Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 декабря 2009 г. N 15687

 

Судья: Максимова Т.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корнильевой С.А.

судей Лебедева В.И., Быханова А.В.

при секретаре О.

рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2009 года дело N 2-219/09 по кассационной жалобе К.Л., К.И. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 23 апреля 2009 года по иску К.Л., К.И. к Б.Е., Т.Т.Л., П., Л.Е., Л.М. о защите чести и достоинства, деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Корнильевой С.А., объяснения К.Л., представителя К.И. - К.Е. (доверенность от 27.11.2009 года на 3 года), Т.Т.Л.., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

истцы обратились в суд с иском к Б.Е. о защите чести, достоинства и деловой репутации, ссылаясь, что 07.04.2008 г. Б.Е. распространила сведения порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истцов, в виде письменного заявления, подписанного ею и переданного заведующему кафедрой истории К.С., в подчинении которого работает доцент кафедры К.И. Сведения распространенные ответчицей не соответствуют действительности. Действия ответчицы нанесли страдания и вред в оценке трудовой деятельности педагогов-преподавателей в Университетах РФ, порочат честь и деловую репутацию. Порочащие сведения нарушили их душевное равновесие, ухудшили сон, вызвали головную боль, обострение болезней пожилого человека К.Л. Считают, порочащими следующие сведения: "...учинили беспредел...", "...избили соседку...", "...самозахватом оккупировали квартиру...", "...принялись за соседей...", "...завалили суды, РЭУ, ЖЭКи, участкового милиционера... кляузами собственного сочинения...", "...заявления содержат вопиющую ложь...", "...вокруг них "пушистых и белых" сплошные бандиты...", "...пишут жалобы на соседей, депутатов, участкового милиционера, на комиссии, которые сами вызывают...", "...день и ночь заняты сочинением небылиц...", "...решили всех нас выстроить и уничтожить морально...", "...либо профессиональные сутяжники, решили захватить жилье..., либо душевно больные люди...", "...выставили двоих людей на улицу...". Кроме того, ответчица назвала истцов хулиганами, поставила их профессии педагогов в кавычки, оценила, что они "позор для нашего общества". Ответчица распространила сведения умышленно лицу, имеющему право по должности продвигать вверх либо вниз по службе истицу, вплоть до увольнения. Порочащие сведения распространены на лиц высокого профессионального уровня, определенного Высшей аттестационной комиссией, эти аттестации свидетельствуют о праве истцов учить и воспитывать молодых людей в вузах РФ. Истцы просят признать, что действия Б.Е. порочат честь, достоинство и деловую репутацию истцов; взыскать с ответчицы в пользу истцов в равных долях компенсацию морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Протокольным определением от 25.03.09 г. по ходатайству ответчицы к участию в деле привлечены качестве соответчиков: П., Т.Т.Г., Л.Е., Л.М., подписавшие вместе с Б.Е. заявление на имя декана кафедры. Впоследствии истцы представили уточненное исковое заявление, в котором указали в качестве соответчиков лиц, привлеченных к участию в деле. Просят признать сведения в заявлении на имя декана кафедры истории от жильцов дома <...> не соответствующими действительности, позорящими честь, унижающими человеческое достоинство, профессиональные качества К.И., ее малолетнего сына и К.Л.; признать действия ответчиков нарушающими их конституционные права и свободы - ч. 1 ст. 17, ст. 18, ст. 21, ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ; взыскать с Б.Е. компенсацию морального вреда в сумме 20 тыс. руб., обязать ответчиков опровергнуть распространенные сведения тем же способом, каким они были распространены.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 23.04.2009 года в удовлетворении требований К.Л., К.И. отказано.

В кассационной жалобе К.Л., К.И. просят отменить решение суда, считают его неправильным.

В заседание суда кассационной инстанции Б.Е., П., Л.Е., Л.М. не явились, о явке извещались по правилам ст. 113 ГПК РФ, о причинах своей неявки судебную коллегию не известили, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ в их отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Согласно ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

В силу положений ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

При этом порочащими сведениями являются сведения, содержащие утверждение о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 Постановления Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судом являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Из материалов дела следует, что декану кафедры истории от жильцов дома <...> (соседи К.И.) адресовано заявление за подписью ответчиков в котором они указывают, что являются соседями сотрудницы К.И. Более года назад в их подъезд въехала семья из Хабаровска, с этого момента спокойная жизнь закончилась. В заявлении ответчики указывают на действия семьи К-ных, которые нарушают их спокойствие, что избили соседку по коммунальной квартире Г.Л., самозахватом оккупировали квартиру. Г.Л. вынуждена более года скитаться, снимать жилье. В то же время они принялись за соседей из соседних квартир, кто выступил в защиту Г.Л., завалили суды, РЭУ, ЖЭК, участкового милиционера кляузами собственного сочинения. Заявления содержат вопиющую ложь, такое ощущение, что вокруг них "пушистых" и "белых" сплошные бандиты. Пишут жалобы на судей, депутатов, участкового, на комиссии, которые вызывают сами. Они день и ночь заняты сочинениями небылиц, они решили всех их построить, уничтожить морально. У них же складывается впечатление, что эти люди либо профессиональные сутяжники, которые решили таким образом, захватить отдельное жилье, либо душевно больные люди, требующие вмешательства проф. врачей. Просят содействия урезонить хулиганов, указав в конце заявления, кто же воспитывает наших детей - подобные "педагоги" - позор для нашего общества. Истцы в иске ссылаются, что заявление содержит высказывания ответчиков, порочащие их честь, достоинство и деловую репутацию, а именно: "...учинили беспредел...", "...избили соседку...", "...самозахватом оккупировали квартиру...", "...принялись за соседей...", "...завалили суды, РЭУ, ЖЭКи, участкового милиционера... кляузами собственного сочинения...", "...заявления содержат вопиющую ложь....", "...вокруг них "пушистых и белых" сплошные бандиты...", "...пишут жалобы на соседей, депутатов, участкового милиционера, на комиссии, которые сами вызывают...", ",...день и ночь заняты сочинением небылиц...", "...решили всех нас выстроить и уничтожить морально...", "...либо профессиональные сутяжники, решили захватить жилье..., либо душевно больные люди...", "...выставили двоих людей на улицу...". Кроме того, ответчица назвала истцов хулиганами, поставила их профессии педагогов в кавычки, оценила, что они "позор для нашего общества".

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что сведения, указанные ответчиками в заявлении, соответствуют действительности, факт распространения данных сведений ответчиками, факт того, что в результате действий ответчиков пострадала деловая репутация, истцами не доказан, в связи с чем, отсутствуют основания для удовлетворения заявленных требований.

Судебная коллегия в соответствии со ст. 347 ГПК РФ проверяет правильность постановленного судом решения в пределах доводов кассационной жалобы.

К.Л., К.И., оспаривая решение суда, в кассационной жалобе ссылаются на то, что судом неправомерно сделан вывод о том, что письмо, содержащее оспариваемые истцами сведения, до адресата доведено не было, следовательно, доказательств, подтверждающих факт распространения сведений, содержащихся в письме, не представлено. Истцами указывалось, что оспариваемое письмо было передано ответчиком заведующему кафедрой истории К.С.

Между тем, передача ответчиком письма лицу, указанному истцами, подтверждения представленными материалами дела не нашла: письмо, подписанное ответчиками, адресовано декану кафедры истории, фамилия адресата не указывалась (л.д. 10); в судебном заседании ответчица пояснила, что передала письмо секретарю, сведений о регистрации письма в учреждении по месту работы адресата в материалах дела не имеется.

Вывод суда о соответствии действительности сведений, указанных ответчиками в заявлении, с которым не согласны истцы, сделан на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом положений ст. ст. 163, п. 5 ст. 177 ГПК РФ являются необоснованными, поскольку то обстоятельство, что допрошенные в судебном заседании свидетели покидали зал судебного заседания, не противоречит ч. 5 ст. 177 ГПК РФ, согласно которой свидетель может покинуть зал судебного заседания до окончания судебного разбирательства с разрешения суда. Данное разрешение отражено в протоколе судебного заседания.

Факт изложения допрошенными свидетелями вопросов, задаваемых судом, остальным лицам, привлеченным к делу в качестве свидетелей, документально не подтвержден. При этом следует принимать во внимание, что показания свидетелей оцениваются судом в совокупности со всеми представленными и добытыми по делу доказательствами. Кроме того, каждый свидетель предупреждается судом о последствиях, предусмотренных ст. ст. 307, 308 УК РФ, о чем в материалах дела имеется соответствующая подписка.

Ссылки жалобы на то, что судом неправомерно было отказано в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля К.Е., являются не обоснованными.

В соответствии с ч. 1 ст. 69 ГПК РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Между тем, из материалов дела следует, что К.И. при заявлении данного ходатайства пояснила, что указанный свидетель может пояснить, о чем истица думает по ночам, подавала ли она жалобы.

Таким образом, судом правильно отклонено ходатайство истицы о допросе в качестве свидетеля К.Е., поскольку обстоятельства, для подтверждения которых истица просила допросить данное лицо (о чем истица думает по ночам), предметом исследования при разрешении настоящего дела не являются, установление данных фактов значения для рассмотрения и разрешения дела не имеет. Факт подачи жалоб (заявлений в суд) сторонами не оспаривается.

Доводы жалобы о том, что суд, в нарушение положений ст. 180 ГПК РФ, не огласил показания свидетелей, основаны на неправильном понимании норм процессуального права.

Согласно ст. 180 ГПК РФ, показания свидетелей оглашаются в судебном заседании в случаях опроса свидетелей в месте их пребывания: в порядке судебного поручения, обеспечения доказательств или при отложении разбирательства дела (ст. ст. 62, 64, 70, 170 ГПК РФ).

В данном случае свидетели Р., Г.Ф., Х.Е., Г.Л. были опрошены в судебном заседании 23.04.2009 г., в котором было вынесено оспариваемое решение.

Иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку выводов суда, изложенных в решении, не содержат ссылок на наличие оснований для его отмены, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда постановлено в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, отмене не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 23 апреля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь