Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 ноября 2009 г. N 33-14238/2009

 

Судья: Рогачева В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Параевой В.С.

судей Кутыева О.О., Зарочинцевой Е.В.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 ноября 2009 года гражданское дело N 2-1530/09 по кассационной жалобе З.Л. на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2009 года по иску А.Г. к З.Л. о признании права собственности на квартиру и по встречному иску З.Л. к А.Г. о признании права собственности на квартиру

Заслушав доклад судьи Параевой В.С., объяснения З.Л. и ее представителя - Ж., действующей на основании доверенности от 18.09.2009 г., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя А.Г. - адвоката Стрельцина Б.Е. (ордер в деле), полагавшего, что решение является законным и обоснованным, основания к его отмене отсутствуют, судебная коллегия

 

установила:

 

А.Г. обратился в суд с иском к З.Л. о признании за ним права собственности на квартиру N 38 дома <...>, расположенную в доме ЖСК N 279.

В обоснование иска указал, что спорная квартира была получена им в 1992 г. в результате обмена с З.Л. Последняя уже зарегистрировала право собственности на полученную ею в результате обмена квартиру N 222 в том же доме. УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области отказало истцу в регистрации права собственности на спорную квартиру со ссылкой на то, что к моменту совершения в 1992 г. обмена З.Л. уже полностью внесла паевой взнос за квартиру N 38 и стала ее собственницей. В связи с этим переход права собственности на данную квартиру к истцу был возможен только в результате совершения гражданско-правовой сделки, а не путем перевода паевого взноса. Истец полагает, что право собственности на спорную квартиру может быть признано за ним в силу приобретательной давности. Со дня получения обменного ордера на спорную квартиру 11.06.1992 г. и до настоящего времени он пользуется спорной квартирой, вносит все необходимые платежи, уплачивает налоги. В спорной квартире зарегистрированы его жена - дочь ответчицы и их дети.

Не признавая исковые требования, З.Л. предъявила встречные требования и просила признать право собственности на спорную квартиру за ней.

В обоснование требований ответчица указала, что спорная квартира была предоставлена ей решением общего собрания членов ЖСК N 279 06.06.1990 г. в порядке улучшения жилищных условий. Ею сразу же в полном объеме был внесен паевой взнос за квартиру в размере 3.570 руб. 96 коп. Таким образом, после вступления в силу Закона СССР "О собственности в СССР" (01.07.1990 г.) она приобрела право собственности на спорную квартиру и с тех пор никаких сделок по ее отчуждению не совершала.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2009 года исковые требования А.Г. удовлетворены, З.Л. во встречном иске отказано.

В кассационной жалобе З.Л. просит отменить решение суда, считая его неправильным, полагает, что вывод суда об отчуждении ею спорной квартиры по договору дарения, является необоснованным.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с доказательствами по делу и требованиями закона.

Как следует из материалов дела, истец с семьей зарегистрирован и проживает в квартире 38 дома <...> в доме ЖСК N 279.

З.Л. зарегистрирована и проживает в квартире N 222 указанного дома.

04.08.1997 г. З.Л. на основании справки ЖСК N 279 о выплате ею 15.02.1982 г. паевого взноса за квартиру N 222 зарегистрировала за собой право собственности на данную квартиру.

А.Г. УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в 2007 г. отказало в регистрации за ним права собственности на квартиру N 38 со ссылкой на то, что на момент вступления его в члены ЖСК N 279 в 1992 г. паевой взнос за данную квартиру уже был выплачен З.Л. и последняя в силу Закона "О собственности в РСФСР", стала собственницей данной квартиры. Данный отказ УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области был получен истцом только в январе 2009 года.

Удовлетворяя исковые требования А.Г. и отказывая в иске З.Л., суд признал, что право собственности на спорную квартиру возникло у истца на основании договора дарения.

Судом установлено, что квартира N 222 <...> в доме ЖСК N 279 была предоставлена З.Л. (А.Л.) на основании ордера N 021046 от 10.08.1967 г. на семью из двух человек, включая ее дочь - З.С. (А.С.). Членом ЖСК N 279 была З.Л. 15.02.1982 г. З.Л. полностью внесен паевой взнос за квартиру N 222.

В 1985 г. произошла смена членов ЖСК N 279 в отношении квартиры N 222: членом ЖСК N 279 стала А.С., на нее же был переведен паевой взнос.

Квартира N 38 была предоставлена З.Л. в порядке улучшения жилищных условий решением общего собрания уполномоченных ЖСК N 279 от 06.06.1990 г. с учетом увеличившейся семьи дочери.

Решением общего собрания членов ЖСК N 279 от 18.04.1992 г. З.Л. (А.Л.) была исключена из членов ЖСК N 279 с переводом паевого взноса за квартиру N 38 в размере 3.570 руб. 96 коп. на А.Г., который был принят в члены ЖСК N 279.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что отказываясь от квартиры путем перевода паевого взноса, З.Л. фактически подарила А.Г. спорную квартиру.

Соглашаясь с выводом суда о наличии у истца права на спорную квартиру, судебная коллегия полагает вывод суда о совершении сторонами сделки по дарению квартиры не основанным на материалах дела.

В силу положений ч. 2 Закона СССР "О собственности в СССР", член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или другого кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленные ему в пользование, приобретает право собственности на это имущество. После приобретения указанного имущества в собственность гражданин вправе распоряжаться им по своему усмотрению - продавать, завещать, сдавать в аренду, совершать с ним иные сделки, не противоречащие закону.

Судом правильно установлено, что на момент совершения сделки по отчуждению спорной квартиры, А.С. являлась собственницей квартиры 222 и фактически проживала там со своей семьей, а З.Л. проживала в принадлежащей ей квартире 38.

После перевода паевого взноса на кв. 38 на мужа А.С. - А.Г., З.Л. стала проживать в квартире 222 и в дальнейшем оформила право собственности на указанную квартиру, отказавшись от прав на спорную квартиру, а А.С. с семьей стала проживать в квартире 38 предоставленной в порядке улучшения жилищных условий семье З.Л. с учетом всех членов семьи, в том числе и дочери ответчицы, зятя и их детей.

С учетом изложенных обстоятельств судебная коллегия приходит к выводу, что в 1992 году между З.Л. и А-выми был произведен обмен жилыми помещениями.

Данный факт подтверждается обменным ордером от 11.06.1992 г., регистрацией З.Л. на свое имя квартиры 222, принадлежащей до 1992 года А.С., а также не оспаривался сторонами в ходе судебного заседания

Положения ст. 119 ЖК РСФСР (утв. ВС РСФСР 24 июня 1983 года), предусматривали право члена жилищно-строительного произвести обмен занимаемого жилого помещения с другим членом кооператива или нанимателем жилого помещения в доме государственного или общественного жилищного фонда.

Принимая во внимание показания А.С., поддержавшей исковые требования А.Г. и пояснившей, что регистрация права собственности на А.Г. не нарушает ее права и законные интересы, поскольку приобретенная в результате обмена квартира является их общим супружеским имуществом, судебная коллегия полагает правильным решение суда о признании за А.Г. права собственности на спорное жилое помещение.

Кроме того, судебная коллегия согласна с выводом суда о том, что истец может быть признан собственником спорной квартиры и по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 234 ГК РФ, поскольку истец добросовестно, открыто и непрерывно владеет квартирой N 38 <...> как своей с 18.04.1992 г., то есть более пятнадцати лет; вносит квартплату и коммунальные платежи, уплачивает налоги, его семья зарегистрирована в данной квартире.

С учетом изложенного суд правомерно отказал З.Л. в удовлетворении встречного иска.

При таких обстоятельствах, соглашаясь с доводами кассационной жалобы о недоказанности заключения сторонами договора дарения в отношении спорной квартиры, судебная коллегия полагает, что указанные доводы не являются основанием к отмене по существу правильного решения суда, поскольку отсутствие договора дарения не свидетельствует об отсутствии у А.Г. права на спорное жилое помещение.

Таким образом, доводы кассационной жалобы не содержат правовых оснований к отмене законного и обоснованного решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 02 сентября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу З.Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь