Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 5 ноября 2009 г. по делу N 3-116/09

 

Новосибирский областной суд в составе:

    председательствующего судьи     Петруниной И.Н.

    при секретаре                   С.

рассмотрев в открытом судебном заседании с участием представителей Западно-Сибирского транспортного прокурора по доверенности Герлиц С.А., Медведевой М.В., представителя Губернатора Новосибирской области Л., представителя Новосибирского областного Совета депутатов К. гражданское дело по заявлению Западно-Сибирского транспортного прокурора о признании противоречащими федеральным законам и недействующими отдельных положений Закона Новосибирской области от 7 июня 2007 года N 112-ОЗ "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области",

 

установил:

 

Западно-Сибирский транспортный прокурор обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральным законам и недействующими отдельных положений Закона Новосибирской области от 7 июня 2007 года N 112-ОЗ "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области" (далее по тексту - Закон Новосибирской области).

В обоснование требований указал, что положения пункта 1 части 2 статьи 18 и абзаца 1 части 2 статьи 20 оспариваемого Закона противоречат федеральному законодательству, а именно абзацу 3 статьи 13 и абзацам 2, 11 статьи 15 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации" от 17 декабря 1997 года N 2-ФКЗ, части 2 статьи 15 и главам 27, 40 Гражданского кодекса Российской Федерации, Постановлению Правительства Российской Федерации "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" от 7 марта 1995 года N 239, а также подпунктам "д", "ж" пункта 8 Методики, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 марта 2009 года N 196, поскольку уменьшают объем установленных федеральным законодательством правовых гарантий перевозчиков на железнодорожном транспорте пригородного сообщения, необоснованно предоставляющие исполнительному органу государственной власти субъекта Российской Федерации возможность субъективной и избирательной оценки объема права перевозчиков.

Просит суд признать вышеперечисленные положения Закона Новосибирской области недействующими и противоречащими названному федеральному законодательству.

В судебном заседании представители Западно-Сибирского транспортного прокурора уточнили основания заявленных требований исключив ссылки на противоречие оспариваемых положений Закона Новосибирской области главам 27, 40 Гражданского кодекса Российской Федерации и Постановлению Правительства Российской Федерации от 5 марта 2009 года N 196, а также предмет: просят признать недействующими и противоречащими федеральному законодательству положения пункта 1 части 2 статьи 18, и положения абзаца 1 части 2 статьи 20 в части слов: "Средства областного бюджета направляются на компенсацию потерь в доходах или возмещение расходов перевозчиков, возникающих:" Закона Новосибирской области с момента вступления решения суда в законную силу.

Представитель Новосибирского областного Совета депутатов требования прокурора не признал, пояснив, что оспариваемые положения Закона Новосибирской области приняты в пределах компетенции Новосибирского областного Совета депутатов в соответствии с подпунктом 12 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", носят административно-правовой характер и не регулируют гражданские правоотношения.

Представитель Губернатора Новосибирской области требования прокурора не признал, поддержав доводы представителя Новосибирского областного Совета депутатов, просит заявление прокурора оставить без удовлетворения.

Суд, выслушав пояснения сторон, изучив материалы дела, приходит к следующему.

Постановлением Новосибирского областного Совета депутатов от 24 мая 2007 года N 112-ОСД принят Закон Новосибирской области "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области".

7 июня 2007 года Закон Новосибирской области был подписан Губернатором Новосибирской области и опубликован в газете "Советская Сибирь" от 19 июня 2007 года N 115.

Пунктом 1 части 2 статьи 18 Закона Новосибирской области установлено, что формами государственной поддержки являются - компенсация потерь в доходах или возмещение расходов перевозчиков в случаях, установленных настоящим Законом.

В соответствии с абзацем 1 части 2 статьи 20 Закона Новосибирской области, средства областного бюджета направляются на компенсацию потерь в доходах или возмещение расходов перевозчиков, возникающих:

1) в результате государственного регулирования тарифов;

2) в связи с перевозкой пассажиров, для которых законодательством установлены меры социальной поддержки;

3) при выполнении пассажирских перевозок по маршрутам регулярного сообщения с низким пассажиропотоком, на малоинтенсивных линиях (участках).

Доводы прокурора о том, что оспариваемые положения Закона Новосибирской области регулируют отношения, которые согласно абзаца 3 статьи 13 и абзацев 2, 11 статьи 15 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 года N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", подлежат регулированию нормативными правовыми актами, издаваемыми Правительством Российской Федерации, следовательно, Закон Новосибирской области принят представительным органом власти субъекта Российской Федерации с превышением полномочий, основаны на неправильном применении и толковании норм материального права.

В ведении Российской Федерации находится федеральный транспорт и федеральные пути сообщения (пункт "и" статьи 71 Конституции Российской Федерации).

Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти (статья 73 Конституции Российской Федерации).

В силу подпункта 12 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится в том числе и решение вопросов организации транспортного обслуживания населения автомобильным, железнодорожным, внутренним водным, воздушным транспортом (пригородное и межмуниципальное сообщение).

В соответствии со статьей 32 Устава Новосибирской области установлено, что Новосибирской областной Совет депутатов является постоянно действующим высшим и единственным законодательным (представительным) органом государственной власти Новосибирской области.

Законами Новосибирской области регулируются вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, Уставом Новосибирской области к ведению Новосибирской области (статья 37 Устава Новосибирской области).

Учитывая, что вопросы организации транспортного обслуживания населения на территории субъекта Российской Федерации находятся в компетенции субъекта Российской Федерации, следовательно, Закон Новосибирской области от 7 июня 2007 года N 112-ОЗ "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области" принят законодательным (представительным) органом Новосибирской области - Новосибирским областным Советом депутатов - в пределах его компетенции.

Несостоятельными являются доводы прокурора о том, что оспариваемые нормы Закона Новосибирской области устанавливают только частичное возмещение убытков (либо компенсацию потерь, либо возмещение понесенных расходов) организациям железнодорожного транспорта, оказывающим услуги по обслуживанию населения при организации и выполнении перевозок пассажиров и грузов в пригородном сообщении, в результате государственного регулирования тарифов, что противоречит положениям статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацу 4 Перечня услуг транспортных, снабженческо-сбытовых и торговых организаций, по которым органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставляется право вводить государственное регулирование тарифов и надбавок, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 года N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" (далее по тексту - Перечень).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 года N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право регулировать цены и тарифы по определенному перечню продукции и услуг.

Пунктом 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 года N 239 установлено, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, для которых в федеральном бюджете предусматривается финансовая поддержка, регулируют цены (тарифы) на продукцию производственно-технического назначения, товары народного потребления, и услуги, на которые государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке Российской Федерации осуществляют органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также тарифы и надбавки на услуги транспортных, снабженческо-сбытовых и торговых организаций, по которым органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставляется право вводить государственное регулирование тарифов и надбавок по согласованию с соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Абзац 4 Перечня к таким услугам относит перевозки пассажиров и багажа железнодорожным транспортом в пригородном сообщении по согласованию с Министерством путей сообщения Российской Федерации (железными дорогами) и при условии возмещения убытков, возникающих вследствие регулирования тарифов за счет соответствующих бюджетов субъектов Российской Федерации.

Согласно положениям статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1).

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2).

Из приведенной правовой нормы не следует, что законодатель установил императивное правило полного возмещения убытков.

Данное право возникает в случае, если меньший размер возмещения убытков не предусмотрен законом или договором.

В соответствии с пунктом 2 статьи 8 Федерального закона от 10 января 2003 N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" на договорной основе устанавливаются тарифы, сборы и плата на железнодорожном транспорте, которые подлежат контролю со стороны государства.

Пунктом 3 названной статьи определено, что в полном объеме за счет средств бюджетов соответствующих уровней бюджетной системы Российской Федерации, подлежат возмещению только потери в доходах перевозчика, возникшие в результате установления льгот и преимуществ по тарифам, сборам и плате на железнодорожном транспорте общего пользования на основании федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов субъектов Российской Федерации.

Таким образом, понятие убытков в Законе Новосибирской области "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области" соответствует положениям статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, и не противоречит абзацу 4 Перечня.

При этом следует отметить, что ни в пункте 1 части 2 статьи 18 Закона Новосибирской области, ни в абзаце 1 части 2 статьи 20 Закона Новосибирской области не регулируются основания, условия и порядок возмещения убытков.

Оспариваемыми нормами Закона Новосибирской области установлены формы государственной поддержки перевозчиков предоставляемой им в целях создания и обеспечения правовых и экономических условий, гарантий и стимулов деятельности перевозчиков и случаи ее предоставления органами государственной власти Новосибирской области.

При этом, абзац 1 части 2 статьи 20 Закона Новосибирской области, в части слов "Средства областного бюджета направляются на компенсацию потерь в доходах или возмещение расходов перевозчиков, возникающих:" содержит только указание на направление средств областного бюджета, но при этом не регулирует случаи такой компенсации и не устанавливает каких-либо ограничений по возмещению затрат и расходов.

Из анализа положений статей 18, 19, 20 Закона Новосибирской области в совокупности с положениями статей 6 - 9 Закона Новосибирской области, следует, что оспариваемым Законом не регулируются отношения по установлению тарифов, на основании которых определяется плата за перевозку пассажиров и багажа, не устанавливается порядок расчета и определения убытков, компенсаций, вследствие государственного регулирования тарифов, а регулируются отношения в сфере организации транспортного обслуживания населения и устанавливаются полномочия в этой сфере Новосибирского областного Совета депутатов, администрации Новосибирской области и областного исполнительного органа государственной власти Новосибирской области, уполномоченного в сфере организации транспортного обслуживания населения, полномочия органов местного самоуправления муниципальных образований Новосибирской области.

Следовательно, Закон Новосибирской области не регулирует гражданские правоотношения, не прекращает действия норм приведенного выше Постановления Правительства Российской Федерации, а носит административно-правовой характер.

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу о том, что, оспариваемое прокурором правовое регулирование установлено в рамках компетенции субъекта Российской Федерации по вопросу совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов; норм, снижающих уровень правовых гарантий юридических лиц, предусмотренных гражданским законодательством не устанавливает, и не противоречит действующему федеральному законодательству.

В силу части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194 - 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

решил:

 

Заявление Западно-Сибирского транспортного прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству пункта 1 части 2 статьи 18 и абзаца 1 части 2 статьи 20 Закона Новосибирской области от 7 июня 2007 года N 112-ОЗ "Об организации транспортного обслуживания населения на территории Новосибирской области" оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в десятидневный срок в Верховный Суд Российской Федерации с подачей кассационной жалобы через Новосибирский областной суд.

 

Председательствующий по делу

И.Н.ПЕТРУНИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь