Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 декабря 2009 г. N 44у-545/2009

 

Президиум в составе:

председательствующего Попова В.Ф.,

членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е.,

с участием заместителя прокурора Нижегородской области Чернякова В.Г.,

адвоката Курашвили Г.О., представившего ордер N <...> от 03 декабря 2009 года, выданный Адвокатской конторой N 21 НОКА,

защитников О.В.А. и С.М.А.,

рассмотрел надзорную жалобу защитников О.В.А. и С.М.А. на приговор Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 сентября 2007 года, которым

М., <...>, судимый 20 августа 2004 года Нижегородским районным судом г. Нижнего Новгорода по ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет, условно, с испытательным сроком 4 года, со штрафом 2500 рублей,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет, со штрафом 2500 рублей. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ, условное осуждение по приговору Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 20 августа 2004 года отменено. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 20 августа 2004 года и окончательное наказание назначено в виде лишения свободы на срок 7 лет, со штрафом 4000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 23 ноября 2007 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе защитники О.В.А. и С.М.А. оспаривают законность и обоснованность состоявшихся в отношении М. судебных решений, указывая, что приговор основан на противоречивых и недопустимых доказательствах, суд недостаточно полно исследовал доказательства, свидетельствующие, по мнению защитников, о том, что преступление совершено другим лицом, необоснованно было отвергнуто алиби осужденного М., опознание М. проведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, судом кассационной инстанции нарушены нормы ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела.

Надзорное производство возбуждено судьей Верховного Суда РФ Свиридовым Ю.А.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Скляровой Т.Л., изложившей обстоятельства уголовного дела, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение адвоката Курашвили Г.О., защитников О.В.А. и С.М.А., полагавших судебные решения подлежащими отмене, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Чернякова В.Г., полагавшего необходимым состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, президиум

 

установил:

 

приговором Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 сентября 2007 года М. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Согласно приговору преступление совершено в отношении Б.Ю.В. при следующих обстоятельствах.

12 ноября 2005 года около 20 часов 20 минут М., находясь на территории детского сада, расположенного по адресу: <...>, увидев у ранее не знакомой Б.Ю.В. мобильный телефон, подошел к ней сзади, схватил Б.Ю.В. одной рукой за волосы и наклонил к себе, второй рукой вставил в рот потерпевшей нож, после чего потребовал передать ему имеющийся у Б.Ю.В. мобильный телефон "Сименс СХ65", принадлежащий Б.Т.Ю. Б.Ю.В. схватила рукой лезвие ножа и попыталась вынуть нож изо рта, порезав при этом руку. М., завладев мобильным телефоном, вынул нож из ротовой полости Б.Ю.В., нанес ей один удар рукой по туловищу, от которого потерпевшая упала на землю. После чего М. с похищенным имуществом с места преступления скрылся, причинив Б.Т.Ю. материальный ущерб на сумму 7140 рублей, а Б.Ю.В. легкий вред здоровью.

Проверив материалы уголовного дела, доводы надзорной жалобы защитников, президиум находит постановленные в отношении М. судебные решения законными, обоснованными и не подлежащими отмене или изменению по следующим основаниям.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденного М. в совершении разбоя в отношении Б.Ю.В. соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, и подтверждены совокупностью исследованных в ходе судебного следствия доказательств:

показаниями потерпевшей Б.Ю.В., данными в судебном заседании, о том, что 12 ноября 2005 года примерно в 20 часов 23 минуты на территории детского садика на нее было совершено нападение. В тот момент, когда она разговаривала по телефону с Г., ее схватили сзади за волосы, потянули назад, и она почувствовала, что у нее во рту находится режущий предмет, острый по ощущениям. Она рукой дотронулась до предмета, чтобы его не засунули дальше, и поняла, что это нож. При этом она получила повреждение правой руки и лица. Она разглядела рукоятку этого ножа, которая была металлической, серебряного цвета. Выражаясь нецензурной бранью, нападавший потребовал отдать телефон, после чего забрал телефон у нее из рук сам. Затем напавший вынул нож у нее изо рта, отпустил волосы и толкнул ее в спину. Она стала падать, каблуком наступила нападавшему на штанину, развернулась и разглядела нападавшего: лицо круглое, глаза большие, кавказская внешность. Она не упала и разглядела одежду напавшего на нее: темный пуховик (дутый, мягкий), джинсы синего цвета. На голове - короткие волосы и густая, короткая, темная щетина на лице. Она хорошо разглядела нападавшего, поскольку территория детского садика была освещена. Впоследствии она уверенно опознала М. среди лиц, предъявленных ей для опознания как раз по тем приметам, которые она называла при ее допросе;

показаниями потерпевшей Б.Т.Ю. о том, что 12 ноября 2005 года после совершения на ее дочь нападения, оказания медицинской помощи, они приехали в Нижегородский РУВД, где она со слов дочери написала заявление о совершенном нападении. Она была допрошена по обстоятельствам нападения на дочь, так как после оказания медицинской помощи дочь с трудом говорила (были наложены швы на лице) и не могла писать (порезана ладонь правой руки). Она со слов дочери сообщила приметы внешности и одежды нападавшего. Затем дочь составила фоторобот. Спустя несколько дней проводилось опознание преступника, в ходе которого ее дочь, Б.Ю.В., уверенно опознала М. как лицо, совершившее на нее нападение. Затем состоялась очная ставка, в ходе которой дочь вновь уверенно указала на М. как на лицо, совершившее нападение на нее;

показаниями свидетеля Г. о том, что 12 ноября 2005 года около 20 часов 20 минут он дозвонился Б.Ю.В. и стал с ней разговаривать, а затем разговор прервался. Он снова перезвонил и услышал крики Б.Ю.В.: "Ай-яй-яй, мне больно" и мужской голос, который потребовал отдать телефон. После этого разговор прервался. Примерно через 10 минут ему позвонил неизвестный мужчина и сообщил, что телефон у Б.Ю.В. отобрали, а ее порезали. Г. приехал на место, где находилась Б.Ю.В., и увидел, что на лице и одежде у нее была кровь. Б.Ю.В. рассказывала, что на нее напал молодой мужчина кавказской внешности, с большими глазами, с коротко остриженными волосами, темной щетиной на лице;

протоколом предъявления лица для опознания, в ходе которого потерпевшая Б.Ю.В. опознала М. как лицо, совершившее в отношении нее преступление, и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Оценив собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они являются относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности - достаточными для постановления обвинительного приговора.

Доводы жалобы защитников О.В.А. и С.М.А. о совершении преступления в отношении Б.Ю.В. Р., а не М., тщательно проверялись судом и подтверждения не нашли.

Так, судом дана оценка показаниям свидетеля Р., в которых 04 февраля 2006 года Р. признавался в совершении нападения на Б.Ю.В., то есть после задержания М. и опознания его потерпевшей Б.Ю.В.

Показания указанного свидетеля (т. 1 л.д. 91 - 93), а также его заявление о совершенном преступлении (т. 1 л.д. 83) противоречат последовательным и логичным показаниям потерпевшей Б.Ю.В. об обстоятельствах нападения на нее и о лице, совершившем это преступление.

Из протоколов проверки показаний на месте с участием потерпевшей Б.Ю.В. (т. 1 л.д. 103 - 105) и свидетеля Р. (т. 1 л.д. 94 - 100), а также протокола опроса Р., составленного адвокатом, и фотографий, приобщенных защитником Курашвили Г.О. к материалам уголовного дела (т. 3 л.д. 337 - 352), следует, что Б.Ю.В. и Р. указали разные места совершения преступления. На это обстоятельство указала в судебном заседании и допрошенная по ходатайству стороны защиты свидетель Г.Н.А. (следователь, проводившая проверку показаний Р. на месте).

Факт покупки Р. телефона, принадлежащего потерпевшей, у молодого человека по имени Олег, сам по себе не свидетельствует о совершении именно Р. преступления в отношении Б.Ю.В., поскольку не согласуется с доказательствами, свидетельствующими о том, что данное преступление совершил М.

Показания Р. в ходе расследования изменялись в зависимости от получаемых им сведений и задаваемых вопросов о событиях преступления и об обстоятельствах нападения на Б.Ю.В. В последующем Р. от признательных показаний отказался, в отношении него 09.02.2006 года вынесено постановление об отказе в возбуждения уголовного дела по факту разбойного нападения на потерпевшую Б.Ю.В. (т. 1 л.д. 112 - 115). В судебном заседании Р. также не подтвердил ранее данных признательных показаний и изложил причины, по которым он таковые давал.

Кроме того, потерпевшая Б.Ю.В., уверенно описавшая приметы нападавшего на нее молодого человека, в ходе предъявления Р. для опознания не опознала его как лицо, совершившее в отношении нее преступление.

Вместе с тем, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, потерпевшая не сомневалась, что преступление в отношении нее совершил именно М., которого она опознала по большим глазам, темным волосам, носу, подбородку и голосу (т. 1 л.д. 144 - 145).

Оснований для оговора М. потерпевшей Б.Ю.В. судебными инстанциями не установлено.

Судом проверялись доводы стороны защиты о признании недопустимым доказательством протокола предъявления М. для опознания потерпевшей Б.Ю.В. в связи с нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса РФ. Данные доводы своего подтверждения не нашли.

Аналогичные доводы стороны защиты, изложенные в надзорной жалобе, президиум также находит несостоятельными по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, 12 ноября 2005 года в УВД Нижегородского района г. Нижнего Новгорода поступило заявление Б.Т.Ю. о совершении нападения на ее несовершеннолетнюю дочь Б.Ю.В. и похищении сотового телефона (т. 1 л.д. 10).

Далее, проводя оперативно-розыскные мероприятия с целью установления личности предполагаемого преступника, Б.Ю.В. для отождествления личности преступника была предъявлена фототека лиц, состоящих на оперативном учете, среди которых она уверенно указала на фотографию М. как на лицо, совершившее на нее разбойное нападение. Согласно имеющейся в материалах дела справке, составленной оперативным уполномоченным ОУР УВД Нижегородского района г. Нижнего Новгорода Р.Н.М. (т. 1 л.д. 126), данное оперативное мероприятие было проведено 12 ноября 2005 года.

Что касается показаний потерпевшей Б.Ю.В. (т. 1 л.д. 31 - 34) о дате предъявления ей фототеки лиц, состоящих на оперативном учете в РУВД Нижегородского района (16.11.2005 года), то эта дата ею сообщена примерно и имеющимися материалами дела не подтверждена, поскольку указанная выше справка составлена оперуполномоченным Р. 12.11.2005 г., фоторобот Б.Ю.В. также составлен 12.11.2005 г. (т. 1 л.д. 125). Оснований сомневаться в дате составления данных документов не имеется.

Уголовное дело по факту разбойного нападения на Б.Ю.В. возбуждено 13 ноября 2005 года (т. 1 л.д. 1).

28 ноября 2005 года после того, как М. был задержан, проведено его непосредственное опознание потерпевшей Б.Ю.В. (т. 1 л.д. 144 - 145).

21 ноября 2005 года, перед проведением указанного следственного действия, потерпевшая Б.Ю.В. была допрошена об обстоятельствах, при которых она видела лицо, совершившее в отношении нее преступление, указала приметы, по которым может опознать преступника (т. 1 л.д. 31 - 34).

Предъявление М. для опознания потерпевшей Б.Ю.В. проведено в соответствии требованиями, предъявляемыми УПК РФ к следственным действиям, положения ст. 193 УПК РФ не нарушены.

Президиум отмечает, что запрет на повторное предъявление на опознание, закрепленный в ч. 3 ст. 193 УК РФ, распространен только на случаи уголовно-процессуального опознания, но не на оперативно-розыскное отождествление личности, так как уголовно-процессуальный закон регулирует лишь уголовно-процессуальные правоотношения и не вправе устанавливать запреты в сфере оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, проведенные в данном деле оперативные мероприятия, направленные на установление лица, совершившего преступление, не свидетельствуют о проведении повторного опознания одного и того же лица по тем же признакам, тем же опознающим и, с учетом установленных судом обстоятельств проведенного оперативного мероприятия, указывают на соблюдение требований ч. 3 ст. 193 УПК РФ.

Довод жалобы о том, что при производстве опознания было нарушено право М. на защиту, поскольку при производстве следственного действия не участвовал адвокат, не состоятелен, поскольку М. ходатайство об участии защитника не заявлял.

Доводы стороны защиты, в которых указывается на наличии у М. алиби, были опровергнуты и также получили надлежащую оценку суда первой инстанции, что нашло свое отражение в приговоре.

Так, свидетели, допрошенные судом по инициативе стороны защиты, дали противоречивые показания о времени, дате и цели приезда М. в кафе "Архизперели".

Приговор составлен в соответствии с требованиями ст. 302 - 304, 307 - 309 УПК РФ.

Нельзя признать состоятельными и приводимые в надзорной жалобе доводы о нарушении судом кассационной инстанции положений ст. 63 УПК РФ, исключающих повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела.

Действительно, как следует из материалов уголовного дела, двое из трех судей кассационной инстанции Нижегородского областного суда участвовали при новом кассационном рассмотрении уголовного дела в отношении М., после отмены постановленного в отношении него обвинительного приговора.

Вместе с тем, согласно кассационному определению от 29 сентября 2006 года, основанием к отмене приговора и направлению уголовного дела на новое рассмотрение послужили допущенные судом первой инстанции нарушения норм уголовно-процессуального закона. При этом вопросы, касающиеся фактических обстоятельств дела, достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния либо справедливости назначенного осужденному наказания судом кассационной инстанции фактически не обсуждались.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 02 июля 1998 года N 20-П, беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того, что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д.

Не предопределяет оценку судом кассационной инстанции законности, обоснованности и справедливости приговора, постановленного судом первой инстанции при новом рассмотрении уголовного дела, и кассационное определение, которым был отменен первоначальный приговор по этому уголовному делу, а само дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

Таким образом, учитывая основания, повлекшие отмену постановленного в отношении М. первоначального приговора, президиум приходит к выводу, что при новом рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции требования ст. 63 УПК РФ не нарушены.

С учетом изложенного, президиум считает, что оснований ставить под сомнение законность и обоснованность постановленных в отношении М. судебных решений и влекущих их изменение или отмену, не имеется.

При таких обстоятельствах надзорная жалоба защитников О.В.А. и С.М.А. в интересах осужденного М. удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

приговор Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 сентября 2007 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 23 ноября 2007 года в отношении М. оставить без изменения, а надзорную жалобу защитников О.В.А. и С.М.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Ф.ПОПОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь