Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2010 г. по делу N 22-5/2010

 

Судья: Кузнецова Л.В.

Докладчик: Фролов Ю.И.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе: председательствующего Мартынова И.И.; судей Фролова Ю.И., Кариковой Н.А.;

с участием: прокурора Аршиновой Е.В.; осужденной Д. (путем использования системы видеоконференц-связи); защитника - адвоката Богачевой А.Е.; при секретаре: К.Е.;

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденной Д. и адвоката Сорокина М.В. в ее защиту на приговор Усманского районного суда Липецкой области от 18.11.2009 г., которым

Д.,

осуждена к лишению свободы на следующие сроки:

1) по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (за кражу имущества К.) - 2 (два) года;

2) по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (за кражу золотых изделий К.) - 2 (два) года;

3) по ст. 158 ч. 1 УК РФ (за кражу электроинструментов К.) - 1 (один) год;

4) по ст. 158 ч. 1 УК РФ (за кражу имущества Т.) - 1 (один) год.

В соответствии со ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы.

На основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по постановлению Куйбышевского районного суда г. Самары от 05.08.2008 г.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания, назначенного по приговору Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области от 28.11.2006 г., и по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 3 (трех) лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения до вступления приговора в законную силу оставлена прежней - заключение под стражу; срок наказания исчислен с 10.09.2009 г.

Решена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Фролова Ю.И.; объяснения осужденной и защитника, поддержавших доводы кассационных жалоб; мнение прокурора об оставлении приговора без изменений, кассационных жалоб - без удовлетворения; судебная коллегия

 

установила:

 

по указанному приговору Д. признана виновной в совершении четырех тайных хищений чужого имущества, в том числе - двух с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены ею 18.04.2009 г., 01.05.2009 г., 19.05.2009 г., 23.06.2009 г. в Усманском районе Липецкой области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная Д. просит оправдать ее по факту совершения кражи у Т. и К., указывая следующее. Суд не принял во внимание, что явка с повинной по факту кражи сотового телефона у Т. дана не в присутствии адвоката, поэтому она не могла быть положена в основу приговора. На Д. со стороны сотрудника милиции Ж. при даче письменных показаний во время задержания оказывалось давление, что подтвердил понятой Л. Суд не учел, что Т. в судебных заседаниях путался при даче показаний. При этом понятой Л. подтвердил, что протокол задержания не соответствует действительности и был сфабрикован Я. и Ж. В ходе осмотра места происшествия были нарушены требования закона, поскольку обнаруженный сотовый телефон "Самсунг" не был упакован в конверт, никакой экспертизы по нему не проводилось, о чем свидетельствуют понятые. Кроме явки с повинной других доказательств, прямо свидетельствующих об умысле Д. на хищение телефона, обвинением не добыто. Мать Д. - К. - незаконно признана потерпевшей, т.к. она заявления о привлечении ее к уголовной ответственности не писала. С потерпевшим К. (отчимом Д.) у нее сложились неприязненные отношения. Просит учесть частичное признание вины и инвалидность 2-й группы.

В возражениях на кассационную жалобу осужденной Д. потерпевшая К. просит оставить приговор без изменений, жалобу - без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокат Сорокин М.В. в защиту осужденной Д. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, указывая следующее (помимо доводов, изложенных в кассационной жалобе осужденной). Судом было нарушено право на защиту подсудимой и требования ст. 252 ч. 1 УК РФ, т.к. Д. обвинение по факту хищения имущества К. (матери) не предъявлялось (она обвинялась в совершении кражи имущества К. - отчима). В связи с этим суд изменил формулировку предъявленного Д. обвинения. По факту хищения сотового телефона у Т. не нашла своего подтверждения версия обвинения о том, что умысел Д. был направлен именно на хищение. Подсудимая утверждала, что если бы ее умысел действительно был направлен на хищение сотового телефона, то ничто не помешало бы ей реализовать его, забрав с собой телефон. Действия Д. были продиктованы иным мотивом - желанием отомстить за приставания Т. При этом цели безвозмездного изъятия телефона и последующего обращения в свою собственность она не имела. Суд не привел убедительных и бесспорных доводов, свидетельствующих о том, что умысел Д. был направлен именно на хищение сотового телефона, сославшись только на показания потерпевшего Т. При этом суд не мотивировал, почему он отдает предпочтение показаниям потерпевшего и отвергает показания подсудимой. Суд также к числу доказательств отнес протокол явки с повинной от 23.06.2009 г., не выяснив, почему Д., не признававшая свою вину в данном преступлении, написала явку с повинной. По факту кражи золотых изделий у К. защита оспаривала объем похищенного имущества. Д. признала вину по данному преступлению частично, пояснив, что ей излишне вменено хищение одного золотого крестика и золотого кулона. При этом стороной обвинения не представлено объективных доказательств, опровергающих показания подсудимой. Золотые изделия не найдены; лица, которым Д. продавала золото, не установлены. Суд сослался только на стабильные и последовательные показания потерпевшей.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката потерпевшие К. и К. просят оставить приговор без изменений, жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным, но подлежащим изменению во вводной части в связи с неправильным указанием судимости Д. 30.04.2003 г.

Осужденная Д. вину в совершении кражи имущества К. и К. признала полностью; в совершении кражи имущества К. - частично; в совершении кражи имущества Т. вину не признала, показав следующее. 18.04.2009 г., находясь в доме Д., она похитила золотые изделия, принадлежащие К. (кольцо, сережки, кулон, крестик), которые затем продала незнакомому мужчине. 01.05.2009 г. она похитила у своей матери - К. - золотые кольцо и браслет, которые потом продала. 19.05.2009 г. она похитила электроинструменты своего отчима К., которые затем продала. 23.06.2009 г. ее подвозил Т., который начал к ней приставать. Когда она выходила из машины, то увидела сотовый телефон и пнула его ногой со злости, отчего телефон полетел в траву. Умысла на хищение телефона у нее не было.

Вина осужденной Д. подтверждается совокупностью доказательств, исследованных судом и указанных в приговоре.

1. В совершении кражи 18.04.2009 г. у К.

Потерпевшая К. показала, что в ночь на 18.04.2009 г. в их доме ночевала Д. Вернувшись с работы домой, К. обнаружила, что пропали золотые украшения - перстень, два крестика, пара сережек, два кулона. Сама Д. отрицала факт хищения ею украшений. В милицию К. не стала обращаться, но когда узнала от матери Д., что и из их дома пропали вещи, то написала заявление о привлечении Д. к уголовной ответственности. Свои показания подтвердила на очной ставке с Д. и в судебном заседании.

Свидетель Д. (мать потерпевшей) показала, что в апреле 2009 г. по просьбе К. в их доме ночевала Д., которая заходила в комнату дочери - К. Позже они обнаружили пропажу золотых изделий.

Свидетели Д., К., К. дали аналогичные между собой показания о том, что от К. узнали о пропаже золотых изделий, когда в их доме ночевала Д.

Свидетели М. показали, что 18.04.2009 г. к ним приходила девушка и предлагала купить золотые изделия, но они отказались.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 20.05.2009 г. зафиксировано место преступления.

Согласно протоколу явки с повинной от 22.05.2009 г. Д. сообщила о совершенной ею краже золотых изделий: сережек, крестика, кулона, колечка.

Согласно протоколу проверки показаний на месте от 17.06.2009 г. подозреваемая Д. показала место совершения преступления, пояснив, что именно из этого дома 18.04.2009 г. она похитила золотые кольцо, сережки, крестик и кулон.

Стоимость похищенного подтверждается справкой торговой организации (т. 1 л.д. 18) и показаниями потерпевшей, которым нет оснований не доверять.

2. В совершении краж 01.05.2009 г. у К. и 19.05.2009 г. у К.

Потерпевшая К. (мать осужденной) показала, что 01.05.2009 г. она положила принадлежащие ее золотые изделия (кольцо и браслет) в карман рубашки мужа (К.) и уснула. Проснувшись, она обнаружила пропажу этих золотых вещей. Она стала разыскивать свою дочь Д., но не нашла ее. Спустя некоторое время от знакомых она узнала, что ее дочь продает инструменты. Когда ее муж посмотрел чемодан, то обнаружил, что оттуда пропали электродрель и шлифовальная машинка.

Потерпевший К. (отчим осужденной) дал показания об обстоятельствах совершения краж, аналогичные показаниям потерпевшей К.

Свидетель Ф. показала, что от К. ей стало известно о краже Д. золотых изделий.

Свидетель П. показал, что 19.05.2009 г. он купил у девушки электроинструменты за 1500 руб.

Свидетель П. (жена свидетеля П.) показала, что 21.05.2009 г. сотрудники милиции изъяли приобретенные супругом электродрель и электролобзик.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 20.05.2009 г. зафиксировано место преступления; в ходе осмотра изъят один след пальца руки с внутренней поверхности чемодана.

Согласно заключению дактилоскопической экспертизы N 247 от 16.06.2009 г. указанный след пальца руки оставлен безымянным пальцем правой руки Д.

Согласно протоколу предъявления предмета для опознания от 08.06.2009 г. потерпевший К. опознал изъятую у П. электрическую дрель как принадлежащую ему и похищенную из его дома 19.05.2009 г.

3. В совершении кражи 23.06.2009 г. у Т.А.

Потерпевший Т. показал, что в июне 2009 г. он подвозил до ст. Дрязги девушку (Д.). По дороге девушка не могла дозвониться со своего телефона, и он предложил ей воспользоваться своим, который лежал в сумочке на заднем сиденье машины. Он хотел заправить машину, но девушка очень торопилась, с ее слов, к ребенку. На его вопрос Д., положила ли она сотовый телефон обратно, она ответила утвердительно. По просьбе Д. он остановился напротив одного дома и ждал, пока она сходит за ребенком. Через 10 минут он посмотрел в сумку и понял, что девушка скрылась с его сотовым телефоном. Он стал искать ее и с помощью участкового Я. нашел Д. Сначала она отрицала факт кражи телефона, но потом сказала, что бросила его в кусты. На очной ставке между потерпевшим Т. и обвиняемой Д. 04.07.2009 г. потерпевший полностью подтвердил свои изложенные выше показания, а Д. сообщила, что решила украсть телефон, незаметно пнув его ногой.

Свидетель Я. (УУМ) показал, что к нему обратился Т. с просьбой найти девушку, похитившую его сотовый телефон. Они нашли Д., которая показала место, куда выбросила сотовый телефон.

Свидетель Ж. (старший УУМ) показал, что он вместе с Я. и Т. искали Д., которая, со слов Т., похитила его сотовый телефон. В одном из домов они нашли Д., которая сначала отрицала факт кражи, но потом, после утверждений Т., созналась в краже. Далее они проследовали на то место, где Д. бросила сотовый телефон. Он вместе с Д. искал в траве сотовый телефон. Д. пыталась запутать его, после чего, подняв сотовый телефон, вытерла его о свою одежду. Телефон был обнаружен недалеко от дороги.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 23.06.2009 г. зафиксировано место преступления; в ходе осмотра был изъят сотовый телефон.

Свидетель Л. (понятой при осмотре места происшествия) показал, что Д. пояснила, что украла у подвозившего ее Т. сотовый телефон, который выбросила в кусты, показала это место, где был обнаружен телефон, опознанный Т.; телефон был изъят, упакован и опечатан.

Свидетель Б. (понятой при том же осмотре) дал аналогичные показания.

Согласно протоколу явки с повинной от 23.06.2009 г. Д. сообщила о совершении ею 23.06.2009 г. кражи сотового телефона, принадлежащего Т.

Суд обоснованно с приведением убедительных и достаточных мотивов признал эти и другие доказательства, подробное содержание которых приведено в приговоре, допустимыми, сочетающимися между собой, дополняющими друг друга и подтверждающими выводы о виновности Д. в совершении указанных выше преступлений. В приговоре надлежаще оценены все имеющиеся доказательства по делу и обоснованно отвергнуты доводы, содержащиеся в показаниях подсудимой. Действиям Д. дана правильная юридическая оценка. Судебная коллегия соглашается с выводами суда и их обоснованием.

Доводы кассационных жалоб не состоятельны ввиду следующего.

Довод об отсутствии у Д. умысла на хищение сотового телефона, принадлежащего Т., был предметом исследования суда первой инстанции и отвергнут с приведением в приговоре убедительных и достаточных мотивов, с чем соглашается судебная коллегия.

Довод осужденной о том, что явка с повинной (по краже имущества Т.) не может быть положена в основу приговора, т.к. дана в отсутствии защитника, не основан на требованиях закона. Согласно ст. 142 УПК РФ при явке с повинной (добровольном сообщении лица о совершенном им преступлении) обязательное присутствие защитника не требуется. Как видно из материалов дела, протокол явки с повинной по факту совершения кражи имущества Т. оформлен надлежаще, никаких замечаний по окончании его составления от Д. не поступило (т. 1 л.д. 170). Ссылка в жалобе адвоката на то, что осужденная по данному факту вину не признала, не является основанием для признания данного документа недопустимым доказательством. Явка с повинной не является единственным доказательством вины Д. в данном преступлении, она согласуется и соответствует другим приведенным выше доказательствам.

Как видно из материалов уголовного дела, Д. в порядке ст. 91, 92 УПК РФ не задерживалась. Поэтому доводы осужденной об оказании на нее давления сотрудниками милиции при задержании и о фальсификации протокола задержания этими сотрудниками (что опровергается свидетельскими показаниями понятого Л.), надуманны и противоречат материалам дела.

Утверждение осужденной о том, что потерпевший Т. путался в своих показаниях, опровергается протоколом судебного заседания. Показания Т. об обстоятельствах кражи и о виновном в ней лице последовательны и категоричны (т. 2 л.д. 37 - 38). Эти показания согласуются с показаниями самой Д. на очной ставке с Т., которые она не отрицала при их оглашении в судебном заседании (т. 1 л.д. 218 - 219; т. 2 л.д. 44), показаниями свидетелей Я., Ж., протоколами явки с повинной и осмотра места происшествия, показаниями свидетелей Б., Л.

Довод осужденной о том, что найденный в ходе осмотра места происшествия сотовый телефон не был упакован, не обоснован. Согласно данному протоколу сотовый телефон был изъят, упакован в прозрачный полиэтиленовый пакет, опечатан оттиском печати N 33 УВД по Липецкой области и заверен подписями понятых (т. 1 л.д. 172-оборот). Также в ходе проведения этого следственного действия участвовала и Д., от которой (как и от других участников) никаких замечаний не поступило (т. 1 л.д. 172, 173-оборот). Свидетели Л. и Б. (понятые при осмотре места происшествия) подтвердили, что Д. указала место, куда выбросила сотовый телефон, принадлежащий Т.; телефон был обнаружен, изъят, упакован и опечатан (т. 1 л.д. 212 - 213, 218 - 219; т. 2 л.д. 41-оборот, 44-оборот). Поэтому ссылка на показания этих свидетелей как на доказательства недостоверности протокола осмотра места происшествия не состоятельна.

Довод осужденной о том, что по делу не проведена экспертиза (в жалобе не конкретизирован вид экспертизы), не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора. Согласно требованиям действующего законодательства органы предварительного следствия самостоятельно определяют объем представляемых суду доказательств. Ходатайств сторон о проведении какой-либо экспертизы в этой части не поступало.

Нарушений требований ст. 252 УПК РФ судом не допущено, судебное разбирательство в отношении Д. проводилось по предъявленному ей обвинению. Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемой от 04.06.2009 г. Д. обвинялась в совершении 01.05.2009 г. кражи золотых перстня и браслета, ее действия были квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (т. 1 л.д. 224 - 226). Как видно из содержания обжалуемого приговора, объем предъявленного Д. обвинения в этой части не изменился (т. 2 л.д. 54).

Довод защиты о неправильном признании потерпевшим на досудебной стадии производства по делу К. надлежаще оценен в приговоре, с чем соглашается судебная коллегия. В судебном заседании было установлено, что фактическим пользователем похищенных золотых изделий была К. (т. 2 л.д. 52). Поэтому суд, исходя из положений ст. 42 УПК РФ, правомерно признал ее потерпевшей по краже 01.05.2009 г. Ссылка на то, что К. не писала заявление о привлечении Д. к уголовной ответственности, не является основанием для отмены приговора в этой части. Потерпевшая К. выразила желание привлечь Д. к уголовной ответственности за кражи золотых изделий и электроинструментов как на предварительном следствии (т. 1 л.д. 79), так и в судебном заседании 18.11.2009 г. (т. 2 л.д. 41, 52).

Ссылка в жалобе осужденной на наличие неприязненных отношений с потерпевшим К. не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора. Показания К. не являются единственным доказательством вины Д. Они соответствуют другим материалам дела и подтверждаются ими. Оснований для оговора подсудимой со стороны К. не установлено.

Довод о несогласии с объемом похищенного имущества у К. не состоятелен ввиду следующего. Потерпевшая К. в ходе всего производства по делу с момента подачи заявления о привлечении к уголовной ответственности Д. (т. 1 л.д. 4) категорично заявляла о похищении у нее именно двух золотых крестиков и двух кулонов (т. 2 л.д. 35-оборот), а не одного крестика и одного кулона, как указывала осужденная. Оснований не доверять показаниям потерпевшей К. не имеется. Они подтверждаются и иными доказательствами, в частности, показаниями свидетеля Д., утверждавшей, что пропали "...кулончики, крестики детские..." (т. 2 л.д. 36-оборот).

При назначении наказания Д. были учтены характер и степень общественной опасности совершенных ею преступлений, данные о личности виновной (которая на учетах у нарколога и психиатра не состоит, характеризуется удовлетворительно); смягчающие наказание обстоятельства (явка с повинной по кражам имущества К. и Т., по этим же преступлениям - частичное признание вины, полное признание вины по кражам имущества К. и К., активное способствование раскрытию преступления и розыску имущества, добытого преступным путем, состояние здоровья, инвалидность 2-й группы); отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений; влияние наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи. В приговоре надлежаще мотивированы необходимость назначения наказания в виде реального лишения свободы и невозможность применения положений ст. 64, 73 УК РФ, с чем также соглашается судебная коллегия.

Таким образом, при назначении наказания судом были учтены те обстоятельства, на которые ссылается в своей жалобе осужденная.

Непризнание судом смягчающим наказание обстоятельством добровольного возмещения имущественного ущерба потерпевшему К. надлежаще мотивировано в приговоре, с чем соглашается судебная коллегия.

Во вводной части приговора судом неправильно указано, что Д. осуждена 30.04.2003 г. Жигулевским городским судом Самарской области по ст. 158 ч. 3 УК РФ. Как следует из справки ИЦ УВД по Самарской области (т. 1 л.д. 237, 238), указанный приговор был пересмотрен, и действия Д. постановлением Куйбышевского районного суда г. Самары от 16.02.2004 г. переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ). В данной части приговор подлежит изменению, что не влияет на назначенное наказание.

Оснований для отмены приговора либо иных (кроме указанного выше) оснований для его изменения не имеется. Таковые не приведены и в кассационных жалобах. Предпосылки для дальнейшего снижения либо иного смягчения наказания отсутствуют.

Поэтому в соответствии с вышеизложенным, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Усманского районного суда Липецкой области от 18.11.2009 г. в отношении осужденной Д. изменить: во вводной части указать, что Д. судима 30.04.2003 г. Жигулевским городским судом Самарской области (с учетом постановления Куйбышевского районного суда г. Самары от 16.02.2004 г.) по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к 4 годам лишения свободы.

В остальной части указанный приговор оставить без изменений, кассационные жалобы осужденной Д. и ее защитника Сорокина М.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь