.2001 N 167, не предусмотрена.

N-ий районный суд Рязанской области, разрешая дело по иску Ш-ой к ОАО "Р" и Ш-ну о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в отношении компенсации морального вреда, заявленного истицей в том числе и в связи с лишением ею транспортного средства из-за невозможности его восстановления и невозможностью сбора урожая, обоснованно указал, что данные обстоятельства к моральному вреду, то есть физическим и нравственным страданиям, не относятся.

N-ий районный суд правомерно отказал Б-ой в удовлетворении иска к ГУ Рязанской области "Р" о компенсации морального вреда, удовлетворив ее требования к тому же ответчику о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации. Суд сослался на то обстоятельство, что истицей не представлены доказательства, подтверждающие причинение ей морального вреда, и что имеет место нарушение имущественных прав истицы, при которых компенсация морального вреда законом не предусмотрена.

С-ий районный суд, рассмотрев дело по иску С-ва к Ч-ву о взыскании задолженности по договору займа, процентов, компенсации морального вреда и удовлетворив требования, связанные с задолженностью по договору займа, обоснованно отказал в части требований компенсации морального вреда, поскольку в данном случае нарушение имущественных прав истца не влечет права требования компенсации морального вреда.

Правильно поступил N-ий суд, отказав в иске К-ой к Д-ой о компенсации морального вреда, который истица обосновала залитием ее квартиры по вине ответчицы.

N-ий районный суд, удовлетворив требования К. к администрации МО - N-ий муниципальный район о назначении ему пенсии за выслугу лет, удовлетворил и требования о компенсации морального вреда в сумме 5 000 руб. Отменяя решение суда в этой части и постановляя новое об отказе в удовлетворении требований компенсации морального вреда, судебная коллегия по гражданским делам указала, что суд первой инстанции не учел, что неправомерными действиями ответчика были нарушены имущественные права истца и в таком случае законом компенсация морального вреда не предусмотрена.

Самыми распространенными делами о компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан являются дела по искам о защите прав потребителей. В соответствии со ст. 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" N 2300-1 от 07.02.1992 моральный вред, причиненный потребителю нарушением его прав, возмещается причинителем вреда только при наличии вины. При этом в соответствии с п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 (в редакции от 11.05.2007) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуг) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

С-ва обратилась в К-ий районный суд Рязанской области с иском к ООО "О" в порядке защиты прав потребителя о взыскании стоимости товара, неустойки и компенсации морального вреда, мотивируя тем, что приобретенная у ответчика бытовая газовая плита оказалась ненадлежащего качества. Удовлетворяя исковые требования в части взыскания стоимости газовой плиты в сумме 4 500 руб., неустойки в сумме 11 295 руб., суд удовлетворил требования компенсаций морального вреда в размере 5 000 рублей.

Дела такой категории обусловлены различными правоотношениями сторон, вытекающими из сделок купли-продажи, аренды, социального найма, подряда, комиссии, хранения и др., перечень которых содержится в вышеназванном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 7.

О-ов обратился в N-ий районный суд Рязанской области к "ЖКХ N-го района" о компенсации морального вреда, мотивируя тем, что ответчик как управляющая организация свои обязанности выполняет недобросовестно, отключил электроэнергию в квартире истца. Установив причинение истцу виновными действиями ответчика нравственных страданий, суд взыскал в счет компенсации морального вреда 5 000 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда, оставившим решение суда без изменения, отмечено, что данный размер компенсации морального вреда с учетом конкретных обстоятельств дела является обоснованным.

Значительную долю дел в порядке защиты прав потребителей в рассматриваемый период составили гражданские дела, связанные с участием граждан в долевом строительстве жилья. Их требования о взыскании неустойки и компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим выполнением строительными организациями обязательств по договорам инвестирования строительства жилья, сроков сдачи домов в эксплуатацию судами удовлетворялись. При этом размер компенсации морального вреда, взысканный судами, составил от 5 000 рублей до 15 000 рублей.

Так, N-ий районный суд, признав факт несвоевременной сдачи дома ответчиком ООО "М", взыскал в пользу истицы Я. помимо неустойки компенсацию морального вреда 5 000 рублей, N-ий районный суд взыскал в пользу истца Б-на с ООО "К" в счет компенсации морального вреда 15 000 рублей.

Размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей, взысканный судами области в пользу граждан, составил от 1000 рублей до 15 000 рублей.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом - ст. 1100 ГК РФ: когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Следует отметить, что среди исследуемых дел основную часть как раз и составляют дела с требованиями компенсации морального вреда по указанным основаниям. Поэтому на таких делах остановимся подробнее.

Значительная часть дел, связанных с требованиями компенсации морального вреда, определяется правоотношениями сторон, вызванных дорожно-транспортными происшествиями и причинением в связи с этим вреда здоровью, жизни граждан источником повышенной опасности.

М. в интересах несовершеннолетней М., К. обратились в N-ий районный суд к С. о компенсации морального вреда. В обоснование требований указали, что 03.09.2006 ответчик, управляя принадлежащим ему автомобилем, в нарушение правил дорожного движения выехал на полосу встречного движения, где столкнулся с автомобилем под управлением М. В результате ДТП М. получила телесные повреждения, от которых скончалась. Истцы являются соответственно ее мужем, дочерью и матерью. Учитывая характер причиненных истцам нравственных страданий, материальное положение подсудимого, требования разумности и справедливости, суд взыскал в пользу матери погибшей - 100 000 руб., в пользу дочери - 150 000 руб.

В. обратилась в N-ий районный суд Рязанской области к Ф. о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, указав, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине ответчика, ее малолетнему сыну был причинен тяжкий вред здоровью в виде тупой травмы живота, разрыва селезенки, закрытого перелома правового предплечья. Суд, принимая во внимание фактические обстоятельства дела, то, что ребенок перенес три операции, стал раздражительным, руководствуясь принципом разумности и справедливости, удовлетворил требования компенсации морального вреда в размере 170 000 руб. Оставляя данное решение суда без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда указала, что оспариваемый ответчиком размер морального вреда не является завышенным, взыскан судом с учетом физических и нравственных страданий ребенка, требований разумности и справедливости.

При рассмотрении дел названной категории с участием в качестве ответчика (соответчика) страховых организаций, заключивших с виновником дорожно-транспортного происшествия договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, необходимо учитывать, что согласно ст. 6 Федерального закона N 40-ФЗ от 25.04.2002 "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" наступление гражданской ответственности в связи с причинением морального вреда не относится к страховому риску по обязательному страхованию. А потому в таких случаях компенсация морального вреда подлежит возмещению непосредственно с причинителя вреда.

Рассмотрев гражданское дело по иску Я. к Е., ОСАО "Р" о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного смертью сына в результате наезда на него автомобиля под управлением ответчика, К-ий районный суд в решении взыскал расходы на погребение со страховой организации, а компенсацию морального вреда - с Е., обоснованно указав, что он является непосредственным причинителем вреда.

На основании ст. 1083 п. 2 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Указанное правило применимо и в отношении компенсации морального вреда. Анализ гражданских дел показал, что суды области данное положение применяют обоснованно, в каждом конкретном случае давая справедливую оценку действиям пострадавшего с точки зрения грубой неосторожности, критерии которой законом не установлены.

Х. обратилась в N-ий районный суд к Е. о компенсации морального вреда, указав, что ее отец погиб 15.03.2005 в результате наезда на него автомобиля под управлением ответчика. Удовлетворяя иск в размере 50 000 руб., суд обоснованно применил ст. 1083 ГК РФ и учел грубую неосторожность потерпевшего, приведшую к дорожно-транспортному происшествию, выразившуюся в том, что он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, переходил проезжую часть дороги в неустановленном месте. С данным размером компенсации морального вреда согласилась судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда в определении от 27.06.2007.

Н. в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына обратилась в N-ий районный суд Рязанской области с иском к ОАО "Р" о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного гибелью супруга в результате наезда на него пассажирского поезда. Требования компенсации морального вреда суд удовлетворил в размере по 50 000 рублей в пользу каждого из истцов, указав при этом в решении, что при определении размера компенсации морального вреда принимает во внимание также грубую неосторожность потерпевшего Н., который, находясь в тяжелой степени алкогольного опьянения, в нарушение правил безопасного нахождения на объектах железных дорог осуществлял передвижение по железнодорожному полотну, что и привело к его гибели.

С учетом факта грубой неосторожности потерпевшего, приведшего к дорожно-транспортному происшествию и причинению вреда его здоровью или жизни, рассмотрены дела по требованиям о компенсации морального вреда и другими судами: N-ий районный суд по делу по иску С-ой в ее интересах и интересах несовершеннолетнего сына к М-ву взыскал в счет компенсации морального вреда по 25 000 руб. каждому истцу с учетом положений ст. 1083 ГК РФ, К-ий суд, удовлетворяя требования Т-ой к И-ву в части компенсации морального вреда на сумму 3 000 рублей, указал, что грубая неосторожность самой истицы и явилась причиной произошедшего дорожно-транспортного происшествия и причинения ей вреда здоровью средней тяжести.

При рассмотрении дел данной категории у судов возникли вопросы о применении понятия "грубой неосторожности" к действиям пострадавших от источника повышенной опасности несовершеннолетних. В связи с этим необходимо дать следующие разъяснения.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" суд не вправе входить в обсуждение вопроса о вине потерпевшего, не достигшего 15-летнего возраста (ст. 450 ГК РСФСР), за исключением тех случаев, когда причинение потерпевшему вреда связано с совершением им преступления, указанного в ч. 2 ст. 10 УК РСФСР. Данное Постановление утратило силу 26.04.2007 (Постановление Пленума ВС РФ N 15 от этой даты). Ст. 450 ГК РСФСР предусматривала, что ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим возраста 15 лет, несут его родители. В настоящее время ст. 1073 ГК РФ предусматривает полную ответственность родителей за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет. В связи с этим полагается возможным не учитывать вину потерпевшего в возрасте до 14 лет для целей компенсации морального вреда, вина иных несовершеннолетних может быть учтена по правилам ст. 1083 ГК РФ.

N-ий районный суд при рассмотрении дела по иску У. в интересах несовершеннолетнего У. к С. о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья при дорожно-транспортном происшествии, принял во внимание грубую неосторожность шестнадцатилетнего У., выразившуюся в нарушении правил дорожного движения при пересечении проезжей части улицы. Данный факт при отсутствии вины ответчицы в дорожно-транспортном происшествии послужил основанием для уменьшения размера компенсации морального вреда до 20 000 рублей.

Рассматривая дела по искам о компенсации морального вреда, причиненного в результате повреждения здоровья при дорожно-транспортных происшествиях, произошедших по вине ответчика, суды области за указанный период времени взыскивали в счет компенсации данного морального вреда суммы от 30 000 до 100 000 рублей, при причинении вреда жизни (гибель граждан в ДТП) - до 200 000 рублей. Так, С-ий районный суд по делу по иску Г-ва к М-ву о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в результате которого он стал инвалидом 3 группы, удовлетворил требования в размере 60 000 руб. N-ий районный суд, рассмотрев дело по иску Х-ой к ОАО "Р" о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью при ДТП, взыскал с ответчика 100 000 руб., указав, что причиненная травма ноги обезображивает данную часть тела истицы, что значительно ухудшило качество жизни молодой женщины.

При отсутствии вины ответчиков, в случаях, когда причиной дорожно-транспортного происшествия явилась грубая неосторожность самих потерпевших размер компенсации морального вреда взыскивался судами от 3 000 рублей до 50 000 (в зависимости от наступивших последствий).

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что при причинении вреда жизни или здоровью гражданина не источником повышенной опасности - компенсация морального вреда осуществляется по общим правилам, то есть при наличии вины причинителя вреда.

Ш. обратилась в N-й районный суд к ООО "Р" с иском о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, мотивируя тем, что выходя из магазина, принадлежащего ответчику, оступившись на крыльце, упала и получила травму, по поводу которой перенесла операцию, в настоящее время передвигается с тростью, хромает. Удовлетворяя требования, в том числе и в части компенсации морального вреда в сумме 15 000 руб., суд указал, что вина ответчика в причинении вреда истице заключается в ненадлежащем содержании принадлежащего ему имущества, в данном случае в ненадлежащем состоянии крыльца. Определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда решение суда оставлено без изменения.

N-ий районный суд, отказывая в иске П. к МУЗ "М" о компенсации морального вреда, причиненного, по утверждению истицы, ненадлежащим лечением, повлекшим смерть малолетней дочери, указал, что прямая причинно-следственная связь между наступившей смертью девочки в результате онкологического заболевания и действиями врача-педиатра отсутствует, вины врача в наступивших последствиях нет.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения решение N-го районного суда по делу по иску Т. в интересах несовершеннолетней дочери Т. к МУЗ "Г", которым в удовлетворении требований компенсации морального вреда отказано, указал, что суд правильно исходил из того, что истцами не было представлено доказательств причинения вреда здоровью ребенка в результате использования лекарственного препарата, а также вины в причинении вреда лица, состоящего с ответчиком в трудовых отношениях. Согласно материалам дела врач указанной поликлиники назначил больному ребенку препарат "Г", но от его применения девочка стала задыхаться и была помещена на стационарное лечение. Судебные инстанции исходили из того, что инструкция в аэрозоли "Г" не предусматривает возрастных ограничений по ее применению, кроме того, препарат уже применялся ранее для лечения Т. и переносился ею нормально, о каком-либо отрицательном воздействии педиатра не информировали. При таких обстоятельствах вина врача не установлена и оснований для компенсации морального вреда не имелось.

В-н обратился в С-ий районный суд к ОАО "Г" с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного в результате получения им травмы при падении в зимний период на скользком тротуаре, примыкающем к зданию, принадлежащему ответчику. Удовлетворяя исковые требования в размере 3 000 руб., суд обоснованно указал, что причиной падения истца явилось ненадлежащее содержание ответчиком прилегающей территории, тогда как в соответствии с Правилами обеспечения благоустройства, чистоты и порядка в городе Рязани, утвержденными Решением Рязанского городского Совета от 22.01.2004 N 781, тротуар должен быть очищен от снега и льда до асфальта.

N-ий суд, удовлетворив требования компенсации морального вреда К-ой в интересах несовершеннолетней дочери к М-ым в размере 200 000 рублей в связи с причинением ребенку тяжкого вреда здоровью в результате нападения на нее собаки ответчиков, указал, что вина ответчиков в причинении вреда здоровью пострадавшей выражается в том, что они в нарушение Правил содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах области не обеспечили при содержании своей собаки безопасность окружающих. Сумма компенсации морального вреда судебной коллегией была признана соответствующей тяжести вреда здоровью, наступившим для ребенка вредным последствиям, конкретным обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости.

При рассмотрении дел по искам граждан о компенсации морального вреда в результате незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к уголовной ответственности суды правильно определяют в качестве надлежащего ответчика Министерство финансов РФ, поскольку согласно ст. 1070, ст. 1071 ГК РФ указанный вред возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации, от имени которых выступают соответствующие финансовые органы. При этом на основании п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.07.1996 N 6 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" предъявление гражданином иска непосредственно к государственному органу, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый орган.

N обратился в N-ий районный суд к Управлению Федерального казначейства по Рязанской области о компенсации морального вреда за незаконное задержание, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконное привлечение к уголовной ответственности, мотивируя тем, что следственными органами ему было предъявлено обвинение по ч. 2 п. "А" ст. 161 УК РФ, в течение 1 года 5 месяцев он находился под стражей в качестве меры пресечения. Приговором суда он был оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления. Удовлетворяя исковые требования в размере 50 000 руб. и взыскав их с данного ответчика, районный суд указал, что возмещение вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуществляется государством за счет казны Российской Федерации, а полномочиями выступать от имени казны Российской Федерации и представлять ее интересы в суде наделен соответствующий финансовый орган - Министерство финансов РФ.

Данное положение касается случаев привлечения к уголовной ответственности граждан и применения в связи с этим уголовно-процессуальных действий в отношении этих лиц со стороны государства. По искам, связанным с требованиями компенсации морального вреда в связи с незаконным уголовным преследованием по делам частного обвинения (ст. 115 ч. 1, 116 ч. 1, 129 ч. 1, 130 УК РФ), в случаях вынесения мировыми судьями оправдательных приговоров надлежащими ответчиками являются граждане - частные обвинители по уголовному делу, поскольку в соответствии со ст. 318 УПК РФ подачей заявления частного обвинителя возбуждается производство по уголовному делу без какого-либо дополнительного судебного постановления.

К. обратилась в N-ий районный суд Рязанской области к Б. с иском о компенсации морального вреда, причиненного незаконным предъявлением частного обвинения. Истец была оправдана приговором мирового судьи по предъявленному ответчицей частному обвинению: по ст. 129 ч. 1 УК РФ - за отсутствием события преступления, по ст. 130 ч. 1 УК РФ - за отсутствием в действиях состава преступления, по ст. 116 ч. 1 УК РФ - за непричастностью к совершению преступления. Суд удовлетворил требования компенсации морального вреда, взыскав с ответчицы 5000 руб., при этом учел, что она является инвалидом 2-й группы, имеет небольшой доход.

Такой же размер морального вреда взыскал К-ий районный суд по иску Д. к П. в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности по ст. 116 ч. 1 УК РФ (уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления), С-ий районный суд по делу по иску Б-на к К-ву о компенсации морального вреда в связи с привлечением к уголовной ответственности по ст. 115 ч. 1 УК РФ (истец был оправдан приговором мирового судьи в связи с отсутствием события преступления), данное решение оставлено без изменения судебной коллегией, и другие суды.

Однако с таким подходом к размеру компенсации морального вреда не всегда согласна судебная коллегия.

А. обратился в N-ий суд к Л. о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, мотивируя тем, что ответчиком было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 129 ч. 1 УК РФ, но приговором мирового судьи он был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. Решением N-го районного суда иск был удовлетворен на сумму 10 000 руб. Судебная коллегия по гражданским делам, изменив решение N-го районного суда в части определения размера компенсации морального вреда и увеличив его до 20 000 рублей, указала, что характер и объем нравственных страданий истца, уголовное преследование которого длилось более 6 месяцев, дают основания для увеличения взысканной районным судом суммы компенсации морального вреда.

До марта 1997 года ни в КЗоТ РСФСР, ни в других законах в сфере трудового права не было прямой нормы, допускающей возможность взыскания морального вреда при рассмотрении дел, связанных с трудовыми правоотношениями. В этой связи Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснил, что к трудовым правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года (введение в действие части первой ГК РФ) применимо положение о компенсации причиненных работнику нравственных и физических страданий в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания и т.п. В марте 1997 года ст. 213 КЗоТ была дополнена частью пятой, предусматривающей право суда по требованию работника вынести решение о возмещении работнику морального вреда, причиненного увольнением без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконным переводом на другую работу.

Ныне действующий Трудовой кодекс РФ (с 1 февраля 2002 года) расширил возможности применения института возмещения морального вреда (ст. 3, 21, 22, 237, 394). В соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Трудового кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и о иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Одним из обязательных условий наступления ответственности за моральный вред в данных случаях является вина причинившего его. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, при причинении нравственных или физических страданий, вызванных повреждением здоровья работника, связанным с исполнением трудовых обязанностей, от действия источника повышенной опасности, когда работодатель обязан компенсировать потерпевшему моральный вред независимо от своей вины.

Согласно п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (в редакции от 06.02.2007) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" компенсация морального вреда возмещается в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Суды при рассмотрении дел руководствуются положениями данного Постановления Пленума ВС РФ и в основном правильно разрешают возникшие между сторонами спорные трудовые правоотношения, однако встречаются и ошибки.

Б. обратился в N-ий суд Рязанской области с иском к администрации муниципального образования о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Отказав в удовлетворении требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд взыскал в счет компенсации морального вреда 3 000 рублей. Данная позиция суда в части удовлетворения требований неимущественного характера представляется необоснованной. Установив отсутствие предварительного предупреждения истца об увольнении при расторжении срочного трудового договора за истечением срока его действия (ст. 79 ТК РФ), суд указал, что данный факт не является бесспорным и достаточным основанием для его восстановления на работе, но за несоблюдение ст. 79 ТК РФ взыскал с ответчика в счет компенсации морального вреда 3 000 рублей. При этом суд взял во внимание пояснения истца о том, что рассматриваемое дело получило широкую огласку, он длительное время пробыл на излечении в больнице. На основании ст. 394 ТК РФ компенсация морального вреда предусмотрена в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения. Анализ данной нормы позволяет сделать вывод, что компенсация морального вреда по данным основаниям при рассмотрении конкретного гражданского дела возможна лишь в случае признания увольнения незаконным и восстановления гражданина на работе, а при отказе в удовлетворении иска о восстановлении на работе - необходимо отказывать и в удовлетворении иска в части компенсации морального вреда (кроме случаев отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе в связи с ликвидацией предприятия, изменения формулировки увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора в силу ст. 394 ТК РФ).

При анализе дел, связанных с компенсацией морального вреда по трудовым правоотношениям, необходимо также отметить следующее обстоятельство. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 ГК исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом. В случае, когда требование компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса РФ сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 10 от 20.12.1994). Поэтому правильно поступают суды, отказывая в удовлетворении требований о компенсации морального вреда при отказе в иске о восстановлении на работе и другим требованиям в связи с пропуском срока обращения в суд.

Анализ гражданских дел, связанных с удовлетворением требований о восстановлении на работе незаконно уволенных граждан, показал, что судами области требования компенсации морального вреда при этом удовлетворяются в размере от 2000 до 5 000 рублей, максимально взысканный размер составил 20 000 рублей (дело приведено ниже). Требования компенсации морального вреда, причиненного нарушением иных трудовых прав граждан, удовлетворялись судами в размере от 500 до 5 000 рублей.

К-ий районный суд Рязанской области, удовлетворив требования Т-ва к ООО "И" о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания, о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскал с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда 5 000 рублей. При этом суд обоснованно принял во внимание, что трудовые права истца были нарушены по вине ответчика, в результате чего истец потерял работу и заработок, испытывал в связи с этим нравственные переживания, а также степень вины ответчика и требования разумности и справедливости.

Р-ий районный суд Рязанской области, восстановив Л. в должности на работе в ООО "Р", взыскал в счет компенсации морального вреда 20 000 руб., указав, что истец длительно - более 7 месяцев - находился без работы и средств к существованию, чем ему причинены нравственные страдания.

Иные дела, связанные с требованиями компенсации морального вреда в связи с нарушениями трудовых прав граждан, явившиеся предметом обзора, рассмотрены судами в полном соответствии с действующим законодательством.

Так, N-ий суд Рязанской области, отказывая в иске Б. к администрации муниципального образования о компенсации морального вреда за систематическое, циничное унижение профессионального достоинства, оказания понуждения с оставлению занимаемой должности, указал, что Б. была уволена по собственному желанию в связи с выходом на пенсию, законность увольнения ею не оспаривается, истицей не представлены в суд доказательства, подтверждающие факты неправомерных действий или бездействия работодателя, нарушающие ее трудовые права.

Л. обратился в N-ий районный суд к работодателю - лечебному учреждению о признании незаконным приказа о направлении его на внеочередное обучение без его согласия и компенсации морального вреда. Удовлетворяя требования истца о компенсации морального вреда в сумме 2000 руб., суд принял во внимание индивидуальные особенности истца, являющегося отличником здравоохранения, кандидатом медицинских наук, длительность его работы в лечебном учреждении, с одной стороны, и отсутствие существенных вредных последствий в результате издания оспариваемого приказа, с другой стороны.

С-ий районный суд, удовлетворив требования В. к ООО "Т" о взыскании заработной платы за 10 месяцев, задолженности по арендной плате за использование личного транспорта, пени, удовлетворил и требования компенсации морального вреда в размере 3 000 рублей, указав на правовые основания - ст. 237 ТК РФ и ст. 1101 ГК РФ.

Предметом судебного рассмотрения являются также требования компенсации морального вреда, причиненного работнику повреждением здоровья в результате производственной травмы (несчастного случая на производстве). N-ий суд, удовлетворяя требования П. к МУП "К" о компенсации морального вреда в размере 150 000 руб. в связи с причинением здоровью истца при падении с крыши при выполнении трудовых обязанностей, принял во внимание, что истец получил вред здоровью и признан инвалидом 2 группы, претерпел физические и нравственные страдания. Данная позиция суда полностью соответствует положениям ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ (в ред. 23.07.2008) "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" о том, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда.

Моральный вред, причиненный преступлением, возмещается по правилам гражданского судопроизводства.

Ш. обратилась в N-й районный суд Рязанской области к П. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Приговором мирового судьи судебного участка N 58 П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 118 УК РФ, то есть в причинении тяжкого вреда здоровью человека по неосторожности. В результате полученных телесных повреждений сын истицы скончался. Удовлетворяя требования компенсации морального вреда в сумме 30 000 руб., суд отметил, что учитывает характер понесенных истицей страданий, ее индивидуальные особенности, то, что она одна воспитывала двоих сыновей, что пострадавший являлся ее несовершеннолетним сыном, с одной стороны, а также степень вины ответчика, неосторожный характер его противоправных действий, то, что он подлежит призыву в Российскую Армию.

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях.

Указанное правило применимо и к вопросу возмещения морального вреда.

П-ва обратилась в N-ий районный суд Рязанской области с иском к К., Б. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, указав, что ответчики совершили в отношении нее разбой, в ходе которого применили насилие, опасное для ее жизни и здоровья, причинив ей телесные повреждения, относящиеся к легкому вреду здоровья. Приговором суда они признаны виновными по ст. 162 ч. 2 УК РФ. Учитывая, что ответчики действовали согласованно, по предварительному сговору, суд обоснованно взыскал компенсацию морального вреда в размере 60 000 рублей с ответчиков в солидарном порядке. Определением судебной коллегии решение суда оставлено без изменения.

Анализ дел данной категории показал, что судами взысканы в счет компенсации морального вреда суммы от 3 000 до 100 000 рублей с учетом тяжести содеянного ответчиком, категории и характера вреда здоровью, наличия вредных последствий в виде установления групп инвалидности, потери рабочего места. Так, N-ий районный суд по делу по иску О. к З., который причинил истцу тяжкий вред здоровью и был осужден приговором суда по ст. 111 ч. 1 УК РФ, взыскал в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей, принимая во внимание вышеперечисленные факторы.

На основании п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" при определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

По делам такой категории моральный вред подлежит компенсации при совокупности нескольких условий: наличие факта распространения сведений, эти сведения не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц. Отсутствие одного из условий влечет отказ в удовлетворении требования компенсации морального вреда. При этом в силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Отказывая в удовлетворении требований о компенсации морального вреда К. к П., редакции газеты "N" N-ий суд указал, что ответчики не допустили злоупотребления правом и не причинили вред нематериальным благам истца, сообщенная ими информация в статье "Либо..." полностью соответствует действительности.

И-на обратилась в N-ий суд с иском к С-ой о защите чести и достоинства. Удовлетворяя иск в части требований компенсации морального вреда частично на сумму 2 000 руб., N-ий районный суд указал, что факт распространения ответчицей иным гражданам порочащих сведений в отношении истицы доказан, действия ответчицы повлекли для истицы стресс, чувство обиды, переживания. При определении размера компенсации морального вреда суд учел данные обстоятельства, а также материальное положение ответчицы и требования разумности и справедливости.

При направлении дел для обзора некоторые суды представили вопросы, при разрешении которых у судей возникли трудности. В частности: имеет ли право родитель, предъявивший в интересах пострадавшего ребенка иск о возмещении морального вреда в связи с причинением вреда его здоровью, требовать также возмещения причиненного этому родителю морального вреда в виде нравственных страданий - переживаний за здоровье ребенка. Каким образом определять размер компенсации морального вреда: определять размер вреда и присуждать к взысканию раздельно по ребенку и по предъявившему иск в своих интересах и интересах ребенка родителю либо возможно оценить данный моральный вред в совокупности, не конкретизируя ее по ребенку и по родителю.

По данным вопросам целесообразно дать следующее разъяснение. Фактом причинения вреда здоровью ребенка и связанными с этим физическими и нравственными его страданиями безусловно причиняются и нравственные страдания его родителям. Поэтому они вправе предъявлять иск о компенсации морального вреда в данных случаях и в своих интересах. В силу состязательности процесса обязанность доказать этот факт лежит на истцах. Моральный вред, причиненный родителям физическими и нравственными страданиями ребенка, возмещается самостоятельно, и поскольку этот вред является опосредованным, то есть причиненным через призму страданий иного лица, размер его возмещения должен быть кратно меньше размера компенсации морального вреда, взысканного в интересах ребенка. И как пример можно привести следующее гражданское дело:

М., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына, обратилась в суд с иском к средней школе и МО - N-ий муниципальный район о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда. М., являясь учеником данной школы, в перерыве между уроками во дворе школы во время игры упал с дерева, наткнулся на ветку, повредив глаз. В связи с полученной травмой ему было проведено несколько операций, он проходил длительный курс лечения и в связи с ампутацией глаза был признан ребенком-инвалидом. Вред здоровью М. был причинен вследствие бездействия администрации школы, не создавшей надлежащие условия для обеспечения безопасности учащихся и присмотра за ними. В связи с травмой сына и потерей им органа зрения истица претерпела нравственные страдания, у нее был нервный срыв, в связи с чем она заявила требования о компенсации морального вреда, причиненного ее сыну, и отдельно о компенсации морального вреда, причиненного ей как матери пострадавшего ребенка. Районный суд в части требований компенсации морального вреда взыскал в интересах ребенка 110 000 рублей, в пользу истицы в счет причиненного ей морального вреда - 30 000 рублей. Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда решение оставила без изменения, указав, что суд в достаточной степени учел характер причиненных истице и ее сыну физических и нравственных страданий.

Гражданские дела с иными правоотношениями по компенсации морального вреда, которые в соответствии с действующим законодательством могут быть предметом судебного рассмотрения, судами не представлены, с большой долей вероятности можно считать, что подобные иски в суды еще не поступали. Среди таких дел могут быть иски о компенсации морального вреда в связи с признанием брака недействительным (ст. 30 Семейного кодекса РФ), о компенсации морального вреда, причиненного гражданину неправомерными действиями в области экологической экспертизы (ФЗ от 23.11.1995 "Об экологической экспертизе"), в результате распространения ненадлежащей рекламы (ФЗ от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе"), в связи с распространением информации о частной жизни (ст. 150 ГК РФ) и другие.

Анализ дел, представленных для обзора, показал, что при всей кажущейся на первый взгляд разбросанности размеров компенсации морального вреда, взыскиваемых судами, на самом деле практику по определению данного размера можно признать сложившейся и относительно единообразной. При аналогичных обстоятельствах, сходных правоотношениях судами определялся размер компенсации морального вреда примерно одинаковым (и городскими, и районными). Рекомендовать какую-либо таблицу, конкретные параметры исчисления этих сумм невозможно и неправомерно, поскольку сам законодатель отнес разрешение данного вопроса к компетенции суда, рассматривающего дело. А потому и в дальнейшем при разрешении дел данной категории судам необходимо учитывать установленные законом критерии определения сумм компенсации морального вреда, требования разумности и справедливости.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь