Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВОТКИНСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 13 ноября 2009 г. по делу N 2-1154/09

 

Воткинский городской суд УР в составе:

Председательствующего судьи Акуловой Е.А.,

При секретаре Л.Е.В.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Р.Н.Ф. к ОАО <...> о взыскании компенсации морального вреда,

 

установил:

 

Истец Р.Н.Ф. обратилась в суд с иском к ОАО <...> о взыскании компенсации морального вреда, причиненного несчастным случаем на производстве, в размере 100.000 рублей.

Свои исковые требования Р.Н.Ф. обосновала тем, что в ОАО <...> она работает 4 года оператором машинного доения. 10 февраля 2009 года она работала на своем участке в вечернюю смену и с ней произошел несчастный случай, в результате которого она получила травму - закрытый перелом нижней трети правой чашечки со смещением, что подтверждается актом N 1 о несчастном случае на производстве от 11.02.2009 года. Обстоятельства получения травмы следующие. В то время администрация ответчика готовилась к приезду руководства УР. Бетонные полы в корпусе были подремонтированы, и, чтобы коровы их не повредили, накрыты досками. Доски были мокрые от ежедневной мойки водой. Около 17.00 часов она находилась в корпусе, где производится дойка. В это время коровы, находившиеся в соседнем помещении - "отсечке", оставшись без присмотра загонщика, открыли дверь в корпус для дойки и пытались войти. Она побежала к дверям, чтобы их закрыть и поскользнулась на мокрых досках, в результате чего сломала ногу.

Считает, что ответчиком было нарушено принадлежащее ей неимущественное право на жизнь, на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ст. 10, п. 3 ст. 37 Конституции РФ), что причинило ей физические страдания, заключающиеся в претерпевании ею боли, месяц она находилась на стационарном лечении и 4 месяца - на амбулаторном. До настоящего времени испытывает физическую боль при передвижении. В результате травмы она в настоящее время может двигаться только шагом, при наклонах появляется боль в ноге, не может спускаться и подниматься без усилий по лестнице.

Также, истцу были причинены и нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании ею чувства незащищенности, обиды, социальной несправедливости, разочарования. Она стала более нервной и чувствительной, ее стало легко обидеть, вывести из себя.

Считает, что причиненный ей вред будет компенсирован в случае выплаты ответчиком денежной суммы в размере 100.000 рублей.

В судебном заседании истица Р.Н.Ф., требования и обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, поддержала, в настоящем и предыдущем судебных заседаниях дополнительно пояснила, что после полученной травмы ей выдали справку о переводе на легкий труд, но работодатель такую работу ей не предоставил, а работать дояркой после полученной травмы очень тяжело, поскольку она постоянно претерпевает боль в ноге. До случившегося она неоднократно говорила руководству, чтобы убрали эти доски, так как они не должны там находится. Акт о несчастном случае она не подписывала, но о случившемся рассказала инженеру по технике безопасности. Инструктаж по технике безопасности с ней не проводили, но формально в журнале она расписывалась. В результате полученной травмы ей был поставлен диагноз - закрытый перелом нижней трети правой чашечки со смещением, в результате операции ей поставили пластину, которую снимут только через 1,5 года. В настоящее время она не может быстро передвигаться, прихрамывает, не может носить узкую обувь, в связи с чем, вынуждена носить только галоши. Нога постоянно отекает, и ноет от боли. Лист нетрудоспособности работодатель ей до сих пор не оплатил, а в настоящее время она вновь находится на больничном из-за сильных болей в ноге.

Представитель истца - Г.В.В., действующий на основании доверенности, обстоятельства и требования, изложенные в исковом заявлении и в пояснениях его доверителя, поддержал в полном объеме, считает, что работодатель обязан обеспечивать безопасные условия труда для своих работников, чего не было сделано. Доказательств того, что с истцом на рабочем месте был проведен инструктаж по технике безопасности, ответчиком не представлено. Считает, что вред истцу причинен исключительно по вине работодателя - ответчика, который в силу ст. 22 ТК РФ обязан его возместить, в т.ч., и моральный вред. Считает, что истцу был причинен тяжкий вред, она длительное время находилась на больничном, однако и до настоящего времени состояние ее здоровья до конца не восстановилось, нога продолжает болеть. Считает, что требуемая сумма компенсации морального вреда поможет сгладить нравственные и физические страдания истца.

Представитель ответчика - исполняющий обязанности генерального директора ОАО <...> Ш.А.Н., исковые требования признал частично - в сумме 20.000 рублей, поскольку исходя из имеющихся в деле документов, причиненный Р.Н.Ф. вред относится к легкой степени тяжести. Также пояснил, что действительно пол в корпусе, где работала истец Р.Н.Ф., до приезда руководства республики, был покрыт деревянными щитами, однако считает, что у истца не было необходимости бежать, чтобы закрыть двери. После того, как на пол были постелены деревянные щиты, с работниками был проведен инструктаж в устной форме. Также представитель ответчика пояснил, что истец была принята на работу на должность подсобного рабочего, в связи с чем не должна была находиться в указанном корпусе. Вместе с тем, он допускает, что истец могла фактически выполнять работу оператора машинного доения.

Выслушав объяснения истца, представителей истца и ответчика, допросив свидетеля Ф.Т.Ф., исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

Судом установлено, что Р.Н.Ф. была принята на работу в ОАО <...> с 01.05.2004 года подсобным рабочим. Данное обстоятельство подтверждается трудовым договором от 01.05.2004 года (копия на л.д. 6).

Вместе с тем, из показаний сторон и свидетеля Ф.Т.Ф., судом установлено, что на момент несчастного случая, т.е. 10 февраля 2009 года истец Р.Н.Ф. была допущена работодателем к работе в качестве оператора машинного доения, что также подтверждается и содержанием акта о несчастном случае на производстве, подписанного представителями работодателя (л.д. 11). Это же обстоятельство указано и в приказе от 27.03.2009 года N 117 о материальной помощи истцу (л.д.30). При указанных обстоятельствах доводы представителя ответчика о том, что истец как подсобный рабочий не имела права находиться в корпусе, где производится дойка коров, суд признает необоснованными и недоказанными.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из вышеуказанного акта о несчастном случае на производстве следует, что оператор машинного доения Р.Н.Ф. заступила на работу в 13.00 часов. В 17 часов производилась дойка коров. Р.Н.Ф. увидела, что дверь в корпус не закрыта и побежала остановить коров. Так как на полу были вымоины, строители их забетонировали и закрыли пол деревянными щитами. Р.Н.Ф. запнулась о деревянный щит и упала. Скорая помощь отвезла Р.Н.Ф. в Первомайскую участковую больницу. В результате несчастного случая Р.Н.Ф. получила закрытый перелом нижней трети правой чашечки со смещением.

Из первоначальных объяснений Р.Н.Ф., данных ею представителю работодателя Ф.Т.Ф. 13.02.2009 года, также следует, что травму истец получила, запнувшись о деревянные щиты, настеленные на бетонный пол. (л. 31).

Свидетель Ф.Т.Ф., допрошенная в судебном заседании также подтвердила вышеуказанные обстоятельства получения травмы истцом.

Учитывая, что доводы истца о том, что она поскользнулась на мокрых деревянных щитах, в результате чего и получила травму, в судебном заседании истцом не доказаны, противоречат ее собственным первоначальным объяснениям, суд, учитывая имеющиеся в деле и указанные выше доказательства, считает установленным, что травма истцом Р.Н.Ф. была получена в результате того, что она запнулась о деревянный щит, лежащий на бетонном полу.

Факт причинения вреда здоровью Р.Н.Ф. во время производственного процесса, подтверждается и представленными суду медицинскими документами - копией амбулаторной карты истца, протоколами и заключениями врачебной комиссии (л.д. 21 - 27). Из данных документов судом установлено, что в период с 10.02.2009 года по 11 марта 2009 года (29 дней) истец находилась на стационарном лечении в травматологическом отделении "Городской больницы N 1" г. Воткинска, где 25.02.2009 года ей была сделана операция. После этого, до 31.07.2009 года включительно истец находилась на амбулаторном лечении, вынуждена была ездить на прием к врачу из д. Гавриловка в г. Воткинск, передвигаясь при этом на костылях.

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса РФ, работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Судом, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, на ответчика была возложена обязанность (л.д. 34) представить доказательства отсутствия вины работодателя в причинении вреда истцу и что истцу были обеспечены условия труда, отвечающие требованиям безопасности.

Свидетель Ф.Т.Ф. - работавшая в ОАО <...> специалистом по охране труда показала, что 10.02.2009 года с Р.Н.Ф. был проведен инструктаж по правилам дойки коров, а не по технике безопасности. Проводился ли инструктаж по поводу соблюдения безопасности в связи с тем, что на пол были положены деревянные щиты, ей неизвестно. Достоверных и допустимых доказательств проведения работодателем с истцом инструктажа по технике безопасности, обеспечения истцу условий труда, отвечающих технике безопасности, ответчиком суду не представлено. Равно как и не представлено каких-либо доказательств отсутствия вины ответчика в причинении истцу вреда.

С учетом изложенных выше обстоятельств, суд приходит к выводу, что в результате виновных действий ответчика (работодателя) истцу был причинен моральный вред, что в соответствии с требованиями ст. 151 ГК РФ, ст. 237 Трудового кодекса РФ, ч. 3 ст. 8 ФЗ N 125-ФЗ от 24.07.1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве...", является основанием для взыскания с ответчика компенсации морального вреда.

В соответствии с ч. 2 ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий истца.

Суд учитывает длительный характер временной нетрудоспособности истца, которая первый месяц после получения травмы была прикована к постели, а в последующие несколько месяцев передвигалась с помощью костылей. В зал судебного заседания истец также пришла прихрамывая, что свидетельствует о том, что и в настоящее время здоровье истца в полной мере не восстановилось.

Медицинское заключение на л.д. 29 суд не может признать достоверным доказательством того, что причиненный истцу вред относится к легкой степени тяжести, поскольку как следует из акта, он был составлен 13.02.2009 года, т.е. через три дня после несчастного случая, а следовательно без учета длительности временной нетрудоспособности истца и того обстоятельства, что 25.02.2009 года ей была сделана операция.

В соответствии с ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, при определении размера компенсации морального вреда суд также учитывает требования разумности и справедливости.

Считая установленным и доказанным наличие вины ответчика в причинении вреда истцу, суд считает, что указанный вред был причинен, в т.ч., по причине проявления неосторожности со стороны самой истицы - она побежала, зная о настеленных на пол деревянных щитах.

С учетом всего вышеизложенного, суд считает, что причиненный истцу Р.Н.Ф. моральный вред будет компенсирован, в случае выплаты ей денежной компенсации в размере 40.000 рублей.

В соответствии со ст. 98, 100 ГПК РФ, с ответчика в пользу истицы подлежат взысканию судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 100 рублей, а также по уплате услуг представителя - в общей сумме 6.000 рублей, которая, по мнению суда, отвечает требованиям разумности. Соответствующие квитанции, подтверждающие несение истцом указанных расходов суду представлены и имеются в материалах дела.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Исковые требования Р.Н.Ф. к ОАО <...> о взыскании компенсации морального вреда - удовлетворить.

Взыскать с ОАО <...> в пользу Р.Н.Ф. в счет компенсации морального вреда, причиненного несчастным случаем на производстве - 40.000 рублей, в счет возмещения расходов по оплате юридических услуг - 6000 рублей, в счет возмещения судебных расходов по оплате государственной пошлины - 100 рублей, всего взыскать - 46.100 (сорок шесть тысяч сто) рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд УР в течение 10 дней со дня изготовления решения в окончательной форме, с которой стороны могут ознакомиться, начиная с 19 ноября 2009 года.

Решение в окончательной форме изготовлено 19.11.2009 года.

 

Председательствующий судья

Е.А.АКУЛОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь