Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 ноября 2009 г. по делу N 44у-375/09

 

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Королевой Л.Н. на приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 05 декабря 2008 года, которым

А., ранее не судимая,

- осуждена по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Отбывание срока наказания постановлено исчислять со дня фактического задержания А.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе адвокат Королева Л.Н. ставит вопрос об изменении приговора, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что дана неправильная квалификация содеянного по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР, поскольку не доказаны квалифицирующие признаки совершения преступления "группой лиц по предварительному сговору" и "с вымогательством взятки". Указывает, что показания свидетелей оглашены с нарушением ст. 281 УПК РФ. Просит о переквалификации содеянного на ст. 173 ч. 1 УК РФ и снижении назначенного наказания.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения адвоката Королевой Л.Н. по доводам надзорной жалобы и мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Росинского В.В., полагавшего переквалифицировать действия А. на п. п. "а", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ с назначением наказания в размере 7 лет 6 месяцев лишения свободы, президиум

 

установил:

 

А. признана виновной в том, что, являясь должностным лицом, получала лично взятки, в том, числе по предварительному сговору группой лиц, в крупном размере, сопряженные с вымогательством, за выполнение и невыполнение в интересах дающих взятки действий, которые она должна была и могла совершить с использованием своего служебного положения.

Согласно приговору, в июне - июле 1994 г., июле - августе 1994 г., январе 1995 г. и примерно в 14 часов 24 марта 1995 г. А. получила в виде взяток от директора ТОО "Нива" М. и главного бухгалтера С. за непринятие мер к данному ТОО в связи с его постоянными неплатежами поставщикам продукции соответственно 180.000 рублей, 500.000 рублей, 800.000 рублей вместе с 2 кг балыка общей стоимостью 100.000 рублей, и 300.000 рублей.

При этом передача взятки 24 марта 1995 г. в виде 300.000 рублей, также обуславливалась оказанием А. содействия в решении вопроса о заключении договора аренды помещения между ТОО "Нива" и территориальным агентством Москомимущества по ЮАО.

11 апреля 1995 г. примерно в 16 часов и 12 апреля 1995 г. А. получила в виде взятки, переданной в два приема, от директора ТОО "Нива" М. и главного бухгалтера С. соответственно 2.000.000 руб. и 3.000.000 руб., а всего - 5.000.000 руб., за содействие в решении вопроса о заключении договора аренды помещения по адресу: г. Москва, ул. Криворожская, д. 29 между ТОО "Нива" и территориальным агентством Москомимущества по ЮАО.

В марте 1995 г., примерно в 15 часов, 25 апреля 1995 г. и в конце апреля - начале мая 1995 г. А. получила от директора ТОО "Юпитер" Б. за невключение в перечень вывозимых в 1995 г. в порядке сокращения торговых палаток данного ТОО в качестве взятки переданные в три приема соответственно 1.000.000 руб., 500.000 руб. и 300.000 руб., а всего 1.800.000 руб.

В январе - марте 1995 г., неоднократно угрожая директору АОЗТ "Рус" (рынок) А.Л. организацией всевозможного рода проверок деятельности данного АОЗТ различными контролирующими государственными органами, А. требовала у него взятку, после чего 28 марта 1995 г., примерно в 12 час., получила от А.Л. путем вымогательства в качестве взятки 500.000 руб. за отказ от инициирования проведения указанных проверок, которые, будучи организованными и направляемыми заинтересованным лицом - А., могли помешать нормальной деятельности АОЗТ "Рус".

В январе - марте 1995 г., А. неоднократно предъявляла всевозможные претензии по работе к находящейся у нее в служебной зависимости начальнику отдела потребительского рынка и услуг управления муниципального района "Нагатинский затон" Южного административного округа г. Москвы Ч., давая той понять неизбежность принятия мер дисциплинарного характера, а в начале марта 1995 г. прямо требовала взятку в виде костюма за благоприятное решение вопросов, возникающих в процессе осуществления ею (А.) контрольных функций в отношении Ч., после чего 29 марта 1995 г., примерно в 16 часов, получила от последней путем вымогательства в виде взятки за благоприятное решение вышеуказанных вопросов юбку и блузку общей стоимостью 130.000 руб.

В марте 1995 г., после того, как директор ТОО "Идина" К. обратилась к А. по поводу согласования начальником УПР вопроса о разрешении строительства данным ТОО торгового павильона взамен палатки с выделением земельного участка у д. 32 по ул. Судостроительной в г. Москве на условиях аренды, та прибыла в указанную палатку и предъявила к К. всевозможные претензии за якобы имевшие место нарушения правил торговли, требуя при этом у последней взятку за положительное решение по согласованию разрешения на строительство, после чего 29 марта 1995 г., примерно в 19 часов, получила от К. путем вымогательства в виде взятки в крупном размере 1000 долларов США эквивалентных 4.897.000 руб., за обеспечение согласования начальником УПР вышеуказанного вопроса.

С конца марта 1995 г. А. требовала у директора АОЗТ "Рубикон" Л. взятку в сумме 200 долларов США ежемесячно за невоспрепятствование нормальной деятельности данного АОЗТ, осуществляющего торговлю овощами и фруктами на территории ЮАО г. Москвы, а 30 марта 1995 г., примерно в 17 часов и в начале июня 1995 г. получила от него путем вымогательства в качестве взяток по 200 долларов США в каждом случае за вышеуказанные действия, а всего 400 долларов США, эквивалентных 1.978.400 руб.

03 апреля 1995 г., примерно в 18 часов, А., по предварительному сговору и совместно с непосредственно ей подчиненной и располагающейся с ней в одном кабинете ведущим специалистом УПР В., работу которой по оформлению и выдаче разрешений на право торговли она обязана была контролировать, получила в качестве взятки 30.000 руб. от директора ТОО "Орхан" О. за оформление и выдачу 5 разрешений на право торговли в период с 1 апреля по 1 мая 1995 г. из палаток данного ТОО, которые тут же поделила с соучастницей.

25 мая 1995 г., примерно в 13 час., А., по предварительному сговору и совместно с В., получила в качестве взятки 100.000 руб. от того же О. за оформление и выдачу 5 разрешений на право торговли в период с 1 июня по 1 июля 1995 г. из палаток возглавляемого им ТОО, которые тут же поделила с соучастницей.

В апреле 1995 г. А. потребовала у сотрудника ТОО "Меч" Р. взятку за оформление и выдачу 3 разрешений на право торговли в период с 26 апреля по 26 мая 1995 г. с лотков данного ТОО, заявляя при этом, что в противном случае, несмотря на наличие законных оснований, разрешения выданы не будут, после чего, примерно в 11 часов 24 апреля 1995 г. и 28 апреля 1995 г. получила от него путем вымогательства в виде взятки за вышеуказанные действия в два приема по 200.000 руб. в каждом случае, а всего 400.000 руб.

28 апреля 1995 г., примерно в 18 часов, А. получила от директора ООО "Авикна" К.Р. в виде взятки 1.000.000 руб. за оформление и выдачу 9 разрешений на право торговли в период с 25 апреля по 25 мая 1995 г. из палаток данного общества.

Проверив материалы дела и обсудив доводы защиты, приведенные в надзорной жалобе, президиум находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с получением взяток А., занимавшей руководящие должности в управлении потребительского рынка и услуг префектуры ЮАО г. Москвы, и обоснованно вынес в отношении последней обвинительный приговор.

Виновность осужденной в неоднократном получении взяток от разных лиц за выполнение или невыполнение в интересах дающих взятки действий, которые она должна была и могла совершить с использованием своего служебного положения, подтверждается, в частности: показаниями свидетелей С., М., Д., Б., Ш., Н., А.Л., Ч., К., М.У., Л., Р., С.А., К.Р., Н.Б., данными ими в стадии предварительного следствия и оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ, показаниями допрошенных судом свидетелей З. и К.О., материалами проведенных в отношении А. оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых зафиксированы факты получения ею взяток от М., Б., А.Л., Ч., К., Л., О., Р. и К.Р. (т. 1 л.д. 46 - 102), заявлениями С., М., А.Л., Ч., Л., Р. и К.Р. о вымогательстве у них взяток со стороны А., протоколами обыска, выемки и осмотра документов и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, приведенными в приговоре суда.

Доводы защиты о недоказанности квалифицирующих признаков получения взяток "группой лиц по предварительному сговору" и "с вымогательством взятки" следует признать несостоятельными, поскольку они опровергаются собранными по делу доказательствами.

Как видно из протокола осмотра видеокассеты с записью оперативно-розыскных мероприятий, О. дважды приносил и передавал В. и А. взятки в виде денег, которые те пересчитывали и делили между собой. Обстоятельства получения В. взяток совместно по предварительному сговору с соучастницей (А.) установлены также вступившим в законную силу приговором Симоновского районного суда г. Москвы от 25 февраля 1998 года.

Кроме того, из показаний допрошенных в стадии предварительного следствия свидетелей А.Л., Ч., К., Л., Р. усматривается, что А. так или иначе вынуждала их к даче взяток путем создания условий, угрожающих причинением ущерба их законным правам и интересам (угрозы организации проверок контролирующими органами или привлечением к дисциплинарной ответственности, угрозы невыдачи разрешений на право торговли, требования ежемесячного вознаграждения за невоспрепятствование нормальной деятельности торгующей организации и т.п.). Указанные действия осужденной справедливо расценены судом как направленные на вымогательство взяток у лиц, нормальная трудовая деятельность которых и возможность добывания средств к существованию напрямую зависели от благосклонности и усмотрения виновной, занимавшей видную руководящую должность в Префектуре ЮАО г. Москвы.

Каких-либо существенных нарушений норм УПК РФ, в частности, при решении вопроса об оглашении в судебном заседании показаний неявившихся свидетелей, а также при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые могли бы повлиять на исход дела, допущено не было.

При таких обстоятельствах президиум не находит достаточных оснований для удовлетворения доводов, изложенных в надзорной жалобе адвоката Королевой Л.Н.

Вместе с тем, квалификацию действий А. по ст. 173 ч. 2 УК РСФСР, а также по признаку получения взяток в крупном размере, следует признать ошибочной.

Хотя по общему правилу преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния, уголовный закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу (ст. 10 УК РФ).

Согласно действующей редакции ч. 4 ст. 290 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за получение взятки в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору либо с вымогательством взятки, виновному в таком преступлении лицу может быть назначено основное наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет, тогда как ранее действовавшая ч. 2 ст. 173 УК РСФСР, по которой осуждена А., предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет.

Поскольку последним по времени законом значительно снижен верхний предел санкции за совершение таких преступлений, суд должен был рассмотреть вопрос о применении к А. более мягкого уголовного закона, чего сделано не было.

Кроме того, как видно из приговора, суд признал А. виновной в получении взяток в период с июня 1994 года по май 1995 года на общую сумму 17.715.000 неденоминированных рублей, что с учетом Указа Президента РФ N 822 от 4 августа 1997 года составляет теперь всего 17.715 рублей.

Между тем, согласно примечанию к ст. 290 УК РФ, крупным размером взятки признается сумма денег или стоимость иного имущества, превышающая сто пятьдесят тысяч рублей. Поэтому, принимая во внимание, что действующий закон предусматривает новый критерий крупного размера взятки, улучшающий положение осужденной, в действиях А. квалифицирующий признак получения взяток "в крупном размере" отсутствует.

В связи с этим президиум приходит к выводу о необходимости переквалификации действий А. с ч. 2 ст. 173 УК РСФСР на п. п. "а", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003 года) как получение должностным лицом взяток в виде денег и иного имущества за действия (бездействие) в пользу взяткодателей, входящие в ее служебные полномочия, совершенное группой лиц по предварительному сговору (по двум эпизодам) и с вымогательством взяток (по пяти эпизодам).

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является основанием для пересмотра вступившего в законную силу приговора суда.

При назначении наказания президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновной и конкретных обстоятельств дела, характеризующих содеянное А.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу адвоката Королевой Л.Н. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 05 декабря 2008 года в отношении А. изменить: переквалифицировать ее действия с ч. 2 ст. 173 УК РСФСР на п. п. "а", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003 года), по которой назначить 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор суда оставить без изменения.

 

Председательствующий

О.А.ЕГОРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь