Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2009 г. по делу N 33-2994

 

Судья: Кричкер Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 9 ноября 2009 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 24 сентября 2009 года, которым

исковые требования О. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости удовлетворены.

Решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики N <...> от 12 января 2009 г. об отказе О. в досрочном назначении трудовой пенсии по старости признано незаконным.

Признано право О. на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с 26 мая 2008 г. в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики в пользу О. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 100 рублей.

Судебная коллегия, заслушав доклад судьи Анисимовой В.И., объяснения О., его представителя М., допущенной к участию в деле в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, полагавших жалобу необоснованной,

 

установила:

 

О. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> (межрайонному) Удмуртской Республики (далее по тексту - Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование иска указывает, что решением ответчика N <...> от 12.01.2009 г. ему отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в связи с отсутствием требуемого страхового стажа продолжительностью не менее 20 лет. Истец полагает, что решение об отказе в назначении пенсии является незаконным ввиду того, что ответчик необоснованно исключил из подсчета стажа периоды его работы по причине неуплаты в эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. Истец просит признать незаконным решение об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости и признать за ним право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с 26 мая 2008 г. в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

В ходе судебного разбирательства истец, его представитель М., допущенная судом к участию в деле в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, исковые требования поддержали. Пояснили, что в страховой стаж возможно включить период с 13.05.1991 г. по 19.05.1992 г. работы истца в малом государственном предприятии (в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ на л.д. 6 - сокращенно МП либо МГП), а также период с 28.01.2000 г., когда истец работал директором ООО.

Представитель ответчика по доверенности С. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований ввиду неправильной оценки представленных доказательств, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. При оценке спорных периодов работы следовало применить Положение "О порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР", утвержденное приказом Министерства соцобеспечения РСФСР от 04.10.1991 г. N 190, и получить документальное подтверждение причины несохранности и невозможности получения первичных документов о работе истца в МП, суд ограничился устными пояснениями истца и сообщением Межрайонной ИФНС N 2 по УР об отсутствии у них документов. Факт работы в ООО и уплаты работодателем страховых взносов истцом также не доказан.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене, как вынесенное с неправильным применением норм материального права и несоответствием выводов суда обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства.

В соответствии с п.п. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 10 лет на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах и имеют страховой стаж не менее 20 лет.

Как усматривается из материалов дела, оспариваемым решением ответчика от 12.01.2009 г. N <...> истцу отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости. При этом специальный трудовой стаж составил 11 лет 2 месяца 15 дней. Страховой стаж истца рассчитывался двумя способами: по нормам пенсионного законодательства, действующего на момент принятия решения, - 14 лет 9 месяцев 16 дней; по нормам ранее действовавшего законодательства - 18 лет 7 месяцев 19 дней, что по обоим вариантам менее установленной в законе величины 20 лет, что дало основание ответчику для отказа истцу в досрочном назначении трудовой пенсии по старости. Решением ответчика в страховой стаж не включен период работы с 01.01.1994 г. по 26.05.2008 г. в ООО, когда истец являлся учредителем организации в связи с неначислением и неуплатой обществом страховых взносов в Пенсионный фонд.

Истец оспаривает указанное решение ответчика, полагая, что в страховой стаж необоснованно не были включены периоды работы в МП и работы в должности директора ООО.

Включая в страховой стаж период работы 17.12.1991 г. по 19.05.1992 г. в МП, суд исходил из показаний свидетелей Д. и О. о совместной работе с истцом в МП, а также из справки, подписанной М., К. и С., с оттиском печати ООО МП.

Вместе с тем такая оценка доказательств положениям пенсионного законодательства, регулирующим процедуру подтверждения стажа по свидетельским показаниям, а также положениям ст. 67 ГПК РФ не соответствует.

В статье 13 ФЗ от 16.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" возможность подтверждения страхового стажа показаниями свидетелей допускается, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. Такие обстоятельства утраты документов о своей работе истец суду не сообщал. Для установления стажа работы показаниями свидетелей по этому основанию основания отсутствуют.

В соответствии с п. 6 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления пенсии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24.07.2002 г. N 555 (далее - Правила от 24.07.2002 г. N 555), а также аналогичными нормами п. 1.1 Положения "О порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР", утвержденного приказом Министерства соцобеспечения РСФСР от 04.10.1991 г. N 190 (далее - Положение от 04.10.1991 г. N 190), действовавшего в спорный период, основным документом, подтверждающим стаж работы, является трудовая книжка.

В пункте 29 вышеназванных Правил от 24.07.2002 г. N 555 (п. 2.1 Положения от 04.10.1991 г. N 190) возможность установления стажа работы на основании показания свидетелей, знающих этого работника по совместной работе у одного работодателя и располагающих документами о своей работе за время, ставится в зависимость от утери документов о работе и невозможности их получения вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и других подобных причин не по вине работника.

К заявлению работника об установлении периода его работы по свидетельским показаниям должен быть приложен документ работодателя либо иные документы, подтверждающие факт и причину утраты документов о работе и невозможность их получения. Ссылаясь на факт утраты трудовой книжки, истец каких-либо документов, подтверждающих данный факт, суду не представил.

В трудовой книжке, представленной в суд истцом, сведений о работе истца в МП не имеется. Истец в пояснениях, данных в ходе рассмотрения спора (л.д. 15), ссылался на утерю трудовой книжки по своей вине. В этом случае истец в соответствии с п. 5.1 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденной постановлением Госкомтруда СССР от 20 июня 1974 г. N 162, действовавшего в спорный период работы, должен был обратиться с заявлением о выдаче дубликата трудовой книжки, в котором могли быть сделаны записи о предыдущей трудовой деятельности истца. Однако имеющаяся в материалах дела трудовая книжка истца (л.д. 12) не является дубликатом и сведения о предыдущей трудовой деятельности не содержит.

При таких обстоятельствах основания для установления стажа свидетельскими показаниями у суда отсутствовали.

Тем не менее в подтверждение факта работы истца в МП судом без достаточных на то правовых оснований допрошены свидетели, показания которых носят противоречивый характер и не соответствуют периоду, заявленному истцом в иске. Так Д., работавшая в МП бухгалтером с 17.12.1991 г. по 21.09.1994 г., показывала, что истец уже работал в этой фирме снабженцем и уволился раньше ее, точной даты она не помнит. Свидетель О., работавший в МП с 13.05.1991 г. по 19.05.1992 г., показывал, что на момент его устройства на работу, истец уже работал и уволился позже его. Истцом же указывалось на включение периода с 12.10.1991 г. по 20.04.1993 г. То есть дата начала работы, указанная истцом (12 октября), не совпадает с периодом начала работы, указанной О. (ранее 13 мая). Более того, показания свидетелей не соответствуют периоду работы истца с 15.10.1991 г. по 12.03.1993 г., указанному в справке, подписанной М., К., С.

При этом Судебная коллегия отмечает, что периоды работы свидетелей Д., О. в МП оформлены надлежащим образом, трудовые книжки свидетелей содержат записи о работе со ссылкой на соответствующие приказы по предприятию (л.д. 22, обор.; 23).

При отсутствии трудовой книжки в подтверждение периодов работы принимаются письменные трудовые договоры, оформленные в соответствии с трудовым законодательством, действовавшим на день возникновения соответствующих правоотношений, трудовые книжки колхозников, справки, выдаваемые работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами, выписки из приказов, лицевые счета и ведомости на выдачу заработной платы, и иные документы, содержащие сведения о периодах работы.

В материалах дела имеется информация из МИФНС N 2 по УР от 19.08.2009 г. о том, что МГП находится в стадии ликвидации, регистрационное дело МГП не передано ни в МИФНС, ни в Администрацию г. Глазова, не поступало дело также и на хранение в архивный отдел г. Глазова, что подтверждается справкой из Архивного управления г. Глазова УР от 17.07.2008 (л.д. 13, 20).

Все вышеизложенные обстоятельства недостаточны для вывода о невозможности представления письменных доказательств о стаже работы истца на указанном предприятии.

В обоснование факта работы в МГП истец представил справку, выданную от имени ООО (л.д. 7). Однако данная справка не может быть принята в качестве допустимого доказательства, подтверждающего факт работы истца, поскольку не содержит дату и основания выдачи, а также расшифровку подписей, подписавших ее. Справка подписана М., как следует из выписки из ЕГРЮЛ от 03.03.2009 г., являвшегося руководителем предприятия, находящегося на стадии ликвидации (л.д. 6). Однако указанная справка не содержит ссылки на основание выдачи, как то: приказ о приеме и об увольнении, трудовой договор, платежные ведомости и т.д. При этом Судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что М. в период работы истца в МП его руководителем не являлся и факт работы истца при отсутствии письменных тому подтверждений подтверждать не мог. В период работы истца в МП руководителем был Т., что усматривается из показаний свидетеля Д. (л.д. 32). Иные лица, подписавшие справку (К. - водитель предприятия в период с 27.02.1992 г. по 23.05.1994 г., что следует из его трудовой книжки, С., трудовые отношения которого с предприятием не подтверждены доказательствами), полномочиями по выдаче официальных документов от имени указанного предприятия в отношении истца не обладали.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что период работы истца в МП допустимыми доказательствами, не вызывающими сомнения, не подтвержден и не подлежит включению в страховой стаж работы истца.

Включая период работы истца в ООО с 28.01.2000 г. по 01.01.2002 г. в должности директора, суд исходил из того, что факт работы документально подтвержден истцом, отсутствие начислений и перечислений данной организацией страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в силу постановления Конституционного Суда РФ от 10.07.2007 г. N 9-П не может умалять прав истца, как работника данной организации, на включение данных периодов в страховой стаж.

Судебная коллегия находит, что данные выводы суда основаны на неправильном применении и толковании постановления Конституционного Суда РФ от 10.07.2007 г. N 9-П и пенсионного законодательства.

Как следует из материалов дела, ООО (являющееся правопреемником индивидуального частного предприятия) зарегистрировано постановлением Главы Администрации г. Глазова от 26.01.2000 г. Учредителем данного общества на момент образования являлся и является в настоящее время О. ООО на момент рассмотрения дела не ликвидировано.

Решением единственного участника ООО N 2 от 28.01.2000 г. директором общества назначен О.

В соответствии с ответом УПФ РФ (ГУ) в г. Глазове и Глазовском районе УР за период с 01.01.1994 г. по 26.05.2008 г. ООО (ранее ИЧП) начисления и перечисления страховых взносов не производилось (л.д. 28, 29). Данный факт истцом не оспаривается.

Обязанность по своевременному перечислению страховых взносов за работника возложена на работодателя ст. 14 ФЗ от 15.01.2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ". Способы защиты и восстановления нарушенного пенсионного права работника при недобросовестном поведении работодателя и неуплате им страховых взносов в ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" не урегулированы. При этом в соответствии со ст. 5 "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда РФ перед застрахованными лицами, которая является по смыслу ст. 399 ГК РФ дополнительной ответственностью к ответственности основного должника - работодателя.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2007 года N 9-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 10 и пункта 2 статьи 13 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и абзаца 3 пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в связи с запросами Верховного Суда РФ и Учалинского районного суда Республики Башкортостан и жалобами граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (частям 1 и 2), 39 (частям 1 и 2), 45 (части 1) и 55 (части 3) в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения во взаимосвязи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения и размеры трудовых пенсий, - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.

Исходя из смысла указанного постановления оно направлено на защиту прав тех работников, которые не располагают реальными возможностями обеспечить уплату работодателем недоимки по страховым взносам, поскольку законодательно не предусмотрено гарантий обеспечения прав застрахованных лиц на случай неуплаты страхователем страховых взносов (пункт 4.2, 4.3 постановления).

В данной правовой ситуации истец являлся одновременно директором, работником предприятия и единственным участником общества, на него как на директора общества возлагалась обязанность по соблюдению законодательства по уплате предприятием страховых взносов, которую он не исполнил надлежащим образом. То есть реальная возможность повлиять на реализацию своих пенсионных прав у истца имелась и сохраняется по настоящее время, поскольку истец остается директором ООО, которое до сих пор не ликвидировано.

В связи с изложенным постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2007 года N 9-П не может быть распространено на спорные правоотношения работы истца в ООО <...>, данный период работы, неоплаченный страховыми взносами, не подлежит включению в страховой стаж истца.

При таких обстоятельствах правовых оснований для включения периодов работы истца в МП и работы в должности директора ООО в страховой стаж не имеется, в связи с чем решение суда не может быть признано законным, подлежит отмене.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя решение суда, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе в удовлетворении исковых требований О.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 24 сентября 2009 года отменить.

Вынести по делу новое решение, которым О. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным решения Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики N <...> от 12 января 2009 г. об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости и признании за ним права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" отказать.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> (межрайонного) Удмуртской Республики удовлетворить.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ГЛУХОВА И.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь