Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 ноября 2009 г. N 13605

 

Судья: Ковалев С.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Петровой Ю.Ю., Пучинина Д.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 03 ноября 2009 года дело N 2-57/09 по кассационной жалобе З. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2009 года по иску З. к С., Я., Ф. о признании сделок недействительными, истребовании имущества, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения представителя З. - А. (доверенность от 13 октября 2009 года, сроком на три года), объяснения Я., объяснения представителя С. - адвоката Серова Д.А. (ордер N 70 от 15 октября 2009 года, доверенность от 16 апреля 2007 года, сроком на три года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2009 года З. отказано в удовлетворении исковых требований к С., Я., Ф. о признании сделок недействительными, истребовании имущества, признании права собственности.

В кассационной жалобе З. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, на основании договора передачи доли квартиры в собственность граждан от 27.05.2005 г. З. являлся собственником 291/600 долей квартиры <...> в Санкт-Петербурге с правом пользования комнатами 18,20 кв. м и 10,90 кв. м (т. 1, л.д. 9, 11).

30.07.2005 г. З. заключил с С. договор купли-продажи 182/600 долей квартиры (т. 1, л.д. 14), в пользование покупателя перешла комната площадью 18,20 кв. м.

25.07.2006 г. между С. и Я. заключен договор дарения спорной доли квартиры (т. 1, л.д. 134).

18.10.2006 г. Я. произвела отчуждение по договору дарения 182/600 долей в праве общей долевой собственности указанной квартиры Ф. (т. 1, л.д. 121, 122).

З. обратился в суд с иском к С., Я., Ф. о признании недействительным договора купли-продажи от 30.07.2005 г., заключенного с С., а также просил признать недействительными договоры дарения между С. и Я. от 25.07.2006 г. и между Я. и Ф. от 18.10.2006 г., просил истребовать 182/600 долей в праве общей долевой собственности на квартиру из незаконного владения, признать недействительной государственную регистрацию права собственности, произведенную на основании каждой из указанных сделок, признать за собой право собственности на спорную долю квартиры ссылаясь на то, что при заключении сделки в силу состояния здоровья не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, поскольку является больным человеком, страдает психическим заболеванием, состоит на учете в ПНД N 3 Петроградского района Санкт-Петербурга, намерений продавать комнату не имел, денег за продажу комнаты не получал.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 03 декабря 2007 года в удовлетворении исковых требований З. отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 марта 2008 года решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с разъяснениями, данными в пунктах 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Состоявшееся по данному делу судебное решение не соответствуют указанным требованиям.

Разрешая настоящий спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что по требованию о признании договора купли-продажи недействительным на основании ст. 177 ГК РФ истцом пропущен годичный срок исковой давности, установленный п. 2 ст. 181 ГК РФ, и ответчиком до принятия решения по делу заявлено о применении исковой давности. Кроме того, суд пришел к выводу об отсутствии доказательств невозможности понимания истцом значения своих действий или руководить ими в момент заключения оспариваемого договора.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда.

В заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 09.12.2008 г. отражено, что З. страдает хроническим психическим расстройством - органическим расстройством личности в связи со смешанными заболеваниями (травматического, алкогольного генеза) с выраженными эмоционально-волевыми нарушениями и снижением интеллекта. В период времени, относящийся к совершению юридически значимых действий - в момент заключения договора купли-продажи 182/600 долей в праве общей собственности на квартиру <...> 30.07.2005 г., З. также страдал вышеуказанным хроническим психическим расстройством и по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими (л.д. 270 - 276, т. 1).

Таким образом, в заключении даны категоричные выводы о том, что З. не мог понимать значение своих действий и руководить ими в момент подписания договора купли-продажи от 30.07.2005 г.

Действительно, согласно ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда не обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ.

Согласно ч. 3 и ч. 4 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При таком положении суд мог отвергнуть заключение экспертизы лишь в том случае, если бы это заключение явно бы находилось в противоречии с остальными доказательствами по делу, которые бы каждое в отдельности и все они в своей совокупности бесспорно подтверждали бы то обстоятельство, что истец в момент совершения сделки мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Вместе с тем, суд критически оценивая заключение эксперта, исходил из того, что в заключении экспертов указано на то, что истец с 2001 года не работал, что не соответствует материалам дела, поскольку из приложенной к исковому заявлению копии трудовой книжки истца следует, что в период с 2001 г. по 19.09.2005 г. истец работал в <...> в должности грузчика, а с 28.06.2004 г. - также и в должности водителя автомобильного и тракторного погрузчика, после увольнения из данной организации по собственному желанию 19.09.2005 г. с 03.10.2005 г. по 10.11.2005 г. работал в <...> также в должности водителя автомобильного и тракторного погрузчика (т. 1, л.д. 26).

Однако из трудовой книжки истца не следует, что в период работы в <...> с 2001 г. по 19.09.2005 г. он работал водителем автомобильного и тракторного погрузчика. Согласно записи от 28.06.2004 г. З. установлена вторая профессия водитель автомобильного и тракторного погрузчика (л.д. 26, т. 1). Из характеристики, выданной <...>, следует, что З. работал в данной организации с 20.04.2001 г. по 19.09.2005 г. грузчиком (л.д. 215, т. 1).

Суд указал в решении на то, что трудовая книжка, характеристика с места работы, заявления истца в органы внутренних дел показывают, что истец как до подписания оспариваемого договора, так и после его подписания работал и соблюдал трудовую дисциплину, лично совершал юридически значимые действия (получение паспорта, подача заявлений о приеме на работу и увольнении с работы); кроме того, в период с ноября 2005 по январь 2006 истец в связи с совершением в отношении жилой площади сделки обращался в жилищные и правоохранительные органы, в органы нотариата (т. 1, л.д. 161 - 166). Совершение указанных действий не позволило суду первой инстанции расценить как достоверные утверждения истца о том, что с 30.07.2005 г. по 09.11.2005 г. он находился в таком состоянии, что не имел возможности как осознать факт совершения оспариваемой сделки, так и обратиться в суд с исковым заявлением о признании ее недействительной.

В соответствии с положениями п. 2 ст. 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Если суд по каким-либо причинам, не согласился с данным заключением, то ему следовало обсудить вопрос о назначении по делу комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, для устранения имеющихся противоречий, либо обсудить вопрос о вызове в суд экспертов для устранения противоречий. Однако, не сделав этого, суд сделал собственный вывод о способности З. понимать значение своих действий не обладая специальными познаниями для решения этого вопроса.

Обжалуя решение суда, истец указывает, что не имел намерения отчуждать спорную квартиру, передача квартиры в собственность ответчицы по договору дарения явилась следствием перенесенных им болезней. Ссылается на то, что наличие у лица систематической алкоголизации требует специальных медицинских познаний и является медицинским заболеванием, в то время как пьющий (непьющий) является оценочной субъективной категорией. Считает решение необоснованным, поскольку обстоятельства, на которые он ссылается в исковых требованиях, в результате которых был заключен оспариваемый договор, в судебном заседании исследованы не были. Ссылается на нарушение его прав, как стороны по делу, на представление доказательств, поскольку суд не принял во внимание заключение комиссии экспертов от 26.08.2008 г. в рамках другого дела об оспаривании договора купли-продажи 109/600 долей квартиры.

Кроме того, в кассационной жалобе истец ссылается и на то, что суд не учел, что помимо требований о признании сделок недействительными, им было предъявлено требование об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ, виндикационный иск). Вместе с тем, данные требования не были предметом рассмотрения суда первой инстанции.

Судебная коллегия полагает, что указанные доводы жалобы заслуживают внимания.

При таких обстоятельствах нельзя признать законным и обоснованным решение суда по тем мотивам которые положены судом в его обоснование.

Нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, в связи с чем решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, предложить сторонам представить дополнительные доказательства в обоснование своих требований и возражений, обсудить вопрос о вызове в суд врача-эксперта либо о необходимости назначения по делу комплексной психолого-психиатрической экспертизы, более тщательно проверить доводы и возражения сторон и разрешить спор в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 31 марта 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь