Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 января 2010 г. N 4-г-48/2010

 

Судья Липецкого областного суда А.П. Киселев, изучив надзорную жалобу П.Т. на решение Левобережного районного суда г. Липецка от 10 августа 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 09 сентября 2009 года,

 

установил:

 

решением Левобережного районного суда г. Липецка от 10 августа 2009 года произведен раздел совместного имущества, нажитого в браке между П.В. и П.Т.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 09 сентября 2009 года решение Левобережного районного суда г. Липецка от 10 августа 2009 года оставлено без изменения.

П.Т. обратилась в Липецкий областной суд с надзорной жалобой на указанные постановления, в которой просит об их отмене в части отказа ей в иске о признании за ней права собственности на 1/2 доли <...> и взыскании 450 тыс. рублей за 1/2 доли от 59/100 кв <...>, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Доводы надзорной жалобы не позволяют сделать вывод о допущении федеральным судом и судом кассационной инстанции существенных нарушений норм права.

Как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, стороны состояли в браке с 31.12.2005 г. по 17.06.2008 г.

Спорная квартира <...>, которую П.Т. просила признать совместно нажитым имуществом, зарегистрирована на праве собственности за сыном ответчика П.Я.

Первоначальный договор долевого участия на данную квартиру N 27-КДУ/12А был заключен 11.11.2006 г. ООО "К" с П.В., в исполнение условий которого были внесены средства на общую сумму 450 000 руб. согласно квитанциям к приходным кассовым ордерам <...> (150 000 руб.) и <...> (300 000 руб.). Данные денежные средства были возвращены ответчику 30.05.2007 г. в связи с расторжением договора <...> по его заявлению от 29.05.2007 г.

В этот же день договор долевого строительства указанной квартиры был заключен с П.Я., которым согласно приходным кассовым ордерам были внесены долевые взносы по договору 30.05.2007 г., 25.10.2007 г. и 26.11.2007 г. в размере 450 000, 50 000, 392 000 рублей соответственно, т.е. стоимость квартиры в сумме 892 000 руб. была полностью оплачена сыном ответчика.

Установив, что вышеуказанная сумма в размере 450 000 руб. по договору <...> была первоначально внесена в период нахождения сторон в браке, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска в части признания права собственности на квартиру <...> исходил из того факта, что сама по себе передача совместно нажитых супругами средств третьим лицам не может порождать прав собственности по нормам семейного законодательства на приобретенное последними имущество, требований же о возврате денежных средств по нормам Гражданского кодекса РФ истцом не заявлялось.

Нарушений же положений ст. 35 СК РФ по распоряжению общим имуществом судом установлено не было. Нормами данной статьи регламентировано, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (ч. 1).

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (ч. 2).

Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (ч. 3).

Признавая, что для расторжения договора долевого участия <...> на вышеуказанную квартиру по заявлению П.В. не требовалось нотариально удостоверенное согласие его супруги, суд первой инстанции сослался на тот факт, что данный договор не был зарегистрирован в установленном законом порядке, что свидетельствует об отсутствии у П.В., и, следовательно, у бывших супругов П., удостоверенного права собственности на квартиру. В силу изложенного, судом сделан обоснованный вывод об отсутствии сделки по распоряжении общим имуществом при расторжении данного договора.

В надзорной жалобе заявитель не оспаривает факт отсутствия регистрации договора долевого участия от 11.11.2006 г., в связи с чем, нельзя признать бесспорными его доводы о необходимости государственной регистрации расторжения.

Ссылка в надзорной жалобе на то, что данная квартира была полностью оплачена за счет средств супругов во время брака, несостоятельна. Как установлено обжалуемыми постановлениями, данный факт не был доказан истцом и порочности такого вывода суду надзорной инстанции не представлено.

Ссылка П.Т. на представленное суду письменное доказательство, а именно письменное объяснение ответчиков от 08.09.2008 г., а также подтверждение в судебном заседании П.Я. факта внесения им 450 тыс. за счет средств, переданных ему отцом и полученных в результате расторжения предыдущего договора долевого участия, не опровергает факт лишь частичного внесении П.Я. денежных средств сторон за спорную квартиру, что не порождает права общей совместной собственности бывших супругов на нее, на что указывалось ранее. Бесспорных доказательств того, что после продажи квартиры <...>, была внесена недостающая сумма в оплату договора долевого участия именно в размере 392 тыс., на что имеется ссылка в надзорной жалобе, истцом не представлено.

Данный факт также опровергается объяснениями В., показавшего, как усматривается из обжалуемого решения суда, что из вырученных за продажу квартиры <...> 950 000 руб. - 800 000 руб. были переведены для приобретения квартиры <...>. Более того, сама квартира <...> была признана добрачным имуществом ответчика и данное обстоятельство в надзорной жалобе не оспаривается.

При этом, доводы жалобы, направленную на иную оценку доказательств по делу, в силу приведенных выше норм гражданского процессуального законодательства и позиции ЕС по правам человека, основанием для отмены вступившего в законную силу решения суда являться не могут.

Ссылки на нарушение судом кассационной инстанции положений ст. 369 ГПК РФ также нельзя признать состоятельными, поскольку нормы данной статьи регламентируют действия коллегии при отмене решения суда первой инстанции, обжалуемым же кассационным определением решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Сам по себе факт приведения новых доводов в подтверждение законности обжалуемых постановлений судов первой инстанции не противоречит нормам гражданского процессуального законодательства и не свидетельствует о превышении судом кассационной инстанции предоставленных ему полномочий.

Доводы надзорной жалобы о необоснованном удовлетворении требования П.В. о взыскании с П.Т. 450000 руб., как половины денежной суммы переданной без его ведома Ч., также не нашли своего подтверждения.

Заявителем не оспаривается наличие в материалах дела ксерокопии соглашения от 27 декабря 2007 г., по которому П.Т. передала Ч. 900000 руб. в целях долевого финансирования приобретаемой в совместную собственность с Ч. квартиры по адресу: <...> (строительный адрес). Заключение данного соглашения и передача в его исполнение денежных средств без согласия супруга были подтверждены истцом в судебном заседании, что также ею не оспаривается в настоящей надзорной жалобе.

Ответчик стороной соглашения, по которому передавались деньги, не являлся, на момент рассмотрения дела П.Т. обращалась к Ч. с иском о признании права собственности за собой на 3/5 квартиры, для приобретения которой передавались деньги, пропорционально размеру вложенных ею средств.

Удовлетворяя данные заявленные ответчиком встречные требования суд первой инстанции обоснованно применил п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" и п. 1 ст. 34 СК РФ, в соответствии с которыми владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Установив, что передача денежных средств П.Т. имела место в период брака, без ведома П.В., не в интересах семьи, суды при вынесении обжалуемых постановлений обоснованно признали требования о взыскании с П.Т. 450000 руб. подлежащими удовлетворению.

В силу изложенного, нельзя согласиться с доводами надзорной жалобы П.Т. об установленной законом обязанности включить данное помещение, расположенное по адресу: <...>, в общую массу совместно нажитого имущества в натуре и необходимости определении его действительной стоимости на момент вынесения решения, и, соответственно, о нарушении судом норм материального права при удовлетворении указанного встречного требования.

При таких обстоятельствах, судами сделан обоснованный вывод о наличии у ответчика оснований для избрания способа защиты своего нарушенного права путем обращения к П.Т. с требованиями о взыскании половины денежных средств, переданных без его ведома в период брака, не на нужды семьи.

Оспаривание выводов суда в части признания состоявшейся передачи денежных средств не в интересах семьи носит оценочный характер и основанием для отмены вступившего в законную силу решения суда в порядке надзора являться не может.

В остальной части решение суда и кассационное определение не обжалуется, оснований для выхода за пределы надзорной жалобы не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 381 ГПК РФ, судья

 

определил:

 

отказать в передаче надзорной жалобы П.Т. на решение Левобережного районного суда г. Липецка от 10 августа 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 09 сентября 2009 года для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

 

Судья

А.П.КИСЕЛЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь