Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 14 января 2010 г. N 01-26/21

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА В 2009 ГОДУ

СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ СУДЕБНЫХ УЧАСТКОВ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

 

В 2009 году в Кемеровский областной суд поступило 830 надзорных жалоб и представлений на судебные постановления мировых судей и апелляционных судов области, что на 41 жалобу и представление больше, чем в 2008 году (когда поступило 789 жалоб и представлений). В 2007 году в Кемеровский областной суд поступило 1199 надзорных жалоб и представлений.

В 2009 году судьями Кемеровского областного суда в порядке надзора рассмотрены 491 надзорная жалоба и представление на судебные постановления мировых судей и апелляционных судов, что на 42 надзорных жалобы и представления больше по сравнению с 2008 годом, когда было рассмотрено 449 жалоб и представлений. В 2007 году судьями Кемеровского областного суда в порядке надзора всего рассмотрено 798 надзорных жалоб и представлений.

Из числа рассмотренных надзорных жалоб и представлений с передачей в суд надзорной инстанции рассмотрено 136 надзорных жалоб, с истребованием дел рассмотрено 254 жалобы и представления. В 2008 году с передачей в суд надзорной инстанции (с истребованием дел) - 196 жалоб и представлений (в соответствии с редакцией Гражданского процессуального кодекса РФ до внесения изменений от 04.12.2007 N 330-ФЗ).

Президиумом Кемеровского областного суда в 2009 году рассмотрено 139 надзорных жалоб, из них 137 - с удовлетворением требований (около 98%). В 2008 году президиумом Кемеровского областного суда рассмотрено 65 надзорных жалоб, 64 из которых удовлетворены (около 98%). Из изложенного следует, что количество надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда, существенно увеличилось по сравнению с аналогичными показателями прошлого года. В 2007 году президиумом Кемеровского областного суда рассмотрено 228 надзорных жалоб.

В 2009 году из 137 надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда с удовлетворением требований:

- с отменой судебного постановления мирового судьи и направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции - 38 дел;

- с отменой апелляционного постановления и направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - 53 дела;

Тогда как в 2008 году из 64 надзорных жалоб, рассмотренных президиумом Кемеровского областного суда с удовлетворением требований, на новое рассмотрение в суд первой инстанции направлено 26 дел, на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - 29 дел.

Из вышеуказанных сведений следует, что общее количество поступающих в Кемеровский областной суд надзорных жалоб и представлений на судебные постановления мировых судей, как и количество рассмотренных жалоб и представлений, в 2009 году по сравнению с 2008 годом значительно увеличилось, а по сравнению с 2007 годом значительно снизилось.

Причиной значительного снижения количества поступивших и рассмотренных надзорных жалоб и представлений в 2009 году по сравнению с 2007 годом является, главным образом, внесение изменений в гражданское процессуальное законодательство Федеральным законом от 04.12.2007 N 330-ФЗ, поскольку после внесения указанных изменений сократился вдвое срок для подачи надзорной жалобы и представления; установлено дополнительное условие подачи надзорной жалобы - обязательное исчерпание иных установленных ГПК РФ способов обжалования судебного постановления (в данном случае в апелляционном порядке).

Причинами отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у мировых судей при рассмотрении гражданских дел, и наиболее часто встречающиеся нарушения действующего законодательства, допущенные мировыми судьями при рассмотрении и разрешении гражданско-правовых споров, послужившие причиной для отмены судебных постановлений в порядке надзора:

Раздел 1. Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм материального законодательства (с. 3).

Раздел 2. Нарушения, допускаемые мировыми судьями при применении норм гражданского процессуального законодательства (с. 17).

 

Раздел 1. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

1. Неоднократно президиум Кемеровского областного суда обращал внимание судей на то, что для наступления ответственности за причинение вреда, предусмотренной ст. ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ (если иное не предусмотрено законом) необходимы четыре условия: наличие вреда; противоправное поведение (действие, бездействие) причинителя вреда; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; вина причинителя вреда. Недоказанность наличия хотя бы одного из названных условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований.

Например, решением мирового судьей судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области были частично удовлетворены исковые требования В.Л., В.О. к ОАО "Н" о защите прав потребителей.

Как видно из материалов дела, истцы мотивировали требования тем, что 08 сентября 2008 г. в связи с течью отопительного прибора произошло затопление принадлежащей им на праве собственности квартиры. При этом поскольку между собственниками жилых помещений и ответчиком был заключен договор на содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома (к которому относится и внутридомовая система отопления с обогревающими элементами), истцы полагали, что ответчик, как исполнитель, обязан был оказать коммунальные услуги, не причиняющие вреда их имуществу.

Взыскивая с ответчика 75160 руб. в возмещение ущерба, а также компенсацию морального вреда, мировой судья и суд апелляционной инстанции руководствовались положениями статьи 1064, пункта 2 статьи 1096 Гражданского кодекса РФ, статей 4, 14, 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей". При этом судебные инстанции исходили из того, что действительной причиной затопления квартиры, принадлежащей истцам, и, как следствие, причинения им материального ущерба, явилась течь трубы отопительного прибора, расположенного в стене квартиры и поврежденного при проведении демонтажных работ ранее установленных оконных блоков.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 06.07.2009 указал, что судебными инстанциями неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и, как следствие, неправильно применены нормы материального права. Так, судебными инстанциями не было учтено, что демонтажные работы по удалению ранее установленных в квартире истцов деревянных окон производились самими истцами; что истцами при демонтаже окон был обнаружен воткнутый в трубу дюбель, который они вытащили и обнаружили в трубе отсутствие воды. Данным обстоятельствам судебными инстанциями в нарушение требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ не было дано оценки. Таким образом, выводы суда о вине ответчика в причинении вреда имуществу истцов и его противоправном поведении сделаны судебными инстанциями без учета всех обстоятельств по делу и не основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах, поэтому применение положений статьи 1064, пункта 2 статьи 1096 Гражданского кодекса РФ, статей 4, 14, 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" является необоснованным.

 

2. Согласно п. 5 ч. 2 ст. 153 Жилищного кодекса РФ обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у собственника жилого помещения с момента возникновения права собственности на жилое помещение.

В силу п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 551 Гражданского кодекса РФ право собственности, переход права собственности на недвижимые вещи к покупателю на основании договора купли-продажи подлежит государственной регистрации. Согласно п. 2 ст. 551 Гражданского кодекса РФ исполнение договора продажи недвижимости сторонами до государственной регистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами.

В соответствии со ст. 219 Гражданского кодекса РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Исходя из содержания и смысла указанных положений, обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у лица, приобретшего его на основании договора купли-продажи, с момента государственной регистрации права собственности на него. Таким образом, передача жилого помещения отчуждателем и принятие его приобретателем до государственной регистрации перехода прав не влечет возникновение у приобретателя обязанности по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Например, удовлетворяя частично исковые требования МП "Е" к М. о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг, мировой судья судебного участка N 1 Яйского района Кемеровской области и суд апелляционной инстанции исходили из того, что ответчица является собственником квартиры, однако в нарушение требований ст. 153 Жилищного кодекса РФ не вносит плату за жилье и коммунальные услуги с 1 октября 2005 г.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 13.07.2009 указал, что данный вывод суда является необоснованным, сделанным без учета обстоятельств, имеющих значение для дела, и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства.

Так, из материалов дела усматривается, что 21 марта 2000 г. К.Н., К.Л. и супругом ответчицы - М.А. был подписан договор купли-продажи, согласно которого К.Н., К.Л. продали М.А. квартиру, принадлежащую им на основании договора приватизации от 09.07.1998. Вместе с тем в материалах дела отсутствуют данные о том, что переход права собственности на указанную квартиру на супруга ответчицы - М.А., как и сам договор купли-продажи данной квартиры от 21 марта 2000 г. были зарегистрированы в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в соответствии с требованиями Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Ответчица и ее супруг в спорной квартире не проживали, в аренду жилье не сдавали, квартира в настоящее время брошена.

Таким образом, выводы судебных инстанций о том, что ответчица М. является собственницей вышеуказанной квартиры, не основаны на материалах дела. Суд надзорной инстанции также указал, что судебными инстанциями не были учтены положения п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 551, п. 2 ст. 551 Гражданского кодекса РФ. При таких обстоятельствах, поскольку государственная регистрация перехода права собственности на спорную квартиру не произошла, у собственника квартиры не имелось оснований для изменения отношений с истцом по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги. Более того, судебными инстанциями не было установлено, с какого времени у ответчика в силу пункта 5 части 2 статьи 153 Жилищного кодекса РФ возникла обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Указанные существенные нарушения норм материального и процессуального права повлекли отмену судебных постановлений в порядке надзора.

 

3. Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 16 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в ред. от 30.12.2006, действующей на момент наступления страхового случая) граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. Ограниченным использованием транспортного средства признается управление им только указанными страхователем водителями и (или) сезонное использование транспортного средства (в течение шести или более определенных указанными договорами месяцев в календарном году).

При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей доверенности, и (или) предусмотренный договором обязательного страхования период его использования.

В соответствии со ст. 14 того же Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями); либо если страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования).

Из анализа указанных норм права следует, что независимо от того, на каких условиях заключен договор обязательного страхования, страховая сумма подлежит выплате потерпевшему, которому причинен вред в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего другим автомобилем лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях.

При заключении договора обязательного страхования с условием ограниченного использования транспортного средства и наступлении страхового случая при использовании транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования, у страховщика возникает право регрессного требования к лицу, причинившему вред, в размере произведенной страховщиком страховой выплаты. Таким образом, взыскание страхового возмещения в порядке регресса с собственника транспортного средства (страхователя по договору страхования), в том случае, когда он не является причинителем вреда, нельзя признать обоснованным.

К примеру, ЗАО "СГ" обратилось в суд с иском к Д. о взыскании суммы в порядке регресса, мотивируя требования тем, что 28.08.2007 между ним и Д. был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств с учетом ограниченного использования транспортного средства. В срок действия договора страхования, но в период, не предусматривающий эксплуатацию транспортного средства, 28.02.2008 произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ответчику автомобиля КАМАЗ-55111 под управлением М.В. и автомобиля ГАЗ-31105 под управлением М.А. вследствие нарушения М.В. правил дорожного движения, в результате которого автомобилю ГАЗ-31105 были причинены механические повреждения. Признав произошедшее ДТП страховым случаем, ЗАО "СГ" выплатило собственнику автомобиля ГАЗ-31105 страховое возмещение в размере 51456 руб. 48 коп. В связи с чем ЗАО "СГ" обратилось в суд с настоящим иском к Д. о взыскании суммы в порядке регресса на основании ст. 14 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ, а также п. 76 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 07 мая 2003 г. N 263.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Кемерово исковые требования ЗАО "СГ" удовлетворены, с Д. в пользу ЗАО "СГ" в порядке регресса взыскано 51536 руб. 48 коп. Апелляционным решением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено по процессуальным нарушениям в связи с ненадлежащим извещением мировым судьей ответчика. Исковые требования ЗАО "СГ" удовлетворены, с Д. в порядке регресса взыскано 51536 руб. 48 коп.

Удовлетворяя требования истца, мировой судья, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 15, ст. 16 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ, исходил из того, что поскольку страховой случай произошел в период, не предусмотренный договором страхования, у истца после выплаты страхового возмещения возникло право регрессного требования к ответчику Д.

Суд надзорной инстанции, отменяя состоявшиеся судебные постановления в порядке надзора, в постановлении от 14.09.2009 указал, что при разрешении спора судебными инстанциями не исследовался договор страхования, не выяснялся вопрос о том, на каких условиях заключен данный договор. Между тем, из договора страхования усматривается, что данный договор был заключен сторонами с учетом ограниченного использования принадлежащего Д. транспортного средства. Договор заключен на период с 28.08.2007 по 27.02.2008, с условием сезонного использования транспортного средства. В страховом полисе в качестве лиц, допущенных к управлению транспортным средством, указаны О. и М.В.

Разрешая спор, ни мировой судья, ни суд апелляционной инстанции не выяснили надлежащим образом, кто и на каком основании управлял транспортным средством в момент дорожно-транспортного происшествия, не установили виновное лицо в ДТП, в связи с чем вывод судебных инстанций о том, что ответственным лицом в порядке регресса является Д. (собственник автомобиля; страхователь по договору с истцом), материалами дела не подтвержден и сделан без учета положений абзаца 2 пункта 1 статьи 1079 ГК РФ. Эти и иные нарушения судебными инстанциями норм материального права повлекли отмену состоявшихся по делу судебных постановлений в порядке надзора.

 

4. Действующим законодательством предусмотрено, что землепользование в Российской Федерации является платным (ст. 1, 65 Земельного кодекса РФ). Формами платы за землю являются земельный налог и арендная плата. Как следует из анализа статьи 388 Налогового кодекса Российской Федерации плату в форме земельного налога вносят собственники земли, землевладельцы и землепользователи, кроме арендаторов.

В соответствии с пунктом 3 статьи 552 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации при переходе права собственности на здание, строение или сооружение, находящееся на чужом участке, к другому лицу, оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник.

Если в судебном заседании установлено, что прежний собственник здания использовал земельный участок на основании договора аренды, а новому собственнику земельный участок, на котором располагается недвижимое имущество, не принадлежит на праве собственности или на праве постоянного (бессрочного) пользования, то в силу статьи 388 Налогового кодекса Российской Федерации новый собственник не является плательщиком земельного налога. Вместе с тем у ответчика (нового собственника) возникает обязанность произвести оплату за пользование земельным участком исходя из установленных органами местного самоуправления ставок арендной платы и применяемых к ним коэффициентов.

В соответствии с п. 2 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения приобрести, должно возместить то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

То обстоятельство, что новый собственник здания с требованием оформить арендные отношения на земельный участок с момента государственной регистрации перехода права собственности на здание в соответствующий орган не обращался и соответствующий договор с ним не заключался, само по себе не исключает возможности взыскания с такого лица неосновательного обогащения в размере ставок арендной платы, рассчитанной исходя из нормативных актов, действующих на территории данного муниципального образования в соответствующий период пользования спорным земельным участком.

Приведенные нормы материального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 5 Рудничного района г. Прокопьевска Кемеровской области при рассмотрении дела по иску администрации г. Новокузнецка к В. о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком.

Из материалов дела усматривается, что 05.06.2007 к ответчику В. перешло право собственности на незавершенный строительством объект общей площадью 1478,2 кв. м, расположенный по адресу г. Новокузнецк, Новоильинский район, ул. Авиаторов, 81. Переход права собственности зарегистрирован в ЕГРП. Указанное имущество расположено на земельном участке общей площадью 0,2854 га. Права на земельный участок под принадлежащим на праве собственности объектом незавершенного строительства оформлены не были.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, мировой судья исходил из того, что поскольку договор аренды спорного земельного участка между администрацией г. Новокузнецка и В. не заключался, то основания для взыскания неосновательного обогащения в виде арендных платежей отсутствуют. С данными выводами согласился и суд апелляционной инстанции. Вместе с тем судом надзорной инстанции выводы судебных инстанций признаны основанными на неправильном применении и толковании норм материального права.

Как следует из материалов дела, собственник здания В. не владел земельным участком на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования, следовательно, не являлся плательщиком налога на землю в силу п. 1 ст. 388 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом ранее указанный земельный участок был предоставлен в аренду под незавершенный строительством объект по пр. Авиаторов, 81 в Новоильинском районе. Как указал президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 30.11.2009, поскольку В. пользовался спорным земельным участком без оформления правоустанавливающих документов, администрация правомерно потребовала уплаты арендой платы за пользование этим участком. То обстоятельство, что новый собственник здания В. обращался с требованием оформить арендные отношения на земельный участок в соответствующий орган, однако договор аренды с ним не был заключен, само по себе не исключает возможности взыскания с такого лица неосновательного обогащения в размере ставок арендной платы, рассчитанной исходя из нормативных актов, действующих на территории данного муниципального образования в соответствующий период пользования спорным земельным участком.

При таких обстоятельствах судебные инстанции необоснованно отказали в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика неосновательного обогащения в виде арендной платы. Указанное повлекло отмену состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора.

 

5. Согласно ст. 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Из анализа приведенной нормы права следует, что договор займа может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и другими способами, оговоренными в п. 2 ст. 434 ГК.

В дополнение к этим способам договор займа может быть оформлен упрощенно: распиской заемщика, подтверждающей получение им денег, либо иными документами, удостоверяющими передачу денег или иных вещей (например, заверенными копиями первичных учетных документов, составляемых сторонами в целях бухгалтерского учета).

Например, президиум Кемеровского областного суда не согласился с выводами мирового судьи судебного участка N 1 Кемеровского района, который при рассмотрении дела по иску З. к М. о взыскании долга по договору займа отказал в удовлетворении исковых требований в связи с тем, что истцом не были представлены доказательства передачи ответчику 60000 рублей по договору займа, а также доказательства, подтверждающие заключение сторонами договора.

Вместе с тем из материалов дела следует, что истец в обоснование иска и подтверждение факта заключения договора займа представил расписку М., согласно которой М. 02.11.2008 взял в долг у З. 60000 рублей. Таким образом, расписка М. подтверждала факт заключения договора займа между З. и М., а также факт передачи ответчику 60000 рублей во исполнение данного договора. Указанное послужило причиной отмены судебных постановлений в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 30.11.2009).

 

6. В соответствии с п. п. 1, 3 ст. 31 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" требования потребителя об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами, а также о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.

За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

В соответствии с п. 5 ст. 28 того же Закона в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", размер подлежащей взысканию неустойки (пени) в случаях, указанных в ст. 23, п. 5 ст. 28, ст. ст. 30, 31 Закона РФ "О защите прав потребителей", а также в случаях, предусмотренных иными законами или договором, определяется судом, исходя из цены товара (выполнения работы, оказания услуги), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем, исполнителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) на день вынесения решения, поскольку должник не выполнил возложенную на него п. 5 ст. 13 названного Закона обязанность удовлетворить требования потребителя по уплате неустойки в добровольном порядке.

В нарушение приведенных норм права мировой судья судебного участка N 1 г. Юрги Кемеровской области при рассмотрении дела по иску Г. к ООО "Д" о защите прав потребителей, определяя размер неустойки, ошибочно взял за основу общую сумму заказа, включив в него стоимость товара 12300 руб., а не стоимость оказания некачественной услуги - 2000 рублей, тогда как условиями договора об оказании услуг химической чистки дубленки была определена стоимость данной услуги в размере 2000 рублей. В связи с этим судебными инстанциями был неверно определен размер как неустойки, так и штрафа, неверно рассчитан размер подлежащей взысканию с ответчика государственной пошлины.

Более того, ни в решении мирового судьи, ни в решении суда апелляционной инстанции не приведен расчет суммы неустойки, не определен начальный момент течения указанного срока, не учтено, что в силу ст. 31 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные п. 1 ст. 29 Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования, а сразу сделан вывод о необходимости ее снижения до размера стоимости товара. Неправильное применение норм материального права повлекло отмену решения мирового судьи и решения суда апелляционной инстанции в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 05.10.2009).

 

7. В соответствии с п. 3 ст. 38 Семейного кодекса РФ в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

Согласно п. п. 15, 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" в состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

В соответствии с п. 1 ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Таким образом, имущество, приобретенное в период брака на общие средства супругов в случае его отчуждения одним из супругов (бывших супругов) третьему лицу, у которого возникло право собственности на это имущество, когда возможность его возврата в общую собственность супругов утрачена, не может подлежать разделу между супругами, а разделу подлежит лишь его стоимость на момент рассмотрения дела судом.

Приведенные нормы материального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 1 г. Осинники Кемеровской области при рассмотрении дела по иску К. к П. о разделе совместного имущества супругов.

Удовлетворяя требования К. о разделе общего имущества с П. и признавая за каждым из бывших супругов право собственности на 1/2 доли в праве собственности на квартиру, мировой судья исходил из того, что указанная квартира была приобретена сторонами в период брака на совместные деньги, поэтому является совместной собственностью бывших супругов, а также из равенства долей супругов в совместном имуществе. Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи оставлено без изменения.

Однако с выводом судебных инстанций о разделе указанной квартиры и признании за каждым из бывших супругов права на 1/2 доли в праве собственности не согласился суд надзорной инстанции.

Как следует из материалов дела, с 1992 г. по 2004 г. стороны состояли в браке, в период которого в 2000 г. ими была приобретена трехкомнатная квартира по договору купли-продажи, стороной по которому выступила П., поэтому право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано за ней. 04 мая 2008 г. П. продала указанную квартиру по договору купли-продажи своей матери Ж., которая, в свою очередь, 16 декабря 2008 г. продала спорную квартиру Т. Право собственности Т. на спорную квартиру зарегистрировано в УФРС по КО, ей выдано свидетельство о праве собственности на данную квартиру. Более того, решением Осинниковского городского суда Кемеровской области от 20 мая 2009 года К. отказано в иске к Т. о признании недействительным договора купли-продажи спорной квартиры от 16.12.2008, заключенного между Ж. и Т.

Таким образом, неправильное применение норм материального права повлекло за собой признание за бывшими супругами права собственности на 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру, право в собственности на которую принадлежит Т.

Данные существенные нарушения норм материального права повлекли отмену состоявшихся по делу судебных постановлений в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 12.10.2009).

 

8. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке по правилам п. 3 ст. 38 Семейного кодекса РФ. В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела (согласно п. п. 15, 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака").

В связи с этим, в случае недостижения сторонами соглашения о стоимости совместного имущества, подлежащего разделу, его оценка должна производиться по среднерыночным ценам, существующим в данной местности во время рассмотрения спора.

Вместе с тем для некоторых видов имущества действующим законодательством может быть установлен иной специальный порядок определения его стоимости. К такому имуществу относятся, прежде всего, доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Их стоимость определяется согласно правилам, предусмотренным п. 2 ст. 14 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

При этом следует учитывать, что при включении в состав имущества супругов, подлежащего разделу, долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, разделу подлежит не номинальная, а их действительная стоимость.

К примеру, решением мирового судьи судебного участка N 1 г. Ленинск-Кузнецкий от 16.03.2009 исковые требования Т.И. и встречные требования Т.О. были частично удовлетворены. С Т.О. в пользу Т.И. взыскано обращенное им в свою пользу имущество: 1/2 стоимости автомобиля ИЖ 2715-014-01 - 5000 рублей, 1/2 номинальной стоимости 75% доли в уставном капитале ООО "И" - 3750 рублей и 1/2 номинальной стоимости 80% доли в уставном капитале ООО "Л" - 9000 рублей, 1/2 стоимости гаража, расположенного в г. Полысаево, 15500 рублей, всего на сумму 33250 рублей. Т.И. также передано имущество на сумму 11492 руб.

Т.О. передано имущество на сумму 12481 руб., с него в пользу Т.И. взыскана денежная компенсация в сумме 515,50 руб.; с Т.И. в пользу Т.О. взыскано 1/2 суммы задолженности по кредитному договору, в сумме 38300 руб., в удовлетворении остальных исковых требований отказано.

Апелляционным решением Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области решение мирового судьи отменено в части отказа в удовлетворении требований Т.И. к Т.О. о разделе автомобиля "Митсубиси лансер" 1989 года выпуска, с Т.О. в пользу Т.И. взыскано обращенное им в свою пользу имущество: 1/2 стоимости автомобиля "Митсубиси лансер" 1989 года выпуска в размере 27500 рублей, в остальной части решение мирового судьи оставлено без изменения.

Проверив состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда пришел к выводу о том, что они подлежат отмене в части раздела гаража, расположенного в г. Полысаево, и долей в уставном капитале ООО "И" и ООО "Л", а также отказа Т.И. в иске о включении в состав имущества, подлежащего разделу, покупной цены за гараж, расположенный в г. Ленинск-Кузнецкий.

Как указал президиум, сделав вывод о том, что предметом раздела являются гараж, расположенный в г. Полысаево, и доли в уставном капитале ООО "И" и ООО "Л", отчужденные Т.О. без согласия Т.И. после расторжения брака, судебные инстанции пришли к выводу о том, что разделу подлежит стоимость гаража, определенная Т.О. на момент заключения предварительного договора купли-продажи - 10.07.2006 в сумме 30000 руб., а также номинальная стоимость долей в уставном капитале ООО "И" и ООО "Л" 7500 и 18000 руб. соответственно.

Однако судебными инстанциями не было учтено, что стоимость подлежащего разделу имущества должна быть определена на время рассмотрения дела. Кроме того, судебными инстанциями не было учтено, что при включении в состав имущества, подлежащего разделу, долей в уставном капитале в обществе с ограниченной ответственностью разделу подлежит не номинальная, а их действительная стоимость, порядок определения которой закреплен в п. 2 ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Отказывая Т.И. во включении в состав имущества, подлежащего разделу, гаража, расположенного в г. Ленинск-Кузнецкий, судебные инстанции обоснованно исходили из того, что сделка его купли-продажи не была оформлена надлежащим образом, поскольку не была зарегистрирована в установленном законом порядке регистрирующим органом, и что право собственности на указанный гараж зарегистрировано за Ч. Однако при этом судебные инстанции не учли, что договор купли-продажи данного гаража был расторгнут дополнительным соглашением от 10.08.2006, и не включили в состав имущества, подлежащего разделу, покупную цену, уплаченную Т.О. Ч. за гараж по договору купли-продажи от 11.08.2004 в размере 25000 руб.

Таким образом, судебными инстанциями в нарушение ст. ст. 34, 38 СК РФ был в неполном объеме определен состав имущества супругов, подлежащего разделу, а также стоимость подлежащих разделу гаража и долей в уставном капитале ООО "И" и ООО "Л", что повлекло отмену обжалуемых судебных постановлений в указанной части (постановление президиума Кемеровского областного суда от 16.11.2009).

 

9. В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно п. 2 ст. 1099 Гражданского кодекса РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Из анализа приведенных норм права следует, что возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав ограничена случаями, предусмотренными законом. Таким образом, в случае нарушения имущественных прав потерпевшего в результате совершения хищения принадлежащего ему имущества правовые основания для компенсации морального вреда отсутствуют, поскольку прямое указание в законе на возможность его возмещения в этом случае отсутствует.

Истцы Л., Р. обратились в суд к ответчикам Ч., С., Г. с иском о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, мотивируя требования тем, что вступившим в законную силу приговором Кемеровского областного суда от 27.12.2007 ответчики признаны виновными в совершении в составе организованного преступного сообщества преступлений, предусмотренных пп. "а, б" ч. 3 ст. 159 УК РФ. Действиями подсудимых потерпевшей Л. был причинен материальный ущерб в размере 44624 рубля, потерпевшей Р. - в размере 44842 рубля, который просили взыскать с ответчиков. Кроме того, просили взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами и моральный вред по 20000 рублей в пользу каждой.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области от 15 июля 2009 г. с Ч., С., Г. солидарно в пользу Л. в возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, взыскано 44624 рубля, компенсация морального вреда 2000 рублей, расходы на составление искового заявления 1200 рублей. С Ч., С., Г. солидарно в пользу Р. также в возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, взыскано 44752 рубля, компенсация морального вреда 2000 рублей, расходы на составление искового заявления 1200 рублей. В удовлетворении требований Л. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано.

Апелляционным решением Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 15 октября 2009 г. решение мирового судьи изменено. С Ч., С., Г. солидарно взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами в пользу Л. - 45039 рублей, в пользу Р. - 46603 рубля.

Состоявшиеся по делу судебные постановления в части взыскания морального вреда были отменены президиумом Кемеровского областного суда.

Как указал суд надзорной инстанции в постановлении от 21 декабря 2009 г., судебными инстанциями не было учтено, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом. При этом действующее законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества, независимо от его формы. Моральный вред компенсируется, если в процессе хищения были нарушены личные неимущественные права гражданина, предусмотренные ст. 150 Гражданского кодекса РФ, в частности, когда посягательство было совершено на такие принадлежащие гражданину нематериальные блага, как жизнь и здоровье, достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация и т.д. Тогда как усматривается из материалов дела, в данном случае были нарушены только имущественные права Л., Р. При таких обстоятельствах взыскание в пользу истцов морального вреда признано не основанным на нормах материального права.

 

Следует также отметить, что мировыми судьями не всегда принимаются во внимание правила определения подсудности требований о компенсации морального вреда, несмотря на неоднократные разъяснения Кемеровского областного суда.

Так, не всегда учитывается, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей (п. 5 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной форме, соответственно, самостоятельно заявленные требования о компенсации морального вреда, причиненного нарушением нематериальных прав (благ), являясь по своей природе неимущественными, подсудны районному суду в соответствии с требованиями статьи 24 Гражданского процессуального кодекса РФ.

В случаях, когда требование о компенсации морального вреда производно от имущественного требования (если это допускается законом - например, по делам о защите прав потребителей), такие дела подсудны мировым судьям, если цена иска (размер имущественного требования) не превышает установленный п. 5 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Вместе с тем, если в одном исковом заявлении объединено несколько требований (одно из которых - о компенсации морального вреда, причиненного нарушением нематериальных благ, другое - имущественного характера), и требование о компенсации морального вреда не является производным от имущественного требования, все требования подсудны районному суду, с учетом того, что одно из них (о компенсации морального вреда) подсудно районному суду (по правилам ч. 3 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ).

 

Раздел 2. НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

1. В силу п. 7 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об определении порядка пользования имуществом.

Анализ указанной нормы закона свидетельствует о том, что к подсудности мировых судей отнесены дела по спорам об определении порядка пользования любым имуществом, как движимым, так и недвижимым (земельными участками, строениями, жилыми помещениями, автомобилями и т.п.), между лицами, имеющими право пользования этим имуществом (сособственниками, участниками договора аренды и т.п.).

Таким образом, в данном пункте ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеются в виду дела об определении порядка пользования имуществом между лицами, которые в силу закона, договора или иных обстоятельств, с которыми закон (ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации) связывает возникновение гражданских прав и обязанностей, имеют право на одно и то же имущество, то есть сособственниками, при условии, что это право в данном деле не оспаривается.

От указанных споров следует отличать споры о границах соседних (смежных) земельных участков, которые нередко дополняются другими требованиями - о сносе самовольно возведенных построек, освобождении земельного участка от строительных материалов, восстановлении на прежнем месте забора и т.д.

В этих случаях требования истца фактически направлены не на определение порядка пользования или устранение препятствий в пользовании общим земельным участком между лицами, имеющими право на него, а на устранение нарушений прав собственника земельного участка со стороны иного лица, не имеющего каких-либо прав на него.

Поскольку в подобных случаях речь фактически идет о защите прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, и фактически заявлены в порядке ст. 304 ГК РФ, то такие требования не подпадают под действие п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ и должны рассматриваться районным (городским) судом в соответствии со ст. 24 ГПК РФ.

К примеру, М. обратился в суд с иском к М.Г., М.В. об устранении препятствий в пользовании имуществом, мотивируя требования тем, что он является собственником жилого дома, расположенного по ул. Запорожская, 19в, г. Кемерово на земельном участке площадью 649,57 кв. м. При строительстве ответчиками дома на соседнем земельном участке ими были нарушены границы его земельного участка. На основании изложенного просил обязать М.Г., М.В. устранить препятствия в пользовании земельным участком и перенести возведенный ими дом на расстояние не менее трех метров от границ его земельного участка.

В судебном заседании истец заявил ходатайство о передаче дела по подсудности в районный суд в связи с тем, что им заявлены требования об устранении препятствий в пользовании принадлежащим ему на праве собственности земельным участком, стоимость которого превышает 100000 руб. Определением мирового судьи судебного участка N 3 Кировского района г. Кемерово, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, М. было отказано в удовлетворении указанного ходатайства.

Отказывая М. в удовлетворении ходатайства о передаче дела по подсудности в районный суд, мировой судья и суд апелляционной исходили из того, что его требования об устранении препятствий в пользовании имуществом фактически являются требованиями об определении порядка пользования имуществом. С данными выводами не согласился суд надзорной инстанции, отменивший состоявшиеся судебные постановления по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что спор между сторонами возник в связи с нарушением ответчиками прав истца на пользование принадлежащим ему земельным участком при строительстве ими дома на соседнем земельном участке. Таким образом, спор между сторонами возник не по поводу определения порядка пользования или устранения препятствий в пользовании имуществом между лицами, имеющими право на это имущество. Фактически М. заявлены требования в порядке ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации об устранении нарушений прав собственника земельного участка и расположенных на нем строений со стороны иных лиц, не имеющих каких-либо прав на этот земельный участок и расположенные на нем строения.

Судебными инстанциями не было учтено, что требования об устранении препятствий в пользовании имуществом (в том числе и землей) не являются иском об определении порядка пользования имуществом, поскольку они направлены на защиту нарушенного права, не связанного с лишением владения. Следовательно, возникший между сторонами спор не подпадает под действие п. 7 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому заявленные требования не подсудны мировому судье и в соответствии со ст. 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежат рассмотрению районным судом (постановление президиума Кемеровского областного суда от 10 августа 2009 г.).

 

2. Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, соответственно Верховному Суду Российской Федерации, верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду, управлению (отделу) Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях.

В случае если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе мирового судьи, соответствующие расходы возмещаются за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого действует мировой судья.

В силу вышеназванных положений закона по общему правилу обязанность возмещения судебных расходов на проведение экспертизы несет та сторона, которая заявила соответствующее ходатайство. Оплата расходов по проведению экспертизы может быть возложена на стороны в равных долях лишь в том случае, если просьба о ее назначении была заявлена обеими сторонами. Если же проведение экспертизы было инициировано мировым судьей, то расходы возмещаются за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

К примеру, президиум Кемеровского областного суда не согласился с выводом мирового судьи судебного участка N 1 Центрального района г. Кемерово, который при рассмотрении дела по иску К. к ООО "Д" о защите прав потребителей по своей инициативе назначил судебно-техническую экспертизу, возложив при этом оплату расходов по ее проведению на стороны в равных долях. Апелляционным определением Центрального районного суда г. Кемерово определение мирового судьи оставлено без изменения.

Однако из материалов дела видно, что ни истец, ни ответчик ходатайств о назначении экспертизы не заявляли, вопрос о назначении экспертизы оставляли на усмотрение суда. При таких обстоятельствах суд надзорной инстанции указал, что вывод мирового судьи о возложении расходов по проведению экспертизы на стороны в равных долях постановлен без учета требований закона. Эти и иные нарушения норм процессуального права повлекли отмену определения мирового судьи и суда апелляционной инстанции в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 31 августа 2009 г.).

 

Кроме того, обращаем внимание мировых судей на то, что Федеральным законом от 28.06.2009 N 124-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" в Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", а также ч. 1 ст. 80 и ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ внесены изменения, касающиеся порядка назначения и производства судебных экспертиз.

Так, указанным Законом установлено, что суд в определении о назначении экспертизы указывает, помимо прочего, дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу. Таким образом, суду предоставлены полномочия по установлению срока производства судебной экспертизы. При этом на руководителя судебно-экспертного учреждения или виновного эксперта судом может быть возложена ответственность в виде штрафа за нарушение установленных сроков проведения экспертиз, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в абз. 2 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Кроме того, в силу положений ч. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ (в новой ред. ФЗ от 28.06.2009 N 124-ФЗ) эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения.

В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части 1 статьи 96 и статьи 98 Гражданского процессуального кодекса РФ.

 

3. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что мировыми судьями не всегда соблюдаются правила оценки доказательств, в том числе письменных доказательств, установленные ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

В частности, не всегда учитывается, что каждое доказательство, на основе которого судья делает вывод о наличии (отсутствии) каких-либо обстоятельств, имеющих значение для дела, должно отвечать требованиям относимости, допустимости, достоверности.

Особенности проверки достоверности письменных доказательств установлены ч. ч. 5, 6, 7 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 5 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (ч. 6).

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (ч. 7).

В соответствии с ч. 2 ст. 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Р. обратилась в суд с иском к ОАО АК "С" о взыскании 46588,83 руб. и денежной компенсации морального вреда, мотивируя требования тем, что она является матерью Л., умершего 21.09.1995. После смерти сына ей стало известно, что он был застрахован одной из страховых компаний и на его счет в отделении ОАО АК "С" были перечислены денежные средства в счет страхового возмещения. Указанные денежные средства были сняты со счета сына от его имени третьими лицами в день его смерти. Истица полагала, что в незаконной выплате денег со счета сына виновны работники ответчика, поэтому просила взыскать с ответчика в ее пользу сумму страхового возмещения и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Р., мировой судья судебного участка N 1 г. Ленинск-Кузнецкий пришел к выводу о том, что истица не доказала, что вред ее имуществу был причинен по вине ответчика, поскольку было установлено, что страховое возмещение было выплачено ответчиком самому Л., исходя из того, что на копии расходного ордера на его имя имеется отметка о его паспортных данных и стоит его подпись. При этом в качестве письменного доказательства выплаты спорной суммы Л. судебные инстанции приняли во внимание ксерокопию расходного ордера, соответствие которой подлиннику не было удостоверено, в судебном заседании достоверность ксерокопии подлиннику не была проверена.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 28.09.2009 указал, что в нарушение положений ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебными инстанциями не было установлено, была ли представлена указанная ксерокопия лицом, уполномоченным представлять данный вид доказательств, с учетом того, что оригинал ордера по сведениям, представленным ответчиком, в банке не сохранился; подписана ли она лицом, имеющим право скреплять документ подписью; с помощью какого технического приема выполнено копирование указанного расходного ордера, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала; каким образом сохранялась копия документа, сохранилось ли при хранении копии ордера подлинное содержание оригинала документа. Вместе с тем указанные обстоятельства должны были быть учтены судебными инстанциями при оценке письменного доказательства. При таких обстоятельствах судебные постановления не могут быть признаны законными.

 

4. В соответствии со ст. 321 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия мировым судьей решения в окончательной форме.

Согласно ст. 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

В соответствии с ч. ч. 1, 3 ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана жалоба, представлены документы), в отношении которого пропущен срок.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" к уважительным причинам пропуска указанного срока могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования. Эти разъяснения применимы и к сроку на апелляционное обжалование решения мирового судьи.

Отказывая в удовлетворении ходатайства ООО "Т-Ш" о восстановлении срока для подачи апелляционной жалобы на решение мирового судьи, мировой судья судебного участка N 1 Ленинского района г. Кемерово пришел к выводу о том, что процессуальный срок был пропущен им без уважительных причин. С выводами мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции. Проверив постановленные по делу определения суда первой и апелляционной инстанции, президиум Кемеровского областного суда пришел к выводу о необходимости их отмены в связи с существенным нарушением норм процессуального права, указав в постановлении от 28.09.2009 следующее.

Как следует из материалов дела, решение по настоящему делу было постановлено мировым судьей судебного участка N 1 Ленинского района г. Кемерово 24 марта 2009 г., в судебном заседании было оглашено мотивированное решение суда. Окончание срока на подачу сторонами апелляционной жалобы на указанное решение мирового судьи от 24 марта 2009 года приходится на рабочий день 03 апреля 2009 года. Из протокола судебного заседания от 24.03.2009 усматривается, что представитель ООО "Т-Ш" участия в судебном заседании, в котором было оглашено мотивированное решение, не принимал.

При этом мировой судья в нарушение положений приведенных норм процессуального права не выполнил обязанность по направлению ООО "Т-Ш", участвующему в деле, но не присутствовавшему в судебном заседании, копии решения суда от 24 марта 2009 г. Копия решения была направлена мировым судьей лишь 10.04.2009, то есть по истечении срока на апелляционное обжалование, и была получена представителем ООО "Т-Ш" 14.04.2009.

При таких обстоятельствах, с учетом разъяснений, содержащихся в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", вывод мирового судьи о том, что процессуальный срок был пропущен ООО "Т-Ш" без уважительных причин, нельзя признать обоснованным.

Кроме того, Гражданский процессуальный кодекс РФ не устанавливает сроков обращения в суд с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока. Поэтому вывод о том, что заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование решения мирового судьи должно быть подано в течение 10 дней со дня получения копии решения, также нельзя признать основанным на законе.

 

5. Президиум Кемеровского областного суда неоднократно обращал внимание судей на то обстоятельство, что приказное производство применяется только при отсутствии спора о праве, что следует из анализа пункта 4 части 1 статьи 125 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Однако мировыми судьями по-прежнему допускаются ошибки при выдаче судебных приказов в порядке главы 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Например, постановлением президиума Кемеровского областного суда от 19.10.2009 отменен судебный приказ, выданный мировым судьей судебного участка N 5 Центрального района г. Кемерово по требованиям ЗАО о взыскании с П. задолженности по договору о кредитной карте.

Причиной отмены послужило то обстоятельство, что из материалов дела усматривался спор о праве, поскольку в представленном взыскателем заключительном счете-выписке лимит по кредитной карте составлял 40000 рублей, что не соответствовало указанной самим же взыскателем сумме задолженности П. по основному долгу по договору о кредитной карте. Кроме того, в надзорной жалобе П. возражала против размера основного долга по договору. Однако, несмотря на наличие указанных обстоятельств, мировой судья рассмотрел требования ЗАО в порядке приказного производства.

Судьям также следует учитывать, что для отдельных требований, перечисленных в ст. 122 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, установлены дополнительные условия их рассмотрения в порядке приказного производства. К таким требованиям, в частности, относятся требования о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей.

Как следует из анализа положений абзаца 5 ст. 122 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для рассмотрения требования о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей в порядке приказного производства необходимо наличие следующих условий: заявляется требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей; данное требование не связано с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц.

Таким образом, не могут быть удовлетворены заявления о выдаче судебного приказа по требованиям о взыскании алиментов, если должник уже выплачивает алименты по решению суда на других лиц либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам. В таком случае защита права может быть осуществлена в порядке искового производства, поскольку указанное свидетельствует о наличии спора о праве.

Мировым судьей судебного участка N 3 Ленинского района г. Кемерово был выдан судебный приказ о взыскании в пользу Ч.О. с должника Ч.А. алиментов на содержание ребенка М., 2008 года рождения, в размере 1/6 части всех видов заработка. Удовлетворяя заявленные Ч.О. требования, мировой судья не учел, что Ч.А. уже выплачиваются алименты в пользу Л. на содержание дочери Дарьи, 1997 года рождения, на основании судебного приказа от 26.07.1999.

Таким образом, судьей было рассмотрено заявление о вынесении судебного приказа в нарушение п. 4 ч. 1 ст. 125 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, так как из заявления и представленных документов усматривалось наличие спора о праве, поскольку имелась необходимость привлечения к участию в деле заинтересованных лиц. Допущенные мировым судьей существенные нарушения норм процессуального права повлекли отмену судебного приказа в порядке надзора (постановление президиума Кемеровского областного суда от 16 ноября 2009 г.).

 

6. Согласно абз. 5 ст. 215 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве.

Из смысла приведенной нормы права усматривается, что приостановление производства по делу по указанному основанию возможно при наличии одновременно двух условий: нахождение в производстве суда другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, и невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела. При этом невозможность рассмотрения спора должна быть обусловлена тем, что существенные для данного дела обстоятельства подлежат установлению при разрешении другого дела.

ТСЖ "Э" обратилось в суд с иском к К.С., К.Н. о взыскании долга по оплате за содержание мест общего пользования, коммунальных услуг, пени за просрочку оплаты. Определением мирового судьи судебного участка N 3 Заводского района г. Кемерово производство по делу приостановлено до рассмотрения другого гражданского дела - по иску Х. к ТСЖ "Э" о признании незаконным решения о создании ТСЖ "Э". Апелляционным определением Заводского районного суда г. Кемерово определение мирового судьи оставлено без изменения.

Приостанавливая производство по делу, судебные инстанции исходили из невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском порядке: по иску Х. о признании недействительным решения общего собрания собственников жилых помещений о создании ТСЖ "Э", в котором оспаривается законность создания указанного юридического лица, и, как следствие, оспаривается его правоспособность, включая право на получение коммунальных платежей за оказываемые им услуги, в том числе по содержанию мест общего пользования. Поэтому решение относительно законности создания ТСЖ "Э", по мнению судебных инстанций, могло иметь преюдициальное значение для разрешения спора о взыскании указанных платежей в части прав указанного юридического лица на их получение.

Между тем, как видно из материалов дела, между ТСЖ "Э" и поставщиками коммунальных услуг были заключены договоры. Оплата коммунальных услуг происходила путем перечисления денежных средств, собранных с собственников жилых и нежилых помещений многоквартирного дома, на расчетные счета ресурсоснабжающих организаций. В надзорной жалобе председатель Правления ТСЖ "Э" указывал, что ТСЖ "Э" выполнило свои обязательства перед потребителем, предоставив коммунальные услуги (горячую, холодную воду, отопление и т.д.).

 

Отменяя судебные постановления в порядке надзора, президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 02.11.2009 указал, что судебными инстанциями не были учтены положения Жилищного кодекса РФ, регулирующие деятельность товариществ собственников жилья, в частности, то обстоятельство, что товарищество собственников жилья вправе, в том числе, заключать договоры о содержании и ремонте общего имущества в многоквартирном доме, договоры об оказании коммунальных услуг и прочие договоры в интересах членов товарищества; в случае неисполнения собственниками помещений в многоквартирном доме своих обязанностей по участию в общих расходах товарищество собственников жилья в судебном порядке вправе потребовать принудительного возмещения обязательных платежей и взносов (ст. 137 ЖК РФ).

Более того, как указал суд надзорной инстанции, сам по себе факт оспаривания решения общего собрания собственников помещений о создании ТСЖ не определяет движение дела и не препятствует рассмотрению настоящего иска о взыскании долга, пока это решение о создании ТСЖ "Э" не признано недействительным.

По тем же основаниям были отменены определения мирового судьи судебного участка N 3 Заводского района г. Кемерово о приостановлении производства по делу по другим делам, рассматриваемым по искам ТСЖ "Э" к Л., С., В., Н. и другим, а также апелляционные определения суда апелляционной инстанции, которыми определения мирового судьи были оставлены без изменения.

 

7. Несмотря на то, что Кемеровским областным судом неоднократно указывалось на необходимость неукоснительного соблюдения мировыми судьями требований Гражданского процессуального кодекса РФ о надлежащем извещении лиц, участвующих в деле, в 2009 году, как и в аналогичном периоде прошлого года, значительное количество судебных постановлений мировых судей отменено в порядке надзора именно по причине рассмотрения дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Мировыми судьями не всегда учитывается, что рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, влечет нарушение требований ст. 12 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой правосудие осуществляется на основании состязательности и равноправия сторон, поскольку указанным данное лицо лишается возможности воспользоваться правами, предусмотренными ст. 35 Гражданского процессуального кодекса РФ: на участие в процессе, представление доказательств, дачу пояснений, заявление ходатайств и прочее. Следует помнить, что указанное нарушение норм процессуального права является существенным и безусловным основанием для отмены решения суда (п. 2 ч. 2 ст. 364 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Рассмотрение мировым судьей дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, повлекло отмену ряда судебных постановлений в порядке надзора.

Так, отменены решения: мирового судьи судебного участка N 2 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску К. к ООО "М" о возмещении убытков; мирового судьи судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску к индивидуальному предпринимателю Г. о защите прав потребителей; мирового судьи судебного участка N 1 Орджоникидзевского района г. Новокузнецка по делу по иску М. к индивидуальному предпринимателю С. о защите прав потребителей; мирового судьи судебного участка N 3 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску Т. к ООО о защите прав потребителей; мирового судьи судебного участка N 5 г. Белово Кемеровской области при рассмотрении дела по иску Т. к ИП С. о признании сделки недействительной и взыскании денежной суммы.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что мировыми судьями не всегда учитывается, что при рассмотрении в судебном заседании заявления о восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы, лица, участвующие в деле, также извещаются о времени и месте судебного заседания (ст. 112 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Поэтому несоблюдение судьями требований ст. ст. 113, 167 Гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении указанных заявлений также может повлечь отмену определения, вынесенного по результатам его рассмотрения. Так, по указанным основаниям было отменено определение мирового судьи судебного участка N 7 Центрального района г. Новокузнецка Кемеровской области об отказе Ч. в восстановлении пропущенного процессуального срока, а также определение мирового судьи судебного участка N 2 Центрального района города Новокузнецка об отказе К. в восстановлении пропущенного процессуального срока.

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь