Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 января 2010 г. N 4-А-676/09

 

г. Омск

 

И.о. председателя Омского областного суда С.А. Волков, рассмотрев надзорную жалобу С. на постановление мирового судьи судебного участка N 11 Любинского района Омской области от 30.10.2009 года и на решение Любинского районного суда Омской области от 20.11.2009 года в отношении С. о лишении права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 11 Любинского района Омской области от 30.10.2009 года С. был подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев по ст. 12.8 ч. 1 КоАП РФ.

Как следует из постановления, 10.09.2009 года в 1 час 55 минут С. на 1 километре автодороги р.п. Любинский - Красный Яр управлял автомобилем марки "ВАЗ-2103", государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Любинский районный суд Омской области, рассмотрев жалобу С. на постановление мирового судьи, оставил ее без удовлетворения.

В своей надзорной жалобе С. просил отменить постановление мирового судьи и решение районного суда, ссылаясь на то, что судом для доказывания его вины использованы недопустимые доказательства, а требования работников ГИБДД являются незаконными.

Оценив доводы жалобы, рассмотрев материалы административного дела N 5-823/2009, полагаю необходимым отменить как постановление мирового судьи судебного участка N 11 Любинского района Омской области от 30.10.2009 года, так и решение Любинского районного суда Омской области от 20.11.2009 года, по следующим основаниям.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

При рассмотрении административного материала по ст. 12.8 ч. 1 КоАП РФ в отношении С. указанные требования закона судом 1 и 2 инстанции не были соблюдены, поскольку не все имеющиеся доказательства были проверены и оценены.

В постановлении мирового судьи и решении судьи районного суда указано, что факт управления С. автомобилем в состоянии опьянения установлен не только протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, рапортом инспектора ГИБДД, а также актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Действительно, из протокола о направлении на медицинское освидетельствования на состояние опьянения следует, что инспектор ГИБДД обнаружил у С. признаки алкогольного опьянения (запах алкоголя из полости рта, покраснение роговицы глаз), провел освидетельствование посредством алкотестера, поэтому его требования были законными (л.д. 8).

Однако факт опьянения С. установлен не был надлежащим образом актом медицинского освидетельствования (л.д. 9).

Согласно приказу Минздрава России N 308 от 14 июля 2003 года "О медицинском освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения", состояние опьянения диагностируется на основании тестирования, лабораторных исследований, исследований с помощью специальных технических средств.

Из Примечания к ст. 12.27 КоАП РФ следует, что под состоянием опьянения в настоящей статье следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ.

Из акта освидетельствования N 4749 от 10.09.2009 года следует, что у С. установлено состояние опьянения.

Однако, эти выводы врача не основаны на результатах медицинского освидетельствования.

В результате исследования, проведенного с применением технического средства АКПЭ-01, в выдыхаемом С. воздухе обнаружен алкоголь в количестве 140 мкг/л, и при повторном исследовании - 120 мкг/л.

Между тем, 1 мг равен 1000 мкг, следовательно, концентрация алкоголя в выдыхаемом воздухе в переводе с микрограммов в миллиграммы составила 0,14 мг/л при первом освидетельствовании и 0,12 мг/л при повторном освидетельствовании, что не превышает наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,15 мг/л, установленного законом в качестве запрета для управления автомобилем.

Соответственно, доводы жалобы о признании акта медицинского освидетельствования С. в качестве недостоверного доказательства являются обоснованными.

Показания алкотестера могут учитываться в качестве доказательства опьянения лишь при согласии водителя с результатами освидетельствования.

Однако С. не согласился с результатами освидетельствования, что явилось лишь основанием для направления С. на медицинское освидетельствование.

Поскольку факт опьянения С. установлен надлежащим образом не был, постольку постановление мирового судьи и решение районного суда подлежат отмене.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 30.13 п. 2, ст. 30.17 ч. 2 п. 4 КоАП РФ,

 

постановил:

 

1. Постановление мирового судьи судебного участка N 11 Любинского района Омской области от 30.10.2009 года и решение Любинского районного суда Омской области от 20.11.2009 года по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ в отношении С. отменить, прекратив производство по делу в отношении него, в связи с недоказанностью обстоятельства, на основании которого были вынесены указанные постановление и решение.

2. Копию постановления направить для сведения С.

 

И.о. председателя

Омского областного суда

С.А.Волков

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь