Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2009 ГОДА

 

Процессуальные Вопросы

 

Досудебное производство

 

Кассационная инстанция признала необоснованным вывод суда первой инстанции о неоднократном продлении обвиняемому срока содержания под стражей по одним и тем же основаниям, что противоречит принципу разумности, гарантированному Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

С учетом данных о личности обвиняемому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста

 

Постановлением Шебекинского районного суда продлен срок содержания под стражей Б. на 1 месяц 30 суток, а всего до 10 месяцев.

Кассационная инстанция постановление отменила.

По смыслу ч. 2 ст. 109 УПК РФ продление срока содержания обвиняемого под стражей допустимо лишь при отсутствии оснований для отмены или изменения меры пресечения.

Судом трижды продлевался срок содержания под стражей Б. по причине невозможности окончания предварительного следствия в установленный срок и ввиду отсутствия оснований для отмены или изменения меры пресечения.

По прошествии времени эти основания неизбежно стали менее значимыми, что требовало от суда тщательного анализа сложившейся ситуации и приведения особых причин для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Эти требования судом не выполнены.

Указав о наличии достаточных оснований полагать, что Б. продолжит заниматься преступной деятельностью и воспрепятствует производству по делу путем угроз свидетелям, суд в постановлении не привел никаких иных особых обстоятельств, оправдывающих продление срока содержания обвиняемого под стражей по этим основаниям.

Судом не дано оценки сроку пребывания Б. под стражей с точки зрения разумности, как того требует п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Следственные и процессуальные действия, необходимость производства которых диктовались предыдущим продлением срока, выполнены частично.

По делу не проведены фоноскопические экспертизы, с выводами которых следователь связывает возможность завершения расследования.

По сообщению и.о. начальника ЭКО УФСКН РФ по Белгородской области Г., фоноскопические экспертизы будут исполнены не ранее марта 2010 года.

Вывод суда об отсутствии волокиты при расследовании уголовного дела сделан без исследования его материалов и основан лишь на документах, приложенных к ходатайству следователя, большинство из которых составляют постановления о неоднократных продлениях сроков следствия и содержания под стражей.

Ввиду непредоставления в суд кассационной инстанции материалов уголовного дела в отношении Б. судебная коллегия лишена возможности сделать вывод о динамике расследования.

С учетом изложенного, постановление суда признано необоснованным.

Как видно из материалов уголовного дела, у Б. есть постоянное место жительства и регистрации, он женат, имеет 2 малолетних детей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о возможности избрания Б. меры пресечения в виде домашнего ареста, являющейся достаточным фактором для предупреждения совершения обвиняемым нового преступления. В целях недопущения препятствий производству по делу на Б. возложены дополнительные ограничения в виде запрета общаться с потерпевшими и свидетелями и вести с ними переговоры.

 

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства осужденного о проведении приговора в соответствие с действующим законодательством, поскольку в действиях последнего установлен рецидив преступлений, признанный обстоятельством, отягчающим наказание

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода отказано В. в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Кассационная инстанция постановление оставила без изменения.

В соответствии со ст. 9, 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

Федеральным законом от 29.06.2009 N 141-ФЗ в ч. 1 ст. 62 УК РФ внесены изменения, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" части первой ст. 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Приговором Белгородского районного суда В. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в ИК строгого режима.

Смягчающими обстоятельствами при назначении наказания признаны активное способствование раскрытию преступления, признание вины и раскаяние в содеянном. Отягчающим обстоятельством признан рецидив преступлений.

При таких обстоятельствах новый закон не улучшает положение В. и судом принято обоснованное решение об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного.

 

Непризнание осужденным своей вины и нераскаяние в содеянном не предусмотрены законом в качестве основания отказа в применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода оставлено без удовлетворения ходатайство об условно-досрочном освобождении Г. от неотбытой части наказания.

Суд кассационной инстанции постановление отменил.

Судом отказано в удовлетворении ходатайства осужденному Г. по не предусмотренному законом основанию - непризнания им своей вины в совершении преступления и нераскаяния в содеянном.

В судебном заседании были исследованы данные, имеющие значение для решения ходатайства, - характеристика администрации, согласно выводам которой Г. характеризуется положительно и для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания и его условно-досрочное освобождение целесообразно.

Такое же мнение в судебном заседании высказал представитель учреждения Щ.

Из справки учреждения следует, что Г. имеет три поощрения и отсутствуют взыскания.

Эти данные в постановлении не приведены, и оценки им судом не дано. С учетом изложенного, постановление признано незаконным и необоснованным.

 

Решение судебной коллегии по уголовным делам областного суда об отказе осужденному, отбывающему наказание в виде лишения свободы, об этапировании в суд кассационной инстанции для участия в рассмотрении жалобы признано законным и обоснованным

 

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда А. отказано в этапировании в суд кассационной инстанции для участия в рассмотрении жалобы на постановление Старооскольского городского суда по результатам рассмотрения жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ. В надзорной жалобе А. просил отменить определение областного суда. Президиум областного суда отказывал в удовлетворении жалобы, указал на следующее.

По смыслу статьи 125 УПК РФ, суд должен обеспечить содержащемуся под стражей заявителю возможность путем непосредственного участия в заседании суда или использования систем видеоконференцсвязи ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свои доводы, если принимаемое судом решение связано с применением к заявителю мер, сопряженных с его уголовным преследованием, ограничением его свободы и личной неприкосновенности (рассмотрение жалобы подозреваемого или обвиняемого на применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, личного обыска, освидетельствования и др.).

А., отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы, обжаловалось в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ, бездействие должностных лиц органов предварительного расследования, затрудняющих доступ к правосудию - неисполнение поручения руководителя СО по г. Старый Оскол СУ СК при прокуратуре РФ по Белгородской области П. об опросе А. в ходе дополнительной проверки по его заявлению о совершении в отношении него противоправных действий сотрудниками конвойной роты подразделения УВД по г. Старый Оскол, и в данном случае осужденный претендовал на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, на возбуждении которого он настаивает.

По смыслу закона, основанного на позиции Конституционного Суда Российской Федерации и международно-правовых предписаниях, жалобы осужденных в таких случаях не связаны с применением к их заявителям мер, сопряженных с уголовным преследованием, ограничением свободы и личной неприкосновенности, поэтому суд вправе обеспечить конституционное право заявителей довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела не только путем его личного участия в судебном заседании, но и иными способами - путем допуска к участию в судебном заседании его представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения.

Статья 376 УПК РФ регламентирует участие в судебном заседании осужденного при кассационном рассмотрении приговора - судебного решения, принятого по существу уголовного дела, и не регулирует порядок участия осужденных в судебном рассмотрении кассационных жалоб на постановления судьи, вынесенные в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ.

Вопрос о личном участии осужденного как при рассмотрении жалобы, так и в кассационной инстанции, разрешается соответствующим судом в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела.

Суд кассационной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что необходимости в личном участии А. при рассмотрении его кассационной жалобы нет, и отказал осужденному в этапировании.

Что касается доводов надзорной жалобы о невручении заблаговременно копии определения об отказе в этапировании, то УПК РФ не регулирует порядок вручения таких документов заявителю. Кроме того, это определение никаким образом не повлияло на возможность А., своевременно извещенного о дате, времени и месте рассмотрения его кассационной жалобы, довести до суда кассационной инстанции свою позицию по делу альтернативным способом.

 

Постановление суда об удовлетворении жалобы осужденного, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, поскольку в ней фактически обжалован вступивший в законную силу приговор

 

Постановлением Белгородского районного суда жалоба осужденного Ф. на постановление ст. следователя СО СУ СК при прокуратуре РФ по Белгородской области об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОВД по Белгородскому району за отсутствием в их действиях состава преступлений удовлетворена.

Кассационная инстанция областного суда постановление отменила по следующим основаниям.

В порядке ст. 125 УПК РФ подлежат обжалованию только действия должностных лиц, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства на досудебной стадии, которые не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом.

Органами следствия Ф. был привлечен к уголовной ответственности за кражу частного имущества.

При рассмотрении дела по существу в судебном заседании Ф. заявил о получении от него явки с повинной и показаний при их проверке на месте в силу недозволенных методов следствия со стороны оперативной службы.

По заявлению Ф. следователем СО СУ СК при прокуратуре РФ по Белгородской области проведена проверка, и поскольку такие факты не нашли подтверждения, в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием составов преступлений.

С учетом принятого решения по результатам проведенной проверки явки с повинной и протоколы показаний Ф. судом признаны допустимыми доказательствами, и он признан виновным в совершении краж.

После вступления приговора в законную силу Ф. повторно, путем обращения с заявлением в СК при прокуратуре РФ, инициировал проверку в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ законности и обоснованности получения его явок с повинной и показаний о кражах чужого имущества, по результатам которой принято обжалуемое постановление.

Фактически Ф. обжаловал вступивший в законную силу приговор в части допустимости доказательств как полученных с нарушением требований УПК РФ.

Порядок обжалования такого судебного решения предусмотрен ст. 402 УПК РФ. Это требование закона судом не выполнено.

 

Кассационная жалоба осужденного об отмене постановления суда по результатам рассмотрения ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством вследствие нарушения процедуры судебного заседания оставлена без удовлетворения

 

Свердловским районным судом г. Белгорода Г. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

В кассационной жалобе осужденный просил отменить постановление в связи с несоблюдением судом процедуры рассмотрения ходатайства, повлекшей нарушение гарантированных ему законом прав на участие в прениях сторон, ознакомление с протоколом судебного заседания, который не велся, и принесение замечаний на него.

Кассационная инстанция жалобу оставила без удовлетворения.

Существенных нарушений УПК РФ, на которые указывает Г. в кассационной жалобе (отсутствие протокола судебного заседания, ограничение его прав по ознакомлению с протоколом судебного заседания и непредоставление права возможности выступить в прениях сторон), не установлено.

В представленных материалах имеется протокол судебного заседания, соответствующий требованиям ст. 259 УПК РФ, в котором достаточно полно отражен ход судебного заседания.

Г. была предоставлена возможность выступить в поддержание своего ходатайства, и ему было разъяснен порядок и право на ознакомление с протоколом судебного заседания, которым он не воспользовался.

Письменных ходатайств Г. на ознакомление с протоколом судебного заседания в материалах не имелось.

Поэтому доводы кассационной жалобы осужденного о нарушении его прав признаны необоснованными.

 

Добровольное возмещение имущественного ущерба, признанное судом обстоятельством, смягчающим наказание, и отсутствие отягчающих обстоятельств является безусловным основанием для применения правил статьи 62 УК РФ.

Неправильное толкование материального закона при рассмотрении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством повлекло постановление незаконного судебного решения

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода в удовлетворении ходатайства в отношении С. о приведении указанного приговора в соответствие с действующим законодательством отказано.

Президиум областного суда постановление отменил по следующим основаниям.

Согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года внесены изменения в ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Как видно из постановления суда, обстоятельств, смягчающих наказание и являющихся, при отсутствии отягчающих обстоятельств, основанием для назначения С. наказания с применением правил ст. 62 УК РФ, суд не установил. Данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку добровольное возмещение имущественного ущерба, признанное судом обстоятельством, смягчающим наказание, предусмотрено п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

 

Судебное производство

 

Приговор в части осуждения лица за приобретение, перевозку и хранение без цели сбыта наркотического средства отменен с освобождением от уголовной ответственности вследствие добровольной выдачи им наркотического вещества

 

Приговором Губкинского городского суда В. осужден по ст. 228 ч. 2, 231 ч. 1, 228 ч. 1, 228.1 ч. 2 п. "а, б" УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен.

В материалах уголовного дела данных о том, что правоохранительные органы располагали сведениями о месте хранения осужденным наркотических средств, не имелось. В судебном заседании они не добыты.

О добровольной выдаче оперативным работникам, которые не знали о количестве наркотических средств и месте их хранения, свидетельствовали пояснениям В., который сразу же в ходе ОРМ "проверочная закупка" заявил, что у него на чердаке дома хранится марихуана, а дома он выращивает коноплю. В протоколе осмотра места происшествия - домовладения перед началом осмотра В. также заявил о том, что выдает листья растения конопли, находящиеся на чердаке дома, где они действительно были обнаружены и изъяты.

В. активно способствовал изобличению сбытчика наркотиков П., участвуя в проведении ОРМ "проверочная закупка".

Согласно примечанию к ст. 228 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Поэтому за добровольную выдачу наркотического средства - марихуаны, хранившейся на чердаке дома, В. освобожден от уголовной ответственности.

 

Непризнание осужденным себя виновным и нераскаяние в содеянном не могут учитываться в качестве обстоятельств, влияющих на назначение наказания, поскольку нарушают гарантированное ему конституционное право не свидетельствовать против себя

 

Приговором Ровеньского районного суда К. осужден по ст. 186 ч. 1 (2 эпизода), ст. 33 ч. 3, 186 ч. 1 (3 эпизода), 33 ч. 4 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил.

При назначении К. наказания суд наряду с предусмотренными ст. 60 УК РФ обстоятельствами признал влияющими на избираемое осужденному К. наказание такие обстоятельства, как непризнание им себя виновным и нераскаяние в содеянном.

Отнесение указанных обстоятельств к повлиявшим на срок назначенного К. наказания в виде лишения свободы соединено с нарушением ст. 51 Конституции РФ, в соответствии с которой подсудимый имеет право не свидетельствовать против себя.

В связи с изложенным, президиум исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание на непризнание К. себя виновным и его нераскаяние в содеянном как обстоятельства, влияющие на назначенное ему приговором суда наказание.

 

Постановление изменено, поскольку при повторном рассмотрении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законодательством суд не учел не только указание президиума областного суда, являющееся для него обязательными, но и положения части второй статьи 10 УК РФ

 

Постановлением Валуйского районного суда приговор в отношении Е., осужденного по ст. 115, 111 ч. 2 п. "а", 166 ч. 1, 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ, приведен в соответствие с новым уголовным законом.

Президиум областного суда постановление изменил по следующим основаниям.

Постановлением президиума областного суда первоначальное постановление суда о приведении приговора в отношении В. в соответствие с новым уголовным законом было отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Суд надзорной инстанции указал, что при приведении приговора суда в соответствие с действующим законодательством суд в постановлении не учел требования ст. 64 УК РФ, примененной приговором суда.

В соответствии с ч. 6 ст. 410 УПК РФ указания суда надзорной инстанции обязательны при повторном рассмотрении материала судом нижестоящей инстанции.

При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции не учел указания президиума Белгородского областного суда и положение ч. 2 статьи 10 УК РФ о сокращении наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, которое в системной связи с ч. 1 той же статьи означает, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом - независимо от того, в какой процессуальной стадии решается данный вопрос, - подлежат применению все установленные УК РФ в редакции этого закона правила, как общие, так и специальные, в соответствии с которыми вопрос о наказании разрешается при постановлении приговора, включая правила назначения наказания ниже низшего предела, и не применил правила ст. 64 УК РФ.

С учетом изложенного, президиум изменил постановление суда первой инстанции, исключил из приговоров квалифицирующий признак "неоднократно", действия Е. квалифицировал по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ в редакции закона от 08.12.2003. В связи с изменениями, внесенными в ст. 68 УК РФ, наказание по приговору смягчено с применением правил ст. 64 УК РФ.

 

Обязанность по возмещению вреда, причиненного водителем, допустившим нарушения правил дорожного движения при исполнении трудовых обязанностей, возлагается на работодателя

 

Приговором Старооскольского городского суда Р. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ.

Президиум областного суда приговор в части гражданского иска отменил по следующим основаниям.

В суде С. был заявлен гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 500000 рублей.

По приговору суда гражданский иск С. удовлетворен частично: в его пользу с Р. взыскано в счет возмещения морального вреда 95000 рублей.

В то же время судом был исследован вопрос о том, что решением Старооскольского городского суда с ЗАО "Арт-Мастер", как с владельца источника повышенной опасности, в счет компенсации морального вреда взыскано 50000 рублей.

Удовлетворяя гражданский иск С., суд в приговоре указал, что взыскание иных сумм с владельца источника повышенной опасности не является обстоятельством, освобождающим Р. от компенсации морального вреда.

Суд неправильно применил нормы материального права, поскольку обязанность по возмещению вреда, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей (включая компенсацию морального вреда), возлагается на работодателя (ст. 1068 ГК РФ).

 

Обстоятельства, составляющие объективную сторону преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 111 ч. 4 УК РФ, не могут повторно учитываться при назначении наказания

 

Приговором Борисовского районного суда А. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен.

При назначении А. наказания суд наряду с иными обстоятельствами учел такие обстоятельства, как совершение осужденным особо тяжкого преступления и наступившие последствия - смерть потерпевшего.

Но эти обстоятельства предусмотрены диспозицией статьи 111 ч. 4 УК РФ, по которой А. признан виновным.

Таким образом, обстоятельства, составляющие объективную сторону преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 111 ч. 4 УК РФ, повторно учтены при назначении наказания, поэтому они исключены из приговора.

Такое нарушение материального права является существенным, влекущим смягчение наказания осужденному.

 

Приговор в части гражданского иска отменен, поскольку суд не мотивировал свой вывод о необходимости взыскания с осужденных суммы, значительно превышающий доаварийную стоимость автомобиля

 

Приговором Алексеевского районного суда Х. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а, в", 158 ч. 2 п. "а, б, в", 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, указав следующее.

Согласно заключению автотехнической судебной экспертизы и заключению о стоимости ремонта транспортного средства стоимость ремонтно-восстановительных работ автомобиля, принадлежащего Ч., составляет 29669 рублей 25 копеек. Фактическая стоимость данного автомобиля без учета механических повреждений составляет 21600 рублей.

Суд удовлетворил гражданский иск Ч., взыскал в его пользу - 31669 рублей 25 копеек, из них 29669 рублей 25 копеек - стоимость восстановительного ремонта автомобиля и 2000 - расходы, связанные с проведением экспертизы.

Из исследовательской части заключения автотехнической экспертизы следует, что если затраты с учетом эксплуатационного износа, необходимые для восстановления доаварийных свойств транспортного средства, превышают доаварийную стоимость самого транспортного средства, то размер ущерба, причиненного в результате повреждения, определяется как сумма, эквивалентная доаварийной стоимости транспортного средства, за вычетом стоимости его остатков, пригодных для использования (реализации), либо без вычета стоимости остатков, если их невозможно оценить.

Стоимость ремонта транспортного средства, принадлежащего Ч., с учетом износа 80% составила 20501,25 копеек.

Суд данные обстоятельства не учел.

Основания о необходимости взыскания суммы, значительно превышающей доаварийную стоимость автомобиля, судом не мотивированы. Кроме того, автомобиль Ч. возвращен.

 

В приговоре недопустимы формулировки, свидетельствующие о виновности в совершении преступлений лиц, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство и судебное разбирательство не проводилось

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Р. осужден по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ (14 эпизодов), П. осужден по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ (6 эпизодов).

Суд кассационной инстанции областного суда приговор изменил.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого, в связи с чем в приговоре недопустимы формулировки, свидетельствующие о виновности в совершении преступлений других лиц.

Судебное разбирательство проводилось в отношении Р. и П., поэтому ссылка в приговоре на то, что они совершили преступления совместно с М., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, не основана на законе.

 

Оказание медицинской и иной помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления признано президиумом областного суда обстоятельством, смягчающим наказание осужденного

 

Приговором Красногвардейского районного суда К. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления является обстоятельством, смягчающим наказание.

После совершения преступления К. пришел к своему знакомому П., у которого имелся телефон, и просил его вызвать "скорую помощь" для оказания медицинской помощи Ж. Не дозвонившись, он пошел домой к фельдшеру Е., которую просил оказать медицинскую помощь сожительнице, Е. сразу же направилась домой к К., где пыталась оказать Ж. помощь.

Суд в приговоре дал оценку поведению К., который проявил определенную заботу о пострадавшей, вызывал работников скорой помощи и привел фельдшера, но, в нарушение требований ст. ст. 60, 61 ч. 1 п. "к" УК РФ, не признал данное обстоятельство в качестве смягчающего его наказание, указав при этом в приговоре, что действия К. объясняются раскаянием в содеянном и предшествующими семейными отношениями с Ж.

 

Вопросы применения норм материального права

 

В соответствии с правилами части 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Нарушение требований закона повлекло назначение наказания, превышающего его максимальный размер

 

Приговором Новооскольского районного суда К. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил и снизил К. назначенное наказание.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Обстоятельствами, смягчающими наказание К., суд признал: явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления и раскаяние в содеянном. Обстоятельством, отягчающим наказание, - рецидив преступлений.

С учетом обстоятельств, смягчающих наказание, суд назначил К. наказание с применением правил ч. 3 ст. 68 УК РФ без учета требований ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Санкция ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет. Одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания по данной статье составляет 5 лет лишения свободы. К. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет, то есть в размере, превышающем максимальный срок наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи.

 

Если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений (ч. 5 ст. 69 УК РФ), а не совокупности приговоров

 

Приговором мирового судьи Корочанского района М. осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ.

В порядке надзора приговор изменен.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ в случаях, когда после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений.

Приговором мирового суда окончательное наказание М. назначено на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Свердловского районного суда г. Белгорода.

Преступление, за которое М. осужден, совершено до вынесения приговора Свердловского районного суда г. Белгорода.

Поэтому окончательное наказание М. должно быть назначено с применением с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, а не по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).

 

Кассационная инстанция изменила приговор и исключила признание судом обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, рецидив преступлений, поскольку предыдущие судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и условное осуждение не могут учитываться при признании рецидива преступлений

 

Приговором Красногвардейского районного суда С. осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ.

Судебная коллегия областного суда приговор изменила и смягчила наказание.

При назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание С., суд признал рецидив преступлений. При этом суд учел предыдущие судимости С. за преступления, предусмотренные ст. ст. 127 ч. 1, 158 ч. 1, 159 ч. 1 УК РФ, и условное осуждение по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ".

В соответствии с п. "а" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, к которым относятся ст. ст. 159 ч. 1, 158 ч. 1, 127 ч. 1 УК РФ не учитывались. По приговору суда от 9 июля 2008 года С. осужден к лишению свободы условно. Условное осуждение не отменялось, и он не направлялся в места лишения свободы. Следовательно, на основании п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ данная судимость при признании рецидива не должна учитываться.

Действия С. не образуют рецидива преступлений и судом неправильно применен уголовный закон.

 

При постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства процессуальные издержки в виде суммы, выплаченной адвокату за оказание им юридической помощи по назначению, взысканию с осужденного не подлежат

 

Приговором Борисовского районного суда, постановленном в особом порядке судебного разбирательства, Б. осуждена по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

Постановлено взыскать с Б. в доход государства процессуальные издержки, составляющие оплату труда адвоката Б., в размере 1788 рублей.

Кассационная инстанция приговор изменила и исключила из него указание о взыскании с осужденного процессуальных издержек в виде суммы, выплаченной адвокату за оказание им юридической помощи по назначению, в соответствии с п. 10 ст. 316 УПК РФ взысканию с осужденного не подлежит.

 

Статья 90 УК РФ предусматривает возможность применения принудительных мер воспитательного характера лишь к несовершеннолетним, совершившим преступления

 

Постановлением Старооскольского городского суда отказано в удовлетворении ходатайства следователя о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении М.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление оставила без изменения.

В соответствии со ст. 90 УК РФ принудительные меры воспитательного воздействия могут быть применены лишь к несовершеннолетним, совершившим преступление.

Исследовав представленные материалы, постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, выслушав объяснения Ю. и М., суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях последней состава инкриминируемого преступления.

Доводы кассационного представления об отсутствии у суда возможности при рассмотрении ходатайства следователя входить в обсуждение вопроса о виновности М. в инкриминируемом преступлении не основаны на уголовно-процессуальном законодательстве, ввиду чего судебная коллегия оставила их без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь