Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 декабря 2009 г. по делу N 22-10538/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                   Назаровой М.Н.,

    судей                                                    Ермакова И.А.,

                                                           Василевской И.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 04 декабря 2009 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя - помощника прокурора Октябрьского района г. Екатеринбурга Захарова В.В., по кассационным жалобам осужденного К., адвоката Толочко Л.Г. в защиту осужденного К. и адвоката Колмагорова А.В. в интересах потерпевшего Т. на приговор Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 06 апреля 2009 года, которым

К., 1985 года рождения, ранее не судимый,

осужден за преступление, предусмотренное статьей 113 Уголовного кодекса Российской Федерации, к наказанию в виде лишения свободы на срок один год с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Заслушав доклад судьи Ермакова И.А., изложившего обстоятельства уголовного дела и доводы представления и жалоб, выступление старшего помощника прокурора Октябрьского района г. Екатеринбурга Беспамятных И.Л., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое рассмотрение, выступление адвоката Толочко Л.Г., представившей удостоверение N 2151 и ордер N 162454, в защиту осужденного К., поддержавшей доводы кассационных жалоб об отмене приговора и о прекращении уголовного дела, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в умышленном причинении Т. тяжкого вреда здоровью, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием со стороны потерпевшего.

Согласно приговору, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

20 апреля 2008 года около 03:00 между К. и знакомым ему Т. на остановочном комплексе имени Анны Бычковой в Октябрьском районе г. Екатеринбурга возник конфликт, в ходе которого Т. нанес К. удар кулаком в область левого глаза, затем кинул стеклянную бутылку в его плечо, нанес два удара правой ногой в область печени, отчего К., испытав физическую боль, согнулся. После этого Т. подобрал с земли пустую стеклянную бутылку, разбил ее и острой стороной горлышка бутылки нанес удар по кисти правой руки К., причинив ему резаную рану. Упав на землю, они продолжали борьбу, в ходе которой К., находившийся в состоянии сильного душевного волнения, вызванного действиями Т., большими пальцами своих рук надавил на глазные яблоки Т., а затем нанес несколько ударов кулаками в область головы и лица Т., причинив телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, перелома костей основания черепа в передней черепной ямке, ушиба головного мозга средней степени, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, перелома костей носа, ран в области правой ушной раковины, в лобной области справа, в области левой надбровной дуги, гематомы в области век обоих глаз, кровоизлияния под конъюнктиву обоих глаз, ссадины в области лица, которые по заключению эксперта по признаку опасности для жизни оцениваются как тяжкий вред здоровью.

В судебном заседании К. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить, а уголовное дело возвратить в суд на новое рассмотрение. Он указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Доказательствами, исследованными в суде, не подтвержден вывод суда о причинении осужденным потерпевшему телесных повреждений в состоянии аффекта. Никто из допрошенных свидетелей не подтверждал нахождение К. в состоянии сильного душевного волнения, психолого-психиатрическая экспертиза по данному вопросу не проводилась, эксперт в суде не допрашивался. В результате неправильной переквалификации деяния судом назначено чрезмерно мягкое наказание.

В кассационной жалобе адвокат Колмагоров А.В. в интересах потерпевшего Т. также просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Указывает, что решение суда о переквалификации деяния основано только на показаниях подсудимого. Потерпевший и свидетели не давали показаний о неадекватности поведения подсудимого. Никто из допрошенных свидетелей не показал, что Т. нанес К. удар по руке разбитой бутылкой - розочкой. Судом не дана оценка тому обстоятельству, что на правой ноге Т. имелась рана и была разрезана левая штанина его джинсовых брюк. К. длительное время скрывался от следствия и просил забрать заявление из милиции. Психолого-психиатрическая экспертиза в отношении К. не проведена, суд самостоятельно установил, что К. находился в состоянии аффекта.

В кассационной жалобе осужденный К. просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении его прекратить. Он утверждает, что находился в состоянии необходимой обороны и нанес удары потерпевшему Т., защищаясь от нападения. Свидетели М. и Г. подтверждают, что он первым не нападал на потерпевшего. Со стороны Т. ему была причинена резаная рана руки, повлекшая острую кровопотерю.

В кассационной жалобе адвокат Толочко Л.Г. в защиту осужденного К. также просит приговор в отношении его отменить, а уголовное дело прекратить. По мнению адвоката, суд сделал неверный вывод о том, что К. умышленно причинил Т. телесные повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием со стороны потерпевшего. Выводы суда о квалификации деяния по статье 113 Уголовного кодекса Российской Федерации не мотивированы и не основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. Объективная сторона данного преступления характеризуется наличием таких двух обязательных признаков, как виктимное поведение потерпевшего - насилие, издевательство, тяжкое оскорбление и иные противоправные действия - и внезапность возникновения сильного душевного волнения (аффекта). Как правило, состояние аффекта подтверждается с помощью судебной психолого-психиатрической экспертизы. Суд не обладает познаниями в области психологии и психиатрии. Однако ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании экспертиза для определения состояния К. в момент совершения инкриминируемого ему деяния не проводилась. В приговоре суд не указал конкретные доказательства, на основании которых сделал вывод о том, что К. в момент происшедшего находился в состоянии аффекта, не описал начало и окончание аффективного состояния, не проанализировал направление умысла и мотив действий К., его психическое состояние. Судом не опровергнуты доводы К. о том, что он находился в состоянии необходимой обороны. Из показаний К. и свидетеля М. следует, что инициатором конфликта явился потерпевший Т., который, используя незначительный повод, первым напал на К., применив в отношении его насилие. В судебном заседании установлено, что во время конфликта К. была причинена резаная рана правой кисти с острой кровопотерей. По заключению эксперта это телесное повреждение расценивается как причинившее здоровью вред средней тяжести. Адвокат приводит в жалобе показания К. и М. и делает вывод о том, что в действиях К. отсутствует состав уголовно наказуемого деяния. Адвокат считает, что между действиями К. и наступившим тяжким вредом здоровью Т. не установлена причинная связь. Вывод суда о том, что все имевшиеся у Т. телесные повреждения причинены в результате действий К., не отвечает требованиям о всесторонней и полной оценке доказательств. Судом проанализированы только выводы эксперта, но при этом не приняты во внимание показания К., М., Г. и Т. об обстоятельствах происшедшего, а также показания эксперта Беликова О.А. и специалиста Киссельмана М.П., данные в судебном заседании. Достоверно установлено, что до падения К. ударов Т. не наносил, в руках К. каких-либо предметов, с помощью которых возможно причинить телесные повреждения, не имелось. Конфликт происходил перед остановочным комплексом на тротуаре и на проезжей части. Т. упал лицом вниз, а сверху на него упал К., и в процессе борьбы они неоднократно переворачивались. В период следствия место происшествия не осматривалось, в судебном заседании возможность причинения повреждений при падении и ударе о какие-либо предметы экспертом не рассматривалась. Адвокат в жалобе анализирует медицинские документы и заключения эксперта в отношении потерпевшего Т. и ставит под сомнение вывод о причинении его здоровью тяжкого вреда. При этом указывает, что при проведении экспертизы эксперту не были представлены компьютерная томография орбит Т. от 30 мая 2008 года, из которой следует, что патологии костей основания черепа и пазух носа не выявлено, исследовательская часть томографии головного мозга Т. от 28 апреля 2008 года, медицинские документы из п/о N 2 ГТБ N 36 и ГКБ N 23. Отсутствие указанных документов могло существенным образом повлиять на заключение эксперта. Указанные обстоятельства не были учтены судом при оценке заключения эксперта, а имеющиеся сомнения не устранены. Ходатайство стороны защиты о проведении повторной комиссионной экспертизы судом оставлено без удовлетворения.

Кроме того, адвокат обращает внимание на имевшие место в ходе судебного разбирательства существенные нарушения уголовно-процессуальных норм. Так, ходатайств о проведении предварительного слушания не заявлялось, оснований для его проведения у суда не имелось. При проведении судебного заседания 03 декабря 2008 года ходатайство адвоката о возвращении уголовного дела прокурору для устранения недостатков осталось нерассмотренным. При описании преступного деяния суд неверно изложил обстоятельства причинения потерпевшему Т. телесных повреждений, указав, что К. "большими пальцами своих рук надавил на глазные яблоки Т.". О данном способе причинения телесных повреждений потерпевший Т. в судебном заседании не заявлял, его показания, данные на предварительном следствии, в судебном заседании не исследовались. Суд не указал, сколько раз и в какие области головы и лица К. нанес Т. удары кулаками. В описательно-мотивировочной части приговора сделана ссылка на протокол очной ставки между К. и Т., который в судебном заседании не оглашался. В протоколе судебного заседания неточно изложены показания свидетеля Г. относительно наличия повреждений у Т. и не изложены показания свидетеля о нанесении потерпевшим осужденному К. ударов. В нарушение закона ходатайства защитника о признании ряда доказательств недопустимыми рассмотрены не непосредственно после их заявления, а лишь в дополнениях. При исследовании письменных доказательств судом нарушены требования статей 276, 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Протокол судебного заседания изготовлен с нарушениями статьи 245 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по основаниям несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции в судебном заседании.

Суд первой инстанции изменил квалификацию деяния, данную следственными органами, переквалифицировав действия К. с умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенного с особой жестокостью, предусмотренного пунктом "б" части 2 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием со стороны потерпевшего, предусмотренное статьей 113 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия соглашается с доводами стороны обвинения и стороны защиты о том, что принятое судом решение о переквалификации деяния следует признать необоснованным.

Внезапно возникшее сильное душевное волнение - физиологический аффект - имеет свои объективные признаки, которые могут быть установлены только при проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Без проведения такой экспертизы суд не вправе принимать решение о наличии в действиях виновного лица признаков аффекта.

По данному уголовному делу судом в отношении К. такая экспертиза не проводилась и в судебном заседании эксперт не допрашивался.

Судебная коллегия также полагает необходимым согласиться с доводами стороны защиты о том, что в судебном заседании не были устранены противоречия, связанные с выяснением вопроса о характере и механизме причинения потерпевшему Т. телесных повреждений.

В судебном заседании при допросе судебно-медицинского эксперта Беликова О.А. и специалиста в области медицины Киссельмана М.П. судом было установлено, что при проведении экспертизы эксперту не были представлены некоторые медицинские документы в отношении Т., которые могли повлиять на выводы эксперта.

При наличии таких противоречий суду необходимо было назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу. Однако заявленное об этом в судебном заседании ходатайство стороны защиты было оставлено без удовлетворения.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает необходимым приговор суда отменить и уголовное дело возвратить в суд на новое судебное рассмотрение, в ходе которого нужно более полно и объективно исследовать имеющиеся по делу доказательства. В целях объективного установления характера полученных потерпевшим Т. телесных повреждений требуется проведение повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Всем исследованным доказательствам необходимо дать правильную оценку, с учетом которой сделать вывод о доказанности или недоказанности вины К., а в случае установления его вины квалифицировать содеянное им и назначить справедливое наказание.

При повторном рассмотрении уголовного дела суду необходимо также учесть доводы кассационных жалоб.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного К. и адвоката Толочко Л.Г. об отмене приговора и о прекращении уголовного дела судебная коллегия не усматривает. Приведенные ими в жалобах доводы свидетельствуют о том, что выводы суда о виновности К. основаны на противоречивых доказательствах.

Судебная коллегия не принимает решения о мере пресечения в отношении К., поскольку на данное время он отбыл назначенное по приговору наказание и освобожден.

Руководствуясь статьей 373, пунктом 3 части 1 статьи 378, пунктом 1 части 1 статьи 379, статьей 380 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 06 апреля 2009 года в отношении К. отменить, а уголовное дело возвратить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу адвоката Колмагорова А.В. удовлетворить, кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Толочко Л.Г. удовлетворить частично.

 

Председательствующий

НАЗАРОВА М.Н.

 

Судьи

ЕРМАКОВ И.А.

ВАСИЛЕВСКАЯ И.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь