Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2009 г. N 15208

 

Судья: Кудашкина О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Вологдиной Т.И., Пучинина Д.А.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 24 ноября 2009 года дело N 2-482/09 по кассационной жалобе Л.С. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июля 2009 года по иску Л.Т. к Л.С. о восстановлении срока для принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, и признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения Л.С. и его представителя - К.Л. (доверенность от 17 февраля 2009 года), объяснения Л.Т. и ее представителя - Г. (по заявлению Л.Т. от 24 ноября 2009 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июля 2009 года Л.Т. восстановлен срок для принятия наследства, открывшегося после смерти отца Л.В., умершего 04 марта 2006 года. Суд признал недействительным свидетельство о праве на наследство по закону 78 ВЖ 164233, выданное 29 сентября 2006 года нотариусом К.В. на имя Л.С.

Вышеназванным решением за Л.Т. признано право собственности на 15/27 долей квартиры, расположенной по адресу: <...>.

В кассационной жалобе Л.С. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что согласно договору передачи доли коммунальной квартиры в собственность граждан от 20.08.2004 г. 15/27 долей (с правом пользования комнатой 14,90 кв. м) двухкомнатной квартиры <...> были переданы в собственность Л.В. (л.д. 38)

04 марта 2006 г. Л.В. умер.

18.05.2006 г. в нотариальную контору за выдачей свидетельства о праве на наследство по закону обратился Л.С., родной брат умершего (л.д. 33).

29.09.2006 г. нотариусом Л.С. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на вышеуказанную долю квартиры (л.д. 44).

Л.Т. обратилась в суд с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследником, принявшим наследство, признании права собственности на наследственное имущество, открывшегося после смерти ее отца Л.В., в виде 15/27 долей <...> ссылаясь на то, что с отцом не проживала с детства вследствие расторжения брака между ее родителями, однако с отцом отношения поддерживала. С 2006 года они стали реже общаться, затем связь с отцом прекратилась, неоднократные попытки истицы разыскать отца не привели к результату, впоследствии, через паспортный стол истица узнала о том, что отец скончался. Истица обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако нотариус пояснил, что наследственное имущество оформил на себя ответчик. Истица ссылается на то, что ответчик умышленно скрыл от нее факт смерти отца, а также вопрос об оформлении наследственного имущества, не сообщил нотариусу о том, что у умершего имеется дочь.

Возражая против заявленных требований Л.С. ссылался на то, что истицей не предоставлены доказательства того, что она не знала и не должна была знать о смерти своего отца. Кроме того, ответчик заявил о пропуске истицей шестимесячного срока для обращения в суд (л.д. 48 - 49).

Удовлетворяя заявленные Л.Т. требования, суд указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 1155 ГК РФ срок для принятия наследства подлежит восстановлению, так как Л.Т. не знала и не могла знать о смерти отца, узнав о его смерти в установленный законом срок обратилась в суд.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, находит их постановленными в отрыве от требований ст. 67 ГПК РФ о полном и всестороннем исследовании обстоятельств спора и их оценке в совокупности, без учета требований норм материального права, регулирующего настоящие правоотношения.

В силу положений ч. 1 ст. 1155 ГК РФ, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд с течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Принимая во внимание, что возникновение прав и обязанностей наследников в отношении наследственного имущества в рамках наследственных правоотношений связано со временем открытия наследства, правовое значение при разрешении вопроса о восстановлении срока для принятия наследства имеет, когда наследник узнал или должен был узнать об открытии наследства.

Следует также учесть, что в объеме требований ст. 1155 ГК РФ на истце лежит бремя доказывания, что он не знал и не должен был знать об открытии наследства, либо пропустил срок для принятия наследства по другим уважительным причинам.

Юридически значимые обстоятельства, предусмотренные вышеназванной нормой закона, судом в рамках разрешения заявленных требований не проверены, не установлены и не оценены.

Удовлетворяя требования истца о восстановлении срока для принятия наследства, суд сослался только на объяснения истца о том, что она узнала о смерти отца 06.03.2008 г., когда получила справки формы N 7 и N 9, между тем, оценку данному обстоятельству в учетом требований ст. 1155 ГК РФ не дал, свой вывод не обосновал и доказательств в подтверждение указанного вывода не привел.

Вместе с тем из показаний Л.Л., матери истицы, в судебном заседании 06.04.2009 г. следует, что о смерти Л.В. ей с дочерью стало известно в феврале 2008 года (л.д. 76).

Из показаний свидетеля Ч., друга семьи истицы, в судебном заседании 06.04.2008 г. следует, что он точно не помнит когда истица узнала о смерти отца, но думает, где-то в начале 2007 года (л.д. 77).

Однако суд данные показания оставил без внимания и не дал им оценки в решении.

Суд критически оценил показания свидетеля С., соседа наследодателя, поскольку он часто отсутствует дома, в связи с чем не может с достоверностью утверждать, что истица не появлялась в доме наследодателя, а также не звонила ему. Суд сослался и на то, что его показания опровергаются сведениями из ОАО "Северо-Западный Телеком" в соответствии с которыми с домашнего номера телефона истицы зарегистрирован исходящий вызов на номер телефона наследодателя, номер телефона указан до момента заключения договора с указанием нового номера телефона.

Однако данный вывод суда опровергается материалами дела.

По данным ОАО "СЗТ" с номера истицы зарегистрирован единственный звонок 11.12.2007 г. продолжительностью 5 секунд на номер <...> (л.д. 129).

Вместе с тем данный номер телефона наследодателю не принадлежал с 08.06.2004 г., поскольку с данной даты он был абонентом номера <...> (л.д. 83).

Также из анализа содержания ст. 1155 ГК РФ следует, что наследник, пропустивший срок для принятия наследства, может обратиться в суд с иском о восстановлении срока в течение шести месяцев со дня, когда отпали причины пропуска срока, установленного для принятия наследства.

Суд, восстанавливая срок для принятия наследства, исходил из того, что Л.Т. шестимесячный срок, предусмотренный ст. 1155 ГК РФ, не пропущен.

При этом суд учел то, что истица обратилась в суд 30.06.2008 г., 01.07.2008 г. на основании определения Красносельского районного суда Санкт-Петербурга указанное исковое заявление было оставлено без движения до 21.07.2008 г., 22.07.2009 г. истица получила исковой материал, поскольку не исполнила в установленный срок определение суда об оставлении искового заявления без движения, и вновь обратилась в суд 02.09.2008 г., как следует из ответа УФПС СПб и ЛО филиала ФГУП "Почта России".

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда, поскольку он противоречит материалам дела.

Как усматривается из материалов дела, с иском в Красносельский районный суд истица обратилась 13 ноября 2008 года (штамп на конверте) (л.д. 24). Заявление в суд поступило 15.11.2008 г. (л.д. 149).

Представитель истицы обращался с заявлением в УФПС СПб и ЛО филиал ФГУП "Почта России" для уточнения действительной даты отправления данного заказного письма.

Из ответа УФПС СПб и ЛО филиал ФГУП "Почта России" от 24.07.2009 г. следует, что поскольку квитанция, подтверждающая регистрацию почтового отправления, не была предоставлена, а предоставлена только копия почтового конверта, то проверка проводилась по штрих-коду с номером 198255 04 02647 3, указанному на конверте. В результате проверки было установлено, что отправляемая корреспонденция в почтовом отделении N 255 была зарегистрирована 02 сентября 2009 года (л.д. 142).

Однако, суд первой инстанции не устранив данные противоречия, сделал вывод о том, что почтовая корреспонденция была зарегистрирована 02 сентября 2008 года.

Кроме того, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что истица обращалась в суд 30.06.2008 г., ее исковое заявление было оставлено без движения и возвращено ей по основаниям ст. 136 ГПК РФ, что, по мнению суда, также свидетельствует об обращении в суд с соблюдением шестимесячного срока.

Согласно п. 1 ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

В пункте 15 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъяснено, что в соответствии со статьей 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу.

Поскольку исковое заявление было возвращено истице, то данное обстоятельство не может служить доказательством перерыва срока исковой давности.

С учетом изложенного, суду следовало уточнить причины пропуска Л.Т. шестимесячного срока, установленного ст. 1155 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 1155 ГК РФ соблюдение шестимесячного срока для обращения в суд с иском является обязательным условием для восстановления срока для принятия наследства.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что допущенные судом вышеназванные нарушения закона являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Л.Т., в связи с чем решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, в зависимости от установленного, дав оценку всей совокупности представленных по делу доказательств, разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июля 2009 года отменить, дело возвратить в тот же суд для рассмотрения в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь