Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА ЗА ПЕРВОЕ

ПОЛУГОДИЕ 2009 ГОДА

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

Производство по иску о возмещении вреда здоровью не может быть прекращено в случае смерти ответчика, поскольку данное правоотношение допускает правопреемство со стороны ответчика.

М. обратился в суд к С. о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 26 апреля 2003 года.

Определением Железногорского городского суда от 11 декабря 2008 года производство по делу прекращено в связи со смертью ответчика, наступившей 25 апреля 2007 года.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции исходил из того, что спорное правоотношение не допускает правопреемство, так как заявленные истцом требования неразрывно связаны с личностью наследодателя, следовательно, переход указанных прав в порядке наследования не допускается.

Такой вывод суда основан на неправильном толковании статьи 1112 ГК РФ, в соответствии с которой не входит в состав наследства право наследодателя на возмещение вреда, причиненного его здоровью. В рассматриваемом же случае вред причинен не здоровью наследодателя С., а здоровью истца М. В случае установления судом обязанности С. по возмещению причиненного истцу вреда указанная обязанность может быть возложена на его наследников, принявших наследство, в пределах стоимости перешедшего к ним имущества.

Поскольку спорное правоотношение допускает правопреемство, у суда не имелось оснований для прекращения производства по делу.

Определением судебной коллегии от 18 марта 2009 года определение суда первой инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Наличие соглашения о рассмотрении спора в третейском суде не является основанием для возвращения искового заявления со стадии его принятия.

Кредитный потребительский кооператив граждан "Сибирская кредитно-сберегательная компания" обратился в суд с иском к Ч. о взыскании суммы долга по договору займа и обращении взыскания на заложенное имущество.

Определением Центрального районного суда г. Красноярска от 7 апреля 2009 года исковое заявление возвращено истцу с разъяснением ему права на обращение с данным иском в третейский суд ООО ЮК "Правовые гарантии".

Исходя из положений договора займа о том, что любые споры и разногласия сторон по данному договору подлежат рассмотрению в третейском суде ООО ЮК "Правовые гарантии", суд первой инстанции пришел к выводу о неподсудности искового заявления Центральному районному суду.

Однако третейский суд не входит в систему судов общей юрисдикции, наличие соглашения о рассмотрении спора в третейском суде не является основанием для возвращения искового заявления со стадии его принятия.

Согласно ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если имеется соглашение сторон о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде.

Таким образом, заключенное сторонами соглашение о передаче спора в третейский суд не препятствует рассмотрению этого спора в суде общей юрисдикции при отсутствии возражений со стороны ответчика.

Определением судебной коллегии от 18 мая 2009 года принятое судом первой инстанции определение отменено.

К уважительным причинам пропуска срока кассационного обжалования решения суда могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной кассационной жалобы.

Решением Ленинского районного суда г. Красноярска от 29 августа 2008 года частично удовлетворены исковые требования Красноярского общества защиты прав потребителей, заявленные в интересах Ф.

Не согласившись с принятым по делу решением, общество подало кассационную жалобу с ходатайством о восстановлении процессуального срока на кассационное обжалование, указывая, что судебное решение получено им по почте 12 сентября 2008 года.

Определением Ленинского районного суда г. Красноярска от 14 октября 2008 года Красноярскому обществу защиты прав потребителей отказано в восстановлении срока для обжалования судебного решения. При этом суд первой инстанции указал на отсутствие обстоятельств, препятствующих обществу своевременно получить решение суда и подать кассационную жалобу, и на отсутствие уважительных причин пропуска срока.

Из материалов дела видно, что решение было принято судом 29 августа 2008 года, представитель общества защиты прав потребителей в судебном заседании не присутствовал, копия решения суда была направлена в адрес руководителя общества 10 сентября 2008 года и получена им 12 сентября 2008 года, кассационная жалоба направлена обществом в суд 19 сентября 2008 года.

Отменяя постановление суда первой инстанции и восстанавливая обществу срок для кассационного обжалования, суд второй инстанции в своем определении от 16 марта 2009 года указал следующее.

Согласно ст. 214 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Поскольку копия решения суда от 29 августа 2008 года направлена участнику процесса, не участвовавшему в судебном заседании, по почте только 10 сентября 2008 года и получена им 12 сентября 2008 года, то есть по истечении срока обжалования судебного постановления, установленный законом срок на подачу кассационной жалобы следует считать пропущенным по уважительной причине.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу с нарушением преимущественного права покупки другого участника общей собственности этот участник может защитить свое право только предъявлением иска о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору.

У., собственник 1/3 доли в квартире по ул. <...> в г. Железногорске, обратилась в суд с иском о признании недействительными договоров дарения, в соответствии с которыми ее бывший супруг У. подарил принадлежащие ему 2/3 доли в указанной квартире Г. и Г. Мотивировала требования тем, что заключенные ответчиками договоры дарения являются притворными сделками, поскольку прикрывают сделки по продаже У. его доли, совершенные в нарушение ее преимущественного права покупки этой доли. Истица просила применить последствия ничтожных сделок, возвратить стороны в первоначальное положение, а также перевести на нее права и обязанности покупателя по сделкам.

В процессе рассмотрения дела У. от требований о переводе на нее прав и обязанностей покупателя по сделкам отказалась. Определением Железногорского городского суда от 9 февраля 2009 года производство по делу в указанной части прекращено.

Решением Железногорского городского суда от 9 февраля 2009 года исковые требования У. удовлетворены, договоры дарения доли в квартире признаны недействительными, стороны договоров возвращены в первоначальное положение.

Рассматривая данное дело, суд первой инстанции установил, что договоры дарения, прикрывавшие собой возмездные договоры купли-продажи, являются притворными сделками.

Пункт второй статьи 170 ГК РФ определяет притворную сделку как ничтожную сделку, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. При этом указывает, что к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Применяя к заключенным ответчиками договорам дарения правила, относящиеся к договорам купли-продажи, суд правильно указал, что при их совершении было нарушено преимущественное право У. на покупку доли, но при этом удовлетворил требования истицы о применении последствий недействительности ничтожной сделки и возвратил стороны сделок в первоначальное положение.

В силу пункта 3 статьи 250 ГК РФ при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя по договору.

Следовательно, участник долевой собственности, преимущественное право покупки которого нарушено, может защитить свое нарушенное право только переводом на себя прав и обязанностей покупателя. У. от требований о переводе на нее прав и обязанностей покупателя отказалась, производство по делу в этой части прекращено, оснований для удовлетворения ее исковых требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки в отношении доли другого участника собственности у суда не имелось.

Определением судебной коллегии от 22 апреля 2009 года решение суда отменено, по делу постановлено новое решение, которым У. в иске о признании сделок недействительными отказано.

Ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия транспортных средств их владельцам, в том числе за вред здоровью, может быть возложена только на владельца, виновного в дорожно-транспортном происшествии.

Т. обратился в суд с иском к С. о возмещении материального и морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Требования мотивировал тем, что в результате столкновения транспортных средств под его управлением и управлением ответчика он получил тяжкие телесные повреждения. Просил взыскать с ответчика как владельца источника повышенной опасности 42780 рублей в счет возмещения потраченных на лечение денежных средств и 100 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Решением Зеленогорского городского суда от 12 декабря 2008 года исковые требования Т. удовлетворены частично, в его пользу с ответчика С. взыскано 5000 рублей в счет возмещения материального ущерба и 2000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что в рассматриваемом ДТП с участием автомобилей под управлением сторон истцом были нарушены правила дорожного движения, что привело к причинению ему вреда здоровью. При отсутствии вины С. в ДТП суд усмотрел в действиях истца Т. грубую неосторожность и, принимая во внимание положения статей 1083, 1085 ГК РФ, не предусматривающих возможности отказа потерпевшему в возмещении вреда здоровью, частично удовлетворил требования истца.

При этом суд не учел положения пункта 3 статьи 1079 и статьи 1064 ГК РФ, в соответствии с которыми вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, т.е. в зависимости от их вины. Поскольку истец, управлявший транспортным средством, являлся виновным в дорожно-транспортном происшествии, его требования о возмещении вреда здоровью за счет невиновного владельца транспортного средства не подлежали удовлетворению.

Определением судебной коллегии от 16 марта 2009 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым Т. в удовлетворении его исковых требований отказано.

Размер страховой выплаты при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

Е. обратилась к мировому судье с иском к ЗАО "ГУТА-Страхование" с требованием о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Требования мотивировала тем, что 14 марта 2008 года О., управляя автомобилем марки "Тойота", нарушил пункт 10.1 ПДД и допустил наезд на припаркованный автомобиль марки "Тойота", принадлежащий истице, для восстановления которого требуется сумма в размере 31813 рублей. Виновным в нарушении ПДД и причинении вреда является О., гражданская ответственность которого была застрахована в ЗАО "ГУТА-Страхование".

Решением мирового судьи судебного участка N 26 в г. Железногорске от 10 июля 2008 г., оставленным без изменения апелляционным определением Железногорского городского суда от 24 сентября 2008 года, исковые требования Е. удовлетворены в полном объеме.

Поскольку ответственность собственника автомобиля - С., которым управлял О., на момент совершения дорожно-транспортного происшествия была застрахована в ЗАО "ГУТА-Страхование" без ограничения лиц, допущенных к управлению транспортным средством, дорожно-транспортное происшествие имело место по вине О., суд правомерно возложил на ЗАО "ГУТА-Страхование" обязанность по возмещению причиненного истице ущерба.

Однако, разрешая заявленные требования, мировой судья, с которым согласился суд апелляционной инстанции, определил размер подлежащего выплате истице страхового возмещения без учета износа транспортного средства. Выводы судов о том, что взысканию подлежит реальный ущерб, без учета износа деталей транспортного средства, основаны на неправильном толковании ст. 15 ГК РФ и пп. "а" п. 60, пп. "б" п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 г. N 263, и Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Согласно пп. "б" п. 63 указанных выше Правил размер страховой выплаты при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. Законность приведенной правовой нормы проверялась Верховным Судом РФ и подтверждена вступившим в законную силу Решением Верховного Суда РФ от 25 ноября 2003 года.

Положение Правил о необходимости учета износа деталей соответствует требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку позволяет потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны.

Постановлением президиума краевого суда от 20 января 2009 года по надзорной жалобе ЗАО "ГУТА-Страхование" принятые по делу судебные постановления отменены.

При наличии вины обоих владельцев транспортных средств в дорожно-транспортном происшествии возмещению подлежит ущерб, определяемый соразмерно степени вины каждого из владельцев.

ЗАО СО "Надежда" обратилось в суд с иском к Е. о взыскании в порядке регресса суммы страхового возмещения в размере 7650 рублей, выплаченного Управлению внутренних дел Центрального района г. Красноярска. Требования мотивировало тем, что 15 августа 2005 года в районе д. 127 по ул. К.Маркса г. Красноярска произошло ДТП с участием водителей Д., управлявшего принадлежащим УВД Центрального района г. Красноярска автомобилем ВАЗ-2106, и Е., управлявшего принадлежащим Е. автомобилем "Тойота-Королла". ДТП произошло по вине ответчика, допустившего выезд на полосу встречного движения. Поскольку гражданская ответственность владельца автомобиля "Тойота-Королла" застрахована в ЗАО СО "Надежда", то возникший ущерб был возмещен УВД Центрального района г. Красноярска страховой компанией в полном объеме. Е. не был внесен в страховой полис в качестве лица, имеющего право на управление транспортным средством, вследствие чего ответчик обязан возместить выплаченную страховую сумму, а также судебные расходы в сумме 6309 рублей.

Решением мирового судьи судебного участка N 78 в Советском районе г. Красноярска от 12 мая 2008 г., оставленным без изменения апелляционным определением Советского районного суда г. Красноярска от 28 июля 2008 г., страховой компании в удовлетворении исковых требований отказано.

При разрешении настоящего спора вина водителей транспортных средств ВАЗ-2106 и "Тойота-Королла" в совершении дорожно-транспортного происшествия признана судом обоюдной. Судом установлено, что Е. нарушены п. п. 9.1 и 9.2 Правил дорожного движения РФ, запрещающие на дорогах с двусторонним движением, имеющих четыре полосы и более, выезжать на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, Д. - п. 8.3 Правил, предусматривающий при выезде на дорогу с прилегающей территории уступить дорогу транспортным средствам и пешеходам, движущимся по ней.

Однако судом не определен и не взыскан ущерб пропорционально степени вины каждого из участников дорожно-транспортного происшествия вследствие того, что такие требования не были заявлены. Между тем в материалах по делу об административном правонарушении виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия признан Е. Наличие вины обоих водителей установлено только при рассмотрении дела мировым судьей. В связи с чем истец не мог заявить требований о возмещении ущерба пропорционально степени вины каждого участника ДТП.

В силу п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064), то есть вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По смыслу указанных норм при наличии вины обоих водителей в совершенном дорожно-транспортном происшествии полный отказ в возмещении вреда, причиненного в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, не допускается. Придя к выводу о наличии обоюдной вины, суд должен был постановить решение о частичном удовлетворении иска пропорционально степени вины Е.

Постановлением президиума от 31 марта 2009 года принятые по делу судебные постановления отменены.

Наследник, принявший наследство, в порядке универсального правопреемства принимает на себя и долговые обязательства, имевшиеся у наследодателя на день открытия наследства. К наследнику переходит обязанность по выплате основной суммы долга и процентов за пользование денежными средствами, начисляемых по день возврата суммы долга. Исполнение наследником такого рода обязательств ограничивается только суммой принятого им наследственного имущества.

Банк кредитования малого бизнеса (ЗАО) обратился в суд с иском к Т., К. о взыскании в солидарном порядке 294609 рублей. Заявленные требования истец мотивировал тем, что 14 сентября 2006 года между банком и Р. заключен кредитный договор, по условиям которого заемщику предоставлен кредит в сумме 310000 рублей под 18% годовых сроком до 16 сентября 2008 года. В обеспечение исполнения заемщиком его обязательств с ответчиками Т. и К. подписаны договоры поручительства. 14 марта 2007 года заемщик Р. умерла. По кредитному договору образовалась задолженность 254338 рублей по основному долгу, 39761 - по процентам за пользование кредитом, 510 рублей пени.

Впоследствии к участию в деле в качестве ответчика по ходатайству истца был привлечен наследник Р. - Р., с которого солидарно с другими ответчиками банк просил взыскать указанную выше денежную сумму по кредитному договору.

Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 29 апреля 2008 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, постановлено взыскать с Р. в пользу ЗАО "Банк кредитования малого бизнеса" сумму задолженности по кредитному договору 257850 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 4178,50 рубля. В остальной части, а также в части требований, направленных к К. и Т., отказать.

Как установлено судом, 14 сентября 2006 года между Банком кредитования малого бизнеса и Р. был заключен на сумму 310000 рублей сроком на 2 года под 18% годовых, по условиям договора возврат суммы кредита и уплата процентов осуществлялась ежемесячно согласно графику. В обеспечение исполнения обязательств 14.09.2006 банком были заключены договоры поручительства с Т. и К. 14 марта 2007 года Р. умерла. Р. принял наследство, оставшееся после смерти Р., на сумму 1090140 рублей.

Суд первой инстанции правомерно отказал истцу в иске к ответчикам Т. и К., поскольку согласно заключенным ими договорам поручительства они не обязывались отвечать перед банком за нового должника, в данном случае наследника Р., принявшего наследство, оставшееся после смерти Р.

В силу требований статьи 1100 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства. Согласно статье 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Суд правильно указал, что ответчик Р., принявший наследство, обязан отвечать по долгам наследодателя в пределах стоимости принятого им наследственного имущества. Суд правомерно возложил на ответчика Р. обязанность по уплате суммы основного долга по кредитному договору в сумме 254338 рублей, но при взыскании процентов за пользование кредитом взыскал с ответчика проценты только за период с 15.02.2007 по 14.03.2007 в сумме 3512 рублей.

Отказывая во взыскании остальной суммы процентов за пользование кредитом, суд исходил из того, что действие кредитного договора прекратилось смертью Р. - 14.03.2007.

Данные выводы суда основаны на неправильном толковании и применении норм гражданского законодательства. Согласно положениям статьи 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Суд не учел, что обязательства по кредитному договору не относятся к обязательствам, неразрывно связанным с личностью должника, они могут быть исполнены и без личного участия самого должника, а следовательно, смертью должника данные обязательства не прекращаются.

В силу вышеприведенных статей, регулирующих вопросы наследования, наследник, принявший наследство, в порядке универсального правопреемства принимает на себя и долговые обязательства, имевшиеся у наследодателя на день открытия наследства. Исполнение наследником такого рода обязательств ограничивается только суммой принятого им наследственного имущества. В рассматриваемом случае стоимость унаследованного Р. имущества значительно превышает требуемую сумму задолженности, в связи с чем у суда не имелось оснований для отказа в иске банка о взыскании процентов за весь период действия кредитного договора.

Постановлением президиума от 24 марта 2009 года судебные постановления нижестоящих судов в части отказа во взыскании с Р. процентов за пользование кредитом отменены с направлением дела в этой части на новое рассмотрение.

 

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ТРУДОВЫХ СПОРОВ

 

Иск о восстановлении на работе к работодателю - юридическому лицу, имеющему государственную регистрацию в другой местности, может быть подан заявителем в суд по месту исполнения трудового договора.

В соответствии с ч. 9 ст. 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены в суд по месту исполнения такого договора.

М. состоял в трудовых отношениях с ООО "СК Мост-Восток" в должности плотника-бетонщика с 31.10.2007. Приказом от 15.08.2008 уволен по собственному желанию. М. обратился в Свердловский районный суд г. Красноярска с иском к ООО "СК Мост-Восток" о взыскании невыплаченной заработной платы, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки в общей сумме 83200 рублей, компенсации морального вреда в размере 30000 рублей, указав, что до настоящего времени работодателем не произведен с ним окончательный расчет, не выдана трудовая книжка.

Определением Свердловского районного суда г. Красноярска от 25 ноября 2008 года исковое заявление возвращено М. в связи с неподсудностью данного спора Свердловскому суду г. Красноярска. При этом суд исходил из того, что иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации, которым является г. Белогорск Амурской области.

Кассационным определением от 2 марта 2009 года данное определение отменено. При этом Судебная коллегия указала, что судом первой инстанции не приняты во внимание положения ч. 9 ст. 29 ГПК РФ о возможности предъявления иска по месту исполнения договора, в том числе трудового договора.

Из содержания трудового договора N 20/07, заключенного между М. и ООО "СК Мост-Восток" в лице начальника управления по г. Красноярску и Красноярскому краю П., М. принимается на работу по профессии плотник-бетонщик на участок реконструкции железнодорожного путепровода по ул. Матросова в г. Красноярске. Работа по настоящему договору является основным местом работы работника. Местом выполнения работы является г. Красноярск. Таким образом, трудовой договор с истцом был заключен в г. Красноярске, там же был издан приказ о расторжении, фактическое исполнение трудового договора имело место на участке реконструкции железнодорожного путепровода по ул. Матросова в г. Красноярске, в связи с чем у суда не имелось предусмотренных процессуальным законом оснований для возвращения искового заявления истцу в связи с неподсудностью.

Производство по гражданскому делу может быть приостановлено лишь при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законом (ст. ст. 215, 216 ГПК РФ). По иску о восстановлении на работе работника, уволенного на основании решения общего собрания участников общества, производство по делу не может быть приостановлено в связи с рассмотрением арбитражным судом спора по поводу законности решения общего собрания, явившегося основанием для увольнения.

А. обратился в суд с иском к ООО "Дентани" о восстановлении на работе в должности генерального директора.

Определением Сосновоборского городского суда от 11 ноября 2008 года по ходатайству ответчика производство по этому гражданскому делу приостановлено до рассмотрения Арбитражным судом Красноярского края гражданского дела по иску А. к ООО "Дентани" о признании недействительным решения единственного участника ООО "Дентани" от 22.07.2008.

При этом суд, приостанавливая производство по делу, исходил из того, что исковые требования о незаконности увольнения с должности генерального директора ООО "Дентани" А. обосновывает нарушением процедуры проведения ответчиком общего собрания, а также незаконностью его исключения из состава участников общества, что является предметом рассмотрения гражданского дела, находящегося в производстве Арбитражного суда.

Кассационным определением от 19 января 2009 года указанное определение о приостановлении производства по делу отменено в связи с тем, что истцом заявлены требования о восстановлении на работе, которые подлежат рассмотрению в районном суде с проверкой законности оснований увольнения истца и соблюдения работодателем предусмотренного законом порядка увольнения. Рассмотрение Арбитражным судом Красноярского края иска А. к ООО "Дентани" о признании недействительным решения единственного участника ООО "Дентани" от 22.07.2008 не препятствует рассмотрению иска о восстановлении на работе.

Прокурор вправе в соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ обратиться в суд интересах неопределенного круга лиц с иском к работодателю о признании незаконным бездействия по проведению аттестации рабочих мест и возложении обязанности провести аттестацию рабочих мест.

Прокурор Ермаковского района в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ обратился в суд в защиту прав, свобод и интересов неопределенного круга лиц с иском к МУ "Центр социального обслуживания населения" администрации Ермаковского района о признании незаконным бездействия по проведению аттестации рабочих мест и обязании провести аттестацию рабочих мест. Свои требования мотивировал тем, что несоблюдение и невыполнение работодателем требований по проведению аттестации рабочих мест затрагивает как интересы работников данного предприятия, работающих в настоящее время, так и неопределенного круга лиц, которые вправе вступать с ответчиком в трудовые отношения.

Ермаковский районный суд, отказывая прокурору определением от 10 декабря 2008 года в принятии искового заявления, исходил из того, что обязательства работодателя перед работником относительно условий труда возникают на основании трудового договора и не распространяются на неопределенный круг лиц.

Кассационным определением от 2 февраля 2009 года определение отменено, материал по иску направлен для рассмотрения в суд первой инстанции, при этом судебная коллегия указала, что законные основания для отказа в принятии искового заявления отсутствуют. Вывод суда первой инстанции о том, что обязательства работодателя перед работником относительно условий труда возникают на основании трудового договора и не распространяются на неопределенный круг лиц, противоречат положениям Трудового кодекса РФ. Прокурор заявил требования об аттестации рабочих мест, а право на заключение трудовых договоров с работодателем, а следовательно, и на выполнение трудовых обязанностей на рабочих местах имеет неограниченное количество граждан.

По спорам в отношении неначисленной заработной платы (или ее части) трехмесячный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора (статья 392 ТК РФ) может исчисляться с любого момента времени, как до увольнения, так и после увольнения работника, в зависимости от того, когда нарушено право работника в результате невыплаты зарплаты (или ее части) в установленном трудовым законодательством размере, а также от того, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

При взыскании неначисленной зарплаты ее размер не должен уменьшаться на величину налога на доходы физических лиц.

С. обратился в суд с иском к ООО "Ярославские краски - Сибирь" о взыскании за период работы у ответчика с 04.06.2007 по 16.12.2008 части заработной платы в размере неначисленного северного и районного коэффициентов в сумме 266051 рубль 95 копеек.

Ответчиком было заявлено о пропуске установленного ст. 392 ТК РФ трехмесячного срока для обращения в суд за разрешением данного индивидуального трудового спора.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 2 апреля 2009 года исковые требования удовлетворены, с ответчика взыскана задолженность по заработной плате за вычетом 13% НДФЛ за весь период работы С. с 04.06.2007 до 16.12.2008, при этом суд исходил из того, что на день подачи иска - 03.02.2009 с момента увольнения истца - 16.12.2008 не истек 3-месячный срок, установленный для обращения в суд по данной категории дел.

Определением судебной коллегии от 18 мая 2009 года решение отменено. При этом судебная коллегия указала, что в материалах дела имеются сведения о том, что истец за период работы у ответчика с 04.06.2007 по 16.12.12008 ежемесячно получал заработную плату, составляющую сумму его должностного оклада без применения северного и районного коэффициентов. Согласно расчетным листкам за весь период работы С. в них отсутствуют сведения о начислении северной надбавки и районного коэффициента на оклад, в приказе о приеме истца на работу и трудовом договоре от 04.06.2007, подписанных С., также не указано об установлении ему данных надбавок на должностной оклад.

Однако судом приведенным выше обстоятельствам оценки не дано, суд сослался лишь на то, что с момента увольнения истца до его обращения в суд трехмесячный срок не истек. Между тем, имеющий значение для правильного разрешения дела вопрос о том, когда нарушено право истца на получение зарплаты в надлежащем размере и когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права, судом не выяснялся.

Кроме того, суд первой инстанции не принял во внимание, что вычет 13% НДФЛ из суммы задолженности работодателя по заработной плате при взыскании ее в судебном порядке не может быть применен, поскольку удержание подоходного налога с выплачиваемых доходов производится налоговым агентом только в пределах текущего налогового периода, трудовые взаимоотношения ответчика с работником прекращены и организация - налоговый агент должна в установленном порядке сообщить в налоговый орган о невозможности удержать НДФЛ.

Участие работника в судебном заседании в качестве представителя стороны в гражданском судопроизводстве не относится к безусловному основанию для признания причины отсутствия на работе уважительной.

С. обратилась в суд с иском к администрации г. Норильска и управлению муниципального заказа администрации г. Норильска об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания в виде выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин, мотивируя тем, что оснований для привлечения ее к дисциплинарной ответственности не было, поскольку 3 июля 2008 года отсутствовала на работе в связи с участием в судебном заседании по гражданскому делу в качестве представителя, что, по ее мнению, является уважительной причиной.

Решением Норильского городского суда от 13 марта 2009 года исковые требования удовлетворены.

Судом установлено, что истица в период с 9.00 часов до 10.00 часов в приемной начальника управления муниципального заказа администрации г. Норильска оставила заявление на имя начальника УМЗ о том, что вызвана судебной повесткой на судебное заседание в судебный участок N 109, которое состоится 3 июля 2008 г. в 10.00 час. 4 июля 2008 г. истица представила начальнику УМЗ объяснение по факту ее отсутствия на рабочем месте и судебную повестку с отметкой о том, что она участвовала в судебном заседании по гражданскому делу по иску Д. в качестве его представителя 3 июля 2008 г. в период с 10.00 час. до 13.00 час и с 14.00 час. до 17.20 час.

Удовлетворяя исковые требования, руководствуясь ч. 2 ст. 13 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истица привлечена к дисциплинарной ответственности незаконно, т.к. перед тем как покинуть рабочее место она уведомила работодателя о неявке на работу в связи с вызовом в суд, по возвращении на работу представила руководителю судебную повестку с отметкой о периоде нахождения в судебном заседании, что указывало на уважительность причины отсутствия на работе.

Однако участие в судебном заседании в качестве представителя стороны в гражданском судопроизводстве не отнесено действующим трудовым законодательством, в том числе ст. 170 ТК РФ, к государственным или общественным обязанностям, которые должны исполняться в рабочее время, в связи с чем у работодателя отсутствует обязанность освобождать работника от работы на период представительства в судебном заседании. При этом участие истицы, являющейся председателем Территориальной организации профсоюза "Люди дела", в судебном заседании в качестве представителя Д., являющегося членом указанной профсоюзной организации, также не порождало у работодателя обязанности освободить истицу в указанный день от работы, поскольку такого положения в статье 374 ТК РФ, устанавливающей гарантии членам выборных профсоюзных органов, не освобожденных от основной работы, не предусмотрено.

Таким образом, истица 3 июля 2008 г. допустила нарушение трудовой дисциплины, поскольку участие ее в судебном заседании в рабочее время в качестве представителя истца не является уважительной причиной отсутствия на работе, в связи с чем работодатель в соответствии с требованиями ст. 192 ТК РФ вправе был привлечь С. к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Определением судебной коллегии от 20 мая 2009 года решение отменено.

При разрешении судом дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работу подлежит оценке соразмерность наложенного взыскания дисциплинарному проступку (п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ"), при этом должны быть учтены не только предшествующее поведение работника, его отношение к труду, но и тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ).

М. работал в должности начальника смены в периклазовом цехе ЗАО "Раздолинский периклазовый завод". Приказом N 10-к от 16.01.2009 трудовой договор с ним был расторгнут по подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. Не согласившись с увольнением, М. обратился в суд с иском о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула.

Решением Мотыгинского районного суда Красноярского края от 16 февраля 2009 года М. восстановлен на работе в прежней должности, в его пользу взыскан средний заработок за время вынужденного прогула.

При этом суд установил факт появления М. 02.01.2009 на работе в состоянии алкогольного опьянения, но вместе с тем пришел к выводу о том, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения является несоразмерным.

Отменяя данное решение, Судебная коллегия по гражданским делам в определении от 18 мая 2009 года указала, что оснований для принятия решения о восстановлении М. на работе не имелось.

Подпункт "б" пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ предусматривает право работодателя расторгнуть по своей инициативе трудовой договор с работником в случае появления работника на работе в состоянии алкогольного опьянения.

Суд, разрешая вопрос о соразмерности наложенного дисциплинарного взыскания совершенному проступку, не учел, что М., занимая руководящую должность в цехе, в котором производятся работы в опасных условиях труда, и появившись на работе в состоянии алкогольного опьянения, допустил грубое нарушение трудовой дисциплины. Именно характер занимаемой М. должности позволяет квалифицировать его проступок как крайне грубый, а примененное к нему дисциплинарное взыскание как справедливое и уместное.

 

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ СПОРОВ

 

Периоды работы в должности няни или няни-санитарки, предусмотренной штатным расписанием детского дошкольного учреждения, не могут быть включены в стаж педагогической деятельности, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 ст. 28 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

П. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ (ГУ) в Советском районе г. Красноярска о признании права на досрочную трудовую пенсию, указав, что в спорные периоды она осуществляла педагогическую деятельность, работала воспитателем ясельной группы. Просила обязать ответчика включить периоды работы с 03.02.1981 по 14.11.1981 в должности няни в детском саду N 148 треста "Красноярскалюминстрой", с 15.11.1981 по 19.10.1986 в должности няни-санитарки в детском саду N 148 треста "Красноярскалюминстрой" в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости на основании пп. 10 п. 1 ст. 28 Федерального закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и назначить досрочную трудовую пенсию по старости с момента обращения в пенсионный орган - 25 июня 2008 года.

Согласно трудовой книжке истица в вышеуказанные периоды времени работала в должности няни детского сада N 148 треста "Красноярскалюминстрой", с 15.11.1981 по 19.10.1986 - в должности няни-санитарки детского сада N 148.

Штатным расписанием административно-управленческого персонала детского сада-яслей N 148 треста "Красноярскалюминстрой" за 1985 год предусмотрено наличие должности воспитателя ясельной группы в количестве 3 штатных единиц, должности санитарки-няни - 5 штатных единиц, воспитателя - 15, уборщицы-няни - 10.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 4 декабря 2008 года исковые требования удовлетворены. При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в оспариваемые ответчиком периоды истица, работая в должности няни и няни-санитарки в детском саду N 148 треста "Красноярскалюминстрой", по характеру и условиям фактически выполняла работу воспитателя детского сада, что соответствует Списку должностей и учреждений, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781 и является основанием для включения данных периодов в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Кассационным определением от 21 января 2008 года решение отменено, при этом Судебная коллегия указала следующее.

Устанавливая тождественность выполняемой истицей работы в должности няни обязанностям воспитателя, суд не дал оценки тем обстоятельствам, что истица занимала штатную должность няни, выполняла должностные обязанности няни, за которые получала заработную плату няни и не пользовалась какими-либо льготами, предусмотренными для воспитателей, в частности, удлиненным отпуском.

При указанных обстоятельствах у суда отсутствовали основания для установления тождества выполняемых истицей работ работе воспитателя с учетом требований, предъявляемых к должности воспитателя, должностных обязанностей воспитателя, нагрузки, ответственности.

Доказательств того, что истица была принята на работу воспитателя, выполняла работу, предусмотренную должностной инструкцией воспитателя, с учетом требований, предъявляемых к указанной должности (соответствующее образование, функции, обязанности, ответственность), истицей не представлено.

Лицам, осуществляющим педагогическую деятельность, периоды выполнявшейся работы после 1 сентября 2002 года засчитываются в стаж работы при условии выполнения суммарно по основному и другим местам работы нормы рабочего времени (720 часов в год), установленной за ставку заработной платы (п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781).

При этом следует иметь в виду, что в педагогическую или учебную нагрузку для определения того, выполнялась ли норма рабочего времени, подлежат включению только те виды работ в соответствующих учреждениях по основному и другим местам работы, которые предусмотрены списками должностей и учреждений, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности.

С. обратился в суд с иском к УПФ РФ (ГУ) в Ленинском районе г. Красноярска о включении оспариваемого ответчиком периода работы в льготный стаж, признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с даты обращения в пенсионный орган - с 23 февраля 2008 года, указав, что с 16 октября 1996 года по 23 августа 2003 года он работал преподавателем педагогической практики и по совместительству инструктором-методистом, в связи с чем норма его педагогической работы за данный период времени значительно превышала 720 часов.

Кроме того, С. просил включить в льготный стаж период его работы с 6 марта 2007 года по 22 февраля 2008 года в качестве заместителя директора по учебно-воспитательной работе в Красноярской ДЮСШ олимпийского резерва, поскольку имеются два необходимых условия - наличие педагогического стажа на 1 января 2001 года не менее 16 лет 8 месяцев и факт работы в период времени с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года в должностях, предусмотренных пунктом 2 раздела "Наименование должностей" и пунктом 2 раздела "Наименование учреждений" Списка.

Решением Ленинского районного суда от 20 ноября 2008 года исковые требования удовлетворены.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что в 2001 году истец по основному месту работы преподавателя имел педагогическую нагрузку продолжительностью 587 часов, в 2002 году - 574 часа, с 1 сентября 2003 года - 516 часов. Кроме того, работал по совместительству инструктором-методистом, имея педагогическую нагрузку в 360 часов в год, следовательно, норма нагрузки по основному и дополнительному виду работ превышала 720 часов, что дает основание для включения данного периода в льготный стаж.

Отменяя кассационным определением от 4 марта 2009 года названное решение, Судебная коллегия указала, что должность инструктора-методиста не предусмотрена Списком должностей и учреждений, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781. Право устанавливать тождество профессий и должностей предоставлено Министерству труда России по согласованию с Пенсионным фондом России, в связи с чем вывод суда о тождественности должности тренера-преподавателя и инструктора-методиста не основан на законе. Судом не дано оценки тому обстоятельству, что это две разные должности, которые указаны в штатном расписании. Вопрос о тождественности выполняемых истцом функций, условий и характера деятельности тем работам, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, судом не разрешен.

Кроме того, судебная коллегия признала преждевременными выводы суда первой инстанции о включении в льготный стаж с 6 марта 2007 года по 22 февраля 2008 года в качестве заместителя директора по учебно-воспитательной работе в Красноярской ДЮСШ олимпийского резерва.

В соответствии с п. 12 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность..., утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781, работа в должностях, указанных в пункте 2 (учреждения дополнительного образования детей раздела "Наименование должностей" списка, в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" списка, за периоды начиная с 1 января 2001 г. засчитывается в стаж работы при наличии одновременно следующих условий:

на 1 января 2001 г. у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев;

у лица имеется факт работы (независимо от ее продолжительности) в период с 1 ноября 1999 г. по 31 декабря 2000 г. в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 (учреждения дополнительного образования детей) раздела "Наименование учреждений" Списка.

Суд первой инстанции при разрешении вопроса о включении в стаж работы данного периода времени применил п. 12 вышеуказанных Правил исчисления периодов работы, поскольку, по мнению суда, истец в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года работал в должности, предусмотренной разделом 2 Списка, в ГОУ СПО "Красноярское училище олимпийского резерва", предусмотренном разделом 2 Списка (учреждения дополнительного образования детей), где поименованы детско-юношеские школы всех наименований, в том числе олимпийского резерва.

Между тем, суд первой инстанции не учел того, что из устава ГОУ СПО "Красноярское училище олимпийского резерва" усматривается, что данное учреждение является учреждением среднего профессионального образования, такие учреждения предусмотрены п. 1.10 Списка (средние специальные учебные заведения), и для применения п. 12 Правил исчисления периодов работы при разрешении вопроса о включении в специальный стаж вышеуказанного периода работы у суда оснований не было.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ч. 1, 2, 3 ст. 67 ГПК РФ).

Пунктом 4.2 ст. 14 Федерального закона от 17 декабря 2001 года (в редакции от 1 декабря 2007 года и 22 декабря 2008 года) "О трудовых пенсиях в РФ" предусмотрено, что лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, размер базовой части трудовой пенсии по старости устанавливается в сумме 2925 рублей в месяц.

При этом абзацем вторым пункта 4.2 вышеуказанной статьи Федерального закона установлено, что лицам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, при определении количества календарных лет работы в районах Крайнего Севера в целях установления размера базовой части трудовой пенсии по старости каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.

С. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Лесосибирске о перерасчете размера трудовой пенсии на основании п. 4.2 ст. 14 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в РФ". При этом указал, что он работал в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, в Маклаковском лесокомбинате в должности заместителя директора по кадрам и быту и в 1964, 1972, 1974 годах находился в служебных командировках в районах Крайнего Севера, а именно в г. Игарка, куда направлялся работодателем для выполнения соответствующих должности работ. Однако приказов о направлении в служебные командировки в настоящее время не сохранилось, в связи с чем ответчик отказал истцу произвести перерасчет размера трудовой пенсии по старости за счет увеличения базовой части.

Решением Лесосибирского городского суда от 25 ноября 2008 года исковые требования удовлетворены, на Управление Пенсионного фонда РФ в г. Лесосибирске возложена обязанность произвести перерасчет С. размера трудовой пенсии по старости с учетом его работы в районе Крайнего Севера в 1964, 1972, 1974 годах.

Судебная коллегия кассационным определением от 16 февраля 2009 года решение отменила, указав следующее.

В силу статьи 55 ГПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей.

Вместе с тем, в случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами, кроме свидетельских показаний, суд оценивает свидетельские показания в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (статья 67 ГПК РФ).

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования С., пришел к выводу о том, что истец имеет право на перерасчет базовой части трудовой пенсии по старости на основании п. 4.2 ст. 14 Федерального закона от 17 декабря 2001 года (в редакции от 1 декабря 2007 года) "О трудовых пенсиях в РФ", поскольку он работал как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях и имеет стаж работы в указанных районах более 15 лет (с учетом правил подсчета, установленных частью 2 п. 4.2. ст. 14 данного Федерального закона).

По мнению суда, время работы С. в районах Крайнего Севера в 1964, 1972, 1974 годах во время нахождения в командировках подтверждается как объяснениями истца, так и показаниями свидетелей Х., О., Х.

Однако такие выводы суда, как указано в кассационном определении, являются преждевременными, поскольку сделаны без надлежащей оценки представленных доказательств.

В материалах дела отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие прямо или косвенно нахождение истца в указанное выше время в командировках в районах Крайнего Севера.

Показания названных свидетелей носят общий характер, касаются незначительных событий - командировок, которые были в далеком прошлом.

В связи с чем, оценивая достоверность и достаточность этих показаний, суду необходимо было тщательно исследовать вопрос о том, не являются ли ошибочными в связи с длительным промежутком времени сведения, сообщенные суду этими свидетелями. Для этого необходимо было предложить истцу представить дополнительные доказательства.

В соответствии со ст. 1 ФЗ "О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" гражданам, которые проживали в 1949 - 1963 годах в населенных пунктах на территории Российской Федерации и за ее пределами, включенных в утверждаемые Правительством Российской Федерации перечни населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, и которые получили суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), а также детям в возрасте до 18 лет первого и второго поколения указанных граждан, страдающим заболеваниями вследствие радиационного воздействия на одного из родителей, гарантируются меры социальной поддержки, установленные настоящим Федеральным законом.

М. обратилась в суд с иском к Правительству Красноярского края о признании подвергшейся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне с получением суммарной дозы облучения более 25 сЗв (бэр) и возложении на ответчика обязанности по выдаче удостоверения единого образца. Свои требования мотивировала тем, что родилась <...> года в п. Чаган Бескарагайского района Казахской ССР. Данный населенный пункт входит в перечень населенных пунктов Алтайского края и бывшей Казахской ССР, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденный Распоряжением Правительства РФ N 356-р от 15 марта 1995 года.

Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 24 декабря 2008 года М. в удовлетворении иска отказано.

Кассационным определением судебной коллегии от 6 апреля 2009 года решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба М. без удовлетворения по следующим основаниям.

В силу п. 3 Правил отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 634 от 15 ноября 2004 года, определение населенных пунктов, в которых граждане за счет внешнего и внутреннего облучения получили суммарную (накопленную) эффективную дозу более 5 сЗв (бэр), осуществляется на основании расчетов доз облучения граждан (с учетом особенностей радиационного воздействия при проведении конкретных ядерных испытаний) в соответствии с методикой оценки доз облучения, утвержденной в установленном порядке.

В соответствии с перечнем населенных пунктов Казахской ССР, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 марта 1995 года за N 356-р, п. Чаган Бескарагайского района Семипалатинской области был включен в населенные пункты, население которых получило суммарную дозу эффективного облучения, превышающую 25 сЗв, в результате ядерного испытания на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года. При этом данный населенный пункт не был отнесен к пострадавшим от ядерного испытания 7 августа 1962 года.

Отказывая М. в удовлетворении требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из указанных положений вышеназванного Федерального закона, подзаконных правовых актов и пришел к правильному выводу о том, что для возникновения у граждан, подвергшихся радиации вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, права на льготы необходимо наличие сразу двух условий: проживание в 1949 - 1963 годах в определенных населенных пунктах и наличие суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 5 сЗв (бэр).

Истица родилась <...> года в п. Чаган Бескарагайского района Казахской ССР спустя 10 лет после первого ядерного испытания на Семипалатинском полигоне, при этом указанный населенный пункт включен в перечень населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию лишь 29 августа 1949 года. В этом случае М. необходимо было представить доказательства получения ею дозы облучения свыше 5 сЗв (бэр), однако достаточных достоверных доказательств, подтверждающих получение дозы облучения в указанном размере, истицей не представлено, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения ее требований.

 

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ, ВОЗНИКАЮЩИХ

ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

Пропуск предусмотренного статьей 256 ГПК РФ трехмесячного срока на обращение гражданина в суд для восстановления нарушенного права не может служить самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении заявленных требований, если такое нарушение носит длящийся характер.

Л. просила обязать орган местного самоуправления - администрацию Каратузского района дать ответ на ее письменное обращение от 30 июня 2008 года и взыскать денежную компенсацию морального вреда 5000 рублей. Свои требования мотивировала тем, что 30 июня 2008 года направила в адрес администрации Каратузского района заявление о предоставлении земельного участка по ул. Жукова, N 2б, в с. Каратузское. Однако до настоящего времени ответ на ее письменное обращение не получен.

Решением Каратузского районного суда от 11 февраля 2009 года в удовлетворении заявленных требований было отказано в связи с пропуском заявительницей трехмесячного срока для обращения в суд, поскольку, по мнению суда первой инстанции, о нарушении своего права на получение ответа Л. должно было стать известно с 30 июля 2008 года.

Отменяя решение суда первой инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала следующее.

Как видно из дела, 30 июня 2008 года Л. обратилась с заявлением в администрацию Каратузского района о предоставлении земельного участка в с. Каратузское в аренду сроком на пять лет для ведения личного подсобного хозяйства. Судом первой инстанции установлено, что на поступившее 30 июня 2008 года в администрацию Каратузского района обращение Л. ответ не направлен.

Таким образом, в данном случае пропуск заявителем срока обращения в суд за восстановлением своего нарушенного права места не имеет, поскольку из материалов дела следует, что ответ на письменное обращение Л. не дан и на момент вынесения решения, что свидетельствует о нарушении ее прав и в настоящее время.

Таким образом, у суда не было оснований для отказа в удовлетворении требований заявителя в связи с пропуском срока на обращение в суд, следовательно, заявленные требования подлежали рассмотрению по существу.

К должностным лицам, решения, действия (бездействие) которых могут быть оспорены по правилам главы 25 ГПК РФ, следует относить лиц, постоянно, временно, в том числе по специальному полномочию, выступающих от имени федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, принявших оспариваемое решение, совершивших оспариваемое действие (бездействие), имеющие обязательный характер и затрагивающие права и свободы граждан и организаций, не находящихся в служебной зависимости от этих лиц.

П. обратился в суд с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ о признании незаконным бездействия должностного лица - и.о. главного врача КГУЗ "Детский санаторий "Ласточка", выразившегося в ненаправлении ответа на обращение по поводу земельного участка заявителя, находящегося на территории санатория.

Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 27 марта 2009 года в удовлетворении заявления отказано.

Отменяя решение суда и оставляя заявление без рассмотрения, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала следующее.

Разрешая заявление П. по существу в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, суд не учел, что и.о. главного врача КГУЗ "Детский санаторий "Ласточка" не относится к должностным лицам, решения, действия (бездействие) которых могут быть оспорены по правилам главы 25 ГПК РФ. Поэтому данное дело не могло быть рассмотрено по правилам, предусмотренным главой 25 ГПК РФ, а должно рассматриваться по правилам искового производства.

В случае если при рассмотрении дела, возникающего из публичных правоотношений, будет установлено наличие спора о праве, производство по делу не прекращается. Принятое заявление подлежит оставлению без рассмотрения с разъяснением заявителю возможности разрешить спор в порядке искового производства.

Ц. обратился в суд с заявлением об оспаривании решения должностного лица, свои требования мотивировал тем, что 17 февраля 2008 г. председателем Совета Красноярской региональной (краевой) организации Общероссийской общественной организации "Российская оборонная спортивно-техническая организация РОСТО (ДОСААФ)" был утвержден акт приема (сдачи) дел и должности начальника негосударственного образовательного учреждения начального профессионального образования Канская техническая школа Российской оборонной спортивно-технической организации, который нарушает права заявителя.

В ходе рассмотрения дела Канским городским судом 4 мая 2009 года было вынесено определение о прекращении производства по делу с разъяснением заявителю возможности разрешить заявленные требования в порядке искового производства.

Отменяя определение суда первой инстанции и оставляя заявление Ц. без рассмотрения, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала следующее.

Действительно, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" нормы ГПК РФ не допускают возможности оспаривания в порядке главы 25 этого Кодекса решений и действий (бездействия) органов управления организациями и их объединениями, общественными объединениями, политическими партиями, а также их руководителей, поэтому такие дела должны рассматриваться по правилам искового производства, в этой связи выводы суда о том, что заявленные требования об обжаловании действий председателя Совета Красноярской региональной (краевой) организации Общероссийской общественной организации "Российская оборонная спортивно-техническая организация РОСТО (ДОСААФ)" подлежат рассмотрению в порядке искового производства, являются правильными. Вместе с тем, у суда не было оснований для прекращения производства по делу, а были основания для оставления заявления без рассмотрения согласно части 4 статьи 1 ГПК РФ, применив по аналогии норму права, регулирующую сходные отношения в особом производстве (часть 3 статьи 263 ГПК РФ).

Право на отсрочку от военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктом "з" пункта 1 статьи 24 ФЗ РФ "О воинской обязанности и военной службе" (в редакции, действовавшей до 01.01.2008), с 01.01.2008 имеют только лица, окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и проходящие службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органах Российской Федерации на должностях рядового (младшего) и начальствующего состава, на время службы в этих органах и учреждениях, решение о предоставлении отсрочки которым было принято призывными комиссиями до 1 января 2008 года.

М. обратился в суд с заявлением, в котором оспорил законность решения призывной комиссии города Зеленогорска от 17.12.2008 о призыве его на военную службу. Требование мотивировал тем, что с 13.06.2007 проходит службу в Федеральном бюджетном учреждении "Исправительная колония N 17" Главного управления по Красноярскому краю ФСИН России. Ему присвоено специальное звание лейтенанта внутренней службы. Полагал, что имеет право на предоставление отсрочки от призыва на время прохождения службы.

Решением Зеленогорского городского суда от 12 февраля 2009 года заявленные требования удовлетворены. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала следующее.

В соответствии с подпунктом "з" пункта 1 статьи 24 ФЗ РФ "О воинской обязанности и военной службе" (в редакции, действовавшей до 01.01.2008) право на отсрочку от призыва на военную службу предоставлялось лицам, окончившим государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и проходящим службу в органах уголовно-исполнительной системы на должностях рядового (младшего) и начальствующего состава.

Как следует из материалов дела, М. действительно проходит службу в органах Федеральной службы исполнения наказаний России с 13.06.2007, ему присвоено специальное звание лейтенанта внутренней службы. В соответствии с названным положением Федерального закона М. могла быть предоставлена отсрочка от призыва на военную службу.

Однако в период действия указанного положения Федерального закона М. о праве на отсрочку от призыва по указанному основанию не заявил. После изменения редакции подпункта "з" пункта 1 статьи 24 ФЗ РФ "О воинской обязанности и военной службе" с 01.01.2008 М. утратил право на предоставление отсрочки по данному основанию. Призывная комиссия выносила решение о призыве М. на военную службу 17.12.2008, то есть в период действия подпункта "з" пункта 1 статьи 24 ФЗ РФ "О воинской обязанности и военной службе" в новой редакции. Поэтому решение призывной комиссии соответствовало действовавшему Федеральному закону РФ "О воинской обязанности и военной службе" в новой редакции.

Выводы суда первой инстанции о том, что независимо от того, что редакция Федерального закона была изменена, отсрочка М. должна быть предоставлена на основании прежней редакции Закона, неправильны. Это следует из пункта 1 статьи 5 ФЗ РФ N 104-ФЗ от 06.06.2006 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву", из которого следует, что граждане пользуются отсрочками от призыва на военную службу до истечения их действия или исчезновения оснований только в том случае, если отсрочка им была предоставлена до 01.01.2008. М. отсрочка от призыва до 01.01.2008 не предоставлялась, поэтому на него не распространяется действие пункта 1 статьи 5 ФЗ РФ N 104-ФЗ от 06.06.2006 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву".

Требования прокурора о признании бездействия органа местного самоуправления муниципального образования в части непринятия мер по предупреждению чрезвычайных ситуаций незаконным и возложении на орган местного самоуправления обязанности осуществить в порядке ст. 225 ГК РФ постановку на учет в территориальный орган Федеральной регистрационной службы бесхозяйного гидротехнического сооружения подлежат удовлетворению при условии установления бесхозяйности объекта, отвечающего требованиям гидротехнического сооружения, установленным ст. 3 Федерального закона N 117-ФЗ от 21 июля 1997 г. "О безопасности гидротехнических сооружений".

Прокурор Ермаковского района обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия администрации МО Салбинский сельский Совет в части непринятия мер по предупреждению чрезвычайных ситуаций и о возложении на него обязанности осуществить в порядке ст. 225 ГК РФ постановку на учет в Ермаковский отдел УФРС по Красноярскому краю бесхозяйного недвижимого имущества, гидротехнического сооружения - пруда в с. Салба.

Решением Ермаковского районного суда от 21 апреля 2009 года в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме, при этом суд первой инстанции исходил из того, что отсутствие обращения органа местного самоуправления в органы государственной регистрации о постановке на учет пруда каких-либо прав либо интересов неопределенного круга лиц не затрагивает, кроме того, указанный пруд занесен в реестр муниципальной собственности, следовательно, доводы о его бесхозяйности несостоятельны.

Отменяя решение суда первой инстанции, Судебная коллегия по гражданские делам Красноярского краевого суда указала следующее.

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 14 ФЗ от 6 октября 2003 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к вопросам местного значения поселения относится участие в предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в границах поселения.

Как видно из материалов дела, на окраине с. Салба находится пруд, укрепленный дамбой. Последний раз на дамбе в рамках мероприятий, направленных на предупреждение чрезвычайных ситуаций, проводились ремонтно-восстановительные работы в 2003 году. Указанное гидротехническое сооружение не состоит на учете в органе, осуществляющем государственную регистрацию права на недвижимое имущество.

В соответствии со ст. ст. 3 и 9 ФЗ от 21 июля 1997 г. "О безопасности гидротехнических сооружений" под обеспечением безопасности гидротехнического сооружения понимается разработка и осуществление мер по предупреждению аварий гидротехнического сооружения; собственник гидротехнического сооружения и эксплуатирующая организация обязаны обеспечивать соблюдение норм и правил безопасности гидротехнических сооружений при их эксплуатации, ремонте, реконструкции, консервации, выводе из эксплуатации и ликвидации, обеспечивать контроль (мониторинг) за показателями состояния гидротехнического сооружения, природных и техногенных воздействий и на основании полученных данных осуществлять оценку безопасности гидротехнического сооружения, в том числе финансировать мероприятия по эксплуатации гидротехнического сооружения, обеспечению его безопасности, а также работы по предотвращению и ликвидации последствий аварий гидротехнического сооружения и др.

Указанные меры не могут быть реализованы по причине неопределенности балансовой принадлежности гидротехнического сооружения, представляющего реальную угрозу для возникновения чрезвычайной ситуации.

Поскольку такого рода объект расположен в административных границах муниципального образования Салбинский сельский Совет Ермаковского района, отсутствие обращения администрации поселения в Территориальное управление Федеральной регистрационной службы Красноярского края с заявлением о принятии гидротехнического сооружения на учет как бесхозяйного имущества свидетельствует о невыполнении органом местного самоуправления обязанности, закрепленной в п. 3 ст. 225 ГК РФ, в силу которой бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся.

Заявление о выдаче вида на жительство подается иностранным гражданином в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции не позднее чем за шесть месяцев до истечения срока действия разрешения на временное проживание. Правовые нормы, регулирующие спорные правоотношения, не содержат оснований, процедуры и возможности восстановления указанного пропущенного срока ни в судебном, ни в ином порядке, такой срок, относящийся к сроку осуществления гражданских прав, является пресекательным и восстановлению не подлежит.

Гражданин Вьетнама Н. обратился в суд с заявлением об обжаловании действий должностного лица, мотивируя свои требования тем, что 16 ноября 2005 года ему было выдано разрешение на временное проживание в РФ сроком действия до 16 ноября 2008 года. 16 октября 2007 года он сдал документы на получение вида на жительство, однако 16 ноября 2007 года был уведомлен УФМС о приостановлении оформления вида на жительство в связи с аннулированием разрешения на временное проживание в РФ. Решением суда от 2 октября 2008 года решение УФМС России по Красноярскому краю от 16 октября 2007 года об аннулировании его разрешения на временное проживание в РФ было признано незаконным. В мае 2008 года его известили о том, что решением N 8648 от 14 апреля 2008 года ему отказано в выдаче вида на жительство в РФ на основании п. 8 ст. 9 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в РФ".

В связи с тем, что до отмены судом решения об аннулировании разрешения на временное проживание он не имел законных оснований обращаться с новым заявлением о выдаче вида на жительство, а после отмены решения предусмотренный п. 1 ст. 8 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в РФ" шестимесячный срок на подачу заявления оказался пропущенным, просил суд восстановить ему пропущенный срок, обязать отдел УФМС по Красноярскому краю в г. Норильске принять от него заявление о выдаче вида на жительство.

Решением Норильского городского суда 16 декабря 2008 заявленные требования удовлетворены частично, на отдел УФМС по Красноярскому краю в г. Норильске возложена обязанность принять от Н. заявление о выдаче вида на жительство.

Отменяя решение суда в этой части и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда указала следующее.

Согласно п. 1 ст. 8 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в РФ" N 115-ФЗ от 25.07.2007 в течение срока действия разрешения на временное проживание и при наличии законных оснований иностранному гражданину по его заявлению может быть выдан вид на жительство. Заявление о выдаче вида на жительство подается иностранным гражданином в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции не позднее чем за шесть месяцев до истечения срока действия разрешения на временное проживание. Указанное также закреплено в п. 20 Положения о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жительство, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 794 от 01.11.2002.

Частично удовлетворяя заявленные требования и возлагая обязанность на отдел УФМС по Красноярскому краю в г. Норильске принять от Н. заявление о выдаче вида на жительство, суд руководствовался Приказом ФМС РФ от 29.02.2008 N 41 и исходил из того, что действующее законодательство позволяет руководителю территориального органа ФМС России при наличии уважительной причины нарушения установленного 6-месячного срока подачи заявления о продлении срока действия вида на жительство продлевать пропущенный срок.

Однако, как видно из заявления Н., он просил восстановить ему срок для подачи заявления о выдаче вида на жительство, а не восстановить ему срок подачи заявления о продлении вида на жительство.

Заявление о выдаче вида на жительство подается иностранным гражданином в территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции не позднее чем за шесть месяцев до истечения срока действия разрешения на временное проживание. Правовые нормы, регулирующие спорные правоотношения, не содержат оснований, процедуры и возможности восстановления указанного пропущенного срока ни в судебном, ни в ином порядке, такой срок, относящийся к сроку осуществления гражданских прав, является пресекательным и восстановлению не подлежит, а следовательно, и требования заявителя о возложении обязанности на УФМС принять от него заявление о выдаче вида на жительство удовлетворены быть не могут. Защищая свои права, Н. мог обратиться в суд с соответствующим заявлением об оспаривании решения УФМС России по Красноярскому краю N 8648 от 14 апреля 2008 года, которым ему отказано в выдаче вида на жительство в РФ.

Анализ пункта 5 статьи 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ в ее взаимосвязи с преамбулой, пунктами 44, 45 статьи 2, пунктом 8 статьи 37 Федерального закона N 67-ФЗ позволяет сделать вывод о том, что понятие "адрес места жительства" имеет общий характер и предполагает его конкретизацию с тем, чтобы достоверно определить конкретного избирателя и его волеизъявление, в том числе и на этапе сбора подписей в поддержку кандидата.

Представитель зарегистрированного кандидата в депутаты Игарского городского Совета депутатов по многомандатному избирательному округу N 2 К. обратился в суд с заявлением об отмене решения окружной избирательной комиссии многомандатного избирательного округа N 2 о регистрации кандидата в депутаты по тому же округу А.

Одним из оснований заявленных требований являлось отсутствие в подписных листах, сданных А. в избирательную комиссию, наименования субъекта Российской Федерации, в котором проходят выборы.

Решением Игарского городского суда от 1 мая 2009 года заявленные требования удовлетворены, в том числе и по указанному основанию.

Отменяя решение суда первой инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда, в частности, указала следующее.

Действительно, "адрес места жительства" означает: адрес (наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры), по которому гражданин Российской Федерации зарегистрирован по месту жительства в органах регистрационного учета граждан по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (пункт 5 статьи 2 Федерального закона N 67-ФЗ).

Однако, учитывая, что город Игарка расположен в границах административно-территориального образования Туруханский район, другого населенного пункта в Туруханском районе с таким названием не имеется, достоверно определить конкретного избирателя возможно.

В связи с этим отсутствие наименования субъекта Российской Федерации - Красноярский край, в котором проживает гражданин, в оспариваемых подписных листах не свидетельствует о нарушении порядка сбора подписей избирателей или оформления подписного листа.

 

Обзор подготовлен

судьями краевого суда

Н.В.БУГАЕНКО

С.М.ВЕРБИЦКИМ

И.Н.ЗИНЧЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь