Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 января 2010 г. N 33-167/2010

 

Судья: Васильева М.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Зарочинцевой Е.В.

судей Параевой В.С., Рогачева И.А.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 13 января 2010 года гражданское дело N 2-30/09 по кассационной жалобе Ц. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 12 января 2009 года по иску П. к ООО "СИЭК", Л., Ц., Управлению Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании права собственности, признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок, признании регистрации права собственности недействительной и по встречному иску ООО "СТЭК" к П. о расторжении договора.

Заслушав доклад судьи Зарочинцевой Е.В., объяснения представителя ответчицы Ц. - Т.О. (доверенность от 08.09.2009 г., выдана сроком на один год, удостоверена нотариусом Санкт-Петербурга Г., реестровый N 1СД-814), поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

П. обратился в суд с иском к ООО "СТЭК" о признании права собственности на квартиру <...>, указывая, что 19.12.2000 года между ним и ответчиком был заключен договор об инвестировании капитального ремонта указанной квартиры, в соответствии с которым ответчик должен был в срок до 01.06.2001 года произвести капитальный ремонт квартиры и передать ее в собственность истца не позднее 01.11.2001 года после сдачи квартиры МВК в эксплуатацию, стоимость инвестиций составляла 14 332 доллара США. Впоследствии между сторонами был заключен договор N 3 от 19.03.2001 года, в соответствии с которым, сумма инвестиций уменьшена до 106 500 рублей, данный договор был зарегистрирован 26.07.2001 года в ГУЮ ГБР. До настоящего времени договор не исполнен, квартира не передана истцу, а продана Л.

С учетом изменения исковых требований в порядке ст. 39 ГПК РФ истец также просил признать недействительными договор купли-продажи, заключенный между ООО "СТЭК" и Л. от 22.02.2005 года и выданное свидетельство о государственной регистрации права собственности.

ООО "СТЭК" предъявило встречный иск к П. о расторжении договоров N 6 от 19.12.2000 года и N 3 от 19.03.2001 года, ссылаясь на невыполнение П. принятых на себя обязательств, а именно, невнесение в полном объеме денежных средств.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 02.07.2007 года П. отказано в удовлетворении заявленных требований; встречные исковые требования ООО "СТЭК" удовлетворены - расторгнуты договоры N 6 от 19.12.2000 года и N 3 от 19.03.2001 года, заключенные между ООО "СТЭК" и П.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23.04.2008 года указанное решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении заочным решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 12.01.2009 года исковые требования П. удовлетворены частично.

Суд применил последствия недействительности ничтожных сделок купли-продажи квартиры <...>, совершенных 22.02.2005 года между ООО "СТЭК" и Л., и 19.03.2008 года между Л. и Ц., обязав стороны вернуть друг другу все полученное по сделке.

Суд также признал за П. право собственности на спорную квартиру, в остальной части в удовлетворении заявленных П. требований, а также в удовлетворении встречного иска отказал.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 26.03.2009 года указанное заочное решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 12.01.2009 года оставлено без изменения, кассационные жалобы Л., ООО "СТЭК" - без удовлетворения.

При этом судом кассационной инстанции не была рассмотрена имеющаяся в материалах дела кассационная жалоба Ц. на это же заочное решение, в связи с чем дело вновь поступило на рассмотрение в суд кассационной инстанции по ее жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ответчицы Ц., обсудив доводы поданной ею кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции, а следовательно, считает ранее вынесенное кассационное определение законным и обоснованным.

Судом установлено, что 19.12.2000 года между ООО "СТЭК" в лице генерального директора Т.С., с одной стороны, и П., с другой, был заключен договор N 6 инвестирования капитального ремонта, по условиям которого П. финансирует проведение капитального ремонта квартиры <...> общей площадью 63,7 кв. м с уточнением по плану ПИБа из расчета 225 долларов США за квадратный метр поэтапно: 10 000 долларов, по окончании работ и оформления квартиры внести остаток, по окончании капитального ремонта принять квартиру в собственность. Генеральный подрядчик ООО "СТЭК", в свою очередь, оформляет проектную документацию со всеми необходимыми согласованиями, выполняет капитальный ремонт в срок до 01.06.2001 года, по окончании капитального ремонта нотариально оформляет и передает в собственность П. спорную квартиру не позднее 01.07.2001 года после сдачи квартиры межведомственной комиссии в эксплуатацию.

Как следует из заключенного договора стоимость квартиры по договору N 6 составляла 14 332,5 доллара США.

Материалами дела подтверждено, что по указанному договору истцом уплачено 386 505 рублей, что эквивалентно 13 735 долларам США.

19.03.2001 года между теми же сторонами был заключен договор N 3 инвестирования капитального ремонта, по условиям которого П. оплачивает капитальный ремонт квартиры <...>, общей площадью 63,7 кв. м в сумме 106 500 рублей, а ООО "СТЭК" по окончании строительства передает ему в собственность указанную квартиру. ОО "СТЭК" обязалось произвести капитальный ремонт квартиры в срок до 01.12.2001 года после сдачи квартиры межведомственной комиссии в эксплуатацию. Исходя из договора N 3, оплата полностью должна быть произведена на момент регистрации договора ГУЮ ГБР.

Из материалов дела также видно, что регистрация договора N 3 произведена 26.07.2001 года.

Спорная квартира введена в эксплуатацию распоряжением администрации Центрального района Санкт-Петербурга N 473-р от 20.04.2004 года.

Спорная квартира введена в эксплуатацию распоряжением администрации Центрального района Санкт-Петербурга N 473-р от 20.04.2004 года.

22.02.2005 года между ООО "СТЭК" и Л. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры, право собственности на которую зарегистрировано за Л. 05.05.2005 года.

19.03.2008 года Л. продала указанную квартиру Ц., право собственности которой зарегистрировано в ФРС.

При разрешении спора судом обоснованно не приняты во внимание доводы представителя ООО "СТЭК" о том, что при заключении договора N 6 об инвестировании капитального ремонта стороны не согласовали окончательную цену договора, в связи с чем данный договор не был зарегистрирован в ГУЮ ГБР, окончательная цена была согласована ими в договоре N 3, который прошел государственную регистрацию, при этом договор от 19.03.2001 года не предусматривал возможности зачета ранее уплаченных по договору N 6 сумм, а поскольку обязательства по договору N 3 истцом не выполнены, то и право требовать передачи спорного объекта в собственность у него не возникло.

Положениями ст. 452 ГК РФ, определяющей порядок изменения и расторжения договора, предусмотрено, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договоров не вытекает иное.

Из содержания указанной нормы закона следует, что к форме такого соглашения предъявляются те же требования, какие закон предъявляет к форме сделок.

При этом в соответствии с п. 2 указанной статьи требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор.

Таким образом, видно, что п. 1 ст. 452 ГПК РФ предусматривает соблюдение обязательной процедуры.

Как верно отмечено судом, договор N 3 не содержит какой-либо ссылки на то, что он заключен во изменение или дополнение к ранее заключенному договору N 6 от 19.12.2000 года.

С учетом установленных по делу обстоятельств, суд пришел к правильному выводу о том, что договор N 3 был заключен между сторонами без намерения создать какие-либо правовые последствия, а потому в силу ст. 170 ГК РФ является мнимой сделкой.

Судом также установлено, что истец не нарушил условий финансирования по договору N 6, в связи с чем у него возникло право требовать признания за ним права собственности на основании указанного договора.

При этом судом обоснованно отклонены доводы представителя ответчика о том, что в силу ст. 398 ГК РФ в данном случае кредитор не вправе требовать отобрания квартиры у должника, поскольку она передана третьему лицу.

Как установлено судом, еще до ввода в эксплуатацию квартира была передана П., где он проживал в течение четырех лет, ему были переданы ключи от квартиры, ввиду отсутствия акта приемки квартиры МВК акт приема-передачи не составлялся. После возвращения истца из командировки он обнаружил, что квартира опечатана.

Судебная коллегия также считает правильным вывод суда о том, что наличие вступившего в законную силу решения Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 20.12.2005 года по гражданскому делу N 2-599/05 о выселении истца из спорной квартиры, не лишало П. права на обращение в суд с иском об оспаривании права собственности на спорный объект недвижимости.

При указанных обстоятельствах, верным является вывод суда о том, что сделка купли-продажи спорной квартиры, заключенная между ООО "СТЭК" и Л. является ничтожной, поскольку противоречит требованиям ст. ст. 209, 218, 219 ГК РФ, соответственно к ней должны быть применены последствия недействительности, предусмотренные ст. 167 ГК РФ, в связи с чем сделка между Л. и Ц. также является ничтожной.

Ц. не может быть признана добросовестным приобретателем, поскольку спорное имущество выбыло из владения П. помимо его воли.

Доводы кассационной жалобы Ц. о том, что при наличии зарегистрированного за ней права собственности на спорный объект недвижимости, т.е. юридического акта признания и подтверждения государством перехода к ней прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ, подтверждающего, по ее мнению, законное возникновение у нее права в отношении спорной квартиры, не могут быть приняты во внимание и положены в основу отмены обжалуемого решения, поскольку указанные обстоятельства не лишали П. права на обращение в суд с настоящим иском и оспаривания в судебном порядке зарегистрированного права на недвижимое имущество.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что с учетом положений Постановления Конституционного суда N 6-П от 21.04.2003 года суд неправомерно удовлетворил заявленные П. требования, поскольку права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием механизма, предусмотренного п.п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ. По мнению Ц., поскольку П. не стал зарегистрированным собственником квартиры, соответственно, в данном случае он не может заявлять виндикационный иск, а по смыслу положений ст. 398 ГК РФ вправе требовать от ООО "СТЭК" возмещения убытков, но не вправе требовать признания последующих сделок недействительными.

Как верно отмечено судом, на основании договора N 6 от 19.12.2000 года у П. возникло право требования передачи квартиры у ООО "СТЭК" ранее, чем оно возникло у Л. по договору от 22.02.2005 года, соответственно последующие сделки, как было указано выше, являются ничтожными.

Другие доводы кассационной жалобы также не содержат правовых оснований к отмене обжалуемого решения, поскольку не опровергают выводы суда, а выражают несогласие с ними, а также с оценкой исследованных судом по делу доказательств, которым судом даны надлежащий анализ и правильная оценка согласно требованиям ст. 67 ГПК РФ, оснований для переоценки не имеется.

Судебная коллегия считает, что, разрешая спор в части удовлетворения заявленных П. требований, а также в части отказа ООО "СТЭК" в удовлетворении иска о расторжении договоров, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с решением суда в части отказа П. в удовлетворении исковых требований о признании недействительной государственной регистрации права собственности Ц. на спорную квартиру по тем основаниям, что решение суда о признании за истцом права собственности на спорный объект недвижимости будет являться основанием для регистрации за ним права собственности.

С учетом того, что сделка купли-продажи между Л. и Ц. признана недействительной, судебная коллегия считает, что регистрация права собственности на имя Ц. должна быть признана недействительной.

По изложенным мотивам у кассационной инстанции отсутствуют основания считать незаконным и необоснованным ранее вынесенное кассационное определение, а поскольку при повторном рассмотрении дела коллегия пришла к убеждению, что раздельное рассмотрение жалоб не повлияло на результат кассационной проверки и первоначальный вывод о законности и обоснованности оспоренного заочного решения Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга совпадает с выводом судебной коллегии, к которому она пришла при повторном рассмотрении дела в кассационном порядке, - кассационная жалоба Ц. также удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Заочное решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 12 января 2009 года по настоящему делу в части отказа П. в удовлетворении исковых требований о признании недействительной государственной регистрации права собственности на квартиру <...> на имя Ц. отменить; принять в этой части новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

Признать недействительной государственную регистрацию права собственности на квартиру <...> от 30 апреля 2008 года на имя Ц. на основании договора купли-продажи указанной квартиры от 19 апреля 2008 года, заключенного между Л. и Ц.

В остальной части указанное решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Ц. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь