Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ИЖЕВСКА

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 2 ноября 2009 года

 

28 октября 2009 года

Октябрьский районный суд г. Ижевска в составе:

председательствующего судьи Кричкер Е.В.,

при секретаре Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав,

 

установил:

 

Н. (далее по тексту - истец) обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики (далее по тексту - УПФР в г. Ижевске (межрайонное) УР, ответчик) о восстановлении пенсионных прав.

Иск мотивировала тем, что неоднократно обращалась к ответчику за досрочным назначением трудовой пенсии по старости как педагогический работник, выработавший не менее 25 лет педагогического стажа. Однако в назначении пенсии ей было отказано. Истец полагает данные отказы незаконными и считает, что в ее выслугу следовало зачесть период ее работы в должности концертмейстера в музыкальном училище, руководителя кружка детской хоровой студии (далее по тексту - ДХС) во дворце культуры "М." (далее по тексту - ДК "М.") и период работы в должности преподавателя детской школы искусств N <...>. Истец просит суд:

признать незаконными отказы в досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости, отраженные в решениях N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года и N 338/01-15 от 4 августа 2008 года; досрочно назначить ей трудовую пенсию по старости с момента возникновения права на ее назначение; взыскать с ответчика в ее пользу судебные расходы в виде оплаты услуг представителя в сумме 5000 руб., за оплату госпошлины в сумме 100 руб. и за оформление доверенности в сумме 400 руб. (л.д. 3, 4, 51, 52, 74, 75).

Истец Н. была своевременно извещена о времени и месте судебного заседания (л.д. 102), но в суд не явилась, об уважительности причин неявки суд не известила и не ходатайствовала об отложении дела. Выслушав мнение участников процесса, суд в силу ст. 167 ГПК РФ рассмотрел дело в отсутствие истца.

В судебном заседании представитель истца К., действующая на основании нотариально удостоверенной доверенности от 24 апреля 2009 года сроком на три года (л.д. 6), исковые требования Н. поддержала, просила их удовлетворить. При этом пояснила, что право истца на досрочное назначение трудовой пенсии по старости возникло со дня первого обращения с заявлением о ее назначении. Кроме того, уточнила, что истец не настаивает на включении в ее педагогический стаж периода отпуска по уходу за ребенком, имевшего место после 6 октября 1992 года, и периодов отпусков без сохранения заработной платы.

Представитель ответчика - ведущий специалист-эксперт (юрисконсульт) юридического отдела УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР С., действующая на основании доверенности N 1949/09-25 от 26 февраля 2009 года сроком на три года (л.д. 73), в судебном заседании требования истца не признала, полагая их не подлежащими удовлетворению. При этом пояснила, что ответчик отказал истцу в досрочном назначении трудовой пенсии по старости законно и обоснованно по причине отсутствия у нее 25-летнего педагогического стажа на дату обращения за назначением пенсии (л.д. 46, 91).

Допрошенная в качестве свидетеля Ш. в судебном заседании пояснила, что в 1987 году, когда ей было 6 лет, она занималась в кружке скрипки в ДХС ДК "М.". Занятия проходили по программе музыкальной школы. Обучение продолжалось на протяжении семи лет. После окончания ДХС ей выдали свидетельство, с которым можно было продолжить образование в музыкальном училище. В процессе обучения ей преподавали хор, сольфеджио, музыкальную литературу, которые вели разные преподаватели.

Допрошенная в качестве свидетеля К. в судебном заседании пояснила, что вместе с Н. с 7 сентября 1982 года по 1992 год работала в ДК "М.", где была создана музыкальная студия, руководителем которой была сначала К., а впоследствии - З. Н. работала руководителем кружка скрипки. Хоровая студия была создана при З., ей присвоили соответствующий статус, и выпускникам ДХС выдавали специальные свидетельства. Работа в данной студии не была зачтена в выслугу лет свидетелю. Работа осуществлялась в кружках. Дети обучались семь лет по программе музыкальной школы. Было расписание занятий, экзамены. Свидетель уточнила, что в ДХС не было вокально-инструментальных ансамблей, балетмейстеров и танцевальных кружков.

Допрошенная в качестве свидетеля Б. в судебном заседании пояснила, что с Н. познакомилась в сентябре 1986 года, когда устроилась на работу в ДХС ДК "М.", где обучались дети в возрасте от 7 до 14 лет на протяжении семи лет. По окончании выдавались специальные свидетельства, с которыми можно было продолжить обучение в музыкальном училище. Программа обучения в ДХС соответствовала программе музыкальной школы. Кружков художественной самодеятельности, карате, танцевальных кружков и балетмейстеров в ДХС не было. Это все было в ДК "М.". ДХС действовала аналогично деятельности ДХС "Г." в г. Глазове. Н. вела кружок по скрипке. На протяжении всего периода работы деятельность ДХС не менялась. Свидетель уточнила, что трудовой договор при приеме на работу она заключала с директором ДК "М.", заработную плату также получала в бухгалтерии ДК "М.". ДХС в ДК "М." не занимала обособленного помещения.

Допрошенная в качестве свидетеля Д. в судебном заседании пояснила, что познакомилась с Н. в ДК "М.", где они работали в ДХС: Н. - педагогом по скрипке, а Д. - педагогом по хоровому пению. ДХС функционировала как детская музыкальная школа: ученикам ставили оценки, они сдавали зачеты, экзамены. В ДХС обучались дети начиная с 7 лет и заканчивая 15 годами. Занятия проводились по музыкальным инструментам, сольфеджио, музыкальной литературе. Были планерки, педсоветы. По окончании ДХС дети получали свидетельства и поступали в музыкальные училища наравне с детьми, окончившими музыкальные школы. За время совместной работы Н. на другие должности не переводили, то есть она постоянно работала педагогом по скрипке. В ДХС не было кружков художественной самодеятельности, не было танцевальных кружков. Аналогичным коллективом являлась ДХС "Г.". В ДК "М." другой ДХС не было. Свидетель пояснила, что ее прием на работу и увольнение с работы осуществлял директор ДК "М.". Заработную плату она получала также в ДК "М.".

Выслушав мнение представителей сторон, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, суд устанавливает следующие обстоятельства, имеющие значение для дела:

- Н., <...> 1960 года рождения, согласно записям трудовой книжки в следующие периоды осуществляла следующие виды деятельности:

с 26 августа 1986 года по 18 января 1989 года - руководитель кружка скрипки по самоокупаемости в ДК "М.",

с 19 января 1989 года по день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде - преподаватель в Детской школе искусств N <...> (в настоящее время - муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детская школа искусств N <...>" (л.д. 9, 10).

- 19 октября 2007 года и 11 июля 2008 года Н. обращалась к ответчику с заявлениями о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости как педагогическому работнику, отработавшему в учреждениях для детей более 25 лет (л.д. 18, 39).

- решением УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года, принятым по заявлению истца от 19 октября 2007 года, Н. было отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, предусмотренной пп. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", поскольку было установлено, что специальный стаж для назначения трудовой пенсии по старости, в связи с педагогической деятельностью у нее менее 25 лет и составляет 15 лет 0 месяцев 27 дней.

В стаж не были включены следующие периоды:

а) с 5 февраля 1981 года по 9 февраля 1982 года и с 12 марта 1982 года по 30 июня 1982 года (всего - 1 год 3 месяца 24 дня) - данные периоды ответчиком не анализировались;

б) с 26 августа 1986 года по 18 января 1989 года (2 года 4 месяца 24 дня) - работа в должности руководителя кружка скрипки ДК "М.", которая не соответствует Списку;

в) с 1 января 2001 года по 19 октября 2007 года (6 лет 9 месяцев 19 дней) - отсутствие на 1 января 2001 года выслуги не менее 16 лет 8 месяцев;

г) с 28 сентября 1993 года по 31 августа 1994 года (отпуск по уходу за ребенком); с 16 августа 1999 года по 31 августа 1999 года и с 14 августа 2000 года по 31 августа 2000 года (отпуска без сохранения заработной платы), на включении которых в свой специальный педагогический стаж истец не настаивает (л.д. 40 - 42).

Решением УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 338/01-15 от 4 августа 2008 года, принятым по заявлению истца от 11 июля 2008 года, Н. было вновь отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

При этом зачтенный ответчиком педагогический стаж истца, исключенные из него спорные периоды и основания их исключения из педагогического стажа остались прежними (л.д. 7, 8, 19).

Руководствуясь п. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд рассматривает требования истца в рамках заявленного иска, то есть дает оценку лишь тем периодам ее работы (далее по тексту - спорные периоды), на включении которых в свой педагогический стаж она настаивает.

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями представителей сторон, представленными доказательствами и участниками процесса в целом не оспариваются.

Требования истца Н. не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ (далее по тексту - ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ"), определяющий основания возникновения и порядок реализации права граждан на трудовые пенсии, в качестве условий назначения трудовой пенсии по старости закрепляет достижение пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) и наличие страхового стажа не менее пяти лет (статья 7) и одновременно предусматривает право отдельных категорий граждан на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28).

Суд констатирует, что 30 декабря 2008 года в ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" внесены изменения (Федеральный закон от 30 декабря 2008 года за N 319-ФЗ). При этом подпункт 10 пункта 1 статьи 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", которым было определено право назначения трудовой пенсии по старости ранее установленного статьей 7 возраста лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, признан утратившим силу, а пункт 1 статьи 27 дополнен подпунктом 19, устанавливающим аналогичное право лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста. Данные изменения вступили в законную силу со дня официального опубликования закона (с 31 декабря 2008 года).

Принимая во внимание, что в рамках заявленного спора истец оспаривает решения УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года и N 338/01-15 от 4 августа 2008 года, которые были приняты ответчиком на основании ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в редакции, действовавшей до 31 декабря 2008 года, то суд дает оценку пенсионных прав истца, основываясь на редакции Федерального закона, действовавшей до 31 декабря 2008 года.

Согласно пункту 1 статьи 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия назначается со дня обращения за ее назначением, но не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами (п. 2 ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ").

Вследствие этого обязательными условиями на досрочное назначение трудовой пенсии по старости являются подача заявления о назначении пенсии и наличие необходимой продолжительности соответствующей деятельности (специального трудового стажа), подтвержденной соответствующими документами.

Данные условия были выполнены истцом не полностью.

Так, судом установлено и не оспаривается ответчиком, что с заявлениями о назначении трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста (55 лет) истец обращалась в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, 19 октября 2007 года и 11 июля 2008 года.

Однако на день первого и второго обращений истца за трудовой пенсией и приема ответчиком ее заявлений со всеми необходимыми документами, равно как на день вынесения оспариваемых решений и на день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде общая суммарная продолжительность ее педагогической деятельности составляла менее 25 лет. То есть право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости не возникло у истца ни на день принятия оспариваемых ею решений, ни на день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде. Данный вывод суда основан на следующем.

Частью 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и иных случаях, установленных законом. Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении N 18-П от 15 июня 1998 года, а также в определении за N 320-О от 5 ноября 2002 года, суд вправе применять нормативные правовые акты, утратившие силу, но действовавшие в спорные периоды деятельности истца.

Исходя из изложенного, давая оценку периодам, не зачтенным ответчиком в специальный педагогический стаж истца, суд руководствуется в том числе действовавшими в течение них нормативными правовыми актами.

1. Периоды работы в должности концертмейстера в музыкальном училище и в должности руководителя кружка скрипки ДК "М.".

Во время спорных периодов действовал Закон СССР от 15 июля 1956 года "О государственных пенсиях".

Статьей 58 Закона СССР от 15 июля 1956 года "О государственных пенсиях" Совету Министров СССР было поручено определить порядок дальнейшего назначения и выплаты пенсий за выслугу лет, в т.ч. определить круг работников, которым назначаются эти пенсии.

В связи с чем было принято постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, действовавшее до 1 октября 1993 года, пунктом 1 которого было предусмотрено право на пенсию за выслугу лет работникам просвещения при стаже работы по специальности не менее 25 лет. Данным постановлением были утверждены Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет (далее по тексту - Перечень), и Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения (далее по тексту - Положение N 1397 от 17 декабря 1959 года).

Согласно части 2 пункта 2 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397 в стаж работы учителей и других работников просвещения, кроме работы, указанной в Перечне учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденном тем же постановлением Совета Министров СССР, в т.ч. засчитывается "... работа по специальности ... в училищах,... во внешкольных детских учреждениях".

Таким образом, для включения спорных периодов в стаж педагогической деятельности истца необходимо наличие двух условий:

- выполнение работы по специальности, то есть педагогической деятельности,

- работа в училище либо во внешкольном детском учреждении.

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела указанные условия в полном объеме не подтвердились.

1.2. Работа в должности концертмейстера в музыкальном училище с 5 февраля 1981 года по 9 февраля 1982 года и с 12 марта 1982 года по 30 июня 1982 года (спорные периоды).

В соответствии с дипломом серии <...> N <...> от <...> 1982 года Н. в 1977 году поступила в Чайковское музыкальное училище и в 1982 году окончила полный курс названного учебного заведения по специальности "струнные инструменты" (л.д. 107).

Согласно справке директора государственного образовательного учреждения среднего профессионального образования "Чайковское музыкальное училище" (далее по тексту - музучилище) Н. обучалась в музучилище с 1 сентября 1978 года по 30 июня 1982 года на дневном отделении по специальности "Оркестровые струнные инструменты" - скрипка. Во время обучения Н. работала (по совместительству) в должности концертмейстера (иллюстратора), частично - по замещению на время болезни Ч. (л.д. 53).

Согласно приказу N 22 от 9 февраля 1981 года учащаяся 3 курса музучилища Н. была принята на работу с 5 февраля 1981 года на время болезни преподавателя-совместителя Ч. (л.д. 55).

В свою очередь, Ч. была принята на работу в музучилище по совместительству с 15 сентября 1980 года в качестве иллюстратора по камерному ансамблю (параграф 4 приказа N 161 от 15 сентября 1980 года - л.д. 83).

В соответствии со справкой директора музучилища от 8 октября 2009 года за N <...> должность, в которой работала Ч. и которую замещала Н., согласно тарифно-квалификационным характеристикам называется "концертмейстер". В приказе данная должность названа "иллюстратор" в соответствии с учебным планом. Оплата Н. производилась за часы работы по должности концертмейстера (л.д. 82).

В соответствии с учебным планом среднего специального учебного заведения, утвержденным Министерством культуры СССР в 1975 году, в рамках должности преподавателя концертмейстера, кроме часов, указанных в учебном плане, было рекомендовано предусмотреть часы иллюстраторов для отдельных курсов и классов учащихся (л.д. 85).

Таким образом, суд приходит к выводу, что часы иллюстратора по существу являлись работой в должности концертмейстера.

Согласно лицевым счетам с февраля 1981 года по июнь 1982 года Н. ежемесячно начислялась заработная плата по должности концертмейстера (в т.ч. часы иллюстратора) (л.д. 54, 56 - 71).

Суд констатирует, что период с 10 февраля 1982 года по 11 марта 1982 года включен ответчиком в специальный педагогический стаж истца (л.д. 7), поэтому истец настаивает на включении в ее педагогический стаж периодов с 5 февраля 1981 года по 9 февраля 1982 года и с 12 марта 1982 года по 30 июня 1982 года, общей продолжительностью 1 год 3 месяца 24 дня.

Пенсионным законодательством, действовавшим в спорные периоды, не было установлено требования о выполнении полной педагогической нагрузки, установленной на ставку заработной платы по занимаемой должности (4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в учреждениях для детей ..., утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781). В связи с чем, условие объема педагогической нагрузки во время спорных периодов не является юридически значимым для их оценки, поэтому педагогическая нагрузка истца во время работы в должности концертмейстера училища не свидетельствует о том, что истец не выполняла данную деятельность постоянно.

Кроме того, анализируя вышеуказанные документы, суд установил, что в вышеназванном приказе N 22 от 9 февраля 1981 года о замещении Ч. имя Н. значится как "Люсьена" (л.д. 55).

В соответствии с письмом директора музучилища от 16 октября 2009 года N 201 в период с 1977 года по 1982 год в музучилище учились всего две студентки с фамилией Н. - это Н. и Н.О.М. (л.д. 92).

В материалы дела из музучилища представлена личная карточка на имя Н. Люсьены, 1960 года рождения, имеющей 7 классов образования детской музыкальной школы N <...>, проживающей в г. Ижевске, по проезду <...>, переведенной в соответствующий класс музучилища на основании приказа N 328 от 4 сентября 1978 года (л.д. 94).

Однако согласно параграфу 2 приказа N 328 от 4 сентября 1978 года на второй курс струнного отделения музучилища была зачислена Н. "Люда" (л.д. 95).

Кроме того, о том, что Н. Люсьена и Н. Людмила являются одним и тем же лицом, свидетельствуют:

- справка из детской школы искусств N <...>, согласно которой с 1969 года по 1977 год в ней обучалась Н. Людмила Гансовна (л.д. 104);

- поквартирная карточка и справка от 20 октября 2009 года, в соответствии с которыми в период с 4 августа 1964 года по 9 апреля 1991 года по адресу: г. Ижевск, <...>, была зарегистрирована именно Н. Людмила Гансовна, а Н. Люсьена Гансовна по данному адресу никогда не проживала (л.д. 105, 106).

Таким образом, исследовав вышеизложенные документы, суд приходит к выводу, что Н. Люсьена, замещавшая заболевшую Ч. и работавшая в музучилище в должности концертмейстера с 5 февраля 1981 года до 30 июня 1982 года, фактически является истцом Н. Людмилой.

То, что работа истца в должности концертмейстера являлась работой по специальности, подтверждается следующим:

В соответствии с действующей в спорный период Инструкцией о порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в Вооруженных силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, утвержденной приказом Министерства просвещения СССР от 5 января 1977 года N 2, в педагогический стаж работы засчитывалась работа в качестве концертмейстера (пп. "ж" п. 5 приложения 6). Кроме того, приложением N 2 к постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 15 июля 1964 года N 620 предусматривалась выплата соответствующих ставок, в том числе учителям, концертмейстерам за преподавательскую работу (абзац 1 пункта 2). В приложении N 1 к постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 24 декабря 1976 года N 1057 отдельным категориям педагогических работников, в том числе концертмейстерам, были установлены повышенные ставки заработной платы.

Исходя из вышеизложенного, суд констатирует, что должность концертмейстера была отнесена к педагогическим должностям.

В последующем данное положение было закреплено также в подпункте "н" пункта 5 приложения N 6 "О порядке зачета в педагогический стаж времени работы в партийных и комсомольских органах, службы в вооруженных силах СССР, а также времени работы в отдельных учреждениях и организациях и обучения в высших и средних специальных учебных заведениях" приказа Министерства просвещения СССР от 16 мая 1985 года N 94.

В соответствии с пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397 "Время работы, указанной в пунктах 1, 2 и 3 настоящего Положения, засчитывается в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с настоящим постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию".

Данное условие в рассматриваемом споре не выполнено. Так, 2/3 от требуемого для назначения пенсии 25 летнего стажа педагогической деятельности, составляет 16 лет и 8 месяцев. Зачтенный ответчиком педагогический стаж работы Н-ой в должностях и учреждениях, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, составляет 15 лет 0 месяцев 27 дней, что меньше 16 лет и 8 месяцев, установленных пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397.

Следовательно, периоды работы истца в должности концертмейстера в музучилище с 5 февраля 1981 года по 9 февраля 1982 года и с 12 марта 1982 года по 30 июня 1982 года общей продолжительностью 1 год 3 месяца 24 дня не подлежат включению в педагогический стаж истца.

1.2. Работа в должности руководителя кружка скрипки ДК "М." с 26 августа 1986 года по 18 января 1989 года (спорный период).

Согласно ст. 5 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик от 19 июля 1973 года N 4536-VIII (далее по тексту - Основы) внешкольное воспитание было включено в единую систему народного образования СССР.

Согласно статье 52 Основ государственные органы, предприятия, учреждения и организации, колхозы, иные кооперативные, профсоюзные, комсомольские и другие общественные организации имеют право создавать в установленном порядке дворцы и дома пионеров и школьников, детские и юношеские библиотеки, дворцы и дома культуры, дворцы спорта и дома техники учащихся профессионально-технических учебных заведений, станции и клубы юных техников, натуралистов, туристов, детские железные дороги, спортивные школы, пионерские лагеря, лагеря труда и отдыха и другие внешкольные учреждения в соответствии с номенклатурой внешкольных учреждений, утверждаемой в порядке, определяемом Советом Министров СССР.

Приказом Министерства просвещения СССР от 17 августа 1976 года N 133 на основании пункта 2 постановления Совета Министров СССР от 3 сентября 1975 года N 767, позволявшего Министерству просвещения СССР согласовывать создание внешкольных учреждений, не предусмотренных номенклатурой, было принято решение о включении в номенклатуру внешкольных учреждений детских хоровых студий, создаваемых хоровыми обществами.

Позднее Министерством просвещения СССР по согласованию с Министерством финансов СССР была утверждена номенклатура внешкольных учреждений, в которую в т.ч. была включена детская хоровая студия, создаваемая предприятиями, учреждениями и организациями на основе самоокупаемости (приказ Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 года N 227).

В соответствии с пунктом 3 приказа Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 года N 227 внешкольные учреждения создаются в соответствии с Положением о порядке создания, реорганизации и ликвидации предприятий, объединений, организаций и учреждений, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 2 сентября 1982 года N 816 (далее по тексту - Положение от 2 сентября 1982 года N 816).

Согласно записи N 3 в трудовой книжке Н. была принята на должность руководителя кружка скрипки по самоокупаемости в ДК "М.". Указанная запись внесена директором ДК "М.", что подтверждено его подписью и заверено печатью Дворца (л.д. 9).

Данное обстоятельство подтверждается параграфом 1 распоряжения директора ДК "М." от 26 августа 1986 года N 113-К, на основании которого была внесена вышеназванная запись в трудовую книжку истца (л.д. 22).

Позднее распоряжением директора ДК "М." от 18 сентября 1987 года N 111-К истцу как руководителю самоокупаемого кружка скрипки с 1 сентября 1987 года была изменена ставка оплаты труда в связи с изменением стажа работы (параграф 2 - л.д. 23).

По запросу истца архив ОАО "И.", в чью структуру входил ДК "М.", предоставил копии платежно-расчетных ведомостей завкома профсоюза "И." по детской хоровой студии Дворца "М." за период с 1986 по 1989 годы, а также распоряжения директора ДК "М.".

Проанализировав указанные распоряжения директора ДК "М.", принимая во внимание наименования должностей работников за спорный период, суд признает, что в ДК имелись различные кружки и студии, в том числе детская хоровая студия.

Оценив имеющиеся в деле ведомости начисления заработной платы самоокупаемому персоналу ДК "М.", суд констатирует, что Н. значится среди данных работников (л.д. 27 - 31). Суд констатирует, что платежно-расчетные ведомости поименованы как "Ведомости начисления заработной платы по самоокупаемости", а в отдельных ведомостях в начале списка работников указано "ДХС" (л.д. 29, 30 на обороте, 31 на обороте). Анализируя список работников, включенных в ведомость начисления заработной платы персоналу ДХС за 1987 год, суд констатирует, что в списке работников детской хоровой студии в т.ч. указаны балетмейстеры, руководитель кружка карате, руководитель танцевального кружка, режиссер театра и другие работники (л.д. 29).

В судебном заседании свидетели К., Б. и Д. подтвердили, что в детской хоровой студии не было танцевальных кружков, кружков карате, не работали балетмейстеры, что все это были работники штата ДК "М.".

Согласно распоряжению директора ДК "М." от 28 ноября 1986 года N 158-К на основании личного заявления Н. с 1 декабря 1986 года она как руководитель кружка скрипки по самоокупаемости была переведена в штат Дворца на 1,0 ставку (параграф 2 - л.д. 43). В связи с чем, суд констатирует, что истец не только не была принята в детскую хоровую студию 26 августа 1986 года, но с 1 декабря 1986 года по личному заявлению переведена в штат работников ДК "М.".

В силу статьи 67 ГПК РФ, оценив каждый из вышеизложенных документов в отдельности с учетом их относимости, допустимости, достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, учитывая, что после приема в ДК "М." приказов о переводе истца с должности руководителя кружка не издавалось, соответствующих записей в трудовую книжку истца работодателем не вносилось, суд приходит к выводу, что в спорный период истец работала в должности руководителя кружка скрипки по самоокупаемости в ДК "М.".

Согласно распоряжению директора ДК "М." N 7 от 18 января 1989 года руководитель кружка скрипки ДХС Н-а была уволена по собственному желанию с 18 января 1989 года (л.д. 108).

Однако факт работы истца в должности руководителя кружка скрипки в детской хоровой студии ДК "М." не нашел своего полного подтверждения материалами дела. Представленные истцом расчетно-платежные ведомости и распоряжения директора ДК "М." содержат противоречивые сведения. Показания свидетелей не подтверждены документально, а потому суд признает их недостаточными доказательствами вышеуказанных обстоятельств.

Кроме того, создание предприятием, в данном случае ОАО "И.", детской хоровой студии на основе самоокупаемости в виде внешкольного учреждения не нашло подтверждения материалами дела.

Так, согласно пп. "и" п. 7, п. 11 и п. 14 Положения от 2 сентября 1982 года N 816 внешкольное учреждение создается по согласованию с исполнительными комитетами соответствующих районных (городских) Советов народных депутатов, а в случае создания внешкольных учреждений, не предусмотренных утвержденной номенклатурой, - также с Министерством просвещения СССР и Министерством финансов СССР; Уставы (положения) предприятий, объединений, организаций и учреждений утверждаются их вышестоящими органами; о создании внешкольного учреждения сообщается органам государственной статистики.

Таким образом, суд признает, что в силу требований законодательства, действовавшего в спорный период, внешкольное учреждение должно быть юридическим лицом и иметь Устав или Положение. Данное обстоятельство также нашло отражение в пунктах 1.3 и 5.1 примерного Положения о внешкольном учреждении, являющегося приложением к приказу Гособразования СССР от 23 апреля 1990 года N 280.

Кроме того, пунктом 2.1 вышеназванного Положения о внешкольном учреждении установлено, что внешкольное учреждение открывается по решению соответствующего Совета народных депутатов и может действовать самостоятельно либо в структуре учебно-научно-производственного, учебно-производственного объединения, учебно-воспитательного комплекса, но не в виде различных кружков, в том числе детской хоровой студии на основе самоокупаемости ДК "М.", являющегося структурным подразделением ОАО "И.", которые, в свою очередь, не являются внешкольными образовательными учреждениями в том понимании, какое закладывается законодателем.

Ссылка представителя истца на то, что ДХС в ДК "М." была создана до 1982 года, в подтверждение чему представлено распоряжение директора ДК "М." N 2 от 5 января 1978 года об оформлении на работу по совместительству концертмейстером хора детской студии Ш. на 0,5 ставки по самоокупаемости (л.д. 86), отклоняется судом, поскольку также не является достаточным доказательством создания внешкольного образовательного учреждения в виде детской хоровой студии, которая в силу действовавшего в тот период законодательства могла быть создана хоровым обществом по согласованию с Министерством просвещения СССР.

Как было отмечено выше, ДК "М.", в котором работала истец в спорный период, являлся структурным подразделением ОАО "И." и исходя из вышеизложенного также не может быть отнесен к внешкольным образовательным учреждениям.

Таким образом, учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что период работы истца в должности руководителя кружка скрипки в ДК "М." ОАО "И." не подлежит зачету в ее педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Ссылка представителя истца на установление тождественности работы истца в спорный период аналогичной работе руководителя кружка во внешкольном учреждении - детской хоровой студии, создаваемой предприятиями, организациями и учреждениями на основе самоокупаемости, работа в которых включалась в выслугу лет в соответствии с приказом Министерства просвещения СССР от 14 ноября 1986 года N 227, отклоняется судом, поскольку спорный период не может быть зачтен в педагогический стаж истца еще и потому, что не выполняется требование п. 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397, т.к. зачтенный ответчиком педагогический стаж работы Н-ой в должностях и учреждениях, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, составляет 15 лет 0 месяцев 27 дней, что меньше 16 лет и 8 месяцев, установленных пунктом 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397.

2. Период работы в преподавателя в муниципальном образовательном учреждении дополнительного образования детей "Детская школа искусств N <...>" с 1 января 2001 года по 30 сентября 2009 года (спорный период).

Согласно записи N 5 трудовой книжки Н-а 19 января 1989 года была принята на должность преподавателя в Детскую музыкальную школу N <...>.

2 ноября 2001 года произошло переименование вышеуказанной организации и на сегодняшний день - это муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей "Детская школа искусств N <...>" (МОУ ДОД "ДШИ N <...>") (л.д. 9 на обороте, 10).

Согласно п. 3 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы и назначения трудовых пенсий при необходимости утверждаются Правительством РФ.

Исходя из чего были приняты Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность учреждениях для детей, и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, утвержденные постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781 (далее по тексту - Список и Правила от 29 октября 2002 года N 781), действие которых распространено законодателем на все предыдущие годы работы лиц, обратившихся за досрочным назначением пенсии.

Согласно пункту 3 Правил от 29 октября 2002 года N 781 в стаж работы засчитываются в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, периоды работы в должностях и учреждениях, указанных в Списке.

При этом работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка, засчитывается в стаж работы при условии ее выполнения в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка.

Суд признает, что должность преподавателя указана в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка, а учреждение дополнительного образования детей детская школа искусств - в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка.

Согласно пункту 12 Правил от 29 октября 2002 года N 781 "Работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка, в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка, за периоды начиная с 1 января 2001 года засчитывается в стаж работы при наличии одновременно следующих условий:

на 1 января 2001 года у лица имеется стаж работы в должностях и учреждениях, указанных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев;

у лица имеется факт работы (независимо от ее продолжительности) в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года в должностях и в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка".

Согласно оспариваемым истцом решениям N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года и N 338/01-15 от 4 августа 2008 года ответчик признает, что в спорный период истец работала в должности, указанной в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка от 29 октября 2002 года N 781, и в учреждении, указанном в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" того же Списка.

Согласно сведениям трудовой книжки в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года истец работала в той же должности преподавателя МОУ ДОД "ДШИ N <...>", т.е. в должности и в учреждении, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка N 781 от 29 октября 2002 года.

Однако на 1 января 2001 года истец имела педагогический стаж продолжительностью 15 лет 0 месяцев 27 дней, что менее необходимых по закону 16 лет и 8 месяцев.

Вследствие чего, суд приходит к выводу, что ответчик законно и обоснованно исключил период работы истца с 1 января 2001 года и до дня обращения за назначением пенсии из ее педагогического стажа.

Учитывая изложенное, суд признает, что на день обращения с заявлением о назначении пенсии истец имела педагогический стаж продолжительностью 15 лет 0 месяцев и 27 дней, что не достаточно для досрочного назначения трудовой пенсии по старости со дня обращения за назначением пенсии.

Не появилось у истца данного права и на день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде, т.к. до выработки установленного законом 25 летнего педагогического стажа, истцу необходимо доработать 1 год 7 месяцев и 3 дня в должностях и учреждениях, указанных в разделе 1 Списка N 781 от 29 октября 2002 года, тогда как фактически до дня рассмотрения настоящего гражданского дела в суде истец работала в должности и учреждении, предусмотренных разделом 2 Списка N 781 от 29 октября 2002 года.

Таким образом, суд приходит к выводу, что решения УПФР в г. Ижевске (межрайонного) УР N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года и N 338/01-15 от 4 августа 2008 года об отказе Н-ой в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, предусмотренной пп. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ (на сегодняшний день пп. 19 п. 1 ст. 27) "О трудовых пенсиях в РФ", являются законными, поэтому не подлежит удовлетворению требование истца о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости с момента возникновения права на ее назначение, поскольку данное право на день рассмотрения настоящего гражданского дела в суде у истца не возникло.

С учетом того, что решение состоялось не в пользу истца, в порядке статей 98 и 100 ГПК РФ ее требования о возмещении судебных расходов в виде оплаты госпошлины, за оформление доверенности и за услуги представителя также не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

исковые требования Н. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе Ижевске (межрайонному) Удмуртской Республики о признании незаконными отказов в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, отраженных в решениях Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе Ижевске (межрайонного) Удмуртской Республики N 56/01-15 от 11 февраля 2008 года и N 338/01-15 от 4 августа 2008 года, досрочном назначении трудовой пенсии по старости с момента возникновения права на ее назначение и взыскании судебных издержек оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение 10 дней со дня изготовления в окончательной форме через районный суд.

Решение в окончательной форме изготовлено председательствующим судьей на компьютере 2 ноября 2009 года.

 

Судья

КРИЧКЕР Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь