Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 декабря 2009 г. по делу N 33-540/2009

 

Судья: Куликова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

Председательствующего Дроздовой В.Ф.

Судей Поповой М.Н., Цыгулева В.Т.

При секретаре П.

Рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Б. на решение Смидовичского районного суда ЕАО от 30.09.2009г., которым постановлено:

Исковые требования С. к Б. о признании договора займа незаключенным удовлетворить.

Договор займа от 3 марта 2009 года, заключенный между С. и Б., удостоверенный нотариусом Биробиджанского городского нотариального округа и зарегистрированный в реестре за N <...>, считать незаключенным.

Заслушав доклад судьи Поповой М.Н., пояснения ответчика Б., судебная коллегия -

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к Б. о признании договора займа незаключенным, указывая, что 03.03.2009г. нотариусом Биробиджанского нотариального округа В. был удостоверен договор займа между ней и ответчиком. Согласно условиям договора, она взяла в долг у ответчика деньги в сумме 40.000 рублей, что равно 890 евро по курсу, установленному соглашением сторон, сроком до 01.08.2010г. Считает, что договор является незаключенным, так как ответчик не передавал ей вышеуказанные денежные средства. Договор был подписан ею под влиянием угроз со стороны ответчика.

В судебном заседании истица С. исковые требования поддержала в полном объеме. Суду пояснила, что 03.03.2009г. нотариусом Биробиджанского нотариального округа В. был удостоверен договор займа, согласно условиям которого она взяла в долг у ответчика деньги в сумме 40.000 рублей сроком до 01.08.2010г. Однако деньги в указанной сумме ответчиком ей не передавались, доказательств передачи денег не имеется. В присутствии нотариуса ответчик деньги ей не передавал.

Договор займа она подписала под влиянием угроз со стороны ответчика. Это связано с тем, что некоторое время она работала продавцом в магазине "Дружба-1" в п. Смидович, которой принадлежит супруге ответчика. После проведения ревизии была выявлена недостача в размере 80.000 рублей, которая подлежала возмещению за счет двух продавцов по 40.000 рублей с каждой. Ее неоднократно запугивали возможностью наступления неблагоприятных последствий в случае неуплаты недостачи, грозили привлечением к уголовной ответственности, отрицательными рекомендациями, характеристиками. Угрозы она воспринимала реально, в связи с чем, была вынуждена согласиться с условиями договора займа и подписать его. Ответчику было выгодно заключить с ней данный договор займа, поскольку у него и соответственно его жены Б.С. возникала определенная гарантия взыскания с нее денежных средств равных половине суммы возникшей недостачи.

С недостачей она согласилась и написала об этом письменное объяснение на имя директора ООО "Сахалинка" Б.С. Это произошло уже после заключения вышеуказанного договора займа. Добровольного намерения взять у ответчика деньги в долг для погашения недостачи по месту работы либо для другой иной цели у нее не было.

Кроме того, в тот период, когда подписывался договор займа, она считала себя работником ООО "Сахалинка", поскольку всем в магазине "Дружба-1" ведала и руководила Б.С. Она завозила товар, снимала кассу, принимала участие при проведении ревизий, давала указания продавцам. Однако трудовой договор у нее (истицы) заключен с частным предпринимателем К., а на работу ее фактически принимала Б.С. (жена ответчика). Весь период работы в магазине "Дружба-1" с сентября 2007 года и по март 2009 года трудовые отношения у нее складывались с Б.С., каких-либо серьезных проблем в работе не возникало.

01.03.2009г. после проведения ревизии у нее возникли сложные отношения с ответчиком Б. и его женой. Ответчик требовал возместить недостачу, говорил о последствиях, которые могут возникнуть по отношению к ней, поэтому ей пришлось подписать указанный договор займа. Никаких денег ни до подписания договора, ни после, она от ответчика не получала. Но поскольку договор займа она подписала, а деньги в сумме 40.000 рублей ответчиком ей фактически не передавались, она просила признать указанный договор незаключенным в виду его безденежности.

Ответчик Б. исковые требования не признал. Суду пояснил, что действительно в феврале 2009 года в магазине "Дружба-1", в котором у его супруги расположена торговая точка, прошла ревизия. Была выявлена недостача товара на сумму около 80.000 рублей. Истица в указанном магазине работала продавцом. Он работодателем истицы не является, и с кем она состояла в трудовых отношениях, с ИП К. или ООО "Сахалинка", он не знает.

В начале марта 2009 года истица попросила у него в долг 40.000 тысяч рублей, пояснив, что ей нужны деньги. Он сам предположил, что истица занимает у него деньги для того, чтобы погасить возникшую недостачу. По этой причине он согласился дать ей деньги в долг, при этом предложил оформить письменный договор займа и удостоверить его у нотариуса. Истица согласилась на его условия.

03.03.2009г. у нотариуса они оформили договор займа. Истица была согласна со всеми условиями договора займа, каких-либо претензий по его условиям не высказывала. Деньги в размере 40.000 рублей он ей передал до подписания договора займа, расписки не брал, посчитал, что указанный договор будет являться и распиской о получении денег одновременно. После прочтения текста договора нотариусом истица ничего не говорила по поводу того, что деньги до подписания договора она не получила. Угрозы в адрес истицы ни до подписания договора, ни во время его подписания не высказывал. У него не было какой-либо определенной цели при заключении данного договора.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе Б. просил решение Смидовичского районного суда ЕАО отменить и принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований С. отказать. Жалобу мотивировал тем, что он не является работодателем С., никакого отношения к деятельности ООО "Сахалинка" и ИП К. не имеет, на ревизии не присутствовал, о недостаче знает со слов жены.

В нарушение ст. 67 ГПК РФ суд неправильно оценил доказательства, положив в основу решения факты исключительно в пользу истицы, поскольку С. не отрицала факт подписания договора займа, кроме того, подтвердила, что читала его условия и была с ними согласна. Следовательно, она понимала последствия заключаемого договора и обязательства при его неисполнении.

Суд не должен был рассматривать показания свидетелей К. и Б. в качестве доказательств, подтверждающих безденежность договора займа, т.к. при заключении договора и передаче денег они не присутствовали. О том, что он высказывал угрозы в адрес истицы, они узнали со слов истицы, иных доказательств суду предоставлено не было. Следовательно, вывод суда о том, что подписанию договора займа предшествовали угрозы и давление с его стороны является необоснованным.

Признавая договор займа от 03.03.2009г. незаключенным в виду его безденежности, суд тем самым признал, что нотариус не выполнил своих обязанностей по проверке соответствия содержания сделки действительным намерениям сторон, что противоречит ст. 17, 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, и может повлечь правовые последствия в виде его полной имущественной ответственности.

Однако нотариус В. не привлечена к участию в данном деле, не допрошена в качестве свидетеля. Следовательно, суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях нотариуса, не привлеченного к участию в деле, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ влечет безусловную отмену решения.

Кроме того, суд, признав договор займа от 03.03.2009г. незаключенным, сослался на ч. 2 ст. 812 ГК РФ, предусматривающую возможность оспаривания договора займа по безденежности путем свидетельских показаний при его заключении при стечении тяжелых обстоятельств. К таким обстоятельствам суд отнес недостачу материальных ценностей и иные отношения, вытекающие из трудовых отношений истицы и его жены Б.С.

Однако, трудовой договор с С. заключал К., который вносил записи в ее трудовую книжку и платил ей заработную плату. Таким образом, все обязательства работодателя выполнял К. Доказательств наличия трудовых отношений с Б.С., кроме договора о материальной ответственности, заключенного с С., и свидетельских показаний, в суд не представлено.

Суд, оценивая тяжелые обстоятельства, при которых заключен договор займа, принял во внимание показания С. об угрозах с его стороны о привлечении к уголовной ответственности, а также угрозах испортить ее репутацию как работника торговли, но не учел, что он не обладает полномочиями на указанные действия.

Судом не опровергнуты его пояснения о том, что С. заняла у него деньги для погашения задолженности перед К.

Считает выводы суда о безденежности договора займа от 03.03.2009г. не соответствующими обстоятельствам, установленным при рассмотрении дела.

В кассационной инстанции ответчик Б. доводы жалобы поддержал, просил решение Смидовичского районного суда ЕАО от 30.09.2009г. отменить, вынести новое решение, которым отказать С. в удовлетворении исковых требований. Пояснил, что в настоящее время у него появился свидетель, который может подтвердить, что он (ответчик) передавал С. деньги до подписания договора займа. Суд не учел личность истицы. Она подговорила продавцов, с которыми работала, чтобы они говорили неправду, если их вызовут в суд.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения ответчика, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Из материалов дела установлено, что 03.03.2009г. между Б. и С. заключен договор займа. Согласно условиям договора, заемщик С. взяла в долг у займодавца Б. деньги в сумме 40.000 рублей, что равно 890 евро по курсу, установленному соглашением сторон сроком до 01.08.2010г. Договор удостоверен нотариусом Биробиджанского городского нотариального округа В. и зарегистрирован в реестре за N 1672.

Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Из вышеуказанного договора займа следует, что денежные средства истице С. переданы ответчиком Б. полностью до подписания договора.

Согласно п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В соответствии с п. 2 ст. 808 ГК РФ в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему займодавцем определенной денежной суммы.

Согласно ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Если договор займа был совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным.

Истица С. пояснила, что подписала вышеуказанный договор под психологическим давлением ответчика, считая себя работником в магазине у Б.С. (жены ответчика), будучи уверенной в том, что недостача, выявленная 01.03.2009г., имела отношения именно к ООО "Сахалинка".

Судом первой инстанции установлено, что указанная ревизия проводилась с участием Б.С., она составляла акт ревизии и подписала его. Претензии истице по поводу недостачи высказывала Б.С. Ее официальный работодатель частный предприниматель К. претензий по поводу недостачи к истице не предъявлял.

В судебном заседании установлено, что официально истица С. с 01.09.2007г. по 03.03.2009г. состояла в трудовых отношениях с частным предпринимателем К. Из его пояснений следует, что принадлежащий ему товар реализовывался в магазине, директором которого является Б.С. Он осуществляет в указанном магазине торговлю продуктами питания. Его продавцы также реализовывали товар ООО "Сахалинка". У свидетеля и ООО "Сахалинка" имеются отдельные кассовые аппараты. В начале марта 2009 года выявлена недостача продуктов питания на сумму примерно около 80.000 рублей.

Директором ООО "Сахалинка" является Б.С. Ответчик Б. и Б.С. состоят в зарегистрированном браке.

Судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что истица С. также состояла в трудовых отношениях и с ООО "Сахалинка", директором которого является Б.С.

Это следует из пояснений сторон, свидетелей К., Б.Л., договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности от 08.09.2007г., заключенного между ООО "Сахалинка" в лице руководителя Б.С. и членами коллектива магазина "Дружба-1" в лице С.; акта ревизии от 01.03.2009г., составленного директором ООО "Сахалинка" Б.С. и подписанного продавцом С.; материала проверки ОВД по Смидовичскому району по заявлению Б.С. по факту недостачи в торговой точке ООО "Сахалинка".

Из пояснений сторон установлено, что 01.03.2009г. в магазине "Дружба-1" была выявлена недостача в размере около 80.000 рублей. Ответчик Б. подтвердил, что об этом ему стало известно от жены Б.С.

Данный факт также подтверждается актом ревизии от 01.03.2009г. проведенной в магазине "Дружба-1", заверенным печатью ООО "Сахалинка".

Таким образом, судом правильно установлено, что 01.03.2009г. была обнаружена недостача материальных ценностей в ООО "Сахалинка" на сумму 81.117 рублей 47 коп., в период работы двух продавцов, одним из которых являлась истица С.

03.03.2009г. между истицей С. и ответчиком Б. подписан договор займа на сумму 40.000 рублей, что составляет половину суммы недостачи.

Судом сделан обоснованный вывод о том, что подписанию займа договора предшествовали угрозы и давление со стороны ответчика Б. Воспринимая данные угрозы реально, истица была вынуждена подписать договор займа, денег по которому фактически не получила.

Указанный вывод подтверждается показаниями свидетелей К., Б.Л. Судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что пояснения данных свидетелей не являются доказательствами по делу, поскольку они не были очевидцами заключения договора займа, и оказания на истицу давления.

Согласно ст. 69 ГПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

В силу названной нормы закона, показания вышеуказанных свидетелей являются доказательствами, подлежащими оценке в совокупности со всеми иными обстоятельствами дела.

Показания свидетеля К. о том, что от имени истицы ему передали деньги в сумме 40.000 рублей в счет погашения недостачи, иными доказательствами не подтверждаются. Тем более, что речь идет о денежных средствах, но никаких документов по данному поводу ни у свидетеля, ни у ответчика не имеется.

Является несостоятельным довод кассационной жалобы о нарушении норм гражданского процессуального права в связи с не привлечением к участию в деле нотариуса В.

Из материалов дела усматривается, что истица не имеет каких-либо претензий по поводу составления договора нотариусом. Судом проверялись причины, побудившие истицу заключить договор займа, а не деятельность В. Суд не разрешал вопрос о правах и об обязанностях нотариуса, следовательно, его привлечение в процесс в порядке ст. 43 ГПК РФ не представлялось нужным.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что ответчик не мог угрожать истице привлечением к уголовной ответственности, испортить ее репутацию, т.к. не обладает соответствующими полномочиями. Для вышеуказанных угроз особых полномочий не требуется, тем более, что в деле имеется материал проверки по заявлению Б.С. по факту недостачи в ее торговой точке. Из данного материала видно, что супруга ответчика все-таки обратилась в органы внутренних дел, несмотря на вышеуказанный договор займа. Данный факт подтверждает пояснения истицы о реальности угроз ответчика.

Решение суда мотивировано, нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену либо изменение решения суда, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Смидовичского районного суда ЕАО от 30.09.2009г. оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь