Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2009 г. по делу N 33-8565

 

Судья - Широкова Т.П.

 

10 ноября 2009 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

Председательствующего судьи Серова В.А.,

Судей: Сысаловой И.В.; Крайневой Н.А.,

при секретаре К.,

с участием В.Р.А., представителя В.Р.А. Р., Т.Н.А.,

Рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи областного суда Сысаловой И.В.,

дело по кассационным жалобам В.Р.А., Т.Н.А.,

на решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13 августа 2009 года по делу по иску

Т.Н.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Т.А.А., <...>1999 г. рождения и В.Е.Р., <...>2006 г. рождения к В.Р.Г. о признании прекратившим право пользования жилым помещением, о снятии с регистрационного учета, о взыскании части долга по оплате жилья и коммунальных услуг, о разделе имущества,

по встречному иску В.Р.Г. к Т.Н.А., З.А.В., З.И.Н. о разделе имущества, о включении квартиры в состав совместно нажитого имущества, о признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру, о признании недействительным договора дарения, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о вселении, о прекращении записи о регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним,

 

установила:

 

Т.Н.А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Т.А.А., <...>1999 г. рождения и В.Е.Р., <...>2006 г. рождения, обратилась в суд с иском к В.Р.Г. о признании прекратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указала, что состояла в зарегистрированном браке с В.Р.Г. с 28.08.2004 года. 11.03.2009 года брак расторгнут. По договору дарения от 26 марта 2006 года она приобрела в собственность квартиру <...>. В 2 указанное жилое помещение был вселен и зарегистрирован по месту проживания В.Р.Г. После расторжения брака В.Р.Г. членом семьи собственника не является, проживать с ответчиком в одной квартире истец опасается по причине противоправного поведения В.Р.Г. Участия в оплате квартиры В.Р.Г. не принимает. Долг по техническому обслуживанию и коммунальным услугам составляет 44304,48 рубля. Т.Н.А. просила суд признать В.Р.Г. прекратившим право пользования спорной квартирой; снять ответчика с регистрационного учета по адресу спорного жилого помещения и взыскать в возмещение задолженности по оплате квартиры 22152 рубля.

В.Р.Г. обратился в суд со встречным иском к Т.Н.А. о признании договора дарения квартиры притворной сделкой и применении к притворной сделке последствий договора купли-продажи, признании квартиры совместно нажитым имуществом, вселении, устранении препятствий в пользовании жилым помещением, передаче ключей от квартиры. В обоснование встречного иска указал, что фактически квартира <...> была приобретена сторонами в период брака за счет денежных средств полученных В.Р.Г. в счет заработной платы по месту службы. О том, что Т.Н.А. оформила договор дарения квартиры В.Р.Г. известно не было, поскольку оформлением сделки он не интересовался. Весной 2008 года между сторонами сложились неприязненные отношения. В.Р.Г. не имеет возможности проживать в спорной квартире, поскольку сменены замки. Квартира сдается в наем.

Впоследствии В.Р.Г. увеличил заявленные требования и обратился в суд с иском к Т.Н.А. о разделе совместно нажитого имущества. В раздел просил включить и квартиру, расположенную по адресу: <...>, Холодильник Самсунг стоимостью 14 694 руб., газовую плиту Мора - 5994 руб., стиральную машину Аристон - 7494 руб., музыкальный центр - 2934 руб., водонагреватель Аристон - 2725 руб., системный блок компьютера - 4800 рублей, принтер - 3114 руб., DVD-плеер - 1254 руб., шифоньер - 2800 руб., комод - 1600 руб., шкаф навесной кухонный 2 шт. - 1600 руб., тумбу под раковину - 800 руб., тумбу под телевизор - 1200 руб., диван - 3200 руб., двухспальную кровать - 800 руб., столик компьютерный - 1000 руб., бензопилу - 4800 рублей, велосипед - 5351 руб., электролобзик - 912 руб. Произвести раздел указанного имущества и признать за ним право собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу <...>, движимое имущество передать в собственность Т.Н.А., а в его пользу взыскать денежную компенсацию.

Определением Дзержинского городского суда к участию в деле в качестве соответчиков были привлечены З.А.В. и З.И.Н.

В суде первой инстанции Т.Н.А. иск поддержал.

В.Р.А. иск не признал, просил удовлетворить заявленные им требования.

Т.Н.А. встречные требования и требования о разделе имущества не признала, просила суд в иске о признании квартиры общей совместной собственностью супругов отказать. Включить в раздел и разделить следующее имущество: электрический чайник стоимостью 650 руб., мобильный телефон Самсунг-640 - 5780 рублей, электрический утюг Тефаль - 3045 руб., мобильный телефон Самсунг Е-900 - 8738 рублей, сумочку - 399 руб., инструмент рабочий - 4600 руб., коллекцию видеокассет - 1700 рублей. Исключить из раздела велосипед, поскольку он был приобретен для ребенка, а также бензопилу и электролобзик. Считает, что из раздела следует исключить часть мебели и вещей, включенных в раздел В.Р.Г., поскольку эти вещи были куплены ее родителями еще до брака с В.Р.Г. и высланы ей контейнером по железной дороге из г. Алма-Аты.

З.А.В. и З.И.Н. в суд первой инстанции не явились, были опрошены в порядке судебного поручения, иск о признании сделки недействительной не признали, просили о применении исковой давности по заявленным В.Р.Г. требованиям о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности притворной сделки.

Представители Министерства образования Нижегородской области, УФМС НО в суд первой инстанции не явились, извещены.

Решением суда постановлено сохранить за В.Р.Г. право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...> на срок до 31 марта 2010 года, по истечении которого прекратить право пользования В.Р.Г. указанным жилым помещением, обязав Управление Федеральной миграционной службы по Нижегородской области снять В.Р.Г. с регистрационного учета в указанном жилом помещении.

В остальной части иска Т.Н.А. - отказано.

В удовлетворении иска к В.Р.Г. к Т.Н.А., З.А.В., З.И.Н. о включении квартиры в состав совместно нажитого имущества, о признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру, о признании недействительным договора дарения, о прекращении записи о регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отказано.

В.Р.Г. вселен в жилое помещение, расположенное по адресу: <...>. Т.Н.А. обязана передать В.Р.Г. ключи от квартиры.

Произведен раздел имущества. В собственность Т.Н.А. выделено имущество: газовая плита Мора, стоимостью 5000 руб., стиральная машина Аристон, стоимостью - 3300 руб., водонагреватель Аристон - 1500 руб., системный блок компьютера - 4800 руб., принтер - 3114 руб., DVD-плеер - 1254 руб., комод - 900 руб., 2 шкафа навесных кухонных - 1600 руб., тумба под раковину - 800 руб., диван - 3200 руб., кровать двуспальная - 800 руб., столик компьютерный - 1000 руб., велосипед - 5351 рублей, мобильный телефон Самсунг-640 - 5780 рублей, электрический утюг Тефаль - 3045 рублей. Всего на сумму 41 444 рублей.

С Т.Н.А. в пользу В.Р.Г. взыскана денежная компенсация стоимости доли имущества в размере 20722 руб., а также расходы по госпошлине в сумме 821 руб. 66 коп.

Определением суда от 08 октября 2009 года исправлены описки, допущенные в решении суда.

В кассационной жалобе Т.Н.А. поставлен вопрос об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Кассационная жалоба мотивирована тем, что вселяя В.Р.Г. в спорную квартиру суд не учел взаимоотношения сторон, факт проживания в квартире несовершеннолетних детей и лишение В.Р.Г. родительских прав в отношении одного ребенка. Судом включено в раздел имущество (сканер, монитор, системный блок, компьютерный стол), приобретенное Т.Н.А. до регистрации брака с В.Р.Г., а также диван, являющийся личной собственностью Т.Н.А. Судом не учтено, что плейер был продан в период брака сторон и в наличии указанного имущества нет. Утюг и мобильный телефон Самсунг находятся в собственности В.Р.Г. судом необоснованно исключены из раздела сумочка для телефона, мобильный телефон Самсунг Е-900, электрический чайник, рабочий инструмент.

В кассационной жалобе В.Р.Г. поставлен вопрос об отмене решения суда в части. Кассационная жалоба мотивирована тем, что судом необоснованно не признана совместной собственностью супругов квартира <...> и не учтено соглашение сторон, состоявшееся при вселении В.Р.Г. в спорную квартиру. Суд не дал оценку доказательствам, подтверждающим факт улучшения сторонами квартиры в период брака. Судом неправильно исключен из раздела холодильник Самсунг, стоимостью 14694 рубля, музыкальный центр, шифоньер, тумба под телевизор, бензопила, электролобзик.

Проверив материалы дела в соответствии со ст. 347 ч. 1 ГПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав явившихся лиц, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда приходит к следующему.

Представленными доказательствами установлено, что стороны состояли в зарегистрированном браке с 28.08.2004 года по 24.03.2009 года. Т.А., <...> года рождения - сын Т.Н.А., В.Е., <...> г. рождения - дочь В.Р.Г. и Т.Н.А.

26.03.2004 года Т.Н.А. получила в дар от З.А.В. квартиру, расположенную по адресу: <...>. Право собственности Т.Н.А. на указанное недвижимое имущество зарегистрировано в ЕГРП 28.10.2004 года. 17.11.2004 года Т.Н.А. вселила и зарегистрировала в квартиру по месту жительства супруга В.Р.Г. В июне 2008 г. брачные отношения сторон были прекращены. В.Р.Г. из квартиры выехал, в квартире не проживает, кроме спорной квартиры другого жилого помещения не имеет.

Разрешая требования В.Р.Г. о признании спорной квартиры общим имуществом супругов, суд первой инстанции дал аргументированное суждение о том, что квартира является собственностью Т.Н.А., обоснованно отказав в иске В.Р.Г. о признании сделки дарения квартиры, заключенной между Т.Н.А. и З.А.В. 26.10.2004 года притворной и применении к данной сделке последствий, предусмотренных для договора купли-продажи. Суд правильно посчитал, что В.Р.Г. пропущен срок исковой давности для защиты нарушенного права, что является самостоятельным основанием для отказа в иске о признании сделки притворной и применении последствий притворной сделки (ст. ст. 170, 199 ГК РФ).

В соответствии со ст. 170 ч. 2 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Ст. 181 ч. 1 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 06.07.2005 г. N 109-ФЗ) предусмотрено, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начался со дня, когда началось исполнение этой сделки.

В ранее действовавшей редакции ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении недействительности ничтожной сделки был установлен в десять лет.

Согласно ст. 199 ГК РФ, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В.Р.А. обратился в суд с требованием о признании договора дарения недействительным по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 170 ГК РФ, 08 мая 2009 года. З.А.В. и З.И.Н. просили о применении исковой давности по указанным требованиям.

Принимая решение, суд пришел к правильному выводу о пропуске В.Р.Г. срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной.

Этот вывод основан судом на правильном толковании положений ст. 181 ГК РФ, мотивирован и подтвержден доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведенными в решении суда.

Довод кассационной жалобы о том, что истцу стало известно о нарушенном праве весной 2009 года, не может служить основанием к отмене решения суда.

Исполнение сделки началось в октябре месяце 2004 года. Право собственности Т.Н.А. на спорную квартиру зарегистрировано ГУ ФРС 28 октября 2004 года.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ (в редакции 1994 года), иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки мог быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение. 26 июля 2005 года вступил в законную силу Федеральный закон от 06 июля 2005 года N 109-ФЗ "О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". На момент вступления в силу указанного Закона неистекшая часть срока исковой давности по вышеуказанному требованию составляла более трех лет в связи с чем срок исковой давности подлежал сокращению до трех лет с началом его исчисления с 26 июля 2005 года. Указанный срок был достаточно продолжительным и позволял В.Р.Г. своевременно обнаружить проявление оснований ничтожности сделки. При этом начало течения срока исковой давности по ничтожной сделке законодатель связывает с началом ее исполнения, а не с того момента, когда лицо узнало о нарушении своего права.

Судом обоснованно не признано, что В.В.Г. доказан факт притворности договора дарения квартиры. При этом все доказательства, в том числе показания допрошенных свидетелей И., Б., Ш., П. были оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, мотивы, по которым судом показания указанных свидетелей не приняты в основу решения отражены в решении суда. С выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласна.

Что касается доводов кассационной жалобы В.Р.Г. о том, что в период брака улучшена спорная квартира и в результате произведенных вложений, значительно увеличилась ее стоимость, то данный довод не может служить основанием к отмене решения суда в указанной части.

Как следует из материалов дела, основанием заявленных требований о признании спорной квартиры совместной собственностью супругов, в удовлетворении которых судом отказано, В.Р.Г. указывал на приобретение спорной квартиры в период брака с Т.Н.А. по возмездной сделке - договору купли-продажи квартиры (л.д. 40 - 42, том 1). Суд принял решение по указанным истцом требованиям и основаниям, как предусмотрено ст. 196 ч. 3 ГПК РФ.

Решение суда в указанной части соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ и основания к его отмене в этой части отсутствуют.

Вместе с тем судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационной жалобы Т.Н.А. о том, что при принятии решения о разделе движимого имущества, признании В.Р.Г. прекратившим право пользования спорным жилым помещением и снятии с регистрационного учета суд не установил всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

При рассмотрении дела стороны пояснили суду о сложившихся между ними неприязненных отношениях. Т.Н.А. представляла суду доказательства, подтверждающие ее доводы о невозможности проживания с В.Р.Г. в одной квартире. Указанным доказательствам суд оценку не дал, сохраняя за В.Р.Г. право пользования спорной квартирой и вселяя его в спорное жилое помещение суд указал на отсутствие у В.Р.Г. другого жилья, и не учел, что заочным решением Дзержинского городского суда от 13 июля 2009 года В.Р.Г. лишен родительских прав в отношении дочери Екатерины, 2006 года рождения. Доводы В.Р.Г. о том, что в спорной квартире проживают квартиранты, Т.Н.А. с детьми в квартире <...> не проживает, доказательствами не подтверждены. Заключение органа опеки и попечительства о возможности проживания В.Р.Г. в одной квартире с несовершеннолетними детьми судом получено не было. При таких обстоятельствах нельзя признать обоснованным и законным решение суда о частичном удовлетворении требований В.Р.Г. о вселении в квартиру и устранении препятствий в пользовании жилым помещением и сохранении за В.Р.Г. права пользования спорной квартирой до 31 марта 2010 года.

Разрешая требования В.Р.Г. о разделе приобретенного в период брака с Т.Н.А. имущества, суд правильно применил к спорным отношениям положения ст. ст. 34, 39 СК РФ.

Ст. 34 СК РФ предусмотрено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст. 39 СК РФ, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Определяя состав имущества, подлежащего разделу, суд не учел, что для разрешения указанного вопроса следует установить не только действительную стоимость имущества на момент его раздела, но и время приобретения спорных вещей, а также наличие вещей, подлежащих разделу. Включив в раздел вышеуказанное имущество, суд не установил год приобретения спорного имущества, оставив без оценки доводы Т.Н.А. и представленные ею доказательства о том, что компьютерный стол, сканер, монитор, системный блок были приобретены ею до брака с В.Р.Г. для сына Т.А. Кроме того, при разрешении спора суду следовало учитывать, что при разделе имущества учитываются общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения требований В.Р.Г. о разделе имущества, вселении, устранении препятствий в пользовании жилым помещением, а также для разрешения требований Т.Н.А. о признании В.Р.Г. прекратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и взыскании долга по оплате квартиры - не установлены, решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, уточнить основания иска Т.Н.А. о взыскании долга по квартирной плате и разрешить спор в соответствии с законом.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Дзержинского городского суда от 13 августа 2009 года в части отказа в иске В.Р.Г. к Т.Н.А., З.А.В., З.И.Н. о включении квартиры в состав совместно нажитого имущества, о признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру, о признании недействительным договора дарения, о прекращении записи о регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним оставить без изменения, кассационную жалобу В.Р.А. - без удовлетворения.

В остальной части решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13 августа 2009 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции в том же составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь