Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

(ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ) ПО МАТЕРИАЛАМ,

РАССМОТРЕННЫМ РАЙОННЫМИ И ГОРОДСКИМИ СУДАМИ

РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2008 ГОДУ

 

В соответствии с планом работы Рязанским областным судом обобщена практика рассмотрения судами области в 2008 году ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей в ходе досудебного разбирательства уголовных дел.

Параллельно данному обобщению по заданию Верховного Суда РФ в соответствии с вопросами, предложенными Верховным Судом РФ, проведено обобщение практики рассмотрения данной категории дел. В обобщении систематизированы истребованные Верховным Судом РФ статистические данные по судам области о количестве рассмотренных дел, количестве дел, где в судебных заседаниях принимали участие следователи, заявившие ходатайства, прокуроры, законные представители несовершеннолетних.

Целью обобщения, проведенного Рязанским областным судом согласно плану, являлось не собирание статистических данных, а анализ применения районными судами норм права, регулирующих вопрос избрания данной меры пресечения в виде заключения под стражу, с тем, чтобы выявить вопросы, вызывающие наибольшие сложности, и выработать единую для судов области практику применения закона.

Для изучения были запрошены дела, где указанная мера пресечения избиралась обвиняемым (подозреваемым) в совершении преступлений небольшой и средней тяжести несовершеннолетним, женщинам, дела, по которым в удовлетворении ходатайства следователя отказано, а также о продлении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения свыше 6 месяцев.

В ходе обобщения изучено 710 дел, рассмотренных 27 районными, городскими, районными в городе судами.

Изучение показало, что суды правильно понимают важность принимаемых решений, имея в виду, что мера пресечения в виде заключения под стражу является наиболее строгой и существенно ограничивает права граждан, в отношении которых эта мера пресечения избирается.

Судьи тщательно изучают поступившие в обоснование ходатайств материалы, принимают обоснованные, законные, мотивированные решения. Мера пресечения в виде заключения под стражу женщинам и несовершеннолетним избирается значительно реже, чем взрослым лицам и подозреваемым (обвиняемым) мужского пола, что отвечает общим принципам уголовного судопроизводства:

из общего количества дел (710) в отношении несовершеннолетних рассмотрено 90 дел (в том числе, Железнодорожным районным судом г. Рязани - 15, Скопинским городским судом - 22 дела, в десяти судах области таких дел не было вообще), в отношении женщин - 93 дела (в том числе Железнодорожным районным судом г. Рязани - 15, Скопинским городским судом - 15 дел, в двенадцати судах области таких дел не было вообще).

При рассмотрении дел об избрании меры пресечения несовершеннолетним суды тщательно исследуют данные об их личности, количестве и степени тяжести преступлений, в которых они подозреваются (обвиняются), возможности избрания иной меры пресечения. В необходимых случаях допрашиваются педагоги, представители органа опеки, мнение которых учитывается при принятии судебного решения.

Несовершеннолетнему Р., 1992 года рождения, подозреваемому в совершении 7 преступлений (6 преступлений средней тяжести и 1 тяжкого преступления), в том числе после применения меры процессуального принуждения - обязательства о явке, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Судом наряду с законным представителем допрошен социальный педагог (Московский районный суд г. Рязани).

Решая вопрос об избрании меры пресечения А., 21 апреля 1994 года рождения, подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд в соответствии с ч. 2 ст. 423 УПК РФ обсудил вопрос о возможности отдать его под присмотр матери (Советский районный суд г. Рязани).

К., 1992 года рождения, обвиняемому в совершении особо тяжкого преступления и подозреваемому в совершении трех краж, продлен срок содержания под стражей до 6 месяцев 27 суток. Суд указал в постановлении, что "ранее К. был неоднократно судим, не учится и не работает, не имеет контроля со стороны взрослых, склонен к бродяжничеству. К. и потерпевшие являются жителями одной местности, несовершеннолетняя потерпевшая И. проживает на одной улице с К., учится в той же школе, что и К. Из представленной в суд характеристики из средней школы усматривается, что характер у К. вспыльчивый, неуравновешенный, на замечания старших реагирует неадекватно, требования учителей не выполняет, по решению психолого-медико-педагогической комиссии от 08.10.2003 находился на домашнем обучении, так как его поведение стало опасным для окружающих, попытки матери и педагогов повлиять на его поведение положительных результатов не дали, по месту жительства К. также характеризуется отрицательно, с 19.01.2007 был поставлен в наркологическом диспансере на профилактический учет как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, без явления хронического алкоголизма, ранее был судим за совершение корыстных преступлений, до достижения четырнадцатилетнего возраста неоднократно уличался в совершении краж".

Вместе с тем, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей Н., подозреваемому, а затем обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, законный представитель в судебное заседание не вызывался (Скопинский городской суд).

Мера пресечения в виде заключения под стражу лицам, обвиняемым (подозреваемым) в совершении преступлений небольшой тяжести, избиралась по 16 делам, в том числе по 8 делам Железнодорожным районным судом г. Рязани, по 4 делам - Октябрьским районным судом, по 2 делам - Старожиловским судом, по 1 - Советским, Сапожковским, Рязанским районными судами.

Г., уроженцу и гражданину Республики N., регистрации на территории РФ не имеющему, ранее судимому в 1999 году по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228, ч. 4 ст. 228 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, суд избрал в 2007 году, а 01.02.2008 продлил срок содержания под стражей на 1 месяц, а всего до 5 месяцев 27 суток.

Принятие указанного судебного решения суд мотивировал тем, что необходимо получить ответы на запросы из ИЗ N/2 г. N и ЯК N/4 г. N., получить ответ на международное поручение из Республики N.

Суд указал также, что оснований для изменения Г. меры пресечения нет: ранее Г. судим, не имеет регистрации на территории РФ, не имеет постоянного места жительства в г. Рязани, не имеет документов, удостоверяющих личность. Данных о том, что отпала необходимость в избранной Г. мере пресечения в виде заключения под стражу, а также о том, что изменились основания, предусмотренные ст. 97 и 99 УПК РФ, которые учитывались судом при избрании Г. данной меры пресечения, суду не представлены (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Тот же суд отказал в избрании меры пресечения П., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Ходатайство дознавателя мотивировано тем, что П. ранее судим, судимость не снята и не погашена, на путь исправления не встал, находясь на свободе, может совершить новое преступление, скрыться от органов дознания и суда, так как не работает, не имеет постоянной регистрации и постоянного места жительства на территории г. Рязани и Рязанской области.

Мотивируя отказ в удовлетворении ходатайства, суд указал, что П. имеет место регистрации в г. С., его личность установлена, от органов следствия он не скрывался и к нему может быть применена иная, более мягкая мера пресечения.

Судебный контроль за законностью и обоснованностью избрания меры пресечения в виде заключения под стражу осуществляется уже на стадии принятия ходатайств к рассмотрению.

Так, в Советский районный суд г. Рязани были направлены ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей Д., С., М. Как следует из материалов, представленных в обоснование ходатайств, инкриминируемые деяния совершены на территории Касимовского района Рязанской области, задержаны обвиняемые были в г. Касимове.

Согласно ч. 4 ст. 108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого.

Учитывая, что действующим уголовно-процессуальным законодательством передача по подсудности предусмотрена только для уголовных дел, а не иных материалов, суд с учетом требований ст. 152 УПК РФ, ст. 47 Конституции РФ обоснованно отказал в принятии ходатайств к рассмотрению. В кассационном порядке постановления суда не обжалованы. Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей) может быть инициировано определенными должностными лицами, в пределах их полномочий, в зависимости от органа, ведущего расследование, срока, на который испрашивается продление содержания под стражей, с согласия определенного законом круга лиц.

Несоблюдение указанного порядка оформления ходатайств явилось основанием отмены постановлений Октябрьского районного суда г. Рязани в отношении М. и Т., так как ходатайства следователя об избрании указанным лицам меры пресечения в виде заключения под стражу не были подписаны следователем.

В постановлениях, вынесенных следователем о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу А. и Ш. (Советский районный суд г. Рязани), отсутствует письменное согласие (или несогласие) руководителя следственного органа - начальника СО при ОВД по Советскому району, при наличии его подписи. В удовлетворении ходатайств отказано.

Отсутствует письменное согласие (несогласие) и.о. прокурора Михайловского района Рязанской области на постановлении от 17 марта 2008 года о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Г.

Подпись лица, выразившего за прокурора района согласие с ходатайством, адресованным Рязанскому районному суду, об избрании меры пресечения Н., не расшифрована, что дает повод усомниться в наличии полномочий данного должностного лица.

Во исполнение требований части 4 ст. 108 УПК РФ, предусматривающей рассмотрение ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд, в большинстве судов области при регистрации поступивших в суд материалов ставится не только дата, но и время их поступления.

Как правило, материалы рассматриваются в установленные законом сроки, за некоторым исключением.

Из материала об избрании меры пресечения Л. (Рязанский районный суд) не ясно, какого числа ходатайство поступило в суд. Судя по дате и времени вынесения ходатайства следователем, материал поступил в суд 25 января 2008 года после 14 часов. Постановлением от 25 января рассмотрение материала назначено на 26 января на 14 часов. Судом нарушен срок, предусмотренный ч. 4 ст. 108 УПК РФ (8 часов с момента поступления материалов в суд). В данном случае нарушение срока рассмотрения ходатайства не повлекло негативных последствий, поскольку оно рассмотрено в течение 3 суток со дня задержания лица.

В Рязанском районном суде сложилась практика, согласно которой ставится не только время поступления ходатайств в суд, но и время вынесения постановления об избрании меры пресечения или об отказе в удовлетворении ходатайства.

Указание времени вынесения постановления законом не предусмотрено, но и не запрещено. Однако если судья полагает необходимым указывать в постановлении время его вынесения, следует иметь в виду, что должно быть указано именно время его вынесения (то есть время выхода суда из совещательной комнаты), а не время начала судебного заседания.

Так, постановление об избрании меры пресечения Я. вынесено судом в 16.00, т.е. одновременно с открытием судебного заседания.

При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения Ш., согласно протоколу судебного заседания, заседание начато в 17.00, постановление вынесено и оглашено в 18.00, а на самом постановлении стоит время вынесения - 17.00.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством четко не урегулирован вопрос, следует ли выносить постановление о назначении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей) к рассмотрению.

Правильной следует признать практику судов области о необходимости вынесения таких постановлений, поскольку именно в постановлении о назначении дела к судебному разбирательству разрешается вопрос о времени судебного разбирательства, определении круга лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, о проведении открытого (закрытого) судебного заседания.

Ранее действующее законодательство предусматривало проверку законности заключения под стражу в качестве меры пресечения только в закрытом судебном заседании (ст. 220-2 УПК РФ). В соответствии с УПК РФ при разрешении вопроса о том, открытое или закрытое судебное заседание назначать, следует руководствоваться общей нормой - статьей 241 УПК РФ с указанием конкретных, фактических обстоятельств, на основании которых суд принял данное решение (ч. 2.1 ст. 241 УПК РФ).

По этому вопросу практика рассмотрения ходатайств разными судами области существенно различается.

Нередко в постановлении о назначении ходатайства к рассмотрению, протоколе судебного заседания и постановлении, вынесенном судом по итогам рассмотрения ходатайства следователя, содержатся разные сведения о том, в каком - открытом или закрытом - судебном заседании дело должно рассматриваться или рассматривалось.

Ходатайство в отношении С. назначено и рассмотрено судом в открытом судебном заседании, в протоколе судебного заседания указано, что оно рассмотрено в закрытом судебном заседании (Кадомский районный суд Рязанской области - р.п. Ермишь).

Ходатайство в отношении Р. (Пронский районный суд) назначено к рассмотрению в открытом судебном заседании, что согласуется с протоколом судебного заседания, однако в постановлении суда это не отражено.

В ряде случаев суды ни в одном процессуальном документе не указывают, в каком - открытом или закрытом - судебном заседании дело назначено к рассмотрению и рассматривалось (С., К. - Касимовский городской суд Рязанской области, З. - Шацкий районный суд Рязанской области - Путятино).

Исходя из общего смысла закона постановления о назначении ходатайства к рассмотрению не обжалуются. В данном случае обжалование указанных постановлений противоречило бы принципам, заложенным в УПК РФ, согласно которым эта категория дел рассматривается в сокращенные сроки и принятые по ним решения обжалуются тоже в сокращенные сроки (ч. 4, ч. 8, ч. 12 ст. 108 УПК РФ).

Изложенная позиция согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой не исключается установление в уголовно-процессуальном законе такого порядка обжалования промежуточных решений суда первой инстанции, при котором судебная проверка их законности и обоснованности может осуществляться и после постановления приговора (п. 1.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П).

Наиболее часто в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу органы предварительного расследования указывают то, что обвиняемый (подозреваемый) может скрыться от органов следствия или суда и (или), находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью.

Мера пресечения в виде заключения под стражу избрана П., подозреваемому в совершении 3 сентября 2008 года преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ. П. ранее четырежды судим, в том числе за тяжкие преступления, освободился из мест лишения свободы 29 декабря 2007 года по отбытии срока наказания, не работает, холост. В судебном заседании П. подтвердил, что после совершения инкриминируемого деяния скрывался от сотрудников милиции. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что, находясь на свободе, П. может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью (Советский районный суд г. Рязани).

Т. (Д.)., 1989 г. р., подозреваемому в совершении преступления средней тяжести - п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Д. родился в республике N., сирота, был осужден в 2003 году по ч. 3 ст. 158 УК РФ к условной мере наказания. В 2005 году осужден за совершение 26 преступлений, ему отменено условное осуждение, и он был направлен в места лишения свободы. Освободился Д. 3 декабря 2007 года, инкриминируемое ему деяние совершено с 3 на 4 апреля 2008 года, т.е. спустя 4 месяца после отбытия наказания. После освобождения из мест лишения свободы Д. поменял фамилию на Т., регистрации на территории РФ не имеет, до задержания проживал в г. Рязани у брата (Советский районный суд).

Такое основание, как "может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу", в ходатайствах следователя встречается реже и не всегда подтверждается объективными доказательствами.

Правильно применен п. 3 ч. 1 ст. 97 УК РФ (обвиняемый может уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по делу) в качестве основания продления срока содержания под стражей М., которая, как следует из ходатайства следователя, после совершения преступлений скрылась, приняла меры к сокрытию следов преступления и изменению своей внешности.

В частности, в подтверждение указанного основания приложен протокол допроса обвиняемой, пояснившей, что после убийства продавщицы она сказала Д., чтобы он вытер пол, так как она наследила, испачкавшись в крови. Д. заодно протер бутылки с пивом, которые им давала продавщица. Одежду, в которой она и Д. были во время совершения преступления, они сожгли, нож и бутылку из-под пива выкинули в реку, свои волосы она перекрасила (Рыбновский районный суд Рязанской области).

Обоснованно избрав несовершеннолетнему М. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что М. может скрыться от органов следствия и суда либо оказать воздействие на потерпевшего и свидетелей. Действительно, после совершения инкриминируемых деяний, причастность к совершению которых он в суде не отрицал, М. скрылся и был доставлен в г. Михайлов из социального приюта для детей и подростков г. М.

Вместе с тем суд не привел мотивов, почему пришел к выводу о том, что М. может оказать воздействие на потерпевшего и свидетелей, хотя такие основания были. Как следует из материалов дела, М. пришел в квартиру потерпевшего и, высказывая угрозы, потребовал, чтобы тот отказался от данных им ранее по делу показаний, после чего нанес П. удары: металлической частью штыковой лопаты по руке и ведром по голове, причинив ушибленные раны (Михайловский районный суд Рязанской области).

Иногда следователем в обоснование ходатайства приводятся надуманные доводы. Например, довод о том, что Б. может оказать давление на потерпевшего и помешать установлению истины по делу, следователь обосновал тем, что "не установлено местонахождение вещественного доказательства - сотового телефона". Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

В ходатайстве об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу С., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, следователь указал: "Применение в отношении С. иной, более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения невозможно, так как, находясь на свободе, он может продолжить заниматься преступной деятельностью, поскольку не работает и из корыстных побуждений совершил преступление, направленное на получение криминального дохода. Кроме того, С. может уничтожить вещественные доказательства, которые в настоящее время в ходе расследования еще не были обнаружены и изъяты, а также иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу".

Суд, проанализировав представленные материалы, установил иные обстоятельства: С. ранее к уголовной ответственности не привлекался, постоянно проживает в г. Рязани вместе с матерью по установленному адресу. Суд указал, что довод следственных органов о том, что С. может продолжить заниматься преступной деятельностью, уничтожить доказательства, которые еще не обнаружены и не изъяты, носит предположительный характер и не основан на материалах дела.

Кроме того, "при допросе в качестве подозреваемого С. дал признательные показания, поэтому оснований полагать, что обвиняемый каким-либо образом может воспрепятствовать производству по уголовному делу, не имеется". В удовлетворении ходатайства следователя отказано, в кассационном порядке постановление суда не обжаловалось.

В качестве основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу С., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, N-ский районный суд Рязанской области указал необходимость обеспечения исполнения приговора суда, что незаконно: не может служить основанием для избрания меры пресечения на досудебной стадии производства по уголовному делу необходимость обеспечения исполнения приговора суда, поскольку такое обоснование избранной в период расследования уголовного дела меры пресечения фактически предрешает вынесение обвинительного приговора.

Неслучайно законодатель данное основание указал в отдельной части статьи - ч. 2 ст. 97 УПК РФ, а не в ч. 1 этой статьи, где перечислены все иные основания.

Как пример применения ч. 2 ст. 97 УК РФ можно привести избрание меры пресечения при вынесении обвинительного приговора, когда в период следствия и судебного разбирательства у обвиняемого было обязательство о явке, а при осуждении ему избрана мера пресечения до вступления приговора в законную силу.

Эта же норма закона применяется, например, когда при вынесении приговора лицу, осужденному к реальному лишению свободы, мера пресечения в виде подписки о невыезде изменяется на заключение под стражу (ссылка на ч. 2 ст. 97 УПК РФ в приговоре не нужна!).

Согласно ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Законодатель особо указывает, что эти обстоятельства не являются достаточными для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а учитываются при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса.

Однако в обоснование ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу А. следователем указана только тяжесть обвинения: "Принимая во внимание, что А. подозревается в совершении тяжкого преступления, за совершение которого законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет, следствие считает, что подозреваемый может скрыться от следствия и суда".

Между тем из текста постановления и предоставленных материалов следует, что А. ранее не судим, проживает с родителями, является учащимся 11-го класса школы. Советский районный суд г. Рязани обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства. В кассационном порядке постановление суда не обжаловалось.

Сведения о личности и возраст учтены при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения Ч. и К. (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Суд удовлетворил ходатайство следователя, несмотря на то, что Ч. имеет молодой возраст - он 1984 года рождения, ранее не судим, подозревается в совершении преступления средней тяжести (п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ), вину признал, похищенное возвращено. Суд учел, что Ч. зарегистрирован в с. Д. Республики Мордовия, по месту жительства не проживает, разъезжая по городам России, имеет 3 класса образования, не работает, разыскивается за уклонение от военной службы. При изложенных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что Ч. может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

Тот же суд отказал в удовлетворении ходатайства в отношении К., подозреваемого в совершении кражи по предварительному сговору группой лиц с Ч. В обоснование принятого решения суд указал, что фактических данных о том, что К. может скрыться или вновь совершить преступление, суду не представлено. К. ранее не судим, имеет постоянное место жительства в с. Д. Республики Мордовия, проживает с матерью-пенсионеркой. К. не имеет постоянного места работы, однако периодически устраивается на работу, выезжая в г. Москву, где проживают его сестры и братья.

В кассационном порядке постановления в отношении Ч., К. не обжаловались.

Состояние здоровья послужило основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Р., 1946 года рождения, подозреваемому в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (Шацкий районный суд Рязанской области).

Следует также отметить позицию прокурора, который для объективного решения вопроса ходатайствовал о приобщении медицинских документов Р., допросе врача. Учитывая, что врач дал заключение о том, что Р. страдает рядом тяжелых заболеваний, в настоящее время его состоянии ухудшилось, возможен летальный исход, прокурор просил отказать в удовлетворении ходатайства. (Спустя три месяца уголовное дело в отношении Р. прекращено в связи со смертью).

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу В., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд также учел состояние здоровья В., т.к. последний является инвалидом по общему заболеванию (Октябрьский районный суд г. Рязани).

Суд продлил срок содержания под стражей С., обвиняемому в совершении 14 преступлений (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30 - ч. 4 ст. 159 УК РФ и 12 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ) с учетом сложности дела (19 томов, 14 эпизодов преступной деятельности, привлечено 6 обвиняемых) и при отсутствии обстоятельств, дающих основание изменить меру пресечения на другую (ранее избиралась мера пресечения в виде залога, но была изменена на заключение под стражу). Вместе с тем, суд учел семейное положение С.: то, что он женился, у него родился ребенок, жене необходима операция, высказал суждение по этому вопросу (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Указанные в ст. 97 УПК РФ другие обстоятельства учтены судом при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения несовершеннолетнему С. Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд учел, что С. не владеет русским языком, а доказательств того, что ему предоставлен квалифицированный переводчик, суду не представлено, протокол задержания на родной язык С. не переведен, хотя формально переводчик имелся (Рыбновский районный суд Рязанской области).

Тщательно исследованы судом характеристики, представленные адвокатом подозреваемой и участковым инспектором милиции на Ф. при избрании ей меры пресечения в виде заключения под стражу, приведены мотивы, по которым суд принял одни сведения и отверг другие (Скопинский городской суд Рязанской области).

В полной мере учтены судом данные о личности подозреваемого, его семейное положение, возраст, тяжесть преступления при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Д., 1989 года рождения, подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Суд учел, что Д. ранее не судим, временно не имеет регистрации (снят с регистрационного учета 31 марта 2008 года) в связи с изменением места жительства, а именно: продажей квартиры и приобретением нового жилья, куда зарегистрироваться не успел, имеет постоянное место жительства, проживает в семье, где мать и двое несовершеннолетних братьев являются инвалидами, имеет молодой возраст.

Придя к выводу, что фактических данных о том, что Д. может скрыться от органов предварительного следствия и суда, оказать давление на свидетелей и потерпевших, суду не представлено, а одна лишь тяжесть преступления, в совершении которого подозревается Д., не может быть положена в обоснование избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, суд отказал в удовлетворении ходатайства (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Вместе с тем, следует особенно тщательно подходить к отказу в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Согласно ст. 100 УПК РФ мера пресечения подозреваемому при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 Кодекса, может быть избрана лишь в исключительных случаях.

Так, Октябрьским районным судом г. Рязани было отказано в избрании меры пресечения Л. Суд указал в постановлении, что наличие одной лишь тяжести преступления, в совершении которого подозревается Л., в отсутствие других исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 100 УПК РФ, не может быть положено в основу избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вместе с тем, вопрос о наличии исключительных обстоятельств, при которых возможно избрание меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемым, не всегда обсуждается.

Постановление об избрании меры пресечения, согласно ч. 1 ст. 101 УПК РФ, должно содержать указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, и основания для избрания этой меры пресечения.

Поскольку законом в данном случае не требуется полное изложение обвинения, судьи при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения обоснованно указывают статьи, по которым предъявлено обвинение, и кратко излагают обстоятельства преступления, в совершении которого лицо обвиняется или подозревается.

Вместе с тем, из 19 страниц постановления о продлении С. срока содержания под стражей 17 страниц содержали описание преступных деяний, в совершении которых он обвиняется, что - согласно ст. 101 УПК РФ - не вызывалось необходимостью (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Часть вторая ст. 101 УПК РФ предусматривает, что копия постановления или определения об избрании меры пресечения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю по их просьбе.

Одновременно лицу, в отношении которого избрана мера пресечения, в соответствии с ч. 3 той же статьи разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения.

Эти требования закона судами области соблюдаются. Копия постановления вручается, как правило, в день его вынесения, а порядок обжалования и право на участие в суде кассационной инстанции разъясняются в самом постановлении. О разъяснении порядка обжалования делается соответствующая запись и в протоколе судебного заседания.

Вместе с тем, в постановлении суда, которым отказано в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей), не следует указывать, что в случае подачи кассационной жалобы обвиняемый вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции: законом предусмотрено право лиц, содержащихся под стражей, ходатайствовать о своем участии в суде кассационной инстанции. Лица, не содержащиеся под стражей, реализуют это право путем личной явки, и наличие ходатайства об участии в суде кассационной инстанции для них необязательно (отказ в избрании меры пресечения подозреваемому Ш., Скопинский городской суд Рязанской области, - разъяснено право на участие в суде кассационной инстанции путем подачи ходатайства).

Сведения, необходимые для правильного разрешения ходатайства - дата задержания, ссылки на ранее принятые решения об избрании или продлении срока содержания под стражей, обоснование ходатайства, мнение участников процесса судами, как правило, излагаются полно.

В случае неполного указания этих сведений невозможно в полном объеме проверить законность вынесенного постановления.

Так, например, в постановлении по делу К. об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (Пронский районный суд) не ясно, доставлялась ли задержанная в зал судебного заседания конвоем, а если доставлялась, то была ли немедленно освобождена из-под стражи после вынесения судебного решения.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными оснований ее применения, с тем чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения или в ранее вынесенном постановлении судьи об избрании данной меры пресечения. Это же положение прямо закреплено и в ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

По уже упоминавшемуся делу Ш. суд подверг обоснованной критике доводы следствия о том, что подозреваемый может скрыться от следствия и суда, в связи с чем объявлен в розыск. Как указал суд в постановлении, из материалов дела видно, что Ш. в своих показаниях пояснил, что проживает в Милославском районе и сообщил телефон, по которому его можно вызвать при необходимости. Однако не представлены доказательства того, что Ш. неоднократно вызывался к следователю как по телефону, так и повестками и не являлся по вызову без уважительных причин либо отсутствовал по указанному месту жительства. Рапорт участкового об отсутствии Ш. по месту жительства является сомнительным, поскольку проживал Ш. на территории другого административного района. Фактически задержан подозреваемый был в с. Б. Милославского района, т.е. по указанному им месту жительства, однако протокол задержания был составлен в г. Скопине.

Особое внимание следует обратить на обоснованность доводов, изложенных в ходатайствах о продлении срока содержания под стражей, а также проверять, какие процессуальные действия проведены по делу с момента последнего продления срока содержания под стражей.

Такая необходимость вызывается тем, что мотивы, приведенные следователем в обоснование невозможности закончить предварительное следствие (а значит, невозможности изменить меру пресечения на более мягкую), порой сомнительны и не основаны на законе.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей Б. от 16 июля 2008 года следователь мотивировал тем, что закончить предварительное следствие к указанному сроку не представляется возможным, так как по делу необходимо установить лиц, передавших Б. в г. Москве наркотическое средство, в полном объеме собрать характеризующие данные на Б., выполнить ряд других следственных действий, направленных на окончание расследования.

Выступая в судебном заседании по данному ходатайству, прокурор обоснованно посчитал доводы следователя несостоятельными, указав, что лица, сбывшие Б. наркотики, могут быть не установлены вообще, у следователя было достаточно времени с марта 2008 года, чтобы собрать характеризующие данные на Б., не ясно, какие "иные" следственные действия необходимо провести по делу (Скопинский городской суд Рязанской области).

Тем, что "надо выполнить иные следственные действия, в проведении которых может возникнуть необходимость", следователи обосновывают ходатайства о продлении срока содержания под стражей С.В.П., С.М.В. (оба - Московский районный суд г. Рязани), К.Е.А. (Шиловский районный суд Рязанской области, р.п. Чучково).

Мотивируя необходимость избрания меры пресечения в виде заключения под стражу Н., обвиняемому по ч. 1 ст. 111 УК РФ, следователь указал: "До настоящего времени не установлено местонахождение свитера со следами крови, который может принадлежать потерпевшему З., в связи с чем у органов предварительного следствия имеются основания полагать, что Н. умышленно скрывает местонахождение указанного свитера и, находясь на свободе, может уничтожить данное вещественное доказательство". Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства следователя (Московский районный суд г. Рязани).

Ходатайствуя о продлении срока содержания под стражей Б., К. (Сасовский районный суд Рязанской области), следователь среди прочих оснований указал, что необходимо "рассмотреть поступившие ходатайства, которые могут быть заявлены обвиняемыми и их защитниками в ходе производства либо окончания ознакомления с материалами дела".

Проверяя доводы следствия, указанные в обоснование избрания меры пресечения С. (все данные о личности установлены с его слов), подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд указал, что следователь исказил показания М. о якобы имевшей место причастности С. к совершению преступления, а иных сведений, подтверждающих обоснованность подозрения С. в совершении конкретного преступления, не представлено, уголовное дело по факту сбыта наркотического вещества, наличие которого так и не установлено, в отношении С. не возбуждалось. По данному делу суд согласился с мнением прокурора, указавшего на то, что личность С. не установлена и органом предварительного следствия для этого не предпринималось никаких мер (Рыбновский районный суд Рязанской области). На допущенные нарушения закона суд отреагировал частным постановлением.

По сообщению Рыбновского районного суда Рязанской области, ни уголовное дело в отношении С., ни повторное ходатайство об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу вплоть до июня 2009 года не поступало, что свидетельствует о справедливости, обоснованности и законности принятого судом решения.

Проверяя фактические обстоятельства, указанные в постановлении следователя, возбудившего ходатайство об избрании меры пресечения М., суд отказал в его удовлетворении, ссылаясь, в том числе, на наличие многочисленных ошибок - в дате рождения, адресе регистрации, фамилии лица, в отношении которого направлено ходатайство (Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Несмотря на то, что в ст. 15 УПК РФ закреплен принцип состязательности, суды не требуют от стороны обвинения и стороны защиты выражения четкой, однозначной позиции по вопросам, разрешаемым в ходе судебного заседания. Даже разрешение вопроса об избрании меры пресечения или о продлении срока содержания под стражей стороны иногда оставляют "на усмотрение суда" (Г., Московский районный суд г. Рязани; Т., Железнодорожный районный суд г. Рязани).

Вместе с тем, закон допускает рассмотрение ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей) в отсутствие прокурора, адвоката: согласно ч. 4 ст. 108 УПК РФ неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

В строгом соответствии с указанной статьей закона поступил Захаровский районный суд Рязанской области. Как следует из протокола судебного заседания, "в судебное заседание не явился прокурор Захаровского района С., судом проинформирован в 12 часов 50 минут о рассмотрении заявленного ходатайства и сообщил по телефону о том, что уезжает на совещание". Суд рассмотрел ходатайство без участия прокурора.

Неоднозначно понимается и применяется судами и лицами, возбуждающими ходатайства об избрании меры пресечения, правовая норма, предоставляющая прокурору право при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд обратиться в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

Из буквального текста Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П, в котором изложена эта правовая позиция, следует, что "прокурор... при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд обязан проверить, не истекает ли установленный судом срок содержания обвиняемого под стражей и достаточен ли он для того, чтобы судья имел возможность принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу на судебных стадиях производства по делу. Если к моменту направления дела в суд этот срок истекает или если он оказывается недостаточным для того, чтобы судья в стадии подготовки к судебному заседанию мог принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу, прокурор в соответствии со статьями 108 и 109 УПК Российской Федерации обязан обратиться в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей".

Таким образом, реализовать право обратиться с ходатайством о продлении срока содержания под стражей на срок, достаточный для принятия судьей решения о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу на судебных стадиях производства по делу, может обратиться только прокурор и только при утверждении обвинительного заключения.

Так, Скопинским городским судом Рязанской области рассмотрено постановление заместителя Скопинского межрайонного прокурора о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей А. по делу, поступившему прокурору с обвинительным заключением.

Между тем в суды поступают ходатайства, в которых не прокурор, а следователь ходатайствует о продлении срока содержания под стражей на том основании, что "дополнительный срок потребуется для принятия прокурором решения по уголовному делу в соответствии с требованиями ст. 221 УПК РФ и подготовки судьей дела к судебному заседанию в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 227 УПК РФ".

Например, районным судом Рязанской области дважды до 6 и до 7 месяцев был продлен срок содержания под стражей Я., где наряду с другими было указано именно это основание - "для подготовки судьей дела к судебному заседанию в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 227 УПК РФ".

Ссылаясь на Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 не прокурор, а следователь просил продлить срок содержания С. под стражей до 5 месяцев для обеспечения возможности принятия судьей решения в стадии подготовки к судебному заседанию (постановление следователя от 16 июня 2008 года).

Те же основания - для обеспечения возможности принятия судьей в стадии подготовки к судебному заседанию решения - следователь привел и в двух других постановлениях в отношении С., когда просил продлить ей срок содержания под стражей до 8 месяцев и до 10 месяцев. Все три ходатайства следователя Московским районным судом г. Рязани удовлетворены.

Руководствуясь указанным Постановлением Конституционного Суда РФ, районный суд г. Рязани по ходатайству ст. следователя следственного отдела УФСКН России по Рязанской области (а не прокурора, при утверждении обвинительного заключения, как это следует из Постановления Конституционного Суда РФ) продлил срок содержания под стражей А. до 6 месяцев 18 суток, обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 232 и ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Тем самым суд нарушил требования ч. 2 статьи 109 УПК РФ, запрещающей продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев по делам о преступлениях средней тяжести.

В качестве положительного примера применения требований ч. 2 ст. 109 УПК РФ можно привести дело П. (Скопинский городской суд Рязанской области), обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223 УК РФ. Суд, рассматривая 16 сентября 2008 года ходатайство следователя и установив, что срок содержания П. под стражей был продлен до 6 месяцев, т.е. до 16 сентября 2008 года, отказал в дальнейшем продлении и освободил обвиняемого из-под стражи в зале суда.

Следует привести в качестве положительного примера также дело о продлении срока содержания под стражей П., обвиняемому по ч. 3 ст. 30, п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ (Железнодорожный районный суд г. Рязани). Суд обоснованно отказал в продлении ему срока содержания под стражей до 10 месяцев, т.к. ранее продление срока истребовалось по тем же основаниям, что и в данном ходатайстве, а за два прошедших месяца никакие процессуальные действия, указанные в обоснование предыдущего ходатайства, не производились. Постановление суда обжаловано не было.

Различные по форме судебные решения выносят суды в случае, если лицо, заявившее ходатайство, отказывается от его поддержания. Учитывая, что законом (ч. 7 ст. 108 УПК РФ) предусмотрено два вида решений - об избрании меры пресечения или об отказе в удовлетворении ходатайства, правильно поступают суды, которые выносят решение об отказе в удовлетворении ходатайства, а не о прекращении дела.

Судебной коллегией по уголовным делам, а также вышестоящими судебными инстанциями неоднократно указывалось на необходимость излагать постановление в четких, ясных выражениях, не допускающих двоякого толкования или заранее предполагающих виновность лица, в отношении которого рассматривается ходатайство.

В частности, фразы, допускающие двойное толкование, содержатся в следующих постановлениях: при продлении срока содержания под стражей Б. суд указал: продлить срок "на один месяц, а всего на три месяца" (Скопинский городской суд Рязанской области; К. - "на 1 месяц, а всего на четыре месяца" (тот же суд).

Судья этого же суда указал: "При изложенных обстоятельствах у суда возникает сомнение в правильности квалификации действий Ш. по ст. 226 ч. 4 п. "б" УК РФ, по которой он подозревается". Фактически, по смыслу постановления суда, речь идет не о сомнении в квалификации, а об обоснованности подозрения в совершении преступления.

Согласно ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указывается время начала и окончания судебного заседания, действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания, результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по исследованию доказательств.

Не указано время начала и окончания судебного заседания по делу в отношении К. (Рыбновский районный суд Рязанской области), время начала судебного заседания по делу К. (Московский районный суд г. Рязани).

Небрежно оформлено дело об избрании меры пресечения Ж. (Скопинский городской суд Рязанской области): одна из страниц протокола задержания и одна из страниц протокола допроса подшиты в перевернутом виде.

Законом не предусмотрено, какой срок предоставлять сторонам для принесения возражений на кассационные жалобы и представления.

Учитывая, что по этой категории дел предусмотрены сокращенные сроки рассмотрения дел, обжалования судебных решений и сокращенные сроки рассмотрения дел судом кассационной инстанции (3 суток со дня поступления дела в суд), срок для принесения возражений должен устанавливаться судами минимальный, но в то же время достаточный для надлежащего извещения сторон.

Исходить при этом надо из разных факторов, например из возможности известить иногороднего адвоката или проживающего в другом населенном пункте законного представителя.

С целью сокращения сроков рассмотрения дел - от момента вынесения постановления судом первой инстанции до вынесения кассационного определения, было решено ввести второй кассационный день и предложено районным судам самим назначать дату кассационного рассмотрения.

Установление второго кассационного дня позволило сократить сроки рассмотрения указанной категории дел.

Разумной и отвечающей требованиям закона является практика Касимовского городского суда, когда судья, предоставляя время для принесения возражений, одновременно назначает дату рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

В этом случае нет необходимости после истечения срока для принесения возражений направлять сообщение сторонам о дате рассмотрения дела судом кассационной инстанции, а дело сразу же направляется в областной суд. Сокращаются сроки рассмотрения дела, соблюдаются сроки рассмотрения дел судом кассационной инстанции, уменьшаются почтовые расходы.

Обобщение показало, что судами области в основном правильно применяется действующее законодательство, регулирующее вопросы избрания меры пресечения в виде заключения под стражей и продления срока содержания под стражей. На нарушения закона, допущенные органами предварительного расследования, суды в необходимых случаях реагируют частными постановлениями.

Анализ отдельных ошибок, выявленных в ходе настоящего обобщения, а также ознакомление с практикой применения законодательства по избранию меры пресечения в виде заключения под стражу и продлению срока содержания под стражей районными и городскими судами позволит в дальнейшем не допускать подобных ошибок и выработать единую практику применения судами области уголовно-процессуального законодательства, регулирующего данный вопрос.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Рязанского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь